Реферат: Процессуальная деятельность органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. МЕСТО И РОЛЬ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 6

§ 1. Понятие и сущность дознания в уголовном процессе России. 6

§ 2. Система органов дознания в современной России. 12

§ 3. Полномочия органов дознания, как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения. 24

ГЛАВА 2 ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНА ДОЗНАНИЯ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА… 38

§ 1. Деятельность органа при разрешении заявления (сообщения) о преступлении 38

§ 2. Проблемы использования результатов оперативно розыскной деятельности органов дознания в стадии возбуждения уголовного дела. 65

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 73

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ… 75


ВВЕДЕНИЕ

Охрана прав и законных интересов личности является сквозной задачей всего уголовного судопроизводства Российской Федерации. Согласно ст. 2 УПК Российской Федерации уголовное судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан.

Задачей этой первой стадии досудебного производства является установление наличия или отсутствия условий (предпосылок), необходимых для возбуждения уголовного дела. Органы дознания, следователь и прокурор обязаны, с одной стороны, реагировать на каждый факт обнаружения признаков преступления, а с другой – не допускать необоснованного возбуждения уголовного судопроизводства. На этом этапе досудебного производства не ставятся и не решаются задачи достоверного установления всех обстоятельств преступления и изобличения виновного.

Время, прошедшее с введения в действие УПК РФ, показало, что новый Уголовно-процессуальный кодекс содержит ряд законодательных новелл, в том числе в регламентации стадии возбуждения уголовного дела, вызывающих различное толкование и ученых, и практиков.

УПК РСФСР давал не слишком подробную регламентацию порядка деятельности в стадии возбуждения уголовного дела, устанавливая лишь то, что может являться поводом и основанием к возбуждению уголовного дела, некоторые правила принятия и рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях и проверки наличия оснований для начала производства по делу, порядка вынесения решений о возбуждении (либо об отказе в возбуждении) дела, некоторые права и обязанности заявителя.

Такое законодательное регулирование деятельности в стадии возбуждения уголовного дела являлось недостаточным и несовершенным. Новый УПК, на мой взгляд, не только не смог устранить большинство имевшихся недостатков, но, напротив, создал целый ряд новых проблем, которые существенно осложняют деятельность дознавателя и следователя на данной стадии процесса. На это неоднократно указывалось в работах процессуалистов. Этим обусловлена актуальность темы дипломной работы.

Поэтому цель работы – выявить и рассмотреть недостатки действующего уголовно-процессуального законодательства, показать те проблемы, которые сопровождают процессуальную деятельность органа дознания на данном этапе движения уголовного дела, и на основе этой работе выдвинуть предложения по изменению действующего законодательства.

Автор ставит перед работой следующие задачи:

1. Дать анализ правовому статусу органов дознания в уголовном процессе.

2. Провести анализ норм действующего законодательства, регулирующих вопросы процессуальной деятельности органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела, и в первую очередь, деятельности органа дознания по рассмотрению и проверке заявлений граждан и иных лиц о преступлениях

3. Провести анализ судебной практики по указанным вопросам, выявить позицию судебной практики по рассматриваемой проблеме.

4. Выявить проблемы использования органом дознания результатов оперативно-розыскной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела..

Методами исследования, применяемые для исследования указанных задач, являются современные положения теории научного познания общественных процессов и правовых явлений. Представляется целесообразным воспользоваться следующими частнонаучными методами: сравнительно-правовым, социально-правовым, системно-структурным.

Степень научной разработанности проблемы. Понятию процессуальной деятельности органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела в юридической науке и правоприменительной практике посвящено очень мало научных работ.

Освещение отдельных проблем процессуальной деятельности органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела имеет место в работах таких ученых, как Рыжаков А.П., Багаутдинов Ф., Калиновский К.Б., Москалькова Т.Н., Строгович М.С. и многих других, в комментариях уголовно-процессуального законодательства и учебниках уголовного процесса. Однако решение поставленных перед работой задач осложняется тем, что в настоящее время отсутствуют систематизированные научные разработки, позволяющие установить правовую природу, основополагающие теоретические характеристики процессуальной деятельности органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела.

Объектом научного анализа настоящей работы являются процессуальная деятельность органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела как теоретические категории и как правовое явление социальной действительности.

Предметная направленность определяется выделением и изучением, в рамках заявленной темы, нормативно-правовых источников, а также судебной практики.

Эмпирическая база исследования построена на нормативном материале и судебной практике. Нормативную основу составили: Конституция РФ, федеральное законодательство. Судебная практика представлена разъяснениями Верховного Суда РФ.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой одну из попыток комплексного теоретико-правового анализа процессуальной деятельности органа дознания на стадии возбуждения уголовного дела как правового явления, института, присутствующего в УПК РФ.


ГЛАВА 1. МЕСТО И РОЛЬ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

§ 1. Понятие и сущность дознания в уголовном процессе России

Дознание – самостоятельная форма предварительного расследования, которое производится по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК РФ.[1]

Нормы главы 32 УПК РФ устанавливают процессуальный порядок производства расследования преступлений в форме дознания. Подобная глава появилась впервые в УПК РФ 2002 года, что свидетельствует о значимости данного направления в деятельности органов дознания и важности, которую придает законодатель расследованию преступлений в форме дознания.

Следует указать, что содержание термина дознание изменилось по сравнению с тем, которое ему придавалось по смыслу уголовно-процессуального закона РСФСР. Ранее в УПК РСФСР термин дознание не определялся на законодательном уровне. Вместе с тем в теории и в практической деятельности считалось устоявшимся суждение о том, что дознание представляет собой совокупность двух видов уголовно-процессуальной деятельности, присущих органам дознания. Первый вид – это деятельность органов дознания по расследованию преступлений, отнесенных к их подследственности, которая регулировалась правилами ст. 120 УПК РСФСР. Второй вид – это деятельность органов дознания по возбуждению уголовного дела и производству неотложных следственных действий по преступлениям, подследственным следователю, которая регулировалась правилами ст. 119 УПК РСФСР. Первое направление в науке уголовного процесса получило название «полное дознание». Второе направление именовалось как усеченное дознание, поскольку рассматривалось учеными как «первоначальный этап расследования уголовного дела», как «этап, предшествующий следствию», «подсобный ему» и обеспечивающий для него первичный материал».[2]

В УПК РФ 2002 года впервые на законодательном уровне сформулировано понятие «дознание». Согласно п. 8 ст. 5 УПК РФ дознание – это форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем) по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно. Таким образом, новый уголовно-процессуальный закон впервые содержит формулировку данного термина, определяя его сущность только одним видом деятельности органа дознания, а именно расследование преступлений в полном объеме. Другой вид деятельности органов дознания – производство неотложных следственных действий по преступлениям, подследственным следователю, – не охватывается понятием «дознание», хотя сама эта деятельность осталась присуща органам дознания, и регулируется правилами ст. 157 УПК РФ.

При производстве дознания дознаватель руководствуется теми же правилами, которые установлены и для органов предварительного следствия: едиными правилами по возбуждению уголовного дела (поводы, основания, процессуальный порядок), по выполнению следственных действий (основания, порядок производства и фиксации), по принятию процессуальных решений (основания и структура документа). Законодатель конкретно перечисляет в УПК РФ те главы, правила которых должны применяться при производстве дознания: глава 21 «Общие условия предварительного расследования», глава 22 «Предварительное следствие», глава 24 «Осмотр. Освидетельствование. Следственный эксперимент», глава 25 «Обыск. Выемка. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления. Контроль и запись переговоров», глава 26 «Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний», глава 27 «Производство судебной экспертизы», глава 28 «Приостановление и возобновление предварительного следствия», глава 29 «Прекращение уголовного дела».

Применяя нормы перечисленных глав, следует помнить те изъятия из этих общих правил, которые присущи дознанию и содержатся в главе 32 УПК РФ. Например, статья 162 «Срок предварительного следствия» расположена в главе 22, правила которой могут применяться при дознании. Изначальный срок следствия установлен законодателем в 2 месяца. Однако ч. 3 настоящей нормы устанавливает срок для дознания – 20 суток. Следовательно, срок расследования преступлений в зависимости от формы расследования разный, что следует помнить при производстве дознания. Другой пример. Часть 4 ст. 162 УПК РФ предусматривает возможность продления срока следствия до 6 месяцев, в то время как ч. 3 данной нормы устанавливает предельный срок продления дознания только на 10 суток. В то же время отдельные положения ст. 162 УПК РФ могут применяться при дознании. Например, ч. 2 ст. 162 УПК РФ устанавливает правило, согласно которому в срок следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с итоговым документом. То же правило действует и при дознании, срок которого начинает исчисляться со дня возбуждения уголовного дела и заканчивается в день направления материалов уголовного дела прокурору с обвинительным актом.[3] Таким образом, общие правила производства расследования, перечисленные в исследуемой норме, действуют с учетом изъятий, установленных главой 32 УПК РФ.

Изъятия из общих правил расследования заключаются в некотором упрощении процессуальной формы расследования, состоящей в том, что нет отдельной процедуры привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления обвинения. Для дознания установлен более короткий срок, чем для следствия. Производство по делу заканчивается обвинительным актом, в который включается и формулировка обвинения (ст. 225 УПК РФ). Особенности дознания обусловлены тем, что в этой форме расследуется дело, когда оно возбуждается в отношении конкретного лица, а установление обстоятельств преступления не представляет сложности.

Рассмотрим особенности дознания.

1. К подследственности органов дознания отнесены уголовные дела о преступлениях, перечисленных в ч. 3 ст. 150 УПК РФ.

Таких составов преступлений более 70. Это, например, кража (ст. 158 УК РФ), грабеж (ч. 1 ст. 161 УК РФ), уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст. 168 УК РФ), преступления против личности, например, заражение ВИЧ-инфекций (ч. 1 ст. 122 УК РФ), оставление в опасности (ст. 125 УК РФ) и др.

В соответствии со ст. 223 УПК РФ производство в форме дознания по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции органов дознания ч. 3 ст. 150 УПК РФ, осуществляется лишь по уголовным делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц. С момента возбуждения уголовного дела это лицо становится подозреваемым и пользуется всеми его правами (ст. 46 УПК РФ).

Поскольку дознание осуществляется по общим правилам, установленным для предварительного следствия в гл. гл. 21, 22, 24 – 29, дознаватель обязан при соблюдении общих условий предварительного следствия произвести все необходимые следственные действия, собрать, проверить и оценить доказательства для всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, принять меры к устранению и возмещению причиненного вреда, выявлению и устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ст. ст. 73, 158 УПК РФ).

Отличительной особенностью дознания является краткий срок для его производства.

Дознание производится в течение 20 суток со дня возбуждения уголовного дела и до дня принятия решения о направлении уголовного дела с обвинительным актом прокурору. Не более чем на десять суток этот срок может быть продлен прокурором. Если в отношении подозреваемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то обвинительный акт должен быть составлен не позднее десяти дней со дня заключения подозреваемого под стражу.

Если по истечении 10 суток с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу обвинительный акт составить не представится возможным, подозреваемому предъявляется обвинение в порядке гл. 23 УПК либо мера пресечения отменяется.

В случае предъявления обвинения подозреваемому дело должно быть направлено прокурору для производства предварительного следствия и его окончания не обвинительным актом, а обвинительным заключением.[4]

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 158 и ст. 225 УПК РФ дознание заканчивается составлением обвинительного акта. Дознание может быть закончено прекращением уголовного дела или уголовного преследования по правилам гл. 29 УПК РФ.

Особенностью дознания является то, что при производстве предварительного расследования в форме дознания нет акта привлечения лица в качестве обвиняемого в том порядке, который установлен гл. 23 УПК РФ для предварительного следствия. Обвинение подозреваемому, который появляется с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и пользуется всеми правами подозреваемого, формулируется в обвинительном акте, составляемом по окончании дознания. Содержание обвинительного акта регламентируется ст. 225 УПК.

В обвинительном акте указываются дата и место его составления, должность и фамилия лица, его составившего; данные о лице, привлекаемом в качестве обвиняемого, обстоятельства преступления и другие обстоятельства, имеющие значение для дела. В обвинительном акте формулируется обвинение с указанием пункта, части, статьи УК, предусматривающей данное преступление, приводится перечень доказательств обвинения и защиты, смягчающие и отягчающие обстоятельства; данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему вреда, а также список лиц, подлежащих вызову в суд.

С момента составления обвинительного акта лицо приобретает процессуальное положение обвиняемого.

Обвиняемый и его защитник должны быть ознакомлены с материалами уголовного дела и обвинительным актом, что отмечается в протоколе ознакомления с материалами дела. Обвиняемый пользуется правами заявления ходатайств, которые должны быть рассмотрены в соответствии со ст. 159 УПК РФ.

По ходатайству потерпевшего или его представителя ему могут быть представлены для ознакомления материалы дела и обвинительный акт в том же порядке, что и для обвиняемого и его защитника.

Обвинительный акт утверждается начальником органа дознания и направляется вместе с материалами дела прокурору.

В течение двух суток прокурор рассматривает поступившее с обвинительным актом уголовное дело и принимает одно из следующих решений: об утверждении обвинительного акта и направлении дела в суд; о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо для пересоставления обвинительного акта, при этом он может продлить срок дознания, но не более чем на 10 суток, и срок пересоставления обвинительного акта не более чем на трое суток. Прокурор может прекратить производство по уголовному делу по основаниям, предусмотренным ст. ст. 24 – 28 УПК РФ. Он может направить дело для производства предварительного следствия, а также исключить из обвинительного акта отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать деяние, применив уголовный закон о менее тяжком преступлении.[5]

Копия обвинительного акта с приложениями вручается обвиняемому и его защитнику и потерпевшему в порядке, установленном ст. 222 УПК РФ.

Если расследование по делам, указанным в ч. 3 ст. 150 УК РФ, невозможно произвести в форме дознания (на момент возбуждения уголовного дела не установлено лицо, совершившее преступление, не удается завершить расследование в сроки, установленные для производства дознания, ввиду сложности доказывания по конкретному делу), прокурор направляет материалы уголовного дела для производства предварительного следствия.

§ 2. Система органов дознания в современной России

Общепризнанным универсальным органом, который выполняет основной объем работы по производству дознания, является милиция, которая входит в систему Министерства внутренних дел РФ (ст. 1 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции»[6] ). Кроме того, в соответствии с п. 1 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 19 июля 2004 г. № 927,[7] Министерство внутренних дел РФ в целом возглавляет систему органов внутренних дел (которые УПК РФ отнесены к органам дознания). Подпункт 9 пункта 8 Положения устанавливает, что МВД России организует производство дознания и предварительного следствия.

Кроме того, в соответствии с п. 3 упомянутого Положения в систему Министерства входят внутренние войска. В соответствии с пунктом 3 ч. 1 ст. 40 УПК РФ их командиры (начальники) относятся к органам дознания по уголовным делам о преступлениях, совершенных военнослужащими внутренних войск и иными лицами, перечисленными в пункте 4 ч. 2 ст. 157 УПК РФ. Однако на них возлагается обязанность лишь возбудить уголовное дело по таким преступлениям и провести неотложные следственные действия.

В соответствии со ст. 7 Закона РФ «О милиции» она подразделяется на криминальную милицию (ст. 8) и милицию общественной безопасности (ст. 9). В связи с принятием новой редакции статьи УПК РФ, определяющей, кто относится к органам дознания (ст. 40 УПК РФ), на практике нередко возникает вопрос: могут ли начальники милиции общественной безопасности и криминальной милиции пользоваться полномочиями начальника органа дознания. При ответе на него необходимо иметь в виду, что министр внутренних дел непосредственно организует работу Министерства и руководит деятельностью органов внутренних дел. Он же устанавливает полномочия своих заместителей и распределяет обязанности между ними, устанавливает обязанности других должностных лиц системы МВД России (п. 10 Положения о МВД России).

Кроме того, в соответствии с новой редакцией п. 17 ст. 5 УПК РФ полномочиями начальника органа дознания (каковым является начальник органа внутренних дел) наделен заместитель начальника органа дознания, то есть заместитель начальника органа внутренних дел.

В этой связи полагаем, что министр внутренних дел РФ своим нормативным правовым актом (например, приказом) может делегировать полномочия начальника органа дознания соответствующим руководителям, в частности, начальникам криминальной милиции и милиции общественной безопасности, которые непосредственно организуют работу по раскрытию преступлений и охране общественного порядка.

Учитывая, что основными задачами криминальной милиции является предупреждение, пресечение, выявление и раскрытие преступлений, по делам о которых в большинстве случаев обязательно производство предварительного следствия, свои процессуальные полномочия она использует в основном для проведения неотложных следственных действий в порядке ст. 157 УПК РФ. Милиция общественной безопасности в большей части выполняет задачи по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия необязательно, поэтому именно она выполняет основную работу по производству дознания в порядке п. 1 ч. 3 ст. 151 УПК РФ и именно в ее структуре действуют специализированные подразделения дознания, состоящие из дознавателей и их непосредственных начальников. Последние осуществляют функции организационного руководства и ведомственного контроля за их деятельностью, но не обладают процессуальными полномочиями органа дознания.

Что касается деятельности создаваемых в структуре органов внутренних дел специализированных подразделений дознания, то в соответствии с ч. 1 ст. 41 УПК РФ штатные дознаватели должны быть наделены полномочиями органа дознания начальником органа дознания, поскольку полномочия дознавателей будут легитимны лишь после соответствующего их нормативного закрепления. В противном случае собранные ими по уголовным делам доказательства в соответствии со ст. 75 УПК РФ могут быть признаны недопустимыми, не имеющими юридической силы и соответственно не могут быть положены в основу обвинения. В этой связи, по нашему мнению, в соответствующем приказе МВД России, регламентирующем вопросы организации дознания в органах внутренних дел, должно быть оговорено, что штатные дознаватели специализированных подразделений дознания наделяются полномочиями органа дознания.

УПК РСФСР 1960 года (п. 5 ст. 117) к органам дознания по делам о пожарах и о нарушениях противопожарных правил относил органы государственного пожарного надзора. В соответствии со ст. 6 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. «О пожарной безопасности»[8] должностные лица органов управления и подразделений Государственной противопожарной службы при осуществлении государственного пожарного надзора имеют право производить дознание по делам о пожарах и по делам о нарушениях требований (правил) пожарной безопасности, а также осуществлять иную процессуальную деятельность по находящимся в их производстве делам и материалам.

В соответствии с Указом Президента РФ от 9 ноября 2001 года № 1309 «О совершенствовании государственного управления в области пожарной безопасности»[9] Государственная противопожарная служба МВД России с 1 января 2002 года преобразована в Государственную противопожарную службу МЧС России (ст. 1 Указа). В связи с тем, что в соответствии с Федеральным законом от 18 декабря 2001 года № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»[10] УПК РФ введен в действие с 1 июля 2002 года и с этого же времени признан утратившим силу УПК РСФСР 1960 года, должностные лица Государственной противопожарной службы МЧС России как правопреемника Государственной противопожарной службы МВД России (ст. 2 Указа Президента РФ от 9 ноября 2001 года № 1309), осуществляя функцию государственного пожарного надзора, до введения в действие УПК РФ оставались органами дознания по делам о пожарах и нарушениях противопожарных правил.

В дальнейшем Федеральным законом от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ часть 1 анализируемой статьи УПК РФ была дополнена пунктом 4 о том, что органы Государственной противопожарной службы (ГПС) относятся к органам дознания. То есть производство дознания должностными лицами ГПС МЧС России до внесения в УПК РФ данного дополнения следует считать правомерным.

К органам дознания также относятся иные органы исполнительной власти, наделенные федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. При определении таких органов следует исходить из статьи 13 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»[11], в соответствии с которой правом осуществления оперативно-розыскной деятельности наделены оперативные подразделения органов: Федеральной службы безопасности; Федеральных органов государственной охраны РФ; таможенных органов РФ; Службы внешней разведки РФ; Министерства юстиции РФ; Государственного комитета РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст. 13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

При этом необходимо иметь в виду, что Указами Президента РФ от 11.03.2003 № 306 «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации»[12] и № 308 «О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации»[13] упразднены ФСНП РФ (ее функции переданы МВД РФ) и ФПС РФ (ее функции переданы ФСБ РФ).

Таким образом, перечисленные выше органы исполнительной власти по существу являются органами дознания. В то же время на практике могут возникать разногласия по вопросу возбуждения уголовного дела и проведения неотложных следственных действий сотрудниками оперативных подразделений указанных органов. Дело в том, что закон (ч. 2 ст. 41 УПК РФ) не допускает возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по конкретному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия. Однако проведение дознания в полном объеме регламентируется частью 3 ст. 151 УПК РФ, а выполнение неотложных следственных действий по делам о преступлениях, по которым производство предварительного следствия обязательно, – статьей 157 УПК РФ. Из этого следует, что упомянутое нами выше требование части 2 ст. 41 УПК РФ не распространяется на случаи, когда сотрудники оперативных подразделений, реализуя в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» материалы ОРД, в порядке ст. 157 УПК РФ возбуждают уголовное дело и проводят по ним только неотложные следственные действия (более подробно об этом см. комментарий к ст. 157 УПК РФ).

Органы федеральной службы безопасности наделены правом возбуждения уголовных дел и производства неотложных следственных действий, дознания по делам о преступлениях, отнесенных законодательством РФ к ведению органов федеральной службы безопасности (п. 2 ч. 2 ст. 151 УПК РФ). По этим преступлениям обязательно производство предварительного следствия и осуществляется оно следователями органов федеральной службы безопасности. Неотложные следственные действия по уголовным делам, отнесенным к компетенции этих органов, осуществляют уполномоченные на то должностные лица органов федеральной службы безопасности, территориальных органов безопасности и органов безопасности в войсках. В соответствии с Положением о Федеральной службе безопасности Российской Федерации[14] в центральном аппарате ФСБ РФ функции дознания осуществляют соответствующие подразделения.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 11 марта 2003 г. № 308 «О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации» Федеральная пограничная служба РФ упразднена и ее функции переданы Федеральной службе безопасности РФ. В этой связи в системе ФСБ России дознание по линии пограничной службы проводится дознавателями:

– оперативных органов – по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 322, ч. 1 ст. 323, ст. ст. 253 и 256 УК РФ (в части, касающейся незаконной добычи водных животных и растений, обнаруженной органами Пограничной службы РФ), а также о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 188 (в части, касающейся контрабанды, задержанной органами Пограничной службы РФ в отсутствие таможенных органов РФ);

– органов морской охраны – по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 253 и 256 УК РФ[15] (в части, касающейся незаконной добычи водных животных и растений, обнаруженной органами пограничной службы РФ), а также о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 188 (в части, касающейся контрабанды, задержанной органами морской охраны пограничной службы РФ в отсутствие таможенных органов РФ).

К органам дознания также относятся таможенные органы РФ, состоящие из трех уровней. На первом (федеральном) уровне органы дознания возглавляет Государственный таможенный комитет РФ. С целью организации расследования преступлений в его структуре создано Управление таможенных расследований и дознания. В названном управлении имеется отдел организации дознания, сотрудники которого занимаются управленческой деятельностью, связанной с осуществлением контрольно-методических функций по отношению к нижестоящим подразделениям дознания. На втором (региональном) уровне существуют региональные таможенные управления. В их структуру входят отделы дознания и оперативной таможни, где имеются штатные дознаватели, которые непосредственно проводят дознание по уголовным делам. Третий уровень представляют таможни. В их структуре предусмотрены отделения и группы дознания, дознаватели которых также занимаются расследованием преступлений.

В соответствии с пунктом 5 ч. 3 ст. 151 УПК РФ дознаватели таможенных органов РФ в полном объеме проводят предварительное расследование в форме дознания по делам о преступлениях, связанных с контрабандой (ч. 1 ст. 188 УК РФ) и уклонением от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ).

При наличии признаков контрабанды, по которой производство предварительного следствия обязательно (ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 188 УК РФ), таможенный орган возбуждает уголовное дело, производит необходимые следственные действия по установлению и закреплению следов преступления и обнаружению лиц, их совершивших, и передает его следователю органа, выявившего данное преступление (ч. 5 ст. 151).

В соответствии со ст. 402 Таможенного кодекса РФ[16] к таможенным органам также относятся таможенные посты. Хотя они и являются органом дознания, однако, как свидетельствует практика, производством дознания они практически не занимаются, поскольку в их штатах должности дознавателей не предусмотрены.

В Министерстве юстиции РФ функции органа дознания выполняют начальники их учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ. В соответствии со ст. 74 Уголовно-исполнительного кодекса РФ[17] к указанным выше начальникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы относятся начальники исправительных колоний общего, строгого и особого режимов, колоний-поселений, воспитательных колоний, тюрем, лечебных исправительных учреждений, а также следственных изоляторов Министерства юстиции РФ. Они проводят дознание по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками соответствующих учреждений и органов, а равно о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений и органов иными лицами (п. 5 ч. 2 ст. 157 УПК РФ).

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 40 УПК РФ и ст. 4 Инструкции органам дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба,[18] утвержденной 5 июня 2002 г. заместителем Генерального прокурора Российской Федерации – Главным военным прокурором, функции органа дознания по производству неотложных следственных действий осуществляют:

– командиры воинских частей, соединений – по уголовным делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении части, соединения, гарнизона;

– начальники военных учреждений – по уголовным делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении учреждения;

– начальники гарнизонов – по уголовным делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, не проходящими службу в частях, соединениях и учреждениях данного гарнизона, но совершивших преступления в расположении гарнизона (ст. 20 Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ[19] ).

В соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 19 декабря 2003 г. № 446[20] для производства дознания и осуществления иной уголовно-процессуальной деятельности, относящейся к компетенции рассматриваемого нами органа дознания, приказом командира воинской части назначаются сроком на два года дознаватели из числа подготовленных для этого подчиненных офицеров. В случае необходимости командир воинской части вправе поручить производство дознания любому подчиненному ему офицеру.[21]

В соответствии со статьей 8 указанной выше Инструкции деятельность командиров воинских частей как органов дознания и дознавателей заключается в:

– принятии и проверке сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ;

– производстве отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), до возбуждения уголовного дела;

– принятии решения по результатам рассмотрения сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. ст. 145, 146 УПК РФ;

По уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, дознаватель производит неотложные следственные действия в соответствии со ст. 157 УПК РФ. После направления уголовного дела военному прокурору он выполняет отдельные следственные действия, оперативно-розыскные и розыскные мероприятия только по поручению военного прокурора, следователя.

Согласно статье 9 этой же Инструкции дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, органами дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба, не производится (за исключением органов пограничной службы Российской Федерации и органов Государственной противопожарной службы МЧС России по уголовным делам, указанным в п. 3 и п. 6 ч. 3 ст. 151 УПК РФ). В соответствии с п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК РФ дознание по указанным уголовным делам в порядке, установленном главой 32 УПК РФ, производится следователями военной прокуратуры.

Закон (п. 1. ч. 3 ст. 40 УПК РФ) наделяет правом возбуждения уголовного дела и проведения неотложных следственных действий капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, по факту совершения преступления на данных судах.

В соответствии со ст. 69 Кодекса торгового мореплавания (КТМ) Российской Федерации[22] капитаны морских судов, находящихся в плавании, выполняют функцию органа дознания (возбуждают уголовное дело и выполняют неотложные следственные действия) в случае совершения на судне, находящемся в плавании, деяния, предусмотренного уголовным законодательством РФ. Капитан или другое лицо, выполняющее по его поручению функции органа дознания, при совершении на борту вверенного ему судна преступления любым членом экипажа, пассажирами и всеми другими находящимися на судне лицами, за исключением лиц, пользующихся дипломатической неприкосновенностью, производит все неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления, которые в условиях дальнего плавания судна могут иметь значение неотложных. Во время пребывания судна в иностранном порту капитаны дальнего плавания руководствуются общепризнанной международной нормой о том, что все находящиеся в это время на судне члены экипажа, а также пассажиры полностью подпадают под действие уголовных законов прибрежного государства, компетентные органы которого вправе применять свою юрисдикцию в отношении совершенного преступления.

Капитаны речных судов, находящихся в дальнем плавании, наделены такими же процессуальными полномочиями, что и капитаны морских судов.

В соответствии с пунктом 2 ч. 3 ст. 40 УПК РФ руководители геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в ч. 1 статьи 40 УПК РФ, выполняют функцию органа дознания в отношении преступлений, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок. Они наделены лишь правом возбуждения уголовного дела и производства неотложных следственных действий.

Дипломатическое представительство является постоянным органом внешних сношений РФ (посольство или миссия), которое находится на территории другого государства. Этот зарубежный орган внешних сношений учреждается на основе взаимного соглашения одним государством на территории другого для поддержания постоянных официальных контактов; выступает от имени учредившего его государства.

В соответствии со ст. 2 Консульского устава СССР (утвержден Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1976 г.[23], Законом СССР от 29 октября 1976 г.) консульскими учреждениями являются: консульские отделы дипломатических представительств, генеральные консульства, консульства, вице-консульства и консульские агентства. Консульские учреждения подчинены МИД России и действуют под общим политическим руководством главы дипломатического представительства РФ в стране пребывания (ст. 4 Устава). Консульские отделы возглавляются заведующими (генеральными консулами или консулами). Генеральные консульства, консульства, вице-консульства и консульские агентства возглавляются соответственно генеральными консулами, консулами, вице-консулами и консульскими агентами (ст. 5 Устава). В государствах, где нет дипломатических представительств, с согласия государства пребывания на консула могут быть возложены также и дипломатические функции.

§ 3. Полномочия органов дознания, как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения

Анализ ст. 40 УПК РФ позволяет заключить: с учетом объема полномочий указанные в данной статье участники уголовного судопроизводства подразделяются на две группы. Первую образуют те органы дознания, которые наделены правом возбуждать уголовные дела и проводить дознание в полном объеме по уголовным делам, по которым не обязательно предварительное следствие. Вторую группу составляют такие субъекты уголовно-процессуальной деятельности, которые уполномочены возбуждать уголовные дела и проводить неотложные следственные действия по уголовным делам, по которым обязательно предварительное следствие (ч. 2 ст. 40 УПК РФ). При этом вторая группа обладает отличительной особенностью – речь идет о субъектном составе. Он существенно шире по сравнению с субъектным составом первой группы. Это обусловлено тем обстоятельством, что неотложные следственные действия правомочны осуществлять не только органы дознания, такие, как органы внутренних дел, таможенные органы, служба судебных приставов и др., но и отдельные должностные лица. Например, капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, главы дипломатических консульств и др. (ч. 2, 3 ст. 40, ст. 157 УПК РФ).

Кроме того, указанные органы дознания и уполномоченные должностные лица с учетом своей компетенции подразделяются на две категории. К первой категории относятся те из них, которые уполномочены возбуждать уголовные дела и осуществлять неотложные следственные действия в пределах компетенции: органы внутренних дел, пограничные органы Федеральной службы безопасности, командиры воинских частей и соединений, начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Минюста России и др.

Ко второй категории относятся те субъекты уголовно-процессуальной деятельности, которые наделены правом возбуждать уголовные дела и проводить неотложные следственные действия только в пределах своей территории. Это капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, – по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах; руководители геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от места расположения органов дознания, – по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок; главы дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации – по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территории данных представительств и учреждений.[24]

Следует подчеркнуть, что подследственность субъектов первой категории шире подследственности субъектов второй категории. Первая включает в себя минимум два признака: родовой и территориальный. Вторая изначально ограничивается территориальным признаком.

Однако независимо от принадлежности органов дознания к той или иной группе (категории) непосредственно функцию дознания осуществляют дознаватели. Заметим, что данный термин был введен в оборот только УПК РФ. До этого времени употреблялся термин «лицо, производящее дознание». В соответствии с ч. 7 ст. 5 УПК РФ дознаватель – это должностное лицо органа дознания, правомочное или уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные данным Кодексом.

Если обратиться к первоначальной редакции упомянутой нормы УПК РФ, то можно увидеть, что под дознавателем понималось лицо органа дознания, правомочное осуществлять предварительное расследование в форме дознания. Данное понятие не распространялось на лицо, назначенное на должность дознавателя, а также лицо, производящее по поручению начальника органа дознания неотложные следственные действия по уголовным делам, подследственным органам предварительного следствия. Необходимость в таком поручении явно существовала. Существует она и до сих пор. Это объясняется тем обстоятельством, что, например, в уголовно-исполнительной системе Минюста России отсутствует должность штатного дознавателя. Начальник учреждения или органа УИС Минюста России, уполномоченный на производство неотложных следственных действий, в силу ряда объективных причин не будет непосредственно заниматься расследованием преступлений. Он, как показывает практика, поручает производство неотложных следственных действий наиболее подготовленному в правовом отношении сотруднику своего учреждения или органа.[25] Насколько законным является делегирование указанных уголовно-процессуальных полномочий начальником учреждения (органа) УИС Минюста России своему подчиненному сотруднику, допустимо ли признавать доказательства, полученные последним в ходе расследования преступлений, – данные вопросы не истолковывались однозначно и выступали предметом многих научных дискуссий. Кроме указанного, под первоначальное понятие не подпадал дознаватель, который производил следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия.

29 мая 2002 года в редакцию ч. 7 ст. 5 УПК РФ Федеральным законом были внесены изменения, в соответствии с которыми расширился перечень лиц, подпадавших под понятие «дознаватель». Им стало признаваться также лицо, правомочное осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ. Но и новая редакция ч. 7 ст. 5 УПК РФ оказалась несовершенной, поскольку по-прежнему затрудняла производство неотложных следственных действий отдельными участниками уголовного судопроизводства, например начальниками подразделений УИС Минюста России. Поэтому в ч. 7 ст. 5 УПК РФ 4 июля 2003 г. была внесена очередная поправка, делающая более удобной в правоприменении рассматриваемую дефиницию уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 3 ст. 151 УПК РФ штатные дознаватели предусмотрены в таких государственных органах, как органы внутренних дел, пограничные органы федеральной службы безопасности, служба судебных приставов Минюста России, таможенные органы, органы Государственной противопожарной службы, органы Государственного комитета по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Независимо от различной ведомственной принадлежности все дознаватели обладают равным процессуальным статусом. Их компетенция разграничивается только в связи с различной подследственностью уголовных дел.

Заметим, что в Большом юридическом словаре под термином «процессуальный статус» понимается установленное нормами процессуального права положение его субъектов, совокупность их прав и обязанностей.[26] УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР, содержит отдельную статью, закрепляющую в систематизированном виде полномочия дознавателя по производству следственных и иных процессуальных действий, принятию процессуальных решений (ст. 41).

Так, дознаватель наделен следующими основными правами:

1) при проверке сообщения о преступлении требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

2) ходатайствовать о продлении срока проверки сообщения о преступлении до 10 суток (в отдельных случаях – до 30 суток) (ч. 3 ст. 144);

3) применять меры процессуального принуждения (гл. гл. 12 – 14);

4) принимать процессуальные решения, предусмотренные УПК РФ (ч. 3 ст. 41);

5) осуществлять производство неотложных следственных действий по поручению органа дознания (ст. ст. 40, 157);

6) обжаловать указания начальника органа дознания прокурору, а указание прокурора – вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 41). Следует обратить внимание на тот факт, что обжалование дознавателем указаний начальника органа дознания и прокурора не приостанавливает их исполнение рассматриваемым участником уголовного судопроизводства;

7) иные права, предусмотренные УПК РФ.

Уголовно-процессуальное законодательство возлагает на дознавателя следующие обязанности:

1) осуществлять свою деятельность, руководствуясь принципами уголовного судопроизводства (гл. 2 УПК РФ);

2) принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении (ст. 144);

3) в установленный законом срок принять решение по результатам проверки сообщения о преступлении (ст. 144);

4) уведомить заявителя о принятом решении по результатам проверки сообщения о преступлении (ст. 145);

5) при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, возбудить уголовное дело с вынесением соответствующего постановления (ч. 1 ст. 146);

6) рассматривать каждое заявленное по уголовному делу ходатайство в порядке, установленном главой 15 УПК РФ (ст. 159);

7) принимать меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества (ст. 160);

8) устраниться от участия в производстве по уголовному делу при наличии оснований для отвода, предусмотренных гл. 9 (ст. 62);

9) выяснять все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ (ст. 86);

10) осуществлять иные обязанности, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

Отдельно следует заметить, что дознаватель вправе с согласия прокурора возбудить перед судом ходатайство об избрании в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, меры пресечения в виде заключения под стражу. Однако реализация данного права в случае удовлетворения судом ходатайства накладывает на дознавателя и соответствующую обязанность – составить обвинительный акт не позднее 10 суток со дня заключения лица под стражу.[27]

При невозможности составить обвинительный акт в предусмотренный законом срок изменяется форма расследования преступления с дознания на предварительное следствие либо данная мера пресечения отменяется, при этом форма расследования преступления – дознание – остается прежней (ст. 224).

Применительно к обвинительному акту следует заметить, что его составление означает принятие ряда важных процессуальных решений, имеющих самостоятельный характер в ходе производства предварительного следствия: вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, составление итогового процессуального документа, в котором отражается результат исследования обстоятельств совершенного преступления, определяется степень вины лица, в отношении которого составлен обвинительный акт, и др. Последний утверждается начальником органа дознания. Кроме того, составление обвинительного акта имеет правовым следствием изменение уголовно-процессуального статуса лица, подозреваемого в совершении преступления. Данное лицо становится обвиняемым, приобретая при этом определенную отличительную совокупность прав и обязанностей в уголовном судопроизводстве.

В контексте вышеизложенного полагаем, что определенный интерес вызывает рассмотрение соотношения понятий «орган дознания», «начальник органа дознания», «дознаватель».

Анализ уголовно-процессуального законодательства, во-первых, побуждает в большей части к отождествлению понятий «орган дознания» и «начальник органа дознания». Данное заключение поддерживается и отдельными учеными. Так, Ю.Д. Лившиц, Т.К. Биятов утверждают, что если начальник органа дознания производит лично дознание, то он выступает в качестве органа дознания, а не дознавателя. Причем данная позиция находит отражение и в ведомственных приказах органов предварительного расследования.[28]

Во-вторых, содержание УПК РФ позволяет констатировать: начальник органа дознания, по сравнению с органом дознания, дознавателем, фигурирует в качестве участника уголовного судопроизводства достаточно редко. Например, в ходе досудебного производства требуется утверждение им обвинительного акта, составленного дознавателем (ч. 4 ст. 225 УПК РФ), по ходатайству дознавателя он вправе до 10 суток продлить срок проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении (в отдельных случаях – до 30 суток) (ч. 3 ст. 144 УПК РФ), в ст. 41 УПК РФ (ч. 4) закреплено, что указания начальника органа дознания, данные в соответствии с УПК РФ, обязательны для дознавателя. Это основные моменты, имеющие непосредственное отношение к статусу начальника органа дознания. Но чаще речь в законе идет либо об органе дознания, либо о дознавателе.

В-третьих, УПК РФ не содержит отдельной статьи, которая в конкретизированном виде регламентировала бы уголовно-процессуальный статус начальника органа дознания. Полагаем, что наличие данной статьи упростило бы правоприменение УПК РФ в сфере производства дознания и выполнения неотложных следственных действий. Однако учитывая содержание ряда статей УПК РФ (ч. 17 ст. 5; 40; 144; 146; 148; 157 и др.) можно резюмировать: начальник органа дознания обязан принять, проверить сообщение о преступлении, при наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 УПК РФ, возбудить уголовное дело с вынесением соответствующего постановления; произвести расследование в установленном законом порядке с соблюдением процессуальных сроков. Логичным явилось бы и составление в данном случае начальником органа дознания итогового процессуального документа – обвинительного акта. Но такое право у данного должностного лица отсутствует, поскольку ст. 225 УПК РФ регламентирует, что обвинительный акт составляется дознавателем. Получается, что начальник органа дознания в полном объеме проводит расследование преступления в форме дознания, а обвинительный акт по результатам расследования должен будет составлять дознаватель данного органа дознания с последующим утверждением его у начальника этого же органа дознания.[29] По нашему мнению, это необоснованно и в определенной степени усложняет производство дознания. В связи с вышеизложенным целесообразным полагаем ч. 1 ст. 225 после слов «По окончании дознания» дополнить словами «орган дознания».

Заметим, на практике орган дознания действует, как правило, не в лице начальника органа дознания, а в виде группы должностных лиц. Первый является руководителем группы, другие участники группы – дознавателями. Необходимо заметить, что поскольку не во всех органах дознания предусмотрены штатные дознаватели, то к выполнению следственных и иных процессуальных действий привлекаются должностные лица органа дознания, которые наиболее подготовлены в уголовно-процессуальной сфере. Ч. 7 ст. 5 УПК РФ разрешает это на вполне законных основаниях.

Одновременно с этим заметим, что уголовно-процессуальный статус дознавателя и должностного лица органа дознания, уполномоченного начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ, принципиально отличаются между собой. Первый более самостоятелен в своих действиях. Производство следственных, а также иных процессуальных действий он не обязан согласовывать с начальником органа дознания, за исключением тех, которые требуют санкции начальника органа дознания, прокурора, решения суда. Уполномоченное же должностное лицо должно полностью согласовывать ход расследования преступления; подготовленные им процессуальные документы в обязательном порядке должны быть завизированы начальником органа дознания. В противном случае они будут признаны как недопустимые доказательства. В первом случае ответственность за результаты расследования преступления несет прежде всего дознаватель, во втором случае – начальник органа дознания.

Несмотря на то что рассмотренные выше участники уголовного судопроизводства тесно взаимодействуют друг с другом в ходе уголовного преследования, каждый из них между тем сохраняет за собой строго определенный законом уголовно-процессуальный статус.

Если в ходе производства дознания дознавателем будет установлено наличие оснований, предусмотренных статьями 24 – 28 УПК РФ, то согласно статье 212 УПК РФ уголовное дело (уголовное преследование) в отношении подозреваемого подлежит прекращению.

При этом для различных оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования) УПК РФ предусматривает различные процедуры производства и оформления данных процессуальных действий (решений). В частности, из текста закона усматриваются две такие процедуры.

В первом случае уголовное дело (уголовное преследование) прекращается по постановлению дознавателя, копия которого направляется прокурору.

Такая процедура предусмотрена для случаев, когда установлены обстоятельства, указанные в статьях 24 и 27 УПК РФ (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, истечение срока давности уголовного преследования, непричастность подозреваемого к совершению преступления, амнистия и др.).

В данном случае уголовное дело и уголовное преследование в отношении подозреваемого считаются прекращенными с момента вынесения дознавателем соответствующего постановления (приложение 135 к УПК РФ).

При несогласии с решением дознавателя прокурор вправе отменить постановление дознавателя и возобновить производство по уголовному делу (п. 10 и п. 15 ч. 2 ст. 37, ч. 6 ст. 162, ч. 1 ст. 214 УПК РФ), о чем также выносится постановление (приложение 140 к УПК РФ).

На прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в связи с примирением сторон, в связи с изменением обстановки, а также в связи с деятельным раскаянием требуется согласие прокурора (ст. 25, ч. 1 ст. 26, ч. 1 ст. 28 УПК РФ). Таким образом, до получения согласия прокурора уголовное дело (уголовное преследование) не может считаться прекращенным и производство дознания продолжается.

Следует иметь в виду, что при процессуальном оформлении такого решения дознавателя могут возникнуть определенные трудности. Дело в том, что статья 476 УПК предписывает оформлять решение о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в статьях 25, 26 и 28 УПК РФ, на том же самом бланке, что и по основаниям, указанным в статьях 24 и 27 УПК РФ (приложение 135 УПК РФ), о чем свидетельствует наличие сноски № 3 к названному приложению. Однако данный бланк процессуального документа предусматривает только графу о направлении копии постановления прокурору, но не о получении согласия прокурора на прекращение уголовного дела (уголовного преследования). Таким образом, положения статьи 476 УПК РФ входят в противоречие с положениями статей 25, 26 и 28 УПК РФ, и фактически бланк данного процессуального документа отсутствует.

Для разрешения спорной ситуации представляется целесообразным обратиться к положениям статьи 475 УПК РФ, которая устанавливает, что при отсутствии требуемого бланка в перечне процессуальных документов, установленных главой 57 УПК РФ, должностным лицам следует составлять указанные документы в соответствии с требованиями УПК РФ.

Соответственно постановление дознавателя о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по рассматриваемым основаниям должно быть составлено таким образом, чтобы в верхнем правом углу бланка имелась графа, в которой отражается решение прокурора по данному вопросу («Согласен», «Не согласен»). Примерами подобного оформления вводной части процессуального документа могут служить постановление о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости (приложение 137 к УПК РФ), постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия (приложение 139 к УПК РФ) и другие.

Если в уголовном деле имеется несколько подозреваемых, а основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем из них, то дознаватель вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом производство дознания по уголовному делу продолжится (ч. 5 ст. 213 УПК РФ).

Кроме того, прокурор при утверждении обвинительного акта вправе своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения (ч. 2 ст. 226 УПК РФ).

Несоответствие бланков процессуальных документов, установленных главой 57 УПК РФ, основному тексту закона имеет место и в других случаях. Так, в бланке приложения 137 УПК РФ в качестве субъекта принятия решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, наряду со следователем указан также и дознаватель.

Однако, как прямо указано в ч. 1 ст. 433 и ч. 1 ст. 434 УПК РФ, по уголовным делам в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, обязательно производство предварительного следствия. При этом если следователь наделен правом производства дознания (ч. 3 ст. 151 УПК РФ), то дознаватель не вправе производить по уголовному делу предварительное следствие (ч. 2 ст. 151 УПК РФ).

Таким образом, включение в структуру бланка рассматриваемого процессуального документа наряду со следователем также и дознавателя является ошибочным, и дознаватель не вправе принимать решение о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по такому основанию, как совершение лицом запрещенного уголовным законом деяния в состоянии невменяемости.

В то же время и при производстве расследования в форме дознания у дознавателя могут возникнуть сомнения по поводу вменяемости подозреваемого. В таком случае в соответствии с требованиями п. 3 ст. 196 УПК РФ он обязан назначить судебно-психиатрическую экспертизу, что не противоречит требованиям ч. 1 ст. 223 УПК РФ. Однако, если в заключении эксперта будет содержаться вывод о невменяемости лица, в отношении которого ведется дознание, дознаватель более не вправе продолжать работу по уголовному делу. Он обязан направить материалы прокурору с постановлением о передаче уголовного дела для направления по подследственности (приложение 17 к УПК РФ), т.е. для передачи следователю.[30]

В данном случае представляется правомерным считать дознание оконченным, хотя производство по уголовному делу в целом на этом не завершается, а лишь меняется форма расследования.

В отличие от производства о применении принудительных мер медицинского характера (глава 51 УПК РФ), производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (глава 50 УПК РФ) не выходит за рамки полномочий дознавателя. Соответственно если в ходе дознания будет установлено, что несовершеннолетний подозреваемый совершил преступление впервые и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, то дознаватель вправе с согласия прокурора прекратить уголовное преследование и ходатайствовать перед судом о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия из числа предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ (ч. 1 ст. 427 УПК РФ). Данное решение дознавателя оформляется постановлением (приложение 139 к УПК РФ) и вместе с уголовным делом передается прокурору для направления по подсудности.

Во всех случаях прекращения уголовного дела (уголовного преследования) дознаватель обязан уведомить об этом заинтересованных участников уголовного судопроизводства. Уведомление осуществляется путем вручения (направления) копии соответствующего постановления. Согласно ч. 4 ст. 213 УПК РФ о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) уведомляется лицо, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик. Если уголовное дело прекращено по основаниям, предусмотренным п. 2 – 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, ст. 26, п. 2 – 6 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ, потерпевшему и гражданскому истцу разъясняется их право на предъявление иска в порядке гражданского судопроизводства, что удостоверяется их подписью на постановлении.

В ряде случаев прекращение уголовного дела (уголовного преследования) возможно только при наличии согласия подозреваемого (обвиняемого) и потерпевшего, что должно быть отражено в соответствующем постановлении (ч. 3 ст. 213 УПК РФ).

Применительно к производству дознания закон устанавливает 6 таких случаев:

1) истечение срока давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

2) примирение сторон (ст. 25 УПК РФ);

3) изменение обстановки (ст. 26 УПК РФ);

4) издание акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

5) деятельное раскаяние (ст. 28 УПК РФ);

6) применение к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427 УПК РФ).

В установленных законом случаях прекращение уголовного дела (уголовного преследования) является основанием возникновения права на реабилитацию, что подразумевает возникновение права на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ч. 1 ст. 133 УПК РФ).

Применительно к производству дознания как форме расследования преступлений в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ лицо, незаконно (необоснованно) подвергнутое уголовному преследованию, приобретает право на реабилитацию при прекращении в отношении его уголовного дела (уголовного преследования) по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

2) отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

3) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

4) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

5) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

6) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Подводя итог, следует подчеркнуть, что институт дознания претерпел существенные изменения в связи с принятием нового уголовно-процессуального законодательства, затрудняющие порой расследование преступлений. Однако независимо от этого дознаватель должен достигать цели уголовного судопроизводства, действуя только в рамках закона и в установленном законом порядке.

ГЛАВА 2 ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНА ДОЗНАНИЯ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

§ 1. Деятельность органа при разрешении заявления (сообщения) о преступлении

В статье 144 УПК РФ речь идет о дознавателе, органе дознания, следователе и прокуроре.

Принять заявление (сообщение) о преступлении и осуществить его предварительную проверку обязано и вправе только должностное лицо, в компетенцию которого входит возбуждение уголовного дела.

Ходатайствовать о продлении срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении вправе не только дознаватель и следователь. Данным правом может также обладать руководитель следственной группы. Если начальник следственного отдела или прокурор проводят указанную проверку самостоятельно, от них не требуется ходатайствовать перед кем-либо о продлении ее срока. Они принимают данное решение самостоятельно. Тем не менее указанное решение и в этом случае должно найти свое письменное отражение в материалах предварительной проверки.[31]

Предварительная проверка заявлений (сообщений) о преступлении осуществляется путем применения процессуальных средств проверки, а также использования в ходе таковой вовлеченных в уголовный процесс результатов применения непроцессуальных средств проверки.

В литературе высказано мнение, что проверка повода для возбуждения уголовного дела проводится с учетом правил ст. 87 УПК РФ.[32] Так как большинством процессуалистов признается возможность доказывания на стадии возбуждения уголовного дела, данный тезис имеет право на существование. Следует обратить лишь внимание на специфику как доказывания, так и проверки на стадии возбуждения уголовного дела, которая выражается в средствах, задачах, предмете и субъектах доказывания.

В статье 144 УПК РФ неоднократно использовано понятие «сообщение о преступлении». О сообщении, а не о заявлении идет речь даже в ч. 4 статьи 144 УПК РФ, где закреплено право заявителя получить документ о принятии его заявления.

Соответственно под «сообщением о преступлении» в данной статье не всегда понимается одно и то же понятие. Этот термин в одной статье использован сразу в трех значениях.

В ч. ч. 1 и 5 статьи 144 УПК РФ под сообщением о преступлении подразумевается не только повод для возбуждения уголовного дела, о котором идет речь в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, но и любой другой повод, перечисленный в названной статье УПК РФ, включая заявление о преступлении и явку с повинной.[33] В ч. 2 статьи 144 УПК РФ под сообщением о преступлении понимается только определенного рода разновидность сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, – сообщение о преступлении, распространенное в средствах массовой информации. О принятии такого сообщения в соответствии с требованиями ст. 143 УПК РФ должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления. В ч. 4 статьи 144 УПК РФ термин «сообщение о преступлении» использован законодателем в значении заявления о преступлении, то есть повода для начала уголовного процесса (возбуждения уголовного дела), предусмотренного п. 1 ч. 1 ст. 140 и ст. 141 УПК РФ.

Если не обращать особого внимания на некоторую непоследовательность законодателя, проявившуюся в редакции ч. 2 и 4 статьи 144 УПК РФ, можно заключить следующее. Проверяться уголовно-процессуальными средствами стадии возбуждения уголовного дела может любой повод для начала уголовного процесса (возбуждения уголовного дела). Срок проверки должен исчисляться со дня первого поступления в орган дознания, дознавателю, следователю, руководителю или члену следственной группы, начальнику следственного отдела или прокурору сведений о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях), содержащем процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.

В порядке, установленном ст. ст. 124 и 125 УПК РФ, может быть обжалован отказ в приеме как заявления о преступлении, так и заявления о явке с повинной, а также сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, но только в тех случаях, когда указанные источники информации о преступлении были первыми, из которых компетентные возбуждать уголовное дело органы (должностные лица) узнали о данном конкретном общественно опасном деянии.

В ч. 1 статьи 144 УПК РФ говорится, что дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор принимают по заявлению (сообщению) о преступлении решение «в пределах компетенции». Указанное словосочетание подлежит расширительному толкованию. Компетенция органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя или члена следственной группы, а также начальника следственного отдела ограничивает не только их право возбуждения уголовного дела, но и их возможность производства предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. По общему правилу, если орган или должностное лицо[34] не уполномочены возбуждать уголовное дело по данному конкретному факту совершения общественно опасного деяния, то они не вправе и проводить по нему предварительную проверку в полном объеме.

Данная правовая позиция нашла свое отражение, к примеру, в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации».[35] Согласно требованиям ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» только органы прокуратуры (следователи прокуратуры и прокуроры) могут проводить проверку сообщений о фактах правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, и возбуждать против них уголовные дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления).

Как обязательное условие, при котором у должностного лица или органа появляется право возбудить уголовное дело, понятие «в пределах своей компетенции» нацеливает правоприменителя на соблюдение следующих двух правовых положений.

Во-первых, дознаватель, орган дознания не всегда вправе возбудить конкретное уголовное дело. В ряде случаев компетенция органа дознания и дознавателя ограничена подведомственными им происшествиями.[36] Так, к примеру, капитаны морских и речных судов, находящиеся в дальнем плавании, вправе возбуждать уголовные дела только о преступлениях, совершенных на данных судах (п. 1 ч. 3 ст. 40 УПК РФ). Следователи, руководители и члены следственной группы, начальники следственного отдела, а в ряде случаев и прокуроры не вправе возбудить уголовное дело в тех случаях, когда законодатель право его возбуждения в отношении конкретного должностного лица предоставил строго определенному органу предварительного расследования.

Во-вторых, дознаватель, орган дознания вправе возбудить уголовное дело только с согласия прокурора (ч. 1 ст. 146 УПК РФ). А при возбуждении уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц законодателем предусмотрены дополнительные гарантии соблюдения их прав и законных интересов, дополнительные гарантии неприкосновенности лиц, в отношении которых решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

Так, Генеральный прокурор РФ может возбудить уголовное дело:

– в отношении судьи Конституционного Суда РФ на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда РФ, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Конституционного Суда РФ (п. 3 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

– в отношении судьи Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, окружного (флотского) военного суда на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда РФ, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ (п. 4 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

– в отношении иных судей на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей (п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

– в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы только при получении заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда РФ, о наличии в действиях члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы признаков преступления и с согласия соответственно Совета Федерации и Государственной Думы (п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

Причем, если член Совета Федерации, депутат Государственной Думы в процессе высказывания мнения или выражения позиции при голосовании в соответствующей палате Федерального Собрания РФ или при осуществлении иных действий, соответствующих статусу члена Совета Федерации и статусу депутата Государственной Думы, допустили публичные оскорбления, клевету или иные нарушения, ответственность за которые предусмотрена федеральным законом, возбуждение в отношении их уголовного дела осуществляется только в случае лишения члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы неприкосновенности (ч. 6 ст. 19 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ»[37] ).

Решение о возбуждении уголовного дела в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации принимается прокурором субъекта Российской Федерации на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа (п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ); а в отношении следователя, адвоката – прокурором на основании заключения судьи районного суда, а в отношении прокурора – вышестоящим прокурором на основании заключения судьи районного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

Наличие определенных условий, ограничивающих пределы компетенции (подведомственности) органа дознания, дознавателя налагает специфический оттенок на использованное в ч. 1 статьи 144 УПК РФ понятие «любое совершенное или готовящееся преступление».

Получается, что указанные должностные лица (органы) не только не обязаны, но и не вправе принимать и проверять заявление (сообщение) о любом преступлении. Они обязаны принять и проверить заявление (сообщение) о любом подведомственном им совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении.[38]

На орган дознания, дознавателя возложена обязанность (а не только предоставлено право) в пределах своей компетенции принимать и проверять заявление (сообщение) о любом подведомственном им преступлении.

Эта обязанность – одно из проявлений общего правила, закрепленного в ст. 2 Конституции РФ,[39] – обязанности государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. В статье 144 УПК РФ закреплена одна из важных составляющих принципа публичности российского уголовного процесса, суть которого в том, что защита прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований от преступных посягательств является важной и ответственной обязанностью правоохранительных органов, а не делом самих граждан.[40]

Публичное начало российского уголовного процесса выражается прежде всего в обязанности вышеуказанных должностных лиц и государственных органов принимать заявления (сообщения) о преступлении, разрешать таковые, возбуждать в пределах своей компетенции уголовные дела публичного обвинения и осуществлять по уголовным делам основанное на процессуальном и материальном законе уголовное преследование. По большинству дел уголовное преследование должно осуществляться вне зависимости от того, желает этого или нет потерпевший, примирился он с обвиняемым (подозреваемым) или нет.

Иначе говоря, уголовный процесс начинается, ведется и соответствующим решением завершается не только и не столько в интересах стороны обвинения (хотя данное обстоятельство тоже не сбрасывается со счетов), сколько в интересах всего общества, во имя справедливости и в целях предупреждения повторения аналогичных преступлений впредь как тем же лицом, так и другими лицами.[41]

Исключениями из принципа публичности являются положения ст. ст. 23, 25 УПК РФ, порядок разрешения заявлений о преступлениях, перечисленных в ст. 20 УПК РФ, а также рассмотрения дел частного обвинения.

Исходя из редакции ч. 1 статьи 144 УПК РФ, можно сделать вывод, что и первая, и вторая задачи стоят перед органом дознания, дознавателем одновременно. Это двуединая задача стадии возбуждения уголовного дела.

Теперь следует высказаться по поводу того, что понимает законодатель под моментом «поступления сообщения о преступлении», под моментом, с которого начинает проистекать срок рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении.

Когда речь идет о таких поводах для начала уголовного процесса (возбуждения уголовного дела), как заявление о преступлении и явка с повинной, особых проблем с установлением момента «поступления сообщения о преступлении» не возникает. Срок исчисляется с того дня, когда заявитель или явившийся с повинной обратились в орган (к должностному лицу), уполномоченный возбуждать уголовное дело с письменным или устным заявлением, в котором говорится о деянии, содержащем уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.

Течение срока начинается вне зависимости от того, соблюдены ли должностным лицом, к которому обратился заявитель, требования ч. 4 комментируемой статьи о выдаче ему документа о принятии заявления, а также независимо от того, какую дату и время принятия заявления (соответствующую действительности или более позднюю) в указанном документе проставило лицо, его принявшее.

На исчисление срока стадии возбуждения уголовного дела не влияет также то обстоятельство, когда заявление или явка с повинной были зарегистрированы в порядке института ведомственной регистрации и учета заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях.[42]

Сложнее дело обстоит с определением момента начала уголовного процесса при поступлении в орган дознания, дознавателю сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ).

Недаром в некоторых публикациях рекомендуется исчислять срок для принятия решения в соответствии со ст. 145 УПК РФ с момента регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления или «с момента подачи рапорта» в соответствующий орган расследования.[43] Москалькова Т.Н., более того, рекомендует исчислять срок рассмотрения повода к возбуждению уголовного дела со дня его регистрации. Хотя эти утверждения представляются несколько небезупречными, заложенная в них авторами идея верна. Рапорт об обнаружении признаков преступления для того и составляется, чтобы облегчить установление начала срока рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении (стадии возбуждения уголовного дела).

Как минимум, речь идет о таких решениях, как возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. Большинством процессуалистов до сих пор признавался промежуточный характер решения, аналогичного решению о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения – в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ). Соответственно принятием данного решения не завершается течение срока предусмотренной ст. 144 УПК РФ предварительной проверки.

Некоторая небезупречность данных утверждений заключается в том, что они позволяют правоприменителю искусственно расширять рамки стадии возбуждения уголовного дела. Своевременно не составляя рапорт об обнаружении признаков преступления (своевременно не регистрируя повод для возбуждения уголовного дела), он получает возможность приступить к предварительной проверке не в день поступления ему сообщения, а через несколько суток после этого. При этом он может не опасаться нарушения предусмотренного статьей 144 УПК РФ срока рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении.

Представляется, в приведенной ситуации авторами неправильно расставлены акценты. Срок для принятия решения, завершающего стадию возбуждения уголовного дела, исчисляется с момента регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления (повода для возбуждения уголовного дела) только в тех случаях, когда соблюдены два других требования:

1) рапорт об обнаружении признаков преступления должен быть составлен в тот же день, когда поступило сообщение о преступлении (непосредственно обнаружены признаки объективной стороны состава преступления);[44]

2) в этот же день повод для возбуждения уголовного дела подлежит регистрации.[45]

Если же рапорт об обнаружении признаков преступления оформлен или его (повода для возбуждения уголовного дела) регистрация осуществлена несвоевременно (на следующий, второй, третий и т.д. день), срок предварительной проверки (стадии возбуждения уголовного дела) должен исчисляться с момента принятия сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (иного повода для возбуждения уголовного дела), а не с момента регистрации соответствующего рапорта (иного повода для возбуждения уголовного дела). Иначе говоря, если, к примеру, по почте в канцелярию органа дознания поступило сообщение организации о хищении принадлежащего ей имущества, а рапорт об обнаружении признаков данного преступления зарегистрирован лишь через неделю, за момент начала отсчета срока для принятия решения, завершающего стадию возбуждения уголовного дела, должна браться дата, когда сообщение поступило в канцелярию, а не дата регистрации рапорта в дежурной части учреждения.

Большинством процессуалистов признается тот факт, что стадия возбуждения уголовного дела завершается решением о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела.[46] Между тем в одном из комментариев к УПК РФ высказано несколько иное мнение. Так, Москалькова Т.Н. считает, что днем окончания рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении является «дата направления письменного ответа или устного сообщения заявителю о принятом решении о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела».

Не будем говорить о том, что письменный ответ необходим не по всем делам. Не всегда на стадии возбуждения уголовного дела есть заявитель. Если же признать мнение автора правильным, то получится, что по каким-то материалам проверки дня окончания рассмотрения повода к возбуждению уголовного дела вообще может не быть. Такой вывод никак не согласуется ни с представлениями о стадийности уголовного процесса, ни с требованием закона о соблюдении установленных УПК РФ сроков.

Думается, Москалькова Т.Н. просто оговорилась. Она хотела сказать, что требование ч. 2 ст. 145, ч. 4 ст. 146, ч. 4 ст. 148 УПК РФ, касающееся того, что заявителю сообщается о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела, должно реализовываться в рамках срока стадии возбуждения уголовного дела, а не во время предварительного расследования. С таким тезисом можно согласиться. Тем не менее стадию возбуждения уголовного дела и стадию предварительного расследования все равно будет разграничивать решение о возбуждении уголовного дела, а не «письменный ответ или устное сообщение заявителю о принятом решении о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела». Данным решением, а также решением об отказе в возбуждении уголовного дела заканчивается стадия возбуждения уголовного дела. Одновременно заканчивается срок осуществляемой на этой стадии предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении.[47]

И последнее, что следует сказать о ч. 1 статьи 144 УПК РФ, – это то, когда истекает трехсуточный срок предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. В соответствии с правилами ч. 2 ст. 128 УПК РФ, рассматриваемый срок истекает в 24 часа последних суток.

В этой же части ст. 128 УПК РФ закреплено правило, согласно которому, когда окончание срока приходится на нерабочий день, последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день. Буквальное толкование данного положения закона не позволяет признать нарушением срока стадии возбуждения уголовного дела вынесение постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении, в случае соблюдения органом дознания, дознавателем, следователем, руководителем следственной группы, начальником следственного отдела или прокурором данного правового условия.

Если в ч. 1 статьи 144 УПК РФ закреплена обязанность проведения органом дознания, дознавателем, следователем, руководителем или членом следственной группы, начальником следственного отдела или прокурором предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, то в ч. 2 статьи 144 УПК РФ определены особенности проверки сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации. Здесь, в частности, закреплено право органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя или члена следственной группы, начальника следственного отдела по поручению прокурора, а также право самого прокурора требовать от редакции и главного редактора средства массовой информации, опубликовавшего сообщение о преступлении, определенного рода документов и материалов. Это одно из процессуальных средств стадии возбуждения уголовного дела – средств предварительной проверки сообщения о преступлении.

Вообще же средств проверки заявления (сообщения) о преступлении гораздо больше. Можно говорить о существовании трех видов средств проверки заявления (сообщения) о преступлении.

1. Прямо закрепленные в уголовно-процессуальном законе средства сбора достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а именно:

– требование о передаче документов и материалов (ч. 2 ст. 144 УПК РФ);

– осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК РФ).[48]

2. Выработанные практикой и широко применяемые органами предварительного расследования:

– получение объяснений;

– собирание доказательств;

– требование о производстве ревизий;

– исследование (направление на исследование);

– изъятие предметов и документов.

3. Предусмотренные иными не уголовно-процессуальными нормативными актами:

а) гласные оперативно – розыскные мероприятия;

б) гласные розыскные действия;

в) досмотр (ст. ст. 27.1, 27.7, 27.9 КоАП РФ[49] );

г) осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов (ст. ст. 27.1, 27.8 КоАП РФ);

д) акт добровольной сдачи наркотического средства, психотропного вещества, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. ст. 222, 223, 228 УК РФ);

е) требование о представлении прокурору информации, справок, документов и их копий (ч. 2 ст. 6 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»);

ж) получение сотрудниками милиции от граждан и должностных лиц необходимых сведений, справок, документов и копий с них (п. 4 ст. 11 Закона РФ «О милиции»);

з) получение информации органами Федеральной службы безопасности (п. «м» ст. 13 Федерального закона «О Федеральной службе безопасности в Российской Федерации»[50] );

и) административное изъятие (ст. ст. 27.1, 27.10 КоАП РФ);

к) судебно – медицинское освидетельствование;

л) освидетельствование лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения, по поводу наличия в организме алкоголя или наркотических средств (п. 19 ст. 11 Закона РФ «О милиции»);

м) исследование веществ и объектов

В приведенном перечне упомянуто такое средство, как получение объяснений. Именно так оно именуется в п. 4 ст. 11 Закона РФ «О милиции». Иногда в литературе его еще называют «отобрание объяснений»,[51] а также «истребование объяснений».[52]

На стадии возбуждения уголовного дела принуждение минимизировано. Большинство авторов считают, что при производстве предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении применение мер уголовно-процессуального принуждения не допускается.[53] Опрашиваемый не может нести ответственности и соответственно не предупреждается об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, а также не может быть подвергнут приводу.[54] Законодатель не предусмотрел возможности применения на данном этапе уголовно-процессуальной деятельности к лицу, обладающему информацией о преступлении, принуждения в целях получения от него информации. Именно поэтому термины «отобрание» и «истребование» представляются менее соответствующими применяемому на данной стадии уголовного процесса действию, чем термин «получение». Объяснения получаются, а не отбираются и не истребуются.

В постатейных комментариях к ст. 144 УПК РФ части авторов можно встретить упоминание о таких, якобы предусмотренных ч. 4 ст. 21 УПК РФ, средствах проверки заявлений (сообщений) о преступлении, как истребование справок, поручение иных исследований специалистам,[55] поручения, запросы.[56]

Это результат попытки расширить круг процессуальных средств стадии возбуждения уголовного дела путем несколько вольного толкования положений ч. 4 ст. 21 УПК РФ.[57] Здесь действительно говорится о требованиях, поручениях и запросах органа дознания и дознавателя. Между тем то условие, что названные средства доказывания обязательны для исполнения лишь в случае их предъявления в пределах полномочий субъектов уголовного процесса, а УПК РФ не предоставил последним права применять таковые на стадии возбуждения уголовного дела, позволяет усомниться в соответствии законам логики сделанного авторами заключения.

Полномочия любого субъекта уголовного процесса, в том числе (и прежде всего) органа дознания и дознавателя, определены УПК РФ и другими уголовно-процессуальными нормами. Деятельность указанных должностных лиц урегулирована также не уголовно-процессуальными источниками права. В ч. 4 ст. 21 УПК РФ упоминается о полномочиях прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, установленных УПК РФ. И поэтому нельзя признать соответствующим закону (ч. 4 ст. 21 УПК РФ) расширение этих полномочий за счет норм права, содержащихся в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации», Федеральном законе «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации», Законе РФ «О милиции».

Некоторые ученые, к примеру Халиулин А.Г., утверждают, что в ходе проверки сообщения о преступлении допускается производство освидетельствования и назначения судебной экспертизы.[58] Данная точка зрения возникла из-за несовершенства редакции ч. 4 ст. 146 УПК РФ. В указанной норме говорится о возможности приложения к направляемому прокурору для получения согласия на возбуждение уголовного дела соответствующему постановлению протоколов осмотра места происшествия, освидетельствования и постановления о назначении судебной экспертизы.

Обратим внимание на то, что прямо законодатель по вопросу о праве производства до возбуждения уголовного дела освидетельствования и (или) назначения судебной экспертизы не высказался. То же обстоятельство, что в ст. 176 УПК РФ, посвященной основаниям производства осмотра, он посчитал необходимым закрепить возможность (в случаях, не терпящих отлагательства) производства осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела, а в статьях, регулирующих основания и порядок освидетельствования и назначения судебной экспертизы, о таком праве законодатель не упомянул, позволяет усомниться в законности производства данных (помимо осмотра места происшествия) следственных действий в ходе проверки заявления (сообщения) о преступлении.

Пока законодателем не дано четкого ответа на вопрос о возможности производства на стадии возбуждения уголовного дела освидетельствования и назначения экспертизы, необходимость этого может быть предметом исследования в диссертациях и в научных работах.

Кардинально противоположное Халиулину А.Г. мнение высказано Безлепкиным Б.Т. и Бородиным С.В. в ими подготовленных комментариях к ст. 144 УПК РФ. Они считают, что при проведении проверки заявления (сообщения) о преступлении производство следственных действий не допускается.[59] Между тем далее в тех же книгах, комментируя положения ст. 176 УПК РФ, они сами вынуждены согласиться с тем, что такое следственное действие, как осмотр места происшествия, все же может быть произведено до возбуждения уголовного дела.[60]

Итак, перечень средств, которыми решаются задачи стадии возбуждения уголовного дела, довольно широк, но не безграничен. Процессуальными среди них можно называть лишь два: требование о передаче документов и материалов и осмотр места происшествия. Только на них распространяется процессуальная форма. И хотя в ст. 144 УПК РФ лишь упоминается требование о передаче документов и материалов, это действие нельзя производить без соблюдения принципов уголовного процесса.

Форма предусмотренного ч. 2 статьи 144 УПК РФ требования о передаче документов и материалов, подтверждающих сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, законом не определена.

Требование о передаче документов, материалов и сведений должно быть адресовано редакции или главному редактору средства массовой информации. Причем согласно ч. ч. 9 и 10 ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации»[61] под редакцией средства массовой информации понимается организация, учреждение, предприятие либо гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации; а под главным редактором понимается лицо, возглавляющее редакцию (независимо от наименования должности) и принимающее окончательные решения в отношении производства и выпуска средства массовой информации.

Анализируемое требование может оформляться запросом, протоколом требования и другими письменными документами.

Протокол требования рекомендуется составлять по аналогии с формой протокола выемки, со ссылкой на ст. 144 УПК РФ. Он бесспорно в большей степени соответствует требованиям процессуальной формы, процессуальным гарантиям и принципам уголовного процесса, чем не предусмотренный УПК РФ, но часто ранее применяемый протокол (акт) изъятия.

В ст. 144, а также в иных статьях УПК РФ не содержится положений, позволяющих проверять заявления (сообщения) о преступлении путем назначения каких-либо исследований. Между тем без результатов таковых иногда невозможно принять законное решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Разрешить поставленную проблему позволило бы расширительное толкование положений ч. 2 статьи 144 УПК РФ.

Результаты исследований могли бы быть законно вовлечены в уголовный процесс, если бы упомянутое в ч. 2 статьи 144 УПК РФ требование могло быть адресовано не только редакции или главному редактору. Тогда бы можно было рекомендовать составление по аналогии с постановлением о назначении судебной экспертизы постановления с требованием о предоставлении результатов исследования. В таком постановлении следовало бы делать ссылку на ст. 144 УПК РФ. Оформляя данный процессуальный документ, компетентный орган не назначает исследования, а требует передачи материалов – результатов исследования.

Согласно ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации и соответственно под массовой информацией – предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы.

Проверка сообщения о преступлении, распространенного в любом из форм периодического распространения массовой информации, может быть осуществлена только по поручению прокурора. Соответственно без такового у органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя или члена следственной группы и начальника следственного отдела нет обязанности проведения данной проверки.

Однако положения ч. 1 в совокупности с положениями ч. 2 статьи 144 УПК РФ позволяют предположить, что у прокурора имеется обязанность поручить кому-либо из вышеуказанных должностных лиц (органов) (дознавателю или органам дознания) проведение анализируемой проверки в каждом случае обнаружения им сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации.

Часть 2 статьи 144 УПК РФ предоставляет возможность главному редактору (редакции) средства массовой информации не исполнять требования о предоставлении органу дознания сведений, касающихся лица, сообщившего о преступлении. У него есть такое право в случае, когда лицо, сообщившее в средство массовой информации о преступлении, поставило условие о сохранении в тайне сведений о нем. Между тем данное правило касается лишь требования, которое исходит от органа дознания, дознавателя на стадии возбуждения уголовного дела. Оно не ограничивает предоставленные ч. 4 ст. 21, ч. 1 ст. 86, ст. ст. 182, 183 УПК РФ полномочия прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, которыми они обладают в процессе предварительного расследования.[62]

В соответствии с положениями ч. 1 статьи 144 УПК РФ в течение трех суток по заявлению (сообщению) о преступлении должно быть принято решение. Данное правило действует только тогда, когда уже в поводе к началу уголовного процесса содержатся достаточные данные, указывающие на признаки объективной стороны состава преступления, то есть нет необходимости проводить его проверку продолжительное время.

Как указал Верховный Суд РФ, если для установления наличия либо отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела (оснований отказа в возбуждении уголовного дела) необходимо проводить более обстоятельную и соответственно более продолжительную проверку заявления (сообщения) о преступлении, дознаватель возбуждает перед начальником органа дознания ходатайство о продлении срока проверки.[63]

Дознаватель возбуждает ходатайство перед начальником органа дознания. Между тем дознаватель вправе обратиться с ходатайством о продлении срока к прокурору. Тот факт, что до этого им было отказано в продлении срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении начальником органа дознания, не лишает их возможности возбудить аналогичное ходатайство перед надзирающим прокурором.

Законодатель не требует ходатайства о продлении срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, а также принятое по нему решение оформлять в виде постановления. Однако в любом случае оно должно быть оформлено письменно, и содержание данного документа должно быть мотивированно.

Начальник органа дознания, прокурор, вправе продлить проверку на любой срок, так, чтобы период проведения проверки не превышал 10 суток. Продление проверки на больший срок является нарушением закона.

Проверка должна быть завершена либо возбуждением, либо отказом в возбуждении уголовного дела. Решение о передаче сообщения по подследственности (подведомственности) в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ не завершает срок стадии возбуждения уголовного дела и поэтому никак не влияет на течение (исчисление) срока рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении.

Противоположную точку зрения высказал Калиновский К.Б. Он считает, что «если сообщение о преступлении было передано по подследственности, то срок проверки исчисляется заново – с момента получения сообщения другим органом расследования».[64]

С данным подходом трудно согласиться. Как правильно замечает Шевчук А.Н., «законом не предусмотрена возможность исчисления рассматриваемых сроков заново (речь идет об исчислении срока предварительной проверки после получения переданного по подведомственности сообщения о преступлении) при поступлении заявления в орган или должностному лицу по подведомственности… Однако получение таким порядком заявления может служить основанием для продления 3-дневного срока его рассмотрения».[65]

Если в течение 10 суток собрать достаточные данные, указывающие на признаки объективной стороны состава преступления, не представилось возможным, то есть дознавателя отсутствуют основания для возбуждения уголовного дела, выносится решение об отказе в возбуждении уголовного дела в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 148 УПК РФ. Когда через некоторое время основания возбуждения уголовного дела появятся, законно вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела будет отменено и уголовное дело возбуждено.

Закрепленный в ч. 4 статьи 144 УПК РФ институт выдачи заявителю документа о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия, тесно связан с институтом регистрации заявлений (сообщений) о преступлении.

Требование выдачи заявителю указанного документа ранее содержалось лишь в ведомственных нормативных актах и являлось дополнительной ведомственной гарантией соблюдения прав и законных интересов заявителя. В настоящее время ведомственные гарантии пополнились уголовно-процессуальным требованием. Соответственно положения ч. 4 статьи 144 УПК РФ нельзя рассматривать в отрыве от правил приема и регистрации заявлений (сообщений) о преступлении.[66]

В органах внутренних дел порядок регистрации заявлений (сообщений) о преступлении урегулирован Инструкцией о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях.[67] В органах Федеральной службы безопасности России – Инструкцией о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности,[68], и т.д.

Информация о преступлениях и происшествиях, вне зависимости от места и времени их совершения, а также полноты сообщаемых сведений, должна приниматься в любом органе внутренних дел круглосуточно штатными дежурными, их помощниками или работниками, назначенными на дежурство в установленном ведомством порядке.

Заявления (сообщения) о преступлениях и происшествиях, поступившие в канцелярию (секретариат) органа внутренних дел по почте, телеграфу, с нарочным и т.п., регистрируются по общим правилам регистрации входящей корреспонденции, докладываются начальнику органа внутренних дел или лицу, его заменяющему, которые в зависимости от содержащейся информации дают письменное указание о регистрации заявления или сообщения в дежурной части и принимают решение о порядке его проверки. Передача такой информации для проверки и исполнения без регистрации в дежурной части категорически запрещена.

При получении заявления о преступлении непосредственно от заявителя и оформлении «протокола принятия устного заявления о преступлении» дежурный по органу внутренних дел или другой работник органа внутренних дел обязан немедленно выдать заявителю талон – уведомление. Талон – уведомление состоит из двух частей – отрывного листка и корешка, имеющих одинаковый регистрационный номер. Отрывной листок – это тот документ, о котором идет речь в ч. 4 статьи 144 УПК РФ.

Именно в нем указываются сведения о дате приема заявления о преступлении, получившем его должностном лице и заявителе. Некоторые процессуалисты считают необходимым отражать в талоне – уведомлении также сведения, о каком преступлении принято заявление

Талон – уведомление должен быть вручен заявителю. Корешок талона, в котором фиксируются сведения о заявителе, краткое содержание заявления и дата его приема, а также номер и дата регистрации такового остаются у должностного лица, принимающего заявление о преступлении. Заявителю при этом должна быть предоставлена возможность расписаться на корешке талона – уведомления и самому проставить время и дату, когда он получил талон – уведомление.

Может случиться ситуация, когда заявитель обратился с заявлением о преступлении в один день, а документ о принятии сообщения о преступлении ему выдают на следующий день или даже через несколько дней. В этом случае заявитель не только в порядке, установленном ст. ст. 124 и 125 УПК РФ, вправе обжаловать данное незаконное действие (бездействие) лица, принимавшего заявление о преступлении, но и настаивать на отражении в талоне – уведомлении и корешке к талону – уведомлению истинного времени и даты принятия у него заявления о преступлении.

Время и дата принятия заявления о преступлении – это время и дата, когда к компетентному на принятие сообщения о преступлении лицу обратился гражданин с заявлением о преступлении или когда таковое к нему поступило по почте, с нарочным и т.п.

Заявления и сообщения о преступлениях незамедлительно регистрируются в Книге учета заявлений и сообщений о преступлениях (сокращенно – КУП), а другая информация – в Журнале учета информации, поступившей в орган внутренних дел по телефону, телеграфу, в виде срабатывания приборов охранной сигнализации и иных сигналов о происшествиях (сокращенно – ЖУИ).

Анонимные сообщения в органах внутренних дел не регистрируются. Они либо немедленно уничтожаются, либо передаются в оперативные службы для использования в пресечении и раскрытии преступлений.

При регистрации информации о преступлениях и происшествиях, поступившей в письменном виде, на документе проставляется штамп регистрации органа внутренних дел, включающий: дату регистрации, порядковый номер регистрационной записи и фамилию дежурного, принявшего информацию. Записи подписывает дежурный по органу внутренних дел.

Согласно п. 1.3 Приказа МВД России № 1058 и Генеральной прокуратуры РФ № 72 от 28 ноября 2001 года «О мерах по укреплению законности в деятельности органов внутренних дел при регистрации и учете преступлений»[69] укрытие преступлений от регистрации рассматривается как чрезвычайное происшествие. По каждому факту нарушения порядка регистрации и учета преступлений должна определяться роль и ответственность не только сотрудников, которым это вменено в служебные обязанности, но и руководителей, своевременно не выявивших и не устранивших способствующие этому условия и причины.

Как уже отмечалось выше, в ч. 4 статьи 144 УПК РФ говорится лишь о необходимости выдачи заявителю документа о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия. Здесь ничего не сказано о праве заявителя, которому отказано в принятии заявления о преступлении, на получение соответствующего документа.

Правом получить документ, подтверждающий факт принятия сообщения о преступлении, наделен заявитель. Содержание данного понятия законодатель не разъясняет. Наверное, поэтому Калиновский К.Б. к числу таковых относит также лицо, явившееся с повинной.[70] Думается, что такое широкое толкование рассматриваемого понятия не вполне оправданно. Законодатель нигде в УПК РФ лицо, обратившееся в компетентный орган или к должностному лицу с явкой с повинной, не называет заявителем. Напротив, данным термином постоянно именуется лицо, обратившееся в орган предварительного расследования или к мировому судье с заявлением о преступлении. Поэтому представляется более последовательным использование понятия «заявитель» к пострадавшему (очевидцу и т.п.), от которого поступило заявление о преступлении, и соответственно неупотребление понятия «заявитель» применительно к лицу, явившемуся с повинной.

Правом получить документ, подтверждающий факт принятия заявления о преступлении, обладает любой заявитель. Как тот, который обратился в орган дознания, к дознавателю непосредственно, так и отправивший заявление о преступлении по почте, с нарочным и т.п.

Между тем талон – уведомление заявителю выдается при его посещении органа предварительного расследования[71] и не может быть направлен ему по почте. Данное правило действует в связи с тем, что согласно ведомственным нормативным актам заявитель должен расписаться на корешке талона – уведомления и проставить на нем время и дату получения им талона – уведомления.

В ч. 5 статьи 144 УПК РФ не указано лицо, уполномоченное обжаловать отказ в приеме заявления (сообщения) о преступлении. Исходя из содержания ст. ст. 123 и 125 УПК РФ таковыми являются заявитель, его защитник, законный представитель или представитель, а также иные лица, если отказ в приеме заявления (сообщения) о преступлении затрагивает их интересы.[72]

Обжалована может быть любая форма отказа в приеме заявления (сообщения) о преступлении: «Когда ответа на заявление нет вообще или получен отрицательный ответ на требование зафиксировать факт обращения».[73] Обжалованы могут быть и невыдача или отказ в выдаче заявителю документа, подтверждающего принятие его заявления о преступлении.

Подробный анализ содержания статьи 144 УПК РФ позволяет сформулировать большинство отличительных черт рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлении, а также всей первоначальной стадии уголовного процесса – стадии возбуждения уголовного дела.

Как известно, стадии уголовного процесса (в том числе и стадия возбуждения уголовного дела) отличаются друг от друга:

1) непосредственными задачами;

2) средствами достижения таковых;

3) специфическим кругом субъектов, принимающих участие в осуществляемой на данной стадии уголовно-процессуальной деятельности;

4) порядком выполнения процессуальных действий, а также

5) итоговым процессуальным решением.

Четыре из пяти критериев стадии закреплены в статье 144 УПК РФ.

Задача стадии двуединая – реагирование на каждый факт совершения деяния, содержащего уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления, и вместе с тем ограждение последующих этапов уголовного процесса от рассмотрения происшествий, бесспорно не связанных с совершением общественно опасного деяния.

У стадии возбуждения уголовного дела всего два уголовно-процессуальных средства: требование о передаче документов и материалов (ч. 2 ст. 144 УПК РФ) и осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК РФ).

Уголовный процесс на стадии возбуждения уголовного дела осуществляется органом дознания, дознавателем. Исходя из ее наименования, в статье 144 УПК РФ определен порядок рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении. Помимо закрепленного здесь полномочия и сроков (порядка продления данных сроков) производства предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, анализируемой нормой права введены дополнительные требования к порядку проверки сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации (ч. 2 статьи 144 УПК РФ), дополнительные гарантии реагирования на каждое поступившее заявление о преступлении (ч. ч. 4 и 5 статьи УПК РФ) и др.

§ 2. Проблемы использования результатов оперативно розыскной деятельности органов дознания в стадии возбуждения уголовного дела

Выявление преступления – одно из оснований возбуждения уго­ловного дела. В ходе проведения ОРМ создаются условия и пред­посылки для официальной регистрации деяния в качестве преступ­ления и принятия процессуального решения о возбуждении дела и проведения по нему расследования.

Согласно норме ст. 11 ФЗ об ОРД результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

Под поводами для возбуждения уголовного дела следует пони­мать предусмотренные законом источники информации, явля­ющиеся побудительной причиной для начала уголовного судопроизводства, деятельности органа дознания, следователя или проку­рора по проверке содержащихся в источнике первичных сведений о признаках совершения (или подготовки к совершению) преступ­ления, вызывающие обязанность решения вопроса о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении.

Поводами для возбуждения уголовного дела могут быть посту­пившие в орган дознания ис­точники первичных сведений о признаках совершения (или подго­товки к совершению) преступления, в том числе результаты ОРД. Хотя УПК РФ (ст. 140) прямо не предусматривает оперативные сведе­ния, данные в качестве повода и основания для возбуждения уго­ловного дела, тем не менее подразумевает их.[74] В частности, п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ предусматривает в качестве повода для возбуждения уголовного дела сообщение о совершенном или готовящемся пре­ступлении, полученное из любых источников, не связанных с заявле­нием о преступлении или явкой с повинной. Такими источниками мо­гут быть сообщения конфидентов, выявление признаков подготав­ливаемого, совершаемого или совершенного преступления при проведении ОРМ, результаты сопоставления (анализа) информа­ции, указывающие на признаки преступления. В этой связи доку­ментальным поводом (наряду с заявлением о преступлении и яв­кой с повинной) для возбуждения уголовного дела служит рапорт об обнаружении признаков преступления, составленный лицом, получившим соответствующую информацию (ст. 143 УПК РФ).

Сведения о преступлении, оформленные в соответствующем виде, могут быть самыми различными, однако они должны быть конкретизированными, исходить из конкретного источника. В этой связи результаты ОРД, подтверждающие наличие признаков пре­ступления и оформленные рапортом, исходящим от конкретного дол­жностного лица, выступают в качестве законного повода к возбуж­дению уголовного дела.

В таком рапорте должны содержаться сведения об обстоятель­ствах совершенного деяния и источнике получения информации об этом, а также должность, звание, фамилия и инициалы лица, по­лучившего информацию о преступлении и составившего рапорт. Представляется, что сведения об источнике информации не обяза­тельно должны быть конкретизированы в рапорте – они могут быть отражены и в общей форме, например: «в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий», без указания, каких имен­но, с чьим участием, времени и места их проведения и др.[75]

Рапорт в качестве повода для возбуждения уголовного дела по результатам ОРД не должен составляться в момент получения пер­вичной информации, когда информация является недостаточной для принятия обоснованного решения. Это обусловлено тем, что данные о совершенном или готовящемся преступлении, получен­ные в результате осуществления ОРД, имеют процессуально неконкретизированную форму источника информации (отсутствие за­явителя или лица, явившегося с повинной), изначально могут отсут­ствовать данные, указывающие на наличие факта общественно опасного деяния и признаков конкретного преступления ввиду его латентности.

Сама по себе информация о признаках преступления, получен­ная не из заявления или вследствие явки с повинной, а из опера­тивных источников, в результате проведения ОРМ, подлежит пред­варительной проверке и оценке до того, как она будет отражена в рапорте. Информация о признаках преступления является поводом для возбуждения уголовного дела только после того, как должностное лицо убедится, что полученные им оперативные материалы содержат све­дения о совершении деяния, подпадающего под признаки преступления. Если для констатации наличия признаков преступления необходи­мо провести дополнительную проверку по первичным материалам, она осуществляется в рамках ОРД или административно-служебной деятельности. В частности, сообщения негласных источников инфор­мации могут быть оформлены рапортом в качестве повода для воз­буждения уголовного дела лишь после тщательной проверки такого их сообщения путем проведения гласных и негласных ОРМ, и только после подтверждения такой информации, сбора совокупности данных о при­знаках преступления целесообразно составлять рапорт об их обнару­жении.[76]

В этой связи составление рапорта об обнаружении признаков преступления по результатам ОРД может быть практически целе­сообразным и обоснованным, когда имеются основания для воз­буждения уголовного дела, т.е. когда имеется достоверная инфор­мация (фактические данные), указывающая на подготовку или со­вершение деяний, подпадающих под признаки какого-либо преступления.

Результаты ОРД в качестве повода для возбуждения уголовного дела могут появляться и в случаях получения субъектом ОРД дан­ных в процессе проведения ОРМ по проверке заявлений или опе­ративной информации из конфиденциальных источников, меро­приятий, обеспечивающих проведение следственных действий по уголовным делам по фактам других преступлений.

Возбуждение уголовного дела как начальная стадия уголовного судопроизводства состоит в установлении достаточных данных для принятия решения о начале предварительного расследования. Эта стадия не сводится лишь к процессуальному решению и его офор­млению в виде постановления о возбуждении уголовного дела, а предполагает выполнение комплекса действий, сбора и проверки фактических данных, позволяющих установить признаки конк­ретного состава преступления, отсутствие обстоятельств, исключа­ющих производство по делу, и др.

Обязательным условием для принятия рассматриваемого про­цессуального решения помимо надлежашего повода к возбуждению уголовного дела законодателем является и наличие соответству­ющего основания. Только при единстве этих двух условий представ­ляется законным и обоснованным решение о начале уголовного су­допроизводства, его процессуальное оформление в форме постанов­ления, последующее производство расследования.[77]

Основанием для возбуждения уголовного дела является такая со­вокупность и качество результатов ОРД (содержащихся в собран­ных материалах фактических данных), которые позволяют сделать обоснованное предположение о совершении или подготовке пре­ступления, наличии события и его уголовной противоправности. Такое предположение можно сделать путем сопоставления обстоя­тельств, ставших известными к моменту решения вопроса о возбуж­дении уголовного дела, с признаками состава преступления, пре­дусмотренного диспозициями одной или нескольких статей Осо­бенной части УК РФ, и выявления их сходства с теми, информация о которых содержится в оперативных данных.

Именно поэтому Инструкция[78] (п. 5) предписывает, что для ре­шения вопроса о возбуждении уголовного дела результаты ОРД дол­жны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно сведения о том, где, когда, какие призна­ки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоя­тельствах имело место обнаружение признаков преступления, све­дения о совершившем его лице (лицах) и очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, до­кументов и предметов, которые могут стать вещественными дока­зательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.[79]

Для решения вопроса о возбуждении уголовного дела не требует­ся установление всех без исключения признаков состава преступ­ления, характеризующих все его элементы, а достаточно лишь ус­тановить отдельные признаки, отражающие наиболее существен­ные свойства конкретного состава преступления. Полное и всестороннее установление конкретных лиц, формы вины, мотива, цели, способа, обстановки и других обстоятельств совершения пре­ступления не входит в задачу стадии возбуждения уголовного дела. Такая задача может быть решена только в досудебной и судебной стадиях уголовного процесса. Соответственно, результаты ОРД дол­жны содержать лишь достаточные данные, указывающие на при­знаки преступления.

Как пояснил Верховный Суд РФ, круг и содержание таких данных должны свидетельствовать о том, что компетентный государственный орган (должностное лицо) располагает сведениями, которые позволяют обосновать решение о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. В каж­дом конкретном случае вопрос о достаточности данных решается должностным лицом по своему внутреннему убеждению с учетом всей совокупности собранных материалов.

Достаточность фактических данных может рассматриваться как по их совокупности, так и по качеству отдельных данных, которые позволяют сделать обоснованное предположение (выдвижение вер­сии) о совершении или подготовке к совершению деяния, указы­вающего на признаки того или иного состава преступления.[80]

Например, обнаружение трупа с признаками насильственной смерти является достаточным для обоснованного предположения о совершении преступления, хотя сам факт смерти еще не указывает на конкретное пре­ступление, а определяет лишь возможное наличие его признака – обще­ственно опасного последствия, поскольку оно может быть результатом не только, например, убийства, но и самоубийства или несчастного случая.

По смыслу норм ФЗ об ОРД результаты ОРД могут быть: одно­временно поводом и основанием для возбуждения уголовного дела; только основанием – при наличии заявления о преступлении или явки с повинной, когда имеющаяся в них информация требует опе­ративной проверки, добывания фактических данных, подтвержда­ющих содержание сделанного заявления; только поводом – когда объективные данные свидетельствуют о наличии признаков пре­ступления и эти данные обнаружены в результате проведения ОРМ.[81]

Вместе с тем результаты ОРД, даже если они соответствуют тре­бованиям гл. 19 УПК РФ «Поводы и основания для возбуждения уго­ловного дела», не всегда могут выступать в качестве как поводов, так и оснований для возбуждения уголовного дела. Это связано с тем, что в зависимости от характера и тяжести совершенного пре­ступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, может осуществляться как в публичном, так и в частно-публичном или частном порядке (ст. 20 УПК РФ).

Так, результаты ОРД не могут быть использованы в качестве по­водов для возбуждения уголовных дел частного обвинения, кото­рые в соответствии с УПК РФ возбуждаются не иначе как по заявле­нию потерпевшего, его законного представителя, а также по уго­ловным делам частно-публичного обвинения, возбуждаемым не иначе как по заявлению потерпевшего.

Уголовными делами частного обвинения считаются уголовные дела о преступле­ниях, предусмотренных ст. 115, 116, 129 (ч. 1) и 130 УК РФ.

Уголовными делами частно-публичного обвинения считаются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 131 (ч. 1), 136 (ч. 2), 137 (ч. 1), 138 (ч. 1), 139 (ч. 1), 145, 146(4. 1) и 147 (ч. 1) УК РФ.

Необходимо, однако, учитывать, что дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении как частного, так и частно-публичного об­винения и при отсутствии заявления потерпевшего, если такие пре­ступления совершены в отношении лиц, находящихся в зависимом состоянии, или по иным причинам, когда лицо не способно само­стоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. В этом случае результаты ОРД могут быть использованы в качестве осно­ваний, указывающих (подтверждающих), например, на зависимое состояние потерпевших.[82]

Следует также иметь в виду, что изнасилование не является слу­чаем частной жизни субъекта этого преступления (хотя носит ин­тимный характер), но может характеризовать ее применительно к жертве. Именно поэтому данный состав преступления отнесен к делам частного обвинения, возбуждаемым не иначе как по жалобе потерпевшей. Сбор оперативных данных о факте изнасилования не нарушает принципа неприкосновенности частной жизни, однако их использование представляется допустимым только с согласия по­терпевшей.

Особый порядок возбуждения уголовного дела УПК РФ определен и применительно к деяниям, предусмотренным гл. 23 УК (ст. 23 УПК РФ).

Если деяние, посягающее на интересы службы в коммерческих и иных организациях, причиняет вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государ­ственным или муниципальным предприятием, и не причиняет вре­да интересам других организаций, а также интересам граждан, об­щества или государства, то уголовное дело возбуждается по заяв­лению руководителя данной организации или с его согласия.

Применительно к преступлениям, предусмотренным гл. 23 УК РФ, результаты ОРД помимо общих требований, предъявляемых к по­водам и основаниям для возбуждения уголовного дела, должны со­держать данные, свидетельствующие о причинении вреда интере­сам личности, общества или государства либо других организаций.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все выше сказанное свидетельствует о том, что рассматриваемая стадия процесса в ее новой регламентации далека от совершенства. Как и ранее, фактические данные, полученные в стадии возбуждения уголовного дела, в последующем добываются вторично уже путем осуществления следственной деятельности. Это сопровождается многочисленными повторными вызовами свидетелей и потерпевших и нередко выглядит, по существу, как обычная волокита, часто вызывая у граждан непонимание и неприятие. Однако и отказ от стадии возбуждения уголовного дела представляется неприемлемым.

Путем, гарантирующим решение задач данной стадии процесса, видится обеспечение оперативного решения вопроса о возбуждении уголовного дела. В одном из опубликованных проектов УПК РФ было предусмотрено, что, если в заявлении или сообщении содержатся сведения, дающие основания для возбуждения дела и производства расследования, то решение об этом должно быть принято не позднее 24 часов со дня его получения.[83] Однако в УПК РФ (ст. 144) сохранен традиционный 3-суточный срок принятия решения, который при необходимости может быть продлен до десяти суток.

Кроме того, необходимо, на мой взгляд, проблему ч. 4 ст. 146 УПК РФ решить исключив перечисление конкретных следственных действий (которые приводятся в скобках) из редакции данной статьи, поскольку это создает существенную путаницу как в доктрине, так и в практике работы следователей.

И еще одна рекомендация. Ф. Багаутдинов пишет о том, что с введением в действие УПК РФ на прокурора дополнительно возлагается огромный объем работы и, соответственно, ответственности. Ведь законодатель ввел в УПК требование о возбуждении уголовного дела с согласия прокурора в целях усиления роли прокурорского надзора именно в начальной стадии расследования – при возбуждении уголовного дела, чтобы исключить необоснованное возбуждение уголовных дел. Тем самым прокурору предоставлена возможность пресечь нарушения закона в самом зародыше.[84]

Полагаю это утверждение излишне оптимистичным. Скорее, наоборот, это усилит прокурорский произвол, существенно осложнив работу органов дознания. Как показывает практика, подобные факты уже имели место. как получить у прокурора согласие на возбуждение уголовного дела, если преступление совершено в отдаленной местности, дознаватель или орган дознания ведет расследование с выездом на место совершения преступления и не может оттуда отлучиться в связи с большим объемом работы и т.д.?

Более рациональным шагом для решения подобных проблем видится отмена согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, и введение полноценного судебного контроля за принятием дознавателем постановления о возбуждении уголовного дела. Такое решение, по-моему, избавило бы орган дознания от скованности в процессуальных действиях, а подозреваемому дало бы дополнительные гарантии защиты прав, поскольку, к примеру, в судебном рассмотрении подобных вопросов, можно было бы предусмотреть обязательное участие защитника.

Будем надеяться, по мере того, как будет приобретен значительный опыт применения положений УПК РФ на досудебных стадиях уголовного процесса, практика позволит выработать оптимальные формы работы в новых условиях, тактические приемы проведения отдельных следственных действий, а также взвешенно оценить целесообразность сохранения некоторых норм УПК в существующем виде.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // РГ от 25.12.1993, № 237, СЗ РФ от 17.10.2005, № 42, ст. 4212.

2. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

3. Таможенный Кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 № 61-ФЗ (ред. от 18.02.2006) // СЗ РФ от 02.06.2003, № 22, ст. 2066, СЗ РФ от 20.02.2006, № 8, ст. 854.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

5. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 № 81-ФЗ (ред. от 20.12.2005) // СЗ РФ от 03.05.1999, № 18, ст. 2207, СЗ РФ от 26.12.2005, № 52 (1 ч.), ст. 5581.

6. Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 02.05.2006) // СЗ РФ от 13.01.1997, № 2, ст. 198, СЗ РФ от 08.05.2006, № 19, ст. 2059.

7. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 17.06.1996, № 25, ст. 2954, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

8. Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации» от 18.12.2001 № 177-ФЗ (ред. от 27.12.2002) // СЗ РФ от 24.12.2001, № 52 (1 ч.), ст. 4924, СЗ РФ от 30.12.2002, № 52 (ч. 1), ст. 5137.

9. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 02.12.2005) // СЗ РФ от 14.08.1995, № 33, ст. 3349, СЗ РФ от 05.12.2005, № 49, ст. 5128.

10. Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» от 03.04.1995 № 40-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 10.04.1995, № 15, ст. 1269, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

11. Федеральный закон «О пожарной безопасности» от 21.12.1994 № 69-ФЗ (ред. от 02.02.2006) // СЗ РФ от 26.12.1994, № 35, ст. 3649, СЗ РФ от 06.02.2006, № 6, ст. 636.

12. Федеральный закон «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 08.05.1994 № 3-ФЗ (ред. от 25.07.2006) // СЗ РФ от 09.05.1994, № 2, ст. 74, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3427.

13. Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 (ред. от 04.11.2005) // ВСНД РФ и ВС РФ от 20.02.1992, № 8, ст. 366, СЗ РФ от 07.11.2005, № 45, ст. 4586.

14. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 27.07.2006) // ВСНД и ВС РФ от 13.02.1992, № 7, ст. 300. СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

15. Закон РФ «О милиции» от 18.04.1991 № 1026-1 (ред. от 27.07.2006) // ВСНД и ВС РСФСР от 18.04.1991, № 16, ст. 503, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

16. Указ Президента РФ «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 19.07.2004 № 927 (ред. от 09.06.2006) // СЗ РФ от 26.07.2004, № 30, ст. 3149, СЗ РФ от 09.06.2006, № 24, ст. 2584.

17. Указ Президента РФ «Вопросы Федеральной службы безопасности Российской Федерации» от 11.08.2003 № 960 (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 18.08.2003, № 33, ст. 3254, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3463.

18. Указ Президента РФ «О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации» от 11.03.2003 № 308 (ред. от 07.08.2004) // СЗ РФ от 24.03.2003, № 12, ст. 1101, СЗ РФ от 09.08.2004, № 32, ст. 3314.

19. Указ Президента РФ «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» от 11.03.2003 № 306 (ред. от 09.03.2004) // СЗ РФ от 24.03.2003, № 12, ст. 1099, СЗ РФ от 15.03.2004, № 11, ст. 945.

20. Указ Президента РФ «О совершенствовании государственного управления в области пожарной безопасности» от 09.11.2001 № 1309 (ред. от 08.05.2005) // СЗ РФ от 12.11.2001, № 46, ст. 4348, СЗ РФ от 09.05.2005, № 19, ст. 1787.

21. Устав гарнизонной и караульной служб вооруженных сил Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 14.12.1993 № 2140) (ред. от 30.06.2002) // М., Военное издательство, 1994.

22. Инструкция органам дознания вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба (утв. Генпрокуратурой РФ 05.06.2002) (ред. от 01.10.2003) // СПС Гарант.

23. Приказ МВД РФ «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях» от 01.12.2005 № 985 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 26.12.2005, № 52.

24. Приказ Министра обороны РФ «Об организации деятельности органов дознания в вооруженных силах Российской Федерации» от 19.12.2003 № 446 // СПС Гарант.

25. Приказ МВД РФ № 1058, Генпрокуратуры РФ № 72 «О мерах по укреплению законности в деятельности органов внутренних дел при регистрации и учете преступлений» от 28.11.2001 // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генпрокуратуры РФ. Т 1. 2004.

26. Приказ ФСБ РФ «Об утверждении инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах Федеральной службы безопасности» от 04.12.2000 № 613 (ред. от 14.08.2001) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 15.01.2001, № 3. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 03.09.2001, № 36.

27. Приказ ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и СВР РФ «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-ро­зыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 14 сентября 1998 г., № 23.

28. Указ Президиума ВС СССР «Об утверждении консульского Устава СССР» от 25.06.1976 (утв. Законом СССР от 29.10.1976) // Свод законов СССР. – Т. 9. – С. 24.

Специальная литература

29. Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ // Законность. – 2002. – № 7.

30. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002.

31. Безлепкин Б.Т., Бородин С.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ООО «ТК Велби», 2002.

32. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. – М.: НОРМА-М, 2002.

33. Виниченко И.А., Захарцев СИ., Рохлин В.И. Правовая регламентация использования результатов оперативно-розыскной деятельнос­ти в уголовном судопроизводстве / Под ред. В.П. Сальникова. – СПб., 2004.

34. Володина Л.М. Цели и задачи уголовного процесса // Государство и право. – 1994. – № 11.

35. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н. Кожевникова. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Спарк, 2000.

36. Голубев В.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. – М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003.

37. Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002.

38. Даев В.Г., Шимановский В.В. Уголовный процесс. Учебник. – М., 1972.

39. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. – М., 1961.

40. Земскова А.В. Теоретические основы использования результатов опе­ративно-розыскной деятельности при расследовании преступле­ний. – Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2002.

41. Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003.

42. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М.: Юрид. лит., 1989.

43. Лившиц Ю.Д., Биятов Т.К. О сущности дознания и его субъектах // ОВД в условиях судебно-правовой реформы в России. – Омск: ВИМ, 1993.

44. Москалькова Т.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Научн. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2002.

45. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Учебно-практ. пособие / Под общ. ред. В.В. Черникова, В.Я. Кикотя. – М.: ИНФРА-М, 2002.

46. Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник / Под ред. С.В. Степашина. – СПб.: Лань, 1999.

47. Попов В.Л. Теоретико-правовые аспекты проблемы совершенствова­ния оперативно-розыскной деятельности. – Калининград, 1998.

48. Правовые основы оперативно-розыскных мероприятий / Под ред. Е.М. Рябкова, В. В. Петрова. – М., 2004.

49. Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. – М.: Городец, 1999.

50. Словарь оперативно-розыскной деятельности / Авт.-сост. А.Ю. Шу­милов. – М., 2004.

51. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – Т. 2. – М., 1970.

52. Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, С.П. Сереброва; Науч. ред. В.Т. Томин. – М.: Юрайт-Издат, 2003.

53. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А. В. Гриненко. – М.: Норма, 2004.

54. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К. Ф. Гуценко. Издание 6-е, перераб. и доп. – М.: Зерцало, 2005.

55. Уголовный процесс: Учебник для юридических высших учебных заведений / Под общ. ред. В. И. Радченко. – М.: Юстицинформ, 2003.

56. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003.

57. Халиулин А.Г. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002.

58. Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. – М.: Экзамен, 2003.

59. Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002.

60. Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002.

Судебная практика

61. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. № 111п19 // БВС РФ. – 2005. – № 12.

62. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 июля 2004 г. № 231с15 // БВС РФ. – 2004. – № 11.


[1] Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

[2] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – Т. 2. – М., 1970. – С. 27; Даев В.Г., Шимановский В.В. Уголовный процесс. Учебник. – М., 1972. – С. 236.

[3] Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. – М.: Городец, 1999. – С. 22.

[4] Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. – М.: Городец, 1999. – С. 22.

[5] Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. – С. 223.

[6] Закон РФ «О милиции» от 18.04.1991 № 1026-1 (ред. от 27.07.2006) // ВСНД и ВС РСФСР от 18.04.1991, № 16, ст. 503, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

[7] Указ Президента РФ «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 19.07.2004 № 927 (ред. от 09.06.2006) // СЗ РФ от 26.07.2004, № 30, ст. 3149, СЗ РФ от 09.06.2006, № 24, ст. 2584.

[8] Федеральный закон «О пожарной безопасности» от 21.12.1994 № 69-ФЗ (ред. от 02.02.2006) // СЗ РФ от 26.12.1994, № 35, ст. 3649, СЗ РФ от 06.02.2006, № 6, ст. 636.

[9] Указ Президента РФ «О совершенствовании государственного управления в области пожарной безопасности» от 09.11.2001 № 1309 (ред. от 08.05.2005) // СЗ РФ от 12.11.2001, № 46, ст. 4348, СЗ РФ от 09.05.2005, № 19, ст. 1787.

[10] Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации» от 18.12.2001 № 177-ФЗ (ред. от 27.12.2002) // СЗ РФ от 24.12.2001, № 52 (1 ч.), ст. 4924, СЗ РФ от 30.12.2002, № 52 (ч. 1), ст. 5137.

[11] Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 02.12.2005) // СЗ РФ от 14.08.1995, № 33, ст. 3349, СЗ РФ от 05.12.2005, № 49, ст. 5128.

[12] Указ Президента РФ «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» от 11.03.2003 № 306 (ред. от 09.03.2004) // СЗ РФ от 24.03.2003, № 12, ст. 1099, СЗ РФ от 15.03.2004, № 11, ст. 945.

[13] Указ Президента РФ «О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации» от 11.03.2003 № 308 (ред. от 07.08.2004) // СЗ РФ от 24.03.2003, № 12, ст. 1101, СЗ РФ от 09.08.2004, № 32, ст. 3314.

[14] Указ Президента РФ «Вопросы Федеральной службы безопасности Российской Федерации» от 11.08.2003 № 960 (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 18.08.2003, № 33, ст. 3254, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3463.

[15] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 17.06.1996, № 25, ст. 2954, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

[16] Таможенный Кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 № 61-ФЗ (ред. от 18.02.2006) // СЗ РФ от 02.06.2003, № 22, ст. 2066, СЗ РФ от 20.02.2006, № 8, ст. 854.

[17] Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 02.05.2006) // СЗ РФ от 13.01.1997, № 2, ст. 198, СЗ РФ от 08.05.2006, № 19, ст. 2059.

[18] Инструкция органам дознания вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба (утв. Генпрокуратурой РФ 05.06.2002) (ред. от 01.10.2003) // СПС Гарант.

[19] Устав гарнизонной и караульной служб вооруженных сил Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 14.12.1993 № 2140) (ред. от 30.06.2002) // М., Военное издательство, 1994.

[20] Приказ Министра обороны РФ «Об организации деятельности органов дознания в вооруженных силах Российской Федерации» от 19.12.2003 № 446 // СПС Гарант.

[21] См.: Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н. Кожевникова. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Спарк, 2000. – С. 69 – 75.

[22] Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 № 81-ФЗ (ред. от 20.12.2005) // СЗ РФ от 03.05.1999, № 18, ст. 2207, СЗ РФ от 26.12.2005, № 52 (1 ч.), ст. 5581.

[23] Указ Президиума ВС СССР «Об утверждении консульского Устава СССР» от 25.06.1976 (утв. Законом СССР от 29.10.1976) // Свод законов СССР. – Т. 9. – С. 24.

[24] Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, С.П. Сереброва; Науч. ред. В.Т. Томин. – М.: Юрайт-Издат, 2003. – С. 203.

[25] Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А. В. Гриненко. – М.: Норма, 2004. – С. 221.

[26] См.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. – М.: НОРМА-М, 2002. – С. 587.

[27] Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К. Ф. Гуценко. Издание 6-е, перераб. и доп. – М.: Зерцало, 2005. – С. 212.

[28] См.: Лившиц Ю.Д., Биятов Т.К. О сущности дознания и его субъектах // ОВД в условиях судебно-правовой реформы в России. – Омск: ВИМ, 1993. – С. 46.

[29] Уголовный процесс: Учебник для юридических высших учебных заведений / Под общ. ред. В. И. Радченко. – М.: Юстицинформ, 2003. – С. 209.

[30] Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. – М.: Экзамен, 2003. – С. 64.

[31] Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. – С. 141.

[32] См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 377.

[33] Такое мнение высказано многими авторами. См., к примеру: Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 325; Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 376; Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – С. 180; Москалькова Т.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Научн. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 296.

[34] Это правило не распространяется лишь на следователей прокуратуры по делам об общественно опасных деяниях лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ, и прокуроров.

[35] Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 (ред. от 04.11.2005) // ВСНД РФ и ВС РФ от 20.02.1992, № 8, ст. 366, СЗ РФ от 07.11.2005, № 45, ст. 4586.

[36] Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. – М., 1961. – С. 92.

[37] Федеральный закон «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 08.05.1994 № 3-ФЗ (ред. от 25.07.2006) // СЗ РФ от 09.05.1994, № 2, ст. 74, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3427.

[38] Володина Л.М. Цели и задачи уголовного процесса // Государство и право. – 1994. – № 11. – С. 130.

[39] Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // РГ от 25.12.1993, № 237, СЗ РФ от 17.10.2005, № 42, ст. 4212.

[40] См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М.: Юрид. лит., 1989. – С. 151.

[41] См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – С. 34.

[42] Это мнение высказано авторами. См.: Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 330; Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 378. Противоположное мнение высказано Москальковой Т.Н. См.: Москалькова Т.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Научн. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 296.

[43] См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 375, 378.

[44] На то обстоятельство, что рапорт должен составляться «в момент получения первичной информации», указывают такие авторы как? Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 323.

[45] О необходимости незамедлительной регистрации информации о преступлении говорит: Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 327.

[46] К такому выводу приводит содержание их комментариев к ст. 144 УПК РФ. См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – С. 180; Безлепкин Б.Т., Бородин С.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ООО «ТК Велби», 2002. – С. 210 – 211; Халиулин А.Г. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. – С. 246; Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 378; Голубев В.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. – М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. – С. 323 и др.

[47] Или, как этот вид уголовно-процессуальной деятельности называет Москалькова Т.Н., – «рассмотрения повода к возбуждению уголовного дела». См.: Москалькова Т.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Научн. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 296.

[48] Большинством авторов признается возможность производства на стадии возбуждения уголовного дела лишь одного следственного действия – осмотра места происшествия. См.: Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 269; Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 269; Москалькова Т.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Научн. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 298; Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 327.

[49] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

[50] Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» от 03.04.1995 № 40-ФЗ (ред. от 27.07.2006) // СЗ РФ от 10.04.1995, № 15, ст. 1269, СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

[51] См., к примеру: Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 269; Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 269.

[52] См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 377.

[53] См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – С. 181; Москалькова Т.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Научн. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 298; Безлепкин Б.Т., Бородин С.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ООО «ТК Велби», 2002. – С. 211.

[54] См.: Москалькова Т.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Научн. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2002. – С. 297.

[55] См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 377.

[56] См.: Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 328.

[57] См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 377.

[58] См., к примеру: Халиулин А.Г. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. – С. 246.

[59] См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – С. 181; Безлепкин Б.Т., Бородин С.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ООО «ТК Велби», 2002. – С. 211.

[60] См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – С. 226; Безлепкин Б.Т., Бородин С.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ООО «ТК Велби», 2002. – С. 249.

[61] Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 27.07.2006) // ВСНД и ВС РФ от 13.02.1992, № 7, ст. 300. СЗ РФ от 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3452.

[62] Такого мнения придерживаются некоторые авторы. См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 378.

[63] Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. № 111п19 // БВС РФ. – 2005. – № 12.

[64] См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 378.

[65] Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. С. 269; Шевчук А.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 269.

[66] Адаптированы к требованиям УПК РФ и наиболее подробно расписаны данные правила Григорьевым В.Н. См.: Григорьев В.Н. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. – С. 325 – 332.

[67] Приказ МВД РФ «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях» от 01.12.2005 № 985 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 26.12.2005, № 52.

[68] Приказ ФСБ РФ «Об утверждении инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах Федеральной службы безопасности» от 04.12.2000 № 613 (ред. от 14.08.2001) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 15.01.2001, № 3. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 03.09.2001, № 36.

[69] Приказ МВД РФ № 1058, Генпрокуратуры РФ № 72 «О мерах по укреплению законности в деятельности органов внутренних дел при регистрации и учете преступлений» от 28.11.2001 // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генпрокуратуры РФ. Т 1. 2004.

[70] См.: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 379.

[71] Такого мнения придерживаются некоторые авторы. См., к примеру: Калиновский К.Б. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003. – С. 379.

[72] Такого мнения придерживаются такие авторы как Голубев В.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. – М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. – С. 323.

[73] См.: Голубев В.В. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. – М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. – С. 323 – 324.

[74] Земскова А.В. Теоретические основы использования результатов опе­ративно-розыскной деятельности при расследовании преступле­ний. – Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2002. – С. 60.

[75] Виниченко И.А., Захарцев СИ., Рохлин В.И. Правовая регламентация использования результатов оперативно-розыскной деятельнос­ти в уголовном судопроизводстве / Под ред. В.П. Сальникова. – СПб., 2004. – С. 69.

[76] Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Учебно-практ. пособие / Под общ. ред. В.В. Черникова, В.Я. Кикотя. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С. 172.

[77] Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник / Под ред. С.В. Степашина. – СПб.: Лань, 1999. – С. 212.

[78] Приказ ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и СВР РФ «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-ро­зыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 14 сентября 1998 г., № 23.

[79] Попов В.Л. Теоретико-правовые аспекты проблемы совершенствова­ния оперативно-розыскной деятельности. – Калининград, 1998. – С. 92.

[80] Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 июля 2004 г. № 231с15 // БВС РФ. – 2004. – № 11.

[81] Правовые основы оперативно-розыскных мероприятий / Под ред.

Е.М. Рябкова, В. В. Петрова. – М., 2004. – С. 151.

[82] Словарь оперативно-розыскной деятельности / Авт.-сост. А.Ю. Шу­милов. – М., 2004. – С. 82.

[83] См.: Законность. – 1997. – № 1. – С. 35.

[84] Багаутдинов Ф. Возбуждение уголовного дела по упк РФ // Законность. – 2002. – № 7. – С. 43.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву