Реферат: Профилактика правонарушений несовершеннолетних

Содержание

Введение

1. Правонарушения несовершеннолетних как объект профилактического воздействия

1.1 Причины и тенденции правонарушений несовершеннолетних

1.2 Анализ оснований и пределов ответственности несовершеннолетних за причиненный ими вред. Особенности правовой защиты несовершеннолетних

1.3 Развитие отечественного законодательства в рамках профилактики преступлений несовершеннолетних

2. Особенности социализации несовершеннолетних правонарушителей в учреждениях закрытого типа

2.1 Структура и содержание индивидуальной профилактической программы работы социальных педагогов с несовершеннолетним правонарушителем, значимые составляющие индивидуального профилактического воздействия

2.2 Пути и средства воспитательно-профилактического воздействия на личность несовершеннолетнего правонарушителя в учреждениях закрытого типа

2.3 Опытная модель ювенальной юстиции в Ростовской области и ее распространение в регионах России

3. Социализация несовершеннолетних правонарушителей в государственных учреждениях закрытого типа с применением психолого-коррекционных программ в Брянской области

3.1 Профилактика преступности несовершеннолетних в Брянской области

3.2 Программа психологического исследования несовершеннолетних правонарушителей и их психологической коррекции

Заключение

Приложение 1. Методика диагностики уровня школьной тревожности Филлипса

Приложение 2. Опросник Басса-Дарки

Приложение 3. Модифицированный вариант анкеты школьной мотивации Н.Г. Лускановой

Приложение 4. Методика: «Шкала социально-психологической адаптированности»

Приложение 5. Коррекционно-развивающая программа работы по развитию адаптационных возможностей воспитанников школы-интерната 8-го вида


Введение

Подростковая преступность была и остается одной из самых существенных социально-правовых проблем российского общества. Несмотря на предпринимаемые государством усилия по предупреждению преступного поведения детей и подростков, значительных успехов в данной сфере добиться не удается. Уголовная статистика последних лет фиксирует рост числа тяжких и особо тяжких преступлений несовершеннолетних, отмечает увеличение доли насильственных преступлений в структуре подростковой преступности, выявляет тенденцию к возрастанию степени организованности преступных групп несовершеннолетних, свидетельствует об определенных изменениях мотивации преступного поведения подростков.

При этом главное, что ставит преступность несовершеннолетних в ряд актуальных проблем, – это характер ее социальных последствий: преступность морально уродует и подвергает социальной деградации молодежь, которая является активным субъектом общественного воспроизводства, важным резервом и гарантом национальной безопасности, экономического благосостояния и духовного становления России.

К числу факторов, влияющих повышение преступности школьников, российские ученые Ш. А. Амонашвили, К. Д. Ушинский, В. Т. Лихачев и др. относят перегрузку детей учебными занятиями, авторитарный стиль взаимоотношений педагога и учеников, недостаточный учет возрастных и индивидуальных особенностей детей в обучении и воспитании, гиподинамию и др. В современных условиях развития отечественной школы становится очевидным, что успешное решение проблемы снижения уровня делинквентности учащихся во многом зависит от совместных усилий психологов и учителей. Возникла потребность обоснования путей и средств решения этой проблемы в рамках педагогической науки.

Особую актуальность для педагогики представляет проблема делинквентности старшеклассников. От уровня делинквентности выпускников средней школы зависит благополучие молодой семьи, производственный потенциал и обороноспособность страны. Данные статистики свидетельствуют о том, что по состоянию на 1 июля 2008 года уровень алкоголизации среди юношей в одиннадцати регионах России колеблется 72-92%, а среди девушек — 80-94%. Отсутствие знаний по культуре здоровья, пренебрежение здоровьем являются одной из причин того, что 40% из них не имеют представления о здоровом образе жизни; около 50% старшеклассников пробовали наркотики, 70% вступали в половые отношения. Заболеваемость сифилисом среди подростков, юношей и девушек возросла за последние годы в 45 раз. Эти данные говорят, что снижение уровня делинквентности старших школьников — это прежде всего нравственная и педагогическая проблема. В подобных условиях особую значимость приобретают вопросы адекватности социально-педагогической работы с несовершеннолетними и уголовного законодательства России криминологическим реалиям современности.

Актуальность темы исследования обусловливается необходимостью совершенствования социально-педагогических средств социализации несовершеннолетних правонарушителей и предупреждения преступности несовершеннолетних.

Проблема исследования состоит в определении и изучении особенностей социализации несовершеннолетних правонарушителей в учреждениях закрытого типа. Решение данной проблемы является целью исследования. Задачи выпускной квалификационной работы:

1. Рассмотреть правонарушения несовершеннолетних как объект профилактического воздействия и изучить нормативно-правовые основы профилактики преступлений несовершеннолетних.

2. Раскрыть особенности социально-педагогической деятельности с несовершеннолетними правонарушителями в учреждениях закрытого типа.

3. Рассмотреть психологические аспекты социализации несовершеннолетних.

Теоретическую основу исследования составили идеи и концепции, в которых раскрыты:

— гуманизация образования (Ш.А. Амонашвили, М.Н. Берулава, В.А. Караковский, И.Б. Котова, Е.А. Ямбург, Е.Н. Шиянов);

— личностно-ориентированный подход к образованию (Н.А. Алексеев, Е.В. Бондаревская, А.В. Зеленцова, В.В. Сериков, И.С. Якиманская);

— сущность педагогического процесса (Ю.К. Бабанский, В.С. Ильин, В.В. Макаев, А.С. Макаренко, В.А. Сластенин, В.А. Сухомлинский);

— психологические основы теории формирования личности (В.В. Белоус, Л.И. Божович, А Н. Леонтьев, Р.С. Немов, А.В. Петровский).

Использованы следующие методы исследования:

— анализ государственных документов об образовании и об уровне делинквентности подростков РФ, учебных планов, программ и учебников;

— изучение психологической, медицинской, педагогической литературы;

— систематизация и обобщение научных данных;

— педагогическое наблюдение;

— беседа, интервьюирование, анкетирование (несовершеннолетних);

— обобщение педагогического опыта;

Теоретическая значимость исследования состоит в определении научно-педагогических основ воспитательной работы с делинквентными и социально запущеными детьми. Практическая значимость исследования характеризуется тем, что основные научные выводы и результаты могут использоваться в школьной практике в целях воспитательной работы с делинквентными и социально запущеными детьми.

Источники исследования: изучение и анализ психологической, педагогической, криминалистической литературы по теме исследования; наблюдение и беседы с девиантными учащимися, консультации с работниками отдела внутренних дел г. Брянска по работе с несовершеннолетними правонарушителями.


1. Правонарушения несовершеннолетних как объект профилактического воздействия

1.1 Причины и тенденции правонарушений несовершеннолетних

Проблемы борьбы с правонарушениями несовершеннолетних всегда отличались особой остротой и актуальностью. Это обусловлено прежде всего традиционно высокой преступной активностью подростков. Несовершеннолетние быстрее реагируют на позитивные и негативные изменения, происходящие в обществе, что находит отражение в динамике преступности. Не случайно в динамике преступлений несовершеннолетних наблюдаются определенные колебания — «волнообразные движения». Так, за годы реформ «пик» в ее динамике пришелся на наиболее сложный в социально-экономическом плане период — на 1993 год. В течение последующих четырех лет (1994 -1997 гг.) в России отмечалось снижение и некоторая стабилизация преступности несовершеннолетних. Однако в 1998-1999 гг. количество зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их соучастии, вновь стало расти, а в 2000-2002 гг. снова снизилось.

Обратимся к данным таблицы (1). На основании приведенных данных напрашивается вывод о положительных результатах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних. За рассматриваемый период только в 2004 и 2005 гг. отмечен рост выявленных преступлений, совершенных несовершеннолетними. Удельный вес раскрываемых ежегодно преступлений с участием несовершеннолетних сократился с 14 до 9,1%. Коэффициент преступлений несовершеннолетних также значительно сократился.

На самом деле вывод об улучшении криминальной ситуации представляется необоснованным. Количественные показатели преступности несовершеннолетних находятся в прямой зависимости от уголовной политики, карательной практики, изменений уголовного, уголовно-процессуального, административно-правового законодательства. Неслучайно самое значительное снижение преступности несовершеннолетних отмечено в 2000 г. (первый год действия нового УК РФ) и в 2005 г. (начало периода действия УПК России).

Таблица 1 — Динамика и коэффициент преступности несовершеннолетних в России за 2000 — 2008 гг.

Год Количество выявленных преступлений несовершеннолетних Рост/ снижение, % Удельный вес от общего числа раскрытых преступлений, % Коэффициент преступлений несовершеннолетних в расчете на 100 тыс. населения в возрасте 14-17 лет
2000 221649 -1,8 14,0 2563,1
2001 209777 -5,4 12,0 2402,2
2002 202935 -3,3 11,0 2295,5
2003 182798 -9,9 10,9 2030,2
2004 189293 +3,6 10,3 2029,4
2005 208313 +10,0 9,6 2183,2
2006 195426 -6,2 8,9 2012,1
2007 185379 -5,1 9,0 1877,5
2008 139681 -24,7 9,1 1414,3

Существенные изменения произошли в условиях жизнедеятельности молодого поколения страны. Как показывают исследования, подрастающее поколение с наибольшими потерями адаптируется к происходящим в настоящее время в стране сложным и противоречивым социально-экономическим изменениям, находясь на острие этих противоречий со своими потребностями в получении образования, жилья и в обустройстве своей дальнейшей жизни. В переходный, кризисный период все большее влияние на преступность оказывают такие факторы, как имущественное расслоение общества, заметное снижение жизненного уровня широких слоев населения, явная и скрытая безработица, массовая миграция, а также порожденный экономическими трудностями и нерешенными социальными проблемами неблагоприятный психологический фон.

Социально-экономические явления и процессы, происходящие на макроуровне, отражаются на сознании и поведении несовершеннолетних, преломляясь через среду ближайшего социального окружения: семью, школу, трудовые коллективы, неформальные группы молодежи по месту жительства. Эти социальные институты испытывают в настоящее время большие трудности в выполнении своих задач и функций. Антикриминогенный, профилактический их потенциал за годы проводимых в стране реформ значительно снизился.

Коренные причины роста преступности несовершеннолетних, как и преступности в целом, связаны с противоречиями общественного развития. Системный кризис, переживаемый в стране с начала радикальных преобразований в экономике и продолжающийся в определенной мере и в настоящее время, сопровождается возникновением новых и обострением ранее имевшихся противоречий. Изменение форм собственности и связанный с этим интенсивный процесс первоначального накопления капитала привели к резкому имущественному расслоению общества. Большинство населения обнищало. По данным выборочных социологических исследований 42,4% населения составляют сейчас слой неимущих, находящихся за чертой возможностей физиологически допустимого минимума потребления, а еще 37,1% — слой малообеспеченных, которым доступно только поддержание жизни. С переходом экономики страны на рельсы рыночного хозяйства произошел развал многих отраслей промышленности и сельского хозяйства. Возникла безработица, реальный уровень которой по оценкам специалистов составляет около 12%. Спад производства ограничил возможности материальной поддержки учреждений культуры, образования, здравоохранения. Услуги этих учреждений для многих слоев населения стали труднодоступными. Глубокие преобразования в сфере экономики отразились на идеологии общества и нравственном сознании населения. Произошла переоценка этических норм и ценностей, общепринятой картины истории и культуры. Объявленная в стране широкая демократия и плюрализм идей привели к возникновению многочисленных общественно-политических и религиозных течений, в том числе анархистского, нигилистического и шовинистического толков. На фоне социально-экономической неудовлетворенности у различных этнических и национальных групп населения возникло мнимое ощущение ущемленности в правах.

В ряде регионов укрепилась националистическая идеология. Стали происходить межэтнические и межнациональные конфликты. Появились потоки беженцев и вынужденных переселенцев.

Все эти процессы привели к росту социальной напряженности. Как показывают результаты опросов общественного мнения, у большинства населения появились чувства неопределенности, неуверенности в будущем, тревожности, потери ориентиров. Усиление социального неравенства и напряженности в обществе вызвало резкий рост преступности, которая стала оказывать обратное негативное влияние на общественное сознание и психологию. В условиях экономической и политической нестабильности и нарастания общей социальной напряженности в числе наименее защищенных социальных групп населения оказалась молодежь: значительно сузились возможности самореализации, приобщения к социально-полезной деятельности, удовлетворения ее потребностей и интересов посредством институционных форм. Официальные институты социализации: семья, школа, трудовые коллективы, досуговые учреждения — переживают кризис и не в состоянии полноценно выполнить свои социальные функции.

Федеральный закон 1999г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних определил так называемую неблагополучную семью как «находящуюся в социально опасном положении, имеющую детей, находящихся в социально опасном положении, а также где родители или законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и содержанию и отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними».

По многолетним данным по стране только 55-56% осужденных несовершеннолетних воспитывались в полной семье. Распад семьи ударяет не только по благополучию детей и других членов семьи, но и оказывает неизгладимое воздействие на психологию несовершеннолетних. Они сами себя мысленно причисляют к категории «ущербных».

В США проведены уникальные исследования: через 20 лет после расторжения брака между супругами их повзрослевших детей с целью выяснить, хотели бы они, чтобы их родители вновь соединились. Абсолютное число ответов было утвердительным. Эти данные американских ученых подтверждаются и нашими исследованиями. Дети, даже находясь в местах лишения свободы, готовы простить «взрослые шалости» родителей и сами хотели бы этому способствовать. По материалам профессора В.А. Лелекова о структуре, материально-бытовом положении, нравственно-правовой характеристике семей, где проживалинесовершеннолетние преступники:

— всего 6% несовершеннолетних преступников имели с братьями и сестрами отдельные комнаты (в контрольной группе — 29%);

— треть — выходцы из многодетных семей;

— доходы 78% семей находятся на уровне ниже прожиточного минимума;

— из близких родственников 36,5% были судимы, а 60% семей родственники злоупотребляют спиртными напитками.

Для многих семей характерна атмосфера жестокости, насилия, эмоционального голода. Это побуждает тысячи детей совершать побеги из дома (в год 50 тыс. уходят из дома, 2 тыс. — кончают жизнь самоубийством).

В России насчитывается около 4 миллионов беспризорных детей. Вместе с тем любопытен такой факт: какими бы родители не были, со временем обида проходит и дети стремятся к семье. На вопрос о том, что сыграло бы решающую роль в предотвращении преступления, 83,2% юношей и 75,6% девушек из воспитанников колоний ответили — усиление контроля со стороны родителей. Несовершеннолетние рассчитывают и имеют право на помощь коллектива учебного заведения, предприятия. К сожалению, она не всегда приходит вовремя. Неблагоприятная социальная, среда воздействует, прежде всего на личность, не способную по своим свойствам ей противостоять. Среди преступников значительный процент двоечников, эмоционально неудовлетворенных, обладающих многими акцентуациями характера. По данным И.И. Карпеца, преступность среди второгодников в 11-14 раз выше, чем среди других школьников. Согласно данным ИАС «Подросток» около половины несовершеннолетних преступников в школе учились плохо. Половина несовершеннолетних, совершивших преступление, считают, что в школе имелись несправедливые, грубые, невнимательные и даже непригодные для работы с детьми учителя. Осуждая репрессивные меры за нарушение дисциплины и слабую учебу, подростки считаютих бесполезным или вовсе несправедливыми (приглашение родителей в школу, обсуждение в классе, на педсовете и т.д.).

Что касается действенных профилактических мероприятий со стороны педагогического коллектива, то они были недостаточными. Неслучайно на нашу просьбу посоветовать, что предпринять в борьбе с преступностью, 40% воспитанников колоний предлагают увеличить в учебных заведениях количество бесплатных кружков, спортивных секций, около половины родителей рассчитывают на помощь школы в воспитании детей.

Главным воспитателем детей, оказавшихся вне семьи, школьного коллектива, становится «улица» в негативном понимании этого слова. Доля несовершеннолетних без постоянного источника дохода по официальной статистике составила третью часть, среди всех участников преступлений — превысила 55%. По данным этого исследования свыше половины несовершеннолетних, попавших в колонию, не работали и не учились. До 70% различного рода респондентов (взрослых и несовершеннолетних) одним из условий преступной деятельности считают слабую организацию досуга по месту жительства. Это уже стало аксиомой. За последние годы и без того скудная база по месту жительства в загородных лагерях сворачивается.

Социологами зафиксированы падение престижа образования, снижение ориентации учащейся молодежи на профессии, связанные с материальным производством, увеличение доли тех, кто не работает и не учится. Незанятость как определенное состояние, интегрирующее многие негативные стороны действительности, заключает в себе сильный криминогенный заряд. С незанятостью в значительной степени связан наблюдаемый рост правонарушающего поведения среди несовершеннолетних. По данным криминологов незанятость как одна из форм изолированности от общества выполняет для определенной части подростков и молодежи функции объединяющего начала.

Связанные с возрастом психологические особенности не позволяют подросткам, попавшим в отвергнутое положение, находиться в изоляции, вызывают стремление найти равных по социальному статусу лиц и объединиться с ними. На вредные последствия пустого препровождения времени указывал еще великий русский педагог К.Д. Ушинский, который писал: «Более всего необходимо, чтобы для воспитанника сделалось невозможным то лакейское препровождение времени, когда человек остается без работы в руках, без мысли в голове, потому что в эти самые минуты портится голова, сердце и нравственность».

Анализ учетно-профилактических дел осужденных подростков, состоящих на учёте в подразделениях по делам несовершеннолетних ОВД, показал, что 31,7% девушек и 30,4% юношей до совершения преступления уже употребляли наркотики. Тревожит то обстоятельство, что из опрошенных считают недопустимым для несовершеннолетних употребление наркотиков только 9-12%, а спиртных напитков — лишь 2-4%.

При новых социальных условиях в ситуации изоляции и неблагоприятно складывающихся взаимоотношений в формальной среде, на положении аутсайдеров (неудачников) в основных сферах позитивной жизнедеятельности оказалась значительная часть несовершеннолетних и молодежи. Об этом, в частности, свидетельствует резкий рост бродяжничества и беспризорности среди несовершеннолетних. Только в 1996г. в целом по России было зарегистрировано 39 тыс. случаев побегов детей из семей, детских домов и интернатов. Особая середа — воспитательная колония. Крайняя, вынужденная мера — направление преступников в места заключения — пока рассчитываемой эффективности не дает. Всеобъемлющий кризис не позволяет реформировать в необходимом объеме пенитенциарную систему. И она пробуксовывает. В колониях верховодят авторитеты, прививаются новые вредные привычки, портятся характер и здоровье.

Неспособность государственных и общественных структур удовлетворить возросшие материальные и духовные запросы молодежи в сочетании с высоким уровнем криминализации общества, падением нравов и другими негативными факторами среды порождают у определенной части несовершеннолетних и молодежи разочарование, психологический дискомфорт, ощущение ущербности и ненужности, правовой и моральный нигилизм и, соответственно, потребность в самоорганизации в целях противостояния противоречивым микро- и макросреде.

Анализ данных о социально — демографических и личностных характеристиках несовершеннолетних, совершивших преступления, свидетельствует о том, что большинство из них — выходцы из неблагополучных семей, отстающие в учебе, не сумевшие трудоустроиться или продолжить обучение. Отсутствие в обществе полноценной среды социализации, отчужденность подростков от основных сфер позитивной жизнедеятельности: семьи, учебного заведения, труда, досуговых учреждений — являются, таким образом, факторами, детерминирующими процесс выбора несовершеннолетними пути совершения преступлений. Этот процесс во многих своих аспектах остается еще не до конца познанным.

Система профилактики правонарушений несовершеннолетних, существовавшая в России в прежние годы, практически распалась, а новая находится на стадии формирования и является пока несовершенной и малоэффективной. Все указанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о научной и практической актуальности и значимости дальнейших исследований проблем преступности и совершенствования системы профилактики правонарушений несовершеннолетних.

1.2 Анализ оснований и пределов ответственности несовершеннолетних за причиненный ими вред. Особенности правовой защиты несовершеннолетних

Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 лет, лежит на их законных представителях (родителях, усыновителях, опекунах). Ответственность в данном случае строится на началах вины, которая заключается либо в ненадлежащем надзоре за несовершеннолетними, либо в их недостаточном воспитании.

Кроме того, ответственность по возмещению вреда может быть возложена на образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, в которых находится малолетний, а также на лиц, осуществляющих надзор за малолетними по договору. Вина указанных лиц заключается в ненадлежащем надзоре за малолетними. Эти лица и учреждения обязаны возмещать вред и после достижения малолетним совершеннолетия, за исключением тех случаев, когда упомянутые лица умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда. В таких случаях суд вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда (п. 4 ст. 1073 ГК).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут ответственность за причиненный вред самостоятельно, и только в тех случаях, когда у них нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, дополнительная обязанность по возмещению вреда может быть возложена на их родителей (усыновителей) или попечителей (ст. 1074 ГК).

Обязанность возместить вред, причиненный несовершеннолетними в этом возрасте, может быть возложена и на воспитательное или лечебное учреждение, в котором он находился при причинении вреда.

Обязанность родителей (усыновителей), попечителей и соответствующего учреждения по возмещению вреда прекращается по достижении причинителем вреда совершеннолетия, а также в случае, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел трудоспособность.

На родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком, в течение трех лет после лишения родительских прав (ст. 1075 ГК).

При рассмотрении дел по искам о возмещении вреда, причинного несовершеннолетними, необходимо учитывать следующее:

1. Под виной родителей или опекунов и попечителей, влекущей ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п.). Под виной учебных, воспитательных и лечебных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда.

2. Если будет доказано, что причинение несовершеннолетними вреда имело место как по вине родителей или опекунов и попечителей, так и по вине учебных, воспитательных или лечебных учреждений, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

3. Родители, проживающие отдельно от детей, несут ответственность за вред, причиненный детьми, на общих основаниях.

Родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка. Поскольку в соответствии с п.3 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте 14-18 лет самостоятельно несут имущественную ответственность не только по сделкам, которые они вправе совершать самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей, попечителя (п.2 ст. 26 ГК), но и по сделкам, совершенными с письменного согласия родителей, усыновителей, попечителя, либо без такого согласия, но с последующим письменным одобрением сделки этими лицами (п.1 ст. 26 ГК), наличие письменного согласия родителя, усыновителя или попечителя на заключение несовершеннолетним договора возмездного оказания услуг (например, бытового проката) не является основанием для возложения на этих лиц имущественной ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение договора несовершеннолетним, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 361 ГК РФ был заключен договор поручительства.

Вместе с тем родители, усыновители или попечитель могут нести имущественную ответственность за неисполнение или надлежащее исполнение договора в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда. При рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, суды должны исходить из того, что вред подлежит возмещению самим причинителем. При отсутствии у него имущества или заработка, достаточных для возмещения, соответствующая обязанность возлагается на его родителей (усыновителей) или попечителей при условии их виновного поведения. Эта их обязанность прекращается по достижении причинителем вреда совершеннолетия либо при появлении у него имущества или заработка, достаточных для возмещения вреда. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возлагается на опекуна или организацию, осуществляющую за ним надзор.

В случае причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет надлежащими ответчиками, по общему правилу, являются непосредственно они. Если же возникнет необходимость по основаниям, предусмотренным ст. 1074 ГК РФ, в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный представитель

В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Обязанность родителей по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность.

Дети в любом государстве находятся в особом привилегированном положении. Не является исключением и наше государство: забота о подрастающем поколении проявляется в самых различных областях его деятельности. Среди этих направлений охрана прав и законных интересов несовершеннолетних должна быть главенствующей. Несовершеннолетние наряду с престарелыми, инвалидами, беременными женщинами, душевнобольными относятся к числу лиц, которые значительно чаще подвергаются негативному воздействию со стороны общества, а потому нуждаются в особой защите своих прав и законных интересов.

Необходимость усиленной заботы о несовершеннолетнем определена рядом характерных для него специфических особенностей: беззащитностью, беспомощностью, недостаточностью жизненного опыта, податливостью и склонностью к подражанию, повышенной эмоциональностью, неуравновешенностью, импульсивностью. Подросток стремится привлечь к себе внимание, выделиться; в то же время им руководит страх прослыть несамостоятельным, трусом, «слабым». Несовершеннолетний отличается развитым чувством личной дружбы и групповой солидарности. С точки зрения особенностей психических процессов подростка его отличает также способность к неадекватному восприятию, запоминанию и воспроизведению некоторых фактических данных о наблюдаемых событиях. По сравнению со взрослым несовершеннолетний обладает ограниченной дееспособностью, меньшей свободой в передвижении, в хранении и распоряжении своим имуществом.

Прежде чем рассматривать вопросы правовой защиты несовершеннолетних, следует остановиться собственно на определении понятия данной категории лиц, тем более что оно не относится к числу однозначных и неоспоримых.

В доктрине российского права несовершеннолетним признается человек, не достигший определенного возраста, с достижением которого закон связывает его полную дееспособность, т.е. реализацию в полном объеме субъективных прав и юридических обязанностей, провозглашенных Конституцией и другими законами страны.

Отечественное законодательство, как и международные акты, широко использует термин «несовершеннолетний» (малолетний, ребенок, молодежь). Дополнительные сложности создает тот факт, что законодатель, как правило, не считает нужным сформулировать четкое определение этого понятия для каждой отрасли права, вероятно, относя его к очевидным. Такую ситуацию можно наблюдать на примере источников гражданского, административного, трудового и ряда других отраслей законодательства. В то же время в российском праве существуют отрасли законодательства, где дается трактовка указанного термина (например, в уголовном, семейном). Общим ориентиром для понимания несовершеннолетия в отечественном праве могли бы стать соответствующие положения Конституции, однако в главном законе страны они отсутствуют. Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. в ст. 1 говорит о несовершеннолетнем как о человеческом существе до достижения им 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достиг совершеннолетия ранее.

Правила ООН, принятые в 1990 г. и затрагивающие вопросы защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, не содержат никаких уточнений относительно возрастного порога несовершеннолетия. Минимальные стандартные правила ООН, принятые в 1985 г., касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), не устанавливая их конкретный возраст, тем не менее указывают, что несовершеннолетним является ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой ко взрослому (Правило 2.2.а). Текст Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (приняты в Эр-Рияде в 1990 г.) также не содержит конкретного определения возраста несовершеннолетнего.

Представляется, что если в международных документах отсутствует указание на возраст, с достижением которого наступает совершеннолетие, то выбор (из имеющихся в международной практике стандартов) при его определении должен быть сделан в пользу верхней возрастной границы. В большинстве случаев, несомненно, основанием для определения возрастных рамок несовершеннолетия должны стать положения Конвенции ООН 1989 г.

Анализируя основные отрасли отечественного права, мы приходим к выводу, что верхнюю возрастную границу несовершеннолетия следует установить на уровне 18 лет поскольку начиная именно с этого возраста физическое лицо практически становится полноправным членом общества. Это вовсе не означает отсутствия исключений из этого правила.

В силу наличия у несовершеннолетнего определенных возрастных особенностей он не в состоянии самостоятельно защитить свои права так же эффективно, как взрослый, что является главной причиной создания и действия в РФ специальных правовых средств по защите ребенка.

Под правовой защитой несовершеннолетних следует понимать систему нормативных правовых актов, устанавливающих правовой статус несовершеннолетних как участников общественных правоотношений (права, обязанности, гарантии соблюдения прав и обязанностей) и закрепляющих основы организации деятельности системы органов по работе с несовершеннолетними и защите их прав и законных интересов.

Правовая защита охватывает все сферы жизнедеятельности несовершеннолетнего: воспитание, образование, медицинское обслуживание, трудовую занятость, социальное обеспечение, досуг и др.

В соответствии с Конвенцией ООН о правах ребенка, Всемирной декларацией об обеспечении выживания, защиты и развития детей 1990 г. наиболее важными стратегическими задачами российского государства и общества в сфере улучшения положения детей являются следующие:

— максимально возможное в рамках имеющихся ресурсов сохранение базовых гарантий обеспечения жизнедеятельности и развития детей и минимизация их потерь в уровне жизни; обеспечение беспрепятственного доступа детей к системам образования и здравоохранения, развитие различных форм материальной поддержки семей с детьми;

— приоритетное внимание проблемам детей, находящихся в особо трудных условиях, — детей-сирот и детей-инвалидов, расширение форм помощи этим категориям детей, основанных на новой для России доктрине — гуманизации обращения с такими детьми на основе уважения прав ребенка и максимально возможной интеграции их в семью и общество в результате принятых мер;

— создание механизмов профилактики и социальной реабилитации детей в условиях возникновения новых рисков — беспризорности, расширения насилия по отношению к детям, роста наркомании и преступности, вынужденного перемещения;

— законодательное обеспечение прав детей и мер политики по отношению к детям, создание административных, организационных и финансовых механизмов обеспечения прав детей, подготовка необходимых кадров.

Во исполнение указанных задач за последнее десятилетие в России практически заново создана целостная система правовой защиты интересов детей применительно к новым социально-экономическими условиям.

Так, начиная с 1992 г. принято более 200 нормативных правовых актов, затрагивающих все сферы жизнедеятельности семьи и детей и нацеленных на усиление мер их социальной защиты, включая федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и др.

Особенно важное значение имеет принятие 24 июля 1998 г. Федерального закона №124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», который установил основные гарантии прав и законных интересов детей, определил направления обеспечения и организационные основы гарантий прав детей в РФ. Пользуясь предоставленными им правами, субъекты РФ также принимают законы по различным аспектам регулирования прав и законных интересов детей.

К сожалению, в большинстве случаев принимаемые нормативные правовые акты остаются лишь декларативными, поскольку отсутствуют механизмы их реализации как на федеральном, так и региональном уровнях.

Президентом Российской Федерации и правительством страны в последние годы ведется целенаправленная работа по гуманизации уголовно-исполнительной политики и практики исполнения уголовных наказаний, сокращения законодательными методами численности граждан в местах лишения свободы, улучшению условий их содержания.

Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации были приняты федеральные законы от 8 декабря 2003 г. № 161 «О приведении Уголовно-процессуального кодекса РФ и других законодательных актов в соответствие с ФЗ „О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ“ и № 162 „О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ“, которыми укреплены гарантии прав граждан, совершивших преступления и временно изолированных от общества, а также расширены права осужденных, в том числе в вопросах досрочного освобождения из мест лишения свободы

1.3 Развитие отечественного законодательства в рамках профилактики преступлений несовершеннолетних

Несовершеннолетний, отбывший часть срока в исправительном учреждении, может быть освобожден от дальнейшего претерпевания карательно-воспитательного воздействия условно-досрочно если суд придет к выводу о достижении им определенного уровня исправления. В этом случае контроль за его поведением на постпенитенциарной стадии осуществляет специализированный государственный орган — уголовно-исполнительная инспекция. В настоящее время лица, досрочно освобожденные от отбывания наказания под условием, обязаны не реже одного раза в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для отчета о своем поведении, исполнении возложенных на них судом обязанностей. В свою очередь, инспекции правомочны вызывать таких субъектов для проведения, к примеру, профилактических бесед, дачи разъяснений по различным вопросам.

В целях повышения эффективности контроля за условно-досрочно освобожденными Т. Ф. Минязева предлагает активно использовать положительный опыт ряда зарубежных государств в этой области (Англии, Бельгии, Франции). В частности, автор видит целесообразным внедрение в практику работы уголовно-исполнительных инспекций электронных браслетов, по типу радиопередатчиков, которые обязаны носить условно-досрочно освобожденные на протяжении всего срока неотбытой части наказания. Данные устройства смонтированы таким образом, что позволяют определять местонахождение лица в любое время суток, а в программу, обеспечивающую их системное функционирование, закладывается допустимые маршруты передвижения условно-досрочно освобожденного (на работу, в магазин или школу).

Отклонение лица от заданных маршрутов, равно, как и попытка избавления от этого браслета фиксируется на пульте дежурного.

По нашему мнению, использование подобного рода изобретений не способно в полной мере выявить реальные мотивы поведения условно-досрочного освобожденного в процессе осуществления над ним контроля. Дело в том, что применение рассматриваемых приборов изначально моделирует именно правомерное поведение лица, причем правомерное на безальтернативной основе. У осужденного с электронным браслетом по существу нет возможности сделать выбор на основании нескольких альтернатив поведения, а, следовательно, с его стороны будет отсутствовать и такой важный показатель поступка, как борьба мотивов.

Одна ситуация, когда освобожденный не покидает местожительства в вечернее время, заведомо зная, что о его поведении тут же станет известно контролирующему органу. Думается, исправительный индикатор при подобном положении вещей незначителен: вряд ли субъект вообще отважится на нарушение обязанности, поскольку весьма высока вероятность отмены условно-досрочного освобождения и он не может этого не понимать. И совсем другой случай, если лицо не нарушает вышеуказанный запрет, не находясь под постоянным надзором. Имея определенную альтернативу поведения, субъект сталкивается с гораздо более сложной дилеммой (рисковать или нет), и, если при данных обстоятельствах он все-таки исполняет наложенную судом обязанность, то это свидетельствует о формировании у него положительных поведенческих установок. Поэтому вывод об окончательном исправлении условно-досрочно освобожденных, думается, будет верным, лишь при условии наличия у них свободы выбора в поведении. Обеспечение же повышения качества контроля возможно, например, путем сбора информации о поведении лица (на работе, в школе, по месту жительства) представителями уголовно-исполнительной инспекции.

В соответствии с действующим уголовным законодательством суд, применяя условно-досрочное освобождение, не может устанавливать какой-либо испытательный срок, как, например, при условном осуждении, поскольку таковым является неотбытая осужденным часть срока наказания. Вместе с тем некоторые специалисты фактически не проводят никакой разницы между неотбытой частью срока наказания и испытательным сроком.

Чем обусловлена подобная позиция? Видимо тем, что между указанными юридическими категориями, выступающими в качестве своеобразных „периодов надежности“, наличествует определенное сходство. Так, в течение испытательного срока и неотбытой части наказания проверяется целесообразность применения институтов условного осуждения и условно-досрочного освобождения; осуществляются цели общей и частной превенции, восстановления социальной справедливости; существует угроза возврата к исполнению наказания, в случае неисполнения осужденным определенных требований.

Однако констатировать тождество их социальной и юридической природы вряд ли оправданно. Между оставшейся частью наказания и испытательным сроком имеются и существенные различия.

Во-первых, испытательный срок назначается лицу, не отбывавшему наказание. В отношении же условно-досрочно освобожденного субъекта имеет место именно оставшаяся часть срока от того наказания, реальные правоограничения которого лицо уже претерпело.

Во-вторых, различны способы ресоциализации лица в данные периоды: в течение испытательного срока условно осужденный доложен доказать факт исправления за счет собственного инициативного поведения, без обязательного исправительного воздействия, оказываемого государством; на протяжении же неотбытой части срока наказания продолжается закрепление результатов начавшегося процесса исправления осужденных, достигнутых при исполнении / отбывании наказания.

В-третьих, при условном осуждении продолжительность испытательного срока устанавливается в зависимости от вида и размера наказания (ч. 3 ст. 73 УК). Временной интервал „режима испытания“ при условно-досрочном освобождении определяется автоматически: им является та часть срока наказания, от отбывания которой осужденный был освобожден.

Определенные затруднения в правоприменительной практике вызывает вопрос о погашении судимости условно-досрочно освобожденных несовершеннолетних. В соответствии с ч. 4 ст. 86 УК при досрочном освобождении лица срок погашения судимости исчисляется с момента фактического освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний. При этом необходимо иметь в виду, что сроки погашения судимости у несовершеннолетних сокращены вдвое.

Стало быть, вполне возможно такое развитие событий, при котором состояние судимости как специфическое социально-правовое последствие назначения меры государственного принуждения может закончиться у освобожденных несовершеннолетних значительно раньше истечения срока неотбытой части наказания.

Например, при совершении несовершеннолетним преступления средней тяжести судимость погашается по истечении одного года с момента условно-досрочного освобождения (п. „а“ ст. 95, ч. 4 ст. 86 УК). Допустим, З. был осужден по ч. 2 ст. 158 УК к лишению свободы сроком на три года шесть месяцев. Через один год и два месяца осужденный освобожден условно-досрочно. Продолжительность неотбытой части срока наказания составит два года четыре месяца. Однако, в этой ситуации, придется констатировать, что срок погашения судимости истечет раньше времени окончания неотбытой части срока наказания на один год и четыре месяца. Аналогичная ситуация возникает и при совершении несовершеннолетним тяжкого либо особо тяжкого преступлений.

Подобное положение вещей, как нам кажется, противоречит как самой сущности института судимости, так и здравому смыслу. Полагаем, что, если продолжительность неотбытой части наказания больше срока, необходимого для погашения судимости, то судимость может погашаться лишь по истечении неотбытой части наказания. Исходя из сказанного целесообразно п. „а“ ч. 3 ст. 86 УК дополнить правилом, согласно которому у лиц, освобожденных условно-досрочно, судимость погашается по истечении неотбытого срока наказания.

При применении условно-досрочного освобождения, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК, которые должны им исполняться в течение оставшейся неотбытой части срока наказания. Суд имеет право заставить осужденного исполнять и другие поведенческие акты, способствующие его исправлению, например, не посещать определенные места (бары, дискотеки), находиться в ночное время дома, особенно, если преступление было совершено ночью.

Предписанные условно-досрочно освобожденному варианты позитивного поведения должны быть конкретными и исполняемыми. Поэтому нельзя, например, обязать лицо повысить свой культурный уровень, так как неопределенность и, вытекающая из нее неисполнимость данной обязанности, очевидны.

Трудно также согласиться и с мнением П. М. Малина о необходимости возложения на условно-досрочно освобожденных такой обязанности, как пройти курс лечения от ВИЧ-инфекции. Учитывая высокую стоимость курсов лечения от ВИЧ-инфекции, которые, кстати, больные должны проходить регулярно и материальное положение условно-досрочно освобожденных, реализация указанной обязанности весьма затруднительна, а, если точнее — вообще неисполнима. Автор также предлагает закрепить исследуемые обязанности в нормах об условно-досрочном освобождении. При этом, с одной стороны, отвергается целесообразность существования отсылочных норм права, с другой, произойдет дублирование нормативного материала, поскольку обязанности, возлагаемые на условно осужденных и условно-досрочно освобожденных во многом схожи: они преследуют, в конечном счете, одну и ту же цель — исправление лиц, совершивших преступления.

В юридической литературе не нашел однозначного решения вопрос о способах закрепления в уголовном законодательстве обязанностей, возлагаемых на условно осужденных и условно-досрочно освобожденных. Так, В. Ф. Щепельков считает, что отсутствие исчерпывающего перечня обязанностей в ч. 5 ст. 73 УК противоречит принципу законности, следовательно, это может влечь ущемление правового статуса условно-досрочно освобожденных в течении неотбытой части срока наказания.

Противоположной позиции придерживается А.А. Ашин. Он предлагает отдать решение вопроса о возложении обязанностей на условно-досрочно освобожденных на усмотрение правоприменительного органа — уголовно-исполнительной инспекции, а в уголовном законодательстве закрепить лишь общую для всех осужденных обязанность: подчиняться порядку осуществления контроля. Уголовно-исполнительная инспекция в отношении каждого конкретного субъекта будет самостоятельно определять перечень обязательных к исполнению заданий, необходимых для закрепления результатов его исправления.

Изменение же, дополнение и конкретизация этих правоограничений не должны иметь уголовно-правового значения. В развитие своей позиции он, в частности, предлагает исключить из ч. 5 ст. 73 УК такую обязанность, как извещение условно-досрочно освобожденным уголовно-исполнительной инспекции о смене своего места жительства учебы, работы, и закрепить ее в ч. 4 ст. 188 УИК, начав ч. 6 ст. 73 УК со слов „условно осужденный обязан подчиняться порядку осуществления контроля за его поведением, установленному органом, исполняющим приговор об условном осуждении“.

Исходя из того, что обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК являются по своей сути правоограничениями, и их регламентация относится к области материального (уголовного) права, указанная точка зрения представляется не совсем обоснованной. Кроме того, уголовно-исполнительная инспекция, являясь правоприменительным органом, не должна подменять собой законодателя и, как следствие, самостоятельно определять перечень обязанностей, возлагаемых на условно-досрочно освобожденного в период неотбытой части срока наказания.

На наш взгляд, обязанность в виде извещения уголовно-исполнительной инспекции о смене лицом своего места жительства, работы, учебы, в силу того, что она обеспечивает осуществление беспрепятственного контроля, необходимо налагать без исключения на всех условно-досрочно освобожденных.

В этой связи более последовательным видится мнение В. Ф. Щепелькова, однако и с ним в полной мере нельзя согласиться. Противоправная деятельность лица (в том числе на постпенитенциарной стадии) может приобретать самые различные формы выражения, в результате чего не всегда возможно предусмотреть в рамках законодательства исчерпывающий перечень обязанностей, которые содействовали бы закреплению результатов исправления, достигнутых в процессе отбывания наказания в отношении отдельно взятого осужденного.

Полагаем, решение проблемы должно быть следующим: ч. 5 ст. 73 УК необходимо дополнить наиболее универсальными и, как следствие, часто назначаемыми судами обязанностями (например, ограничение пребывания вне дома в определенное время суток; принятие мер к трудоустройству либо к продолжению учебы), оставив при этом без изменения указание о возможности наложения других обязанностей, способствующих исправлению освобождаемого лица.

Подобный прием позволит ориентировать правоприменителя на использование наиболее типичных правоограничений, оставляя, вместе с тем, определенный задел для тех ситуаций, когда личностные характеристики субъекта требуют воздействия, которого невозможно достичь за счет указанных в законе рестриктивных мер.

Анализ определений об условно-досрочном освобождении позволяет заключить, что к большинству условно-досрочно освобожденных несовершеннолетних обязанности не применялись (59,9%). Прослеживается также значительное расхождение в практике возложения на условно-досрочно освобожденных тех или иных обязанностей по регионам.

Так, на условно-досрочно освобожденных из Жигулевской воспитательной колонии возлагаются обязанности в виде: ограничения пребывания вне дома (с двадцати до шести часов); запрета посещения ресторанов, баров, пивных; явки на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию, а также предупреждения указанного органа о смене своего места жительства. На лиц, освобожденных условно-досрочно из Димитровградской воспитательной колонии, суд ограничивается наложением только двух обязанностей: не менять постоянного места жительства без предварительного уведомления уголовно-исполнительной инспекции и принять меры к трудоустройству либо к продолжению учебы.

Прав в этом отношении П. М. Малин, замечающий, что при таких обстоятельствах можно судить о низких требованиях со стороны государства к поведению условно-досрочно освобожденных, возвратившимся в общество ранее окончания срока наказания, назначенного в приговоре, а отсутствие возлагаемых обязанностей, безусловно, снижает условность данного вида освобождения от отбывания наказания.

В соответствии с п. „а“ ч. 7 ст. 79 УК злостное уклонение осужденного от исполнения обязанностей, возложенных на него судом, может служить основанием для отмены условно-досрочного освобождения. Однако понятие „злостности“ в исследуемом контексте ни в уголовном, ни в уголовно-исполнительном законодательстве не раскрывается. В ч. 5 ст. 190 УИК дается лишь определение понятия „систематическое неисполнение обязанностей“, под которым понимается совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом. Видимо злостность здесь рассматривается законодателем как синоним систематичности.

По нашему мнению, следовало бы раскрыть в УИК и понятие „злостное неисполнение обязанностей“. Под ним, в частности, можно понимать повторное неисполнение лицом обязанностей, возложенных на него судом, в течение 30 дней после письменного предупреждения специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного либо условно-досрочно освобожденного.

Неисполнение осужденным той или иной обязанности, очевидно, не должно автоматически влечь отмены условно-досрочного освобождения. Главенствующим в этой ситуации является выяснение обстоятельств, которые повлекли невыполнение лицом обязанности (обязанностей). Верной видится позиция С. Г. Барсуковой, согласно которой при отмене условно-досрочного освобождения судья должен выяснить, имелась ли у условно-досрочно освобожденного реальная возможность исполнить возложенные на него судом обязанности. Если условно-досрочно освобожденный не выполнил их по каким-либо уважительным причинам, оснований для отмены условно-досрочного освобождения не имеется.

Одним из оснований возможной отмены условно-досрочного освобождения является совершение условно-досрочно освобожденным в период неотбытой части срока наказания нарушения общественного порядка, за которое на него наложено административное взыскание (п. „а“ ч. 7 ст. 79 УК). Однако далеко не у всех исследователей данное законодательное положение находит поддержку.

В.А. Авдеев, надо сказать, вообще отвергает возможность отмены условно-досрочного освобождения ввиду совершения лицом административного правонарушения, так как, по его мнению, нарушаются базовые положения ст. 8 УК, останавливающей основание привлечения лица к уголовной ответственности. Между тем, указанное утверждение противоречит юридической природе условно-досрочного освобождения. При отмене исследуемой меры не происходит какого-либо привлечения лица к уголовной ответственности. Оно уже было привлечено к уголовной ответственности, вынесением обвинительного приговора с назначением наказания за совершенное преступление. Нарушение же требований, предъявляемых к условно-досрочно освобожденному на период неотбытой части срока наказания свидетельствует лишь об ошибочности вывода суда о возможности его исправления без полного отбывания срока наказания, в силу чего условно-досрочное освобождение и отменяется, но никак не о привлечении осужденного к уголовной ответственности.

Более последовательна здесь позиция В. Ф. Щепелькова. Анализ нормативного материала в части отмены условно-досрочного освобождения, отмечает автор, позволяет заключить, что общественный порядок охраняется в большей степени, нежели другие объекты. При отмене условно-досрочного освобождения по причине злостного уклонения осужденного от исполнения возложенных судом обязанностей или совершения им административного правонарушения неотбытая часть срока наказания подлежит исполнению.

В случае совершения лицом в период неотбытой части срока наказания преступления по неосторожности, вопрос о сохранении либо об отмене условно-досрочного освобождения решается судом. Совершение же лицом умышленного преступления обязательно влечет отмену условно-досрочного освобождения, при этом суд назначает наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК. Аналогичным образом назначается наказание при отмене УДО за совершение преступления по неосторожности. В ситуации, когда совершение преступления (умышленного либо по неосторожности) не повлекло назначение конкретного срока лишения свободы, осужденный должен полностью отбыть только оставшуюся неотбытой часть срока наказания по первому приговору суда.

Результаты проведенного исследования показывают, что отмена условно-досрочного освобождения имела место быть в отношении лиц, совершивших в период неотбытой части срока наказания умышленные преступления. По другим основаниям условно-досрочное освобождение не отменялось.


2. Особенности социализации несовершеннолетних правонарушителей в учреждениях закрытого типа

2.1 Структура и содержание индивидуальной профилактической программы работы социальных педагогов с несовершеннолетним правонарушителем, значимые составляющие индивидуального профилактического воздействия

Одной из самых актуальных и социально значимых задач, стоящих перед нашим обществом сегодня, безусловно, является поиск путей снижения роста преступлений среди молодежи и повышения эффективности их профилактики. Необходимость скорейшего решения этой задачи обусловлена не только тем, что в стране продолжает сохраняться достаточно сложная криминогенная обстановка, но прежде всего тем, что в сферы организованной преступности втягивается все больше и больше несовершеннолетних, криминальными группировками, созданными подростками, совершаются опасные преступления, и число их неуклонно растет. Преступность молодеет и принимает устойчивый рецидивный характер. А такая криминализация молодежной среды лишает общество перспектив установления в скором будущем социального равновесия и благополучия.

Главная роль в решении этой острейшей проблемы отводится социальной педагогике, хотя, конечно, решить ее можно только комплексно, с привлечением всех сил общества. Однако интеграция усилий общества может осуществиться лишь в рамках научно обоснованной, обеспеченной эффективными технологиями социально-педагогической системы перевоспитания личности несовершеннолетнего посредством последовательных педагогических и воспитательно-профилактических воздействий, обеспечивающих формирование личности с твердыми и правильными жизненными установками.

Социально-педагогическая концепция профилактики позволяет успешно преодолевать преобладавший на протяжении многих лет односторонний подход, рассматривавший личность только как продукт «воспитательного воздействия», а поэтому не учитывавший другие объективные факторы, например, социальные условия, оказывающие воздействие на личность.

Бесспорно, что процесс перевоспитания, как и в целом профилактика правонарушений, выступает, с одной стороны, как процесс приобщения личности к культуре — материальной, интеллектуальной и нравственной, а с другой — как процесс индивидуального развития, коррекции поведения личности. Научно-техническая революция и последствия ее в сфере социальной жизни привели к тому, что появилась возможность более эффективно управлять процессом перевоспитания личности. Это расширение сферы управляемого осуществляется:

— во-первых, за счет качественных изменений субъекта перевоспитания, так как воспитательно-профилактическое воздействие в настоящее время осуществляют не только педагоги, социальные педагоги, специалисты по социальной работе, ной силы общественности, производственные коллективы, учреждения культуры, печать, радио, кино, телевидение;

— во-вторых, это происходит за счет углубления и расширения воспитательных и профилактических задач, поскольку общественное производство, социально-политическая и культурная жизнь активно способствуют эффективной организации всей системы профилактики правонарушений, в частности среди несовершеннолетних, с учетом изменяющихся условий, особенностей различных возрастных групп, их занятости.

Многие издержки, упущения в воспитании являются следствием того, что нет должной системы в области индивидуальной работы, организации воспитательно-профилактического процесса с конкретными правонарушителями. Важно при этом преодолеть ограниченное понимание самого индивидуального подхода, который нередко сводится к учету частных особенностей юношей и девушек, имеющих отклонения в поведении. «Индивидуальный подход, — писал А. С. Макаренко, — не означает возню с уединенной капризничающей личностью. Под флагом индивидуального подхода не следует протаскивать мещанское индивидуалистическое воспитание. Беспомощен тот педагог, который потворствует недостаткам ученика, слепо следует его капризу, подыгрывается и сюсюкает вместо того, чтобы воспитывать и переделывать его характер… Индивидуальный подход в том и заключается, чтобы применительно к его индивидуальным способностям и склонностям сообщить ему качество личности, определяемое общественным характером воспитания».

В практике индивидуального подхода, по мнению А. С. Макаренко, встречаются наиболее часто две ошибки: первая заключается в стремлении «остричь всех под одну гребенку», втиснуть человека в стандартный шаблон, воспитать узкую серию человеческих типов. Вторая — пассивное следование за каждым индивидуумом, безнадежная попытка справиться сразу со всеми при помощи разрозненной возни с каждым человеком в отдельности. Это — гипертрофия «индивидуального подхода».

Индивидуальная профилактика правонарушений включает в себя исправительно-корректирующее воздействие в качестве одного из элементов, но не сводится только к нему. Это целенаправленный процесс управления перевоспитанием личности, который заключается в том, что правонарушители под воздействием воспитателей, общественности и коллективов вырабатывают у себя правильные взгляды и убеждения, овладевают навыками и привычками социально-позитивного поведения, развивают свои чувства и волю, изменяют таким образом интересы, стремления и наклонности. С другой стороны, индивидуальная профилактика направлена на устранение неблагоприятных влияний на конкретную личность окружающей среды. Чтобы эффективно управлять данным процессом, необходимо выбирать профилактические методы, обеспечивающие:

— выработку нравственного сознания,

— формирование навыков и привычек позитивного поведения,

— воспитание волевых усилий, позволяющих противостоять антиобщественным влияниям,

— социальное оздоровление микросреды.

Однако надо иметь в виду, что перевоспитание личности правонарушителя несовершеннолетнего возраста, выработка положительных навыков и привычек, волевых усилий связаны с различными, особыми сферами психологической деятельности, опираются на определенные физиологические факторы, специфика которых не может не учитываться при выборе методов профилактики.

В структуре индивидуальной профилактики правонарушений можно выделить следующие основные задачи:

— своевременное выявление лиц с социально-отклоняющимся поведением и склонных к совершению правонарушений, а также родителей и других лиц, отрицательно влияющих на них;

— изучение возрастных и психологических особенностей личности несовершеннолетних правонарушителей с целью не допущения конфликта подростка с обществом, устранения способствующих ему причин и условий;

— разработка программы индивидуального воспитательно-профилактического воздействия на правонарушителя и окружающую его среду с учетом имеющихся форм и методов, результативности их применения;

— организация взаимодействия и преемственности в воспитательно-профилактической работе всех субъектов социально-педагогической деятельности, повседневного и непрерывного контроля за образом жизни подростков с девиантным поведением, реагирование на «срывы» и поощрение позитивных сдвигов.

Перевоспитание — процесс сложный, требующий огромных усилий, напряжения, использования разнообразного арсенала профилактического и нравственного воздействия, так как приходится иметь дело с наиболее запущенными в педагогическом, воспитательном отношении людьми, которым не смогли дать позитивных навыков поведения ни семья, ни школа, ни трудовой коллектив. Работа с ними нуждается в особом умении выделить потенциальные возможности личности и повлиять на человека в нужном направлении, помочь его исправлению и перевоспитанию. Успех здесь во многом зависит от того, как сам подросток стремится к устранению негативных сторон в своем поведении, социальном образе жизни.

Если по форме и цели индивидуальная профилактика правонарушений заключается в выявлении лиц, склонных к совершению антиобщественных проявлений, и принятии по отношению к ним мер воспитательного воздействия, то по существу она представляет собой организованный процесс перевоспитания отдельных лиц, осуществляемый в узкоспециальных целях, — не допустить совершения повторных правонарушений. При этом особое внимание должно быть обращено на следующие категории несовершеннолетних:

— возвратившихся из воспитательных колоний после отбытия наказания, поведение которых, однако, вызывает беспокойство;

— осужденных несовершеннолетних, в отношении которых исполнение приговора к лишению свободы отсрочено;

— совершивших преступления, но освобожденных от уголовной ответственности в связи с применением мер общественного либо административного воздействия или вследствие амнистии, а также совершивших общественно опасные действия до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

— вернувшихся из специальных учебно-воспитательных учреждений;

— совершивших правонарушения, влекущие меры общественного или административного воздействия или применение мер воспитательного характера;

— употребляющих спиртные напитки и наркотические вещества;

— ранее не судимых, но привлеченных не менее двух раз за год к административной ответственности либо повторному приводу для официального предостережения;

— злостно уклоняющихся от учебы;

— систематически занимающихся азартными играми, а также ведущих антиобщественный образ жизни.

Специфика индивидуальной профилактики, а также особенность самих объектов изучения и воспитательного воздействия требуют учета:

— психологических процессов (особенности воображения, внимания, мышления, памяти, восприятия и др.), которые происходят в сознании правонарушителя при формировании антиобщественных взглядов, убеждений, привычек, при зарождении противоправных замыслов и осмыслении путей их реализации;

— уровня мировоззренческого и нравственного развития подростка-правонарушителя, моральных мотивов, присущих данному ребенку чувство стыда перед родными, знакомыми, боязнь наказания, осуждения коллектива и т.п.), которые, как правило, заставляют его сохранять в тайне свои антиобщественные взгляды, вести «двойную жизнь». Поэтому не всегда удается своевременно выявить таких подростков, определить причины отклонений в их поведении, образе жизни, а значит, и вовремя оказать на них эффективное воспитательное профилактическое воздействие;

— характерных особенностей личности правонарушителя, уровня его сознания, движущие им мотивы, его поведение до и после правонарушения;

— обстоятельств, при которых у подростка возникли антиобщественные намерения, зрела и реализовывалась решимость совершить правонарушение или аморальный проступок;

— отрицательных факторов конкретной среды (ближайшее окружение в школе, семье, на улице), вызывающих мотивы противоправного поведения.

Зачастую отрицательное воздействие на молодого человека микросреды, жизненных неурядиц продолжается в течение длительного времени, изменяет его личность, способствует становлению на антиобщественный путь. Своевременное вмешательство в этот процесс социального педагога может предотвратить негативное влияние на юношу или девушку, изменить их взгляды, убеждения, направить энергию в общественно полезное русло. Когда становятся известны субъективные представления, цели и намерения ребенка, совершившего правонарушение, поняты и оценены мотивы, убеждения, ценности личности, можно приступать к комплексной разработке программы воспитательно-профилактического воздействия на правонарушителя.

Профилактическое воздействие становится оптимальным, если оно учитывает особенности и тенденции развития личности и совпадает с ее внутренними побуждениями. Процесс внешнего профилактического воздействия тогда как бы сливается с процессом самовоспитания, саморазвития. Естественно, что результаты такого совпадения оказываются максимальными. Очень часто этот эффект в профилактике правонарушений зависит не столько от силы внешнего воздействия, сколько от умения привести внешнее воздействие в соответствие с особенностями личности.

Оптимальный выбор индивидуально-профилактических мер воздействия на личность правонарушителя в значительной степени зависит от того, насколько состоятельны профилактические программы ее социального оздоровления, которые по мнению работника ОВД по делам несовершеннолетних и в соответствии с нашим анализом существующей проблемы должны включать следующие важнейшие компоненты:

— цели индивидуально-профилактического воздействия, главная из которых — формирование у подростка убежденности в том, что необходимо неуклонно следовать требованиям норм морали и права;

— методы и приемы воспитательного и контролирующего воздействия на личность, учитывающие, какие недостающие качества ей следует привить и какие отрицательные черты необходимо устранить;

— формы воздействия на непосредственное окружение личности с тем, чтобы ликвидировать отрицательно влияющие на нее факторы и утвердить способствующую перевоспитанию систему межличностных отношений;

— средства индивидуально-профилактического воздействия, ориентированные именно на те трудовые и учебные коллективы, социальные ячейки, общественные и государственные организации, которые в состоянии дать наибольший воспитательный эффект применительно к данному ребенку;

— основные этапы реализации профилактических программ социального оздоровления личности.

При реализации профилактической программы необходимо соблюдение следующих требований:

— содержательность, направленность, непрерывность процесса перевоспитания;

— осознание перспективности в перевоспитании;

— изучение, с одной стороны, требований общества к несовершеннолетнему правонарушителю, а с другой — индивидуальных особенностей и общих законов развития личности подростка;

— поддержка и развитие внутренних, зачастую внешне не проявляющихся, общественно полезных интересов и способностей ребенка;

— отсутствие навязчивости и назойливости в перевоспитании;

— терпение и выносливость всех участников воспитательного профилактического процесса.

— активность самого подростка, чтобы он понимал оказываемое на него воздействие, проявляя при этом свою инициативу и волевое усилие.

При разработке программы индивидуального профилактического воздействия в качестве ведущей цели определяется изменение личности несовершеннолетнего в сторону общепринятых норм, правил и иных социальных ценностей. Причем эта цель реализуется не сразу, а спустя месяцы или годы.

Исходя из поставленной цели, нами определён и круг задач. Основными из них являются: восстановление и развитие нормальных позитивных интересов несовершеннолетнего; нормального общения; чувства социальной ответственности и дисциплины. Для достижения поставленных задач перевоспитания несовершеннолетнего, по нашему мнению, важно составить психологический, социальный, моральный «портрет» данного ребенка с целью выявления прежде всего позитивных моментов в образе жизни данного подростка, их устойчивости, а также его потребностей, интересов, склонностей. Изучается прошлый опыт ребенка, конкретные криминогенные факторы среды, оценивается его готовность к восприятию оказываемого на него воспитательного воздействия и отношение к общественно полезным ценностям.

Нами рекомендуется обращать особое внимание на возможности семьи в перевоспитании и исправлении поведения несовершеннолетнего. В то же время, если родители не в силах управлять стремлениями своего ребенка и допускают развитие у него чрезмерных претензий, появление элементов пренебрежения к нормам общественной жизни, то социальному педагогу необходимо оценить роль семьи в процессе перевоспитания: либо включить семью в процесс исправления поведения подростка, либо, если речь идет об устойчивых вредных влияниях внутри семьи, — об изъятии подростка из этой среды. Эти показатели, с нашей точки зрения, являются важнейшими критериями оценки личности правонарушителя и играют существенную роль в последующем ее формировании. Конкретные факты поведения правонарушителя на производстве, в учебном заведении, семье, его добросовестность или безответственность, инициатива или пассивность свидетельствуют о желании или противодействии осознанию долга и ответственности перед обществом за свое дальнейшее поведение.

Обобщая опыт работы социальных педагогов можно прогнозировать возможный результат работы с несовершеннолетним, выявить трудности, продолжительность работы. Выбрать правомерный путь для молодого правонарушителя, по нашему мнению — это значит «переключить» его внимание и энергию на другие общественно полезные ценности, «перекрыть» каналы социально негативного воздействия, помочь создать благоприятные условия для правомерного поведения с реальным изменением внешней среды. Критерием для социально-педагогического прогноза служит отношение ребенка, совершившего правонарушение, к труду, учебе, семье, товарищам, участие в общественной и культурно-воспитательной работе.

Выбор методов индивидуального профилактического воздействия необходимо осуществлять с учетом ведущей сферы деятельности ребенка. В индивидуальной профилактике правонарушений активно могут применяться методы стимулирования, торможения. По своему содержанию они значительно богаче, чем традиционные методы поощрения и наказания.

К числу важнейших методических приемов стимулирования отнесем: одобрение, похвалу, доверие, оценку, поощрение, благодарность, награду и т.д. Поощрять надо лишь те действия и поступки юноши или девушки, которые требовали от них воли и трудолюбия, а не те, которые они совершили без особой затраты сил и времени.

Приемы метода торможения рекомендуется выражать в виде порицания, предупреждения, т.е. повышенных требований к личности правонарушителя. Они включают в себя особую форму общественного требования к поведению человека, в которой одновременно дается и осуждение того, что сделано неправильно, и предписание, как поступать в дальнейшем, а также предупреждение на будущее в целях предотвращения возможного повторения поступка. Однако и само поведение несовершеннолетнего нельзя рассматривать вне связи с формированием привычки тормозить себя. Торможение необходимо каждому индивиду повседневно, и оно должно быть воспитано, превратиться в привычку, выражаться в каждом физическом и психическом движеннии, в особенности проявляться в спорах и ссорах. Приемы торможения могут оказать особенно благоприятное влияние, если их поддерживают коллектив, общественные организации. В целом торможение призвано выполнять три основные функции: помочь осознать свои недостатки, понять их нетерпимость, устранить эти недостатки саморегулированием поведения. Указанные моменты в перевоспитании молодого правонарушителя сложно разграничить между собой. Они тесно переплетены, взаимосвязаны, но, опираясь на них, можно достигнуть многого в осуществлении поставленной цели — перевоспитания молодого человека, воспитания в нем общественно-полезных, социально значимых черт характера.

Далее определим средства, соответствующие целям и учитывающие особенности личности, а также наиболее уязвимые периоды времяпрепровождения (для усиления контроля). Они должны включать самый разнообразный комплекс мер, а не подкрепляться лишь одними словесными нравоучениями, как это нередко делается. Профилактические средства, даже такие распространенные, как внушение, объяснение, беседа или общественное воздействие, не могут быть признаны всегда абсолютно полезными. Кроме того, любую систему средств нельзя рекомендовать как постоянную, так как личность ребенка в процессе развития изменяется, вступает в новые отношения, меняются условия ее жизнедеятельности.

Одним из эффективных средств перевоспитания молодого правонарушителя является воздействие на его эмоционально-волевую сферу, которая по-своему индивидуальна, динамична, находится в сложных взаимодействиях со всеми другими сторонами внутреннего мира человека. Целенаправленное воспитательно-профилактическое воздействие должно вызывать у молодого человека движение мыслей и чувств, способствовать познанию действительности через конкретные образы, нравственные идеалы.

Формы работы, которые рекомендуются, могут быть самые разнообразные: приобщение к чтению, искусству; введение в неформальную группу с позитивной направленностью; искоренение привычки к опозданиям, прогулам и т.д. У правонарушителей трансформированы или мало развиты непосредственные отношения с обществом. Вместе с тем они нуждаются в общественном признании и в удовлетворении чувства собственного достоинства. Поэтому важно, чтобы несовершеннолетний правонарушитель мог видеть не отчужденность по отношению к себе, а общественное расположение, заинтересованность других людей в его жизни, помощь ему в трудоустройстве. Все это является важным стимулом его активности, утверждения для себя правильных и твердых норм социального поведения и полного становления на путь формирования нормального образа жизни.

Выбор методов, средств и форм воспитательно-профилактического воздействия на личность правонарушителя молодежного возраста зависит от наличия многих обстоятельств, часть из которых была описана выше.

Индивидуальная профилактика требует учета активности личности, ее желания способствовать либо препятствовать проведению соответствующих мероприятий, направленных на устранение отрицательных черт поведения, утверждение позитивных принципов саморегуляции, ускорение процесса формирования общей положительной направленности поведения индивида.

Порядок проведения и содержание профилактических мероприятий индивидуализируются в зависимости от факторов, основными из которых являются: характеристика личности правонарушителя; ранее предпринимавшиеся усилия для перевоспитания, их результаты; методы, еще не применявшиеся по отношению к нему; сложившееся общественное мнение; степень готовности коллективов выполнять воспитательные функции, а также наличие опыта профилактической работы у лиц, непосредственно занимающихся данным контингентом (например, в милиции), и у общественников, уровень их интеллекта, авторитетности суждений и оценок для окружающих и тех, к кому применяется воспитательно-профилактическое воздействие.


2.2 Пути и средства воспитательно-профилактического воздействия на личность несовершеннолетнего правонарушителя в учреждениях закрытого типа

При глубоком рассмотрении индивидуальной профилактики можно выявить три уровня воспитательно-профилактического воздействия на личность несовершеннолетнего.

Первый — воспитательно-профилактическое воздействие всей системы воспитания и обучения в многообразии форм нравственно-воспитательной, культурно-воспитательной работы, содействие в бытовом и трудовом устройстве, овладении трудовыми навыками, повышении производственной квалификации, принятие мер, направленных на устранение обстоятельств, оказывающих отрицательное влияние на условия жизни и воспитания несовершеннолетних правонарушителей, привлечение их к участию в спортивных и других кружках, секциях, направление в летнее время в военизированные, спортивно-трудовые и другие специализированные лагеря.

Анализ практики, в частности возбужденных уголовных дел, показал, что при вовлечении подростков в преступную и иную антиобщественную деятельность в 60% случаев имелись неблагоприятные условия их семейного воспитания, а более чем в 80% случаев несовершеннолетние имели контакты с лицами, характеризующимися отрицательно в сфере неформального окружения, и т.д. Поэтому одним из наиболее перспективных направлений повышения эффективности предупреждения правонарушений несовершеннолетних, по нашему мнению, является выявление и устранение криминогенных факторов, обусловливающих противоправное поведение подростков. Определенным типам криминогенных факторов или причинных комплексов, обусловливающих соответствующие виды и формы противоправного поведения, должны соответствовать адекватные системы предупредительных мер и механизм их реализации.

В связи с этим в оптимизации процесса предупреждения правонарушений несовершеннолетними важнейшим звеном становится определение источников социально-негативного влияния на подростков, в т.ч. и взрослых лиц, характеризующихся антиобщественным поведением, а также разработка механизма защиты от их отрицательного воздействия.

Следует особо подчеркнуть, что немаловажное значение в конкретизации программы и технологии защиты несовершеннолетних имеет установление форм и способов негативного влияния взрослых на подростков, в качестве которых могут выступать: личный пример, уговор, дача советов, угрозы, принуждение, шантаж, подкуп, унижение, убеждение, запугивание, обман. Существенным здесь нам представляется также и то, что формы отрицательного воздействия нередко чередуются, дублируются, применяются интенсивно и в достаточно сжатые сроки.

Экстенсивность и интенсивность влияния во многом обусловливается криминогенной характеристикой взрослого, которая может включать:

— наличие незначительных отклонений в поведении,

— совершение административных правонарушений,

— совершение в прошлом преступления,

— совершение в прошлом нескольких преступлений.

Естественно, что в данном процессе негативного влияния на подростка преуспевают лица, имеющие наибольший антисоциальный и преступный опыт. Наиболее эффективно механизм защиты несовершеннолетних от отрицательного воздействия взрослых правонарушителей применялся нами при учете условий социально-негативного характера. К ним мы относим следующие: неблагоприятные условия семейного воспитания, неблагоприятное неформальное окружение подростков, низкая учебная дисциплина в учебном заведении, неудовлетворительная организация досуга по месту жительства несовершеннолетних, социально-психологические особенности несовершеннолетних.

При достаточно интенсивном воздействии взрослых правонарушителей на подростков у последних происходит нарушение определенных морально-нравственных и правовых знаний и представлений. В последующем отрицательное воздействие взрослых трансформируется в непосредственное вовлечение несовершеннолетних в антиобщественное поведение (употребление спиртных напитков, сильнодействующих наркотических или других одурманивающих средств, занятие попрошайничеством, проституцией, азартными играми, ведение паразитического образа жизни и т.д.) или в преступную деятельность. Возникновение и дальнейшее развитие отношений между взрослыми и подростками обусловливается пространственно-коммуникативными связями субъектов общения. Так, в 66% случаев несовершеннолетние и будущие подстрекатели проводили совместно досуг, в 29% случаев занимались в одних учебных заведениях, в 5% — работали на одних и тех же промышленных предприятиях.

Для нейтрализации негативного влияния ближайшего антисоциального окружения подростков социальными педагогами и работниками ОВД разработан механизм нейтрализации отрицательного влияния взрослых на несовершеннолетних, субъектами которого являются:

— оперативные уполномоченные уголовного розыска,

— сотрудники инспекций по делам несовершеннолетних,

— участковые инспектора милиции,

— социальные педагоги,

— сотрудники иных организаций, связанных с профилактикой правонарушений.

Объектами механизма нейтрализации выступают:

— несовершеннолетние, подвергнутые отрицательному воздействию,

— взрослые, оказывающие негативное воздействие на подростков,

— среда жизнедеятельности несовершеннолетних и взрослых.

Основными целями функционирования механизма нейтрализации влияния взрослых правонарушителей являются:

— выявление несовершеннолетних, допускающих отклонения в поведении, совершающих правонарушения или преступления, а также взрослых, оказывающих отрицательное влияние на них;

— установление форм и характера контактов взрослых с несовершеннолетними, фактов их отрицательного влияния на подростков, а также социально-неблагоприятных условий жизнедеятельности подростков и взрослых;

— фиксация источников информации и доказательств о формах и способах отрицательного влияния взрослых на подростков, а также результатов их отрицательного влияния;

— профилактическое воздействие на несовершеннолетних, допускающих отклонения в поведении, а также на взрослых, оказывающих отрицательное влияние на подростков.

Для достижения этих целей рекомендуется применять следующие формы нейтрализации отрицательного влияния взрослых на подростков:

— беседы с несовершеннолетними, допускающими отклонения в поведении, вовлечение их в секции, клубы, детские и молодежные общественные объединения (например, в скаутсткие организации);

— встречи с учителями, кураторами, мастерами групп производственного обучения того учебного заведения, которое посещает подросток или по каким-либо причинам перестал посещать;

— посещение несовершеннолетних по месту их жительства;

— привлечение к воспитательной работе в качестве общественных воспитателей сослуживцев, положительно себя зарекомендовавших;

— обсуждение поведения подростка в отделе по профилактике правонарушений несовершеннолетних;

— обсуждение поведения подростка на комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

— объявление официального предостережения правонарушителям;

— наложение штрафа на родителей, уклоняющихся от воспитания детей;

— доставление в органы внутренних дел лиц, совершающих правонарушения и оказывающих отрицательное влияние на подростков;

— при наличии законных оснований решение вопроса о наложении на взрослых правонарушителей административного надзора;

— сбор материалов на взрослых лиц, вовлекающих подростков в антиобщественную деятельность, для решения вопроса об их привлечении к уголовной ответственности по ст. 150 (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления), ст. 151 (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий) УК РФ.

Однако данные статистических исследований показывают, что в деятельности органов внутренних дел и организаций, занимающихся профилактикой подростковой преступности и правонарушений, механизм нейтрализации негативного влияния на несовершеннолетних со стороны взрослых, ведущих антиобщественный образ жизни, пока еще не отработан. Так, только в 9% случаев удалось нейтрализовать отрицательное воздействие взрослых на несовершеннолетних, в 32% случаев взрослый привлечен к уголовной ответственности по статьям 150,151 УК РФ, в 25% случаев — изобличен в совершении другого преступления. Интересно и то, что в 17% случаев взрослый отказался от вовлечения подростков в антисоциальные занятия и негативного воздействия на них, но продолжал сам вести антиобщественный образ жизни. В 17% взрослое лицо стало прибегать к более ухищренным способам и средствам маскировки негативного воздействия на несовершеннолетних. Таким образом, эта работа требует дальнейшего совершенствования.

Второй уровень — целенаправленная работа по перевоспитанию отдельных трудных подростков, осуществляемая в школе, профессиональных училищах и других учебных заведениях: назначение общественных воспитателей, шефов, наставников для проведения с несовершеннолетними правонарушителями индивидуальной профилактической и воспитательной работы, привлечение к ней мастеров спорта, спортсменов-разрядников, тренеров, студентов и представителей творческой интеллигенции, представителей религиозных конфессий, бывших осужденных, положительно характеризующихся после освобождения.

На этом этапе применяются как индивидуальные, так и групповые формы работы. В качестве групповых форм работы в первую очередь следует отметить организацию правовой подготовки несовершеннолетних, проведение которой вменяется в обязанность команды, состоящей в идеале из социальных педагогов, психологов, сотрудников правоохранительных органов, специалистов по социальной работе, медиков. При этом главное внимание уделяется развитию у подростков чувства ответственности перед обществом, а также их социальному обучению.

В ряде государств (США, ФРГ, Япония, Франция) организуемые полицейскими занятия для учеников и преподавателей являются составной частью школьной программы. В них затрагиваются такие темы, как роль полиции в обществе, соблюдение правил дорожного движения, опасность злоупотребления наркотиками, предупреждение преступного поведения (в частности, вандализма и мелких хищений из магазинов), противопожарная безопасность и оказание первой помощи. Проведение лекций в образовательных учебных заведениях важно еще и потому, что способствует выработке у детей благоприятного отношения к представителям тех профессий, которые ведут обучение: социальным педагогам, представителям органов правопорядка [15. с.367].

Кроме того, правовая, психологическая, педагогическая помощь несовершеннолетним правонарушителям может оказываться в различных социальных службах: реабилитационных центрах, центрах психолого-педагогической помощи, по телефонам доверия и др.

Третий уровень — воспитательно-профилактический эффект повседневного человеческого общения в коллективе сверстников, в ситуациях, когда подросток оказывается вне привычного коллектива, контактов, возникающих в школе, в быту, на отдыхе, на улице, словом, в процессе тех мимолетных, одноразовых или более длительных контактов, перечислить которые невозможно.

Таким образом, система воспитательно-профилактических мероприятий значительно дополняется реально происходящим процессом, оказывающим на молодого правонарушителя определенное влияние.

Задача состоит в том, чтобы несовершеннолетнего как можно быстрее «вырвать» из сцепления неблагоприятных факторов, «направить» на него меры воспитательно-профилактического характера, а в некоторых случаях уделить ему больше элементарного человеческого внимания, ограничить срок нахождения под отрицательным воздействием, помочь сформировать крепкие социальные связи позитивного характера.

Зная отдельные, пусть и малозначительные, поступки несовершеннолетнего, важно не допустить формирования антиобщественных взглядов, даже если на него уже было оказано какое-то неблагоприятное воздействие. Именно в этом случае своевременное положительное воздействие разнообразных индивидуальных общественных средств (с помощью родителей, друзей, учителей, воспитателей, путем перемены обстановки, окружающей человека, и т. д.) может устранить отрицательное влияние, заменив его социально-положительной информацией. Окончательное искоренение антиобщественных поступков предполагает (с момента их выявления) разрушение отношений, способствующих их совершению, и восполнение новыми.

Преодоление в сознании молодых правонарушителей антиобщественных индивидуалистических взглядов, привычек и наклонностей достигается последовательным и непрерывным воспитательно-профилактическим воздействием. Разовое обсуждение на собрании, заседании актива, в беседе не дадут желаемого эффекта без систематической работы с антиобщественными привычками и наклонностями. Причем вся многогранная индивидуальная профилактика должна опираться на основные положения психологии, педагогики, криминологии и других наук, придающих ей методический характер. Практическая сторона этой деятельности состоит в оказании содействия таким подросткам в трудоустройстве, создании нормальных бытовых условий, нормализации отношений в семье и среди окружающих, ограждении их от отрицательного влияния со стороны окружающих, зачастую старших по возрасту и допускающих аморальные поступки.

Вместе с тем, когда ребенок находится в сфере контроля и перевоспитания, обращаться с ним надо осторожно и тактично. Требуется глубоко знать внутренний мир молодого человека, учитывать его постоянное развитие, усложняющееся в соответствии с возрастом. Развитие юноши и девушки происходит в движении, в действии, поэтому целесообразно создавать им необходимые условия и обстановку для проявления способностей, интересов, устремлений, чтобы они как бы наталкивались на то, что их могло бы наиболее сильно увлечь.

Управление индивидуальным профилактическим воздействием должно быть нацелено на развитие общественно полезной активности, инициативы, самодеятельности личности, на осознание его необходимости, самосовершенствования, самовоспитания и осуществления практических действий в данном направлении. В этом случае управление содействует развитию подлинной свободы личности, ее относительной самостоятельности, способностей и дарований, повышению активности, обусловливающих ее позитивное отношение к учению, работе, коллективу, семье. Воспитательно-профилактические мероприятия должны носить комплексный характер, так как только разносторонний подход к личности как единому целому, сочетание влияний на ее различные стороны ведут к максимальным конечным результатам. Практика показывает, что профилактическое воздействие лишь на одну из сторон характера подростка при неучете или недооценке других ведет к иллюзорному положительному эффекту, к торможению развития некоторых позитивных черт поведения личности в целом. Так, односторонний подход часто проявляется в увлечении словесными методами воспитательно-профилактического воздействия на сознание и в недооценке организации активной практической деятельности, вовлечения в интересные общественно полезные занятия, в забвении правильной организации общения подростков в коллективах и т. п.

При комплексном характере воздействий внешние факторы наиболее эффективно находят преломление во внутренних изменениях личности, способствуют позитивному ее развитию. В то же время надо четко представлять себе критерии эффективности воспитательно-профилактического воздействия, которые позволяют объективно судить о результативности процесса перевоспитания. Одним из наиболее мобильных параметров является разнообразная занятость подростка. Однако речь идет не просто о занятости времени, а о занятости, расширяющей и углубляющей круг позитивных интересов и общения. Именно благодаря учебной, познавательной, общественной, трудовой, практической деятельности осуществляется взаимодействие личности со средой и членами коллектива. Поэтому в целях успешного перевоспитания молодого правонарушителя надо обеспечить расширение, обогащение связей его с коллективом, с обществом, развивать способность самостоятельно и правильно регулировать свои социальные связи и отношения. В этом плане неоценимую помощь оказывают молодежные программы, подростковые и юношеские объединения, спортивные школы, клубы и т.п. Именно в них молодой человек может проявить себя по-новому, осмыслить свое поведение.

2.3 Опытная модель ювенальной юстиции в Ростовской области и ее распространение в регионах России

В Ростовской области накоплен положительный опыт взаимодействия законодательной, исполнительной и судебной власти по развитию судебной реформы. Высокий уровень взаимодействия органов государственной власти обеспечивается и при формировании региональной опытной модели правосудия в отношении несовершеннолетних (ювенальной юстиции). Ростовская область признана базовым регионом по становлению правосудия в отношении несовершеннолетних ( ювенальной юстиции).

С опытом Ростовской области по формированию ювенальной юстиции в системе правосудия, совершенствованию судопроизводства с участием несовершеннолетних познакомились представители более 40 регионов России, в том числе, представители 26 регионов РФ непосредственно посетили Ростовскую область, многие регионы Российской Федерации приступили к его практическому внедрению.

Сегодня, говоря о ювенальной юстиции в Российской Федерации и об имеющемся опыте отдельных регионов, мы ведем речь, прежде всего, об уголовной ювенальной юстиции. Именно в сфере уголовного судопроизводства по делам о преступлениях несовершеннолетних, в первую очередь, апробируются ювенальные технологии в соответствии с международными правовыми нормами.

Ювенальная уголовная юстиция предусматривает, что профилактика преступности несовершеннолетних возможна, прежде всего, через воспитание и просвещение, поскольку без этого никакие меры принуждения, устрашения или наказания не предотвратят рецидив. Несовершеннолетние группы риска нуждаются в особом внимании: несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный имеют право на помощь и уважение человеческого достоинства и прав личности, наказание несовершеннолетнего не должно быть карой, местью, но должно способствовать исправлению.

Процесс формирования в России ювенальной юстиции в современном ее понимании с учетом приоритета обеспечения прав человека начался почти 20 лет назад и последовательно развивается все эти годы. Точкой отсчета создания в России ювенальной юстиции как отдельной системы правосудия в отношении несовершеннолетних является 1990 год.

Пойдет ли ребенок по преступному пути или его можно предохранить от подобной перспективы? Сможет ли ребенок получить защиту и помощь в случае нарушения его прав на жизнь, здоровье, выживание и развитие? Ответ на этот вопрос в большей степени зависит от общества и государства, принимающего законы, обеспечивающие устойчивое социальное развитие общества, основанного на правах человека. Конституция Российской Федерации 1993 года установила особое правовое положение (правовой статус) несовершеннолетних — приоритет их прав и законных интересов.

В России традиционно под специализированным правосудием в отношении несовершеннолетних понималось правосудие в отношении несовершеннолетних – правонарушителей. Как Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР, так и УК и УПК РФ предусматривали и предусматривают особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, особенности уголовного судопроизводства с их участием. Непосредственно апробирование норм международного права в сфере ювенальной юстиции в Ростовской области началось в январе 2001 года с начала реализации пилотного проекта в соответствии с Соглашением Ростовского областного суда, Управления Судебного департамента в Ростовской области и Программы Развития ООН «Поддержка правосудия в отношении несовершеннолетних» /ПРООН/ (2001-2003 г.г.).

Для реализации проекта ПРООН при Ростовском областном суде был создан Координационный Совет, в состав которого, помимо судей и работников Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Ростовской области, вошли представители прокуратуры, правоохранительных органов, органов и служб государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, адвокатуры, ученые-юристы, представители общественных организаций.

В 2001 году в проект были включены все 8 районных судов г.Ростова-на-Дону, с 2002 г. в проект включились городские суды г.Новочеркасска и г.Батайска, в 2003 г.- суды г.Таганрога, Аксайского и Азовского районов. К моменту окончания проекта в декабре 2003 года по ювенальным технологиям работали 14 районных (городских) судов Ростовской области, которые рассматривали пятую часть всех дел, рассматриваемых всеми судами Ростовской области.

Основное содержание проекта ПРООН – экономия уголовной репрессии и оказание судом помощи несовершеннолетнему – правонарушителю в реабилитации, введение нового для России института — социального работника при суде, который готовил для суда доклад о личности несовершеннолетнего (Ростовским областным судом для этого была разработана совместно с министерством общего и профессионального образования Ростовской области «Карта социального сопровождения несовершеннолетнего правонарушителя», одобренная Координационным Советом); при установлении фактов нарушения прав несовершеннолетнего подсудимого – готовил для судьи предложения о привлечении социальных служб (органов и учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних) для проведения с несовершеннолетним индивидуальной профилактической работы в соответствии с Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Такая профилактическая работа с несовершеннолетним стала проводиться после суда на основании частного постановления судьи ( ч.4 ст.29 УПК РФ).

В 2001-2003 г.г. в качестве социального работника при суде работали представители разных профессий — юристы, психологи, педагоги. Их отбор осуществлялся на конкурсной основе в соответствии с рекомендациями Программы ООН, все они в рамках проекта работали на основе контракта с ПРООН и финансировались этой программой.

К окончанию проекта в декабре 2003 г. стала ясна необходимость сохранения института социального работника при суде, поскольку именно социальный работник оказывал неоценимую помощь судье в подготовке доклада о личности несовершеннолетнего подсудимого, ресурсах семьи по его воспитанию и исправлению (эта информация позволяла шире применять такие меры, как принудительные меры воспитательного воздействия — передача несовершеннолетнего под надзор семьи, назначение наказаний, которые отбываются в обществе).

Кроме этого, именно через социального работника при суде к участию в судопроизводстве стали активно привлекаться социальные службы (органы и учреждения системы профилактики), которым суд поручал проведение с подростком индивидуальной программы реабилитации после суда, а также оказание семье подростка, находящейся в социально опасном положении, предусмотренной законом помощи.

Поскольку имелась возможность оказания несовершеннолетним психологических услуг, суды стали применять такую меру как возложение обязанности на несовершеннолетнего пройти курс психологической коррекции в психологических центрах. Такие обязанности на несовершеннолетнего возлагались как при применении принудительных мер воспитательного воздействия в соответствии со ст.ст.90-92 УК РФ (например, в форме установления особых требований к поведению несовершеннолетнего) либо в качестве одного из обязательств при условном осуждении в соответствии со ст.73 УК РФ.

Деятельность по проведению курса психолого-педагогической коррекции (социально-педагогической реабилитации) образовательными учреждениями, оказывающими педагогическую и психологическую помощь несовершеннолетним, имеющим отклонения в развитии, предусмотрена Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Но какой «обычный» судья знает эти положения специального законодательства, если только он не специализируется на рассмотрении дел с участием несовершеннолетних?

Важно, чтобы эта деятельность специалистов психологов, педагогов была востребована судами при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних.

Описанные выше ювенальные технологии (возложение обязанности пройти курс социально-педагогической реабилитации, получение заключения психолого- медико-педагогической комиссии органа образования перед возложением на несовершеннолетнего обязанности возвратиться в образовательное учреждение), апробированные в практике работы судов Ростовской области, впоследствии нашли отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года №2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» ( п.25).

Сотрудничество судов со специалистами органов образования, педагогами и школьными психологами показало, что не всегда целесообразно формальное возложение судом на несовершеннолетнего такой обязанности (в соответствии со ст.73 УК или ст.ст.90-92 УК РФ) как обязанности возвратиться в образовательное учреждение, потому что не все дети могут выполнить эту обязанность в силу имеющихся у них сложностей в освоении учебной программы. Именно поэтому суды стали принимать во внимание рекомендации специалистов — психологов и педагогов, о том, что прежде чем возложить на несовершеннолетнего обязанность возвратиться в образовательное учреждение для продолжения обучения, необходимо получить заключение психолого — медико-педагогической комиссии органа управления образованием о том, что несовершеннолетний по своему психофизиологическому состоянию может обучаться. Эта практика работы судов Ростовской области также нашла отражение в названном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

Уже в рамках проекта ПРООН начал формироваться механизм взаимодействия судов с органами, исполняющими наказание. По инициативе Ростовского областного суда руководством ГУФСИН по Ростовской области была введена специализация работников уголовно-исполнительных инспекцией по ведению дел несовершеннолетних, осужденных к наказаниям, которые отбываются в обществе.

Изменился подход к рассмотрению судами ходатайств об отмене условного осуждения несовершеннолетнего. Суд стал внимательно разбираться с причинами неисполнения несовершеннолетним условий условного отбывания наказания за весь период, стал вызывать в судебное заседание не только представителей органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного (уголовно-исполнительной инспекции), но и представителей ПДН ОВД, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, образовательных учреждений и т.д. Практика такого неформального рассмотрения указанной категории дел показала, что подростки, зачастую, самостоятельно не могли выполнить такие возложенные на них в соответствии со ст.73 УК РФ обязанности, как возвращение в образовательное учреждения либо трудоустройство, поскольку в школу и на работу их отказывались брать.

Исходя из этого, Ростовским областным судом было рекомендовано судам области одновременно с возложением на несовершеннолетнего обязанностей условного осуждения по приговору суда, направление письма либо частного постановления в адрес, прежде всего, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, об оказании подростку помощи в выполнении судебного решения (помощь в трудоустройстве, продолжении учебы). Если несовершеннолетний, с участием которого осуществлялась правоприменительная процедура, нуждался в педагогической, медицинской, юридической помощи или в социальной реабилитации, то суды стали поручать комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав принятие соответствующих мер и просили уведомить суд о предпринятых действиях.

Следующая ювенальная технология — это ограничение гласности при судебном рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних и обеспечение права несовершеннолетних на конфиденциальность.

По завершении проекта ПРООН в Ростовской области институт «социального работника при суде» был трансформирован (с учетом возможностей российского законодательства и местных условий) в институт помощника судьи с функциями социального работника с сохранением прежних направлений работы социального работника.

Судья по делам несовершеннолетних привлекает помощника судьи (либо помощника судьи с функциями социального работника) для обеспечения надлежащего применения судом положений ст.ст.73, 88-92 УК РФ, ст.т.108-109, 421, 430, ч.4 ст.29 УПК РФ, а также Федеральных законов «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ».

В своей работе помощник судьи (помощник судьи с функциями социального работника) руководствуется «Типовым положением о помощнике председателя суда (судьи) федерального суда общей юрисдикции», утвержденным приказом Судебного Департамента при Верховном Суде РФ от 14 июля 2002 г. №71. Помощник судьи (помощник судьи с функциями социального работника) по поступившему в суд уголовному делу о преступлении несовершеннолетнего проводит работу по следующим основным направлениям:

1) в соответствии со ст.421 УПК РФ собирает данные об условиях жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровне его психического развития и иных особенностях его личности (социально-психологическое обследование несовершеннолетнего подсудимого с целью уточнения данных о его личности и подготовки предложений о мерах по его реабилитации и ресоциализации;

2) о проведенном социально-психологическом обследовании несовершеннолетнего подсудимого представляет отчет суду (судье)- составляет Карту социально-психологического сопровождения несовершеннолетнего ( в соответствии со ст.ст.73, 86, 58, 285 УПК РФ);

3) взаимодействует со специалистами органов и учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних при социально-психологическом обследовании несовершеннолетнего подсудимого, подготовке индивидуальной реабилитационной программы несовершеннолетнего подсудимого;

4) проводит примирительные процедуры между потерпевшим и несовершеннолетним подсудимым;

5) готовит предложения суду (судье) о необходимости направления частного постановления в соответствующие организации либо должностным лицам для принятия мер по предупреждению преступлений несовершеннолетних, по поручению судьи готовит проекты судебных постановлений, частных постановлений в адрес органов и учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

6) осуществляет контроль за исполнением судебного решения (приговора, постановления, частного постановления суда)- проведением органами профилактики социально-реабилитационной работы с несовершеннолетним осужденным или с несовершеннолетним, которому судом применены принудительные меры воспитательного воздействия (в соответствии с Федеральными законами «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» и «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»;

7) направляет копию приговора и карту социального сопровождения несовершеннолетнего в уголовно-исполнительную инспекцию (в отношении несовершеннолетних, которым назначено наказание, отбываемое в обществе) или в воспитательную колонию; в отношении несовершеннолетних, к которым применены принудительные меры воспитательного воздействия, направляет копию постановления и карту социального сопровождения в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав для установления контроля за поведением несовершеннолетнего; вместе с копией приговора в порядке ч.2 ст.92 УК РФ направляет карту социального сопровождения несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием;

8) обобщает судебную практику рассмотрения дел о преступлениях несовершеннолетних и материалов о применении ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (помещение несовершеннолетних в центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел, направление несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием); ведет учет своей работы и отражает его в отчете.

Отчет о проделанной работе помощника судьи с функциями социального работника представляется по итогам полугодия и года в Управление судебного департамента для составления сводного отчета. Основные показатели отчета: сколько всего рассмотрено судом несовершеннолетних лиц, из них — сколько лиц получили социальное сопровождение; количество лиц, которым оказана помощь в трудоустройстве; количество лиц, которым оказана психологическая помощь; количество лиц, направленных к наркологу; восстановлены на учебе (возобновили учебу, поступили в учебные заведения); оказана помощь семье социальными службами по инициативе суда; налажены отношения в семье; проведены примирительные процедуры; количество лиц, отказавшихся от предлагаемой помощи.

В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) и защите их прав выполняют функции специализированного государственного органа, которому суд передает под надзор несовершеннолетних, освобожденных от уголовной ответственности (ч.3 статьи 4 Областного Закона).

КДН при защите и восстановлении прав и законных интересов несовершеннолетних в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обращаются в суд за защитой прав и законных интересов несовершеннолетних и принимают участие в рассмотрении судом дел, возбужденных по инициативе комиссий; принимают участие в рассмотрении судом иных дел в случаях, предусмотренных законодательством РФ; утверждают подготовленный органом опеки и попечительства план по защите прав ребенка в отношении несовершеннолетних, нуждающихся в государственной защите, и контролируют его исполнение (ч.1 ст.6 Областного Закона).

КДН при социально-педагогической реабилитации несовершеннолетних обладают следующими полномочиями: на основании решения суда разрабатывают индивидуальную программу реабилитации несовершеннолетнего, включающую в себя оценку/экспертизу/ состояния несовершеннолетнего, в т.ч., проведенную учреждениями здравоохранения оценку состояния здоровья несовершеннолетнего, психологические и иные антикризисные меры, а также долгосрочные меры по социальной реабилитации несовершеннолетнего, которые комиссиями осуществляются самостоятельно или совместно с образовательными учреждениями, учреждениями здравоохранения и другими учреждениями; своим постановлением поручают проведение индивидуальной профилактической работы в отношении несовершеннолетних, их родителей (законных представителей) в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (статья 8 Областного закона).

Опыт Ростовской области показал, что специализированное судопроизводство в отношении несовершеннолетних (как центральное звено ювенальной юстиции) является не только инструментом профилактики, но и выступает как системный механизм, обеспечивающий законность, персональную адресность и квалифицированность решений в отношении несовершеннолетнего и его семьи, находящихся в трудной жизненной ситуации и социально опасном положении.

Проект Программы Развития ООН в Ростовской области положил начало формированию механизмов взаимодействия «суд — социальные службы», показал возможность совершенствования процедур отправления правосудия в отношении несовершеннолетних без каких-либо дополнительных финансовых затрат только путем решения организационных вопросов. Следует отметить, что одной из сложившихся ювенальных технологий в Ростовской области является судебное решение, содержащее индивидуальный план реабилитации конкретного подростка.

К особенностям формирующейся модели ювенальной системы в Ростовской области можно отнести активное использование элементов восстановительного правосудия, заключающегося в применении примирительных процедур, проводящихся с обоюдного согласия потерпевшего и несовершеннолетнего правонарушителя. С одной стороны, эти процедуры могут способствовать обоснованному прекращению дела за примирением сторон. С другой стороны, обязанности, добровольно взятые на себя несовершеннолетним правонарушителем в процессе примирительной процедуры, могут быть возложены на него в соответствии с положениями статей 73 и 90 УК РФ. Процедуры восстановительного правосудия имеют воспитательное значение и способствуют подлинной ресоциализации несовершеннолетнего правонарушителя, формируя у него ответственное отношение к своим поступкам, а также дают реальную возможность защитить законные интересы потерпевшего.

А как быть с теми, кто отбывает наказание в местах лишения свободы? Не только в Ростовской области, но и в целом по России есть проблемы реабилитации и ресоциализации несовершеннолетних, а также молодых людей (отбывших наказание за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте), которые возвращаются в общество из колонии. В первую очередь, такие молодые люди сталкиваются с трудностями в трудоустройстве, продолжении обучения, а нередко, и с невозможностью проживания в семьях с асоциальными родителями и родственниками, в которые им приходится возвращаться после колонии.

Отсюда — неизбежен рецидив преступлений.

На сегодняшний день реальным оказанием помощи условно-досрочно освобождаемым лицам в нашем государстве не занимается ни одна служба. Органы внутренних дел по месту жительства обязаны лишь осуществлять контроль за их поведением, но на них по закону не возложены полномочия по оказанию социальной помощи.

Не возложены эти полномочия и на уголовно-исполнительные инспекции. Таким образом, условно-досрочно освобожденные лица «выпадают» из реабилитационного пространства, поскольку их ресоциализацией и реабилитацией после освобождения не обязана заниматься ни одна из существующих служб.

Проблема может быть решена, если законодательно функции оказания помощи в ресоциализации и реабилитации условно-досрочно освобожденным из мест лишения свободы лицам возложить на уголовно-исполнительные инспекции с соответствующим финансовым обеспечением этой деятельности. Ведь сегодня уголовно-исполнительные инспекции занимаются контролем за исполнением наказаний, которые отбываются в обществе, например, обязательных работ, имеют опыт взаимодействия с муниципалитетами по созданию рабочих мест для отбывания обязательных работ. В случае передачи уголовно-исполнительным инспекциям полномочий по контролю за поведением и оказанию помощи условно-досрочно освобожденным лицам данные инспекции могли бы на основании договоров с муниципальными службами оказывать помощь освобожденным лицам в решении бытовых вопросов, трудоустройстве и т.п.

Внедрение ювенальных технологий в работу судов общей юрисдикции Ростовской области привело к снижению уровня рецидива среди несовершеннолетних, прошедших через суд.

Так, если общий показатель рецидива в Ростовской области по данным МВД в 2007 году составлял 16,2%, то средний процент «судебного» рецидива составлял 7,5%, а в работе 3-х «модельных ювенальных судов» Таганрогского, Шахтинского и Егорлыкского судов был еще ниже от 0% до 3,5 % (под «судебным» рецидивом имеются в виду случаи совершения преступлений повторно теми несовершеннолетними, которые получали социальное сопровождение и программу реабилитации на основании судебного решения).

Соответственно статистические показатели по Ростовской области за 2008 год- 1,5% рецидив по данным МВД, «судебный» рецидив- 8,3%. В 2006-2008 г.г. 15 судами, работающими по ювенальным технологиям, рассмотрено более половины всех несовершеннолетних, дела о которых рассматривались всеми судами Ростовской области, при этом социальное сопровождение получали от 74% до 84% несовершеннолетних, попавших в орбиту суда.

Снижение рецидива среди несовершеннолетних происходит за счет того, что с несовершеннолетними после суда проводится индивидуальная профилактическая работа, поручение о которой дает суд в адрес органов и служб системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

На снижение рецидива влияет и реабилитационное насыщение судебных решений в части реализации принудительных мер воспитательного воздействия.

В настоящее время в Российской Федерации элементы ювенальных технологий в своей работе используют суды Иркутской, Ленинградской, Брянской, Липецкой, Камчатской, Владимирской, Псковской, Амурской, Омской, Ивановской, Саратовской, Оренбургской, Волгоградской, Московской, Ульяновской областей, Еврейской автономной области, Пермского и Красноярского краев, Республик Хакасия, Чувашия, Карелия, г.г. Санкт-Петербурга и Москвы и др.

В Брянской области, как видно из письма председателя областного суда Пыталева А.Е., в ноябре 2006 г. в администрации Брянской области состоялась встреча для обсуждения вопросов внедрения ювенальной юстиции, а 29.01.2007 г. между областным судом, управлением судебного департамента, областным управлением соцзащиты, некоммерческой организацией «Социальное партнерство развития Брянской области» заключено соглашение о сотрудничестве. Создан координационный Совет при Брянском областном суде, на заседании которого 14 мая 2007 г. определен механизм взаимодействия судов и социальных служб. Определены модельные ювенальные суды: Бежицкий и Володарский райсуды г. Брянска и Дубровский районный суд Брянской области. Проведен ремонт и переоборудование помещений этих судов, кроме залов судебных заседаний имеются помещения для проведения примирительных процедур, бесед с психологом, комнаты для прокурора и адвоката. 26.06.2007 г. на собрании определен состав рабочей группы с участием представителей: Брянский областной суд, Управление судебного департамента, КДН г.Брянска и области, УВД и облпрокуратуры, УФСИН, Брянской воспитательной колонии, областной прокуратуры, Департамента общего и профессионального образования, общественных организаций Фонда «НАН» и «Социального партнерства развития Брянской области», систематически проводятся встречи членов рабочей группы. Посещение делегацией Брянской области семинаров в г.Ростове-на-Дону позволили укрепить мнение о необходимости внедрения опыта Ростовского областного суда. С 1 января 2008 г. в указанных 3-х судах Брянской области внедряются в полном объеме ювенальные технологии судопроизводства по образцу Ростовской области.

Таким образом, мы видим, что, несмотря на отсутствие в России специального судоустройственного законодательства о ювенальных судах, идеи ювенальной юстиции нашли самую активную поддержку со стороны судейского сообщества, которое в инициативном порядке формирует ее элементы в правоприменительной практике, способствуя совершенствованию судопроизводства по делам несовершеннолетних, повышению реабилитационного содержания судебных решений.


3. Социализация несовершеннолетних правонарушителей в государственных учреждениях закрытого типа с применением психолого-коррекционных программ в Брянской области

3.1 Профилактика преступности несовершеннолетних в Брянской области

В Брянской области в указанных целях приняты и действуют следующие нормативно-правовые акты:

— Закон Брянской области от 13.06.1998 №21-з (в ред.от 11.10.2005 г.) «О профилактике правонарушений в Брянской области»;

— Закон Брянской области от 11.03.2004 N 11-З (ред. от 08.11.2005) „О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав в Брянской области“;

— Закон Брянской области от 28.12.2005 г. №105-З «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Брянской области в сфере осуществления деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»;

— «Положение об областной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав», утвержденное Постановлением Администрации Брянской области от 01.04.2003 N 141;

— «Порядок взаимодействия органов и учреждений Брянской области в работе с несовершеннолетними, освободившимися из воспитательных колоний, вернувшимися из специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа и осужденными к мерам наказания, не связанным с лишением свободы», утвержденный Постановлением администрации Брянской области от 03.05.2006 г. №272.

Существующая нормативно-правовая база выстраивает систему профилактики и наполняет её реальным содержанием.

Следует отметить, что после вступления в силу изменений, внесенных в Закон «Об основах системы профилактики…» Федеральным Законом от 22.08.2004 г. №122-ФЗ, контрольные и координационные функции комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, особенно на муниципальном уровне, были существенно ослаблены. В нашей области данный пробел федерального законодательства успешно восполнен областным Законом «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Брянской области в сфере осуществления деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Вместе с тем, система мер по защите прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних, предупреждению безнадзорности и беспризорности нуждается в дальнейшем совершенствовании. Не имеется федерального закона, определяющего статус комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и регламентацию ее деятельности. Представляется, что Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, утв. Указом президиума ВС РСФСР от 03.07.1967 г. уже в значительной мере устарело и не отвечает реалиям сегодняшней жизни.

Порядок взаимодействия органов и учреждений Брянской области в работе с несовершеннолетними, освободившимися из воспитательных колоний…», утвержденный Постановлением администрации Брянской области от 03.05.2006 г. №272 действует только в отношении несовершеннолетних.

В то же время лица, освобождающиеся из воспитательных колоний в совершеннолетнем возрасте, не приспособленные к нормальной жизни, сегодня полностью выпадают из поля зрения органов и учреждений системы профилактики. Считаем целесообразным распространить его действие на лиц в возрасте до 23 лет.

В соответствии с Законом «Об общих принципах организации местного самоуправления», органы местного самоуправления вправе принимать целевые программы комплексного социально-экономического развития муниципального образования и по иным вопросам местного значения. В ряде муниципальных образований разработаны и действуют целевые программы, направленные на профилактику безнадзорности и совершения преступлений несовершеннолетних:

Муниципальное образование финансирование
Брянск 950 тыс.руб.
Брасовский р-н 5 тыс. руб.
Злынковский р-н

20,2 тыс. руб. в 2004 г .,

50 тыс. руб. в 2005 г.,

0 руб. в 2006 г.

Новозыбковский р-н:

«Профилактика злоупотребления наркотиками», «Молодежь», «Дети-сироты»

10 тыс. руб.

60 тыс. руб.

Севский р-н 16,7 тыс. руб.

Безусловно, уровень финансирования некоторых из них не выдерживает критики. Но следует отметить, что в муниципальных образованиях, где они разработаны, доля преступности несовершеннолетних ниже средних показателей по области, а также в некоторых из них наблюдается снижение числа уголовно-наказуемых деяний несовершеннолетних, совершенных до достижения возраста привлечения к уголовной ответственности (Злынковский район, Брянск – с 2003 г. до 2005 г. включительно) и подростковой преступности (Брасовский район – в 2004).

В Жуковском р-не принята и действует районная целевая программа «Молодежь» на 2006- 2009 гг., одним из разделов которой является формирование здорового образа жизни и пропаганда социально-полезного поведения молодежи, с финансированием в 1208 тысяч рублей.

В Почепском районе принята и действует программа по молодежной политике, включающая в себя элементы профилактики преступности, с финансированием в 100 тысяч рублей.

Планы (программы) мероприятий по профилактике преступности несовершеннолетних, не обеспеченные финансовыми средствами, разработаны в Погарском, Стародубском, Суземском, Унечском районах, однако они не являются полноценными целевыми программами. Тем не менее, в данном случае сама разработка программного подхода специалистами в этой области, осмысление необходимости систематизации всей работы даже в отсутствие финансовой составляющей, приводит, несомненно, к положительным результатам.

Адресат получения информации Содержание информации
Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав О случаях нарушения прав несовершеннолетних, недостатках в деятельности органов и учреждений системы профилактики, препятствующих предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
Прокуратура О нарушениях прав несовершеннолетних
Органы опеки и попечительства О несовершеннолетних, оставшихся без родительского попечения либо находящихся в обстановке, представляющей угрозу их жизни, здоровью или препятствующей их воспитанию
Органы управления социальной защитой населения О несовершеннолетних, нуждающихся в помощи государства, в связи с безнадзорностью или беспризорностью, о семьях, находящихся в социально опасном положении
Органы внутренних дел О родителях, законных представителях или иных лицах, жестоко обращающихся с несовершеннолетними и (или) вовлекающих их в совершение преступления или антиобщественных действий, совершающих по отношению к ним другие противоправные деяния; о несовершеннолетних, совершивших правонарушение или антиобщественные действия
Органы управления здравоохранением О несовершеннолетних, нуждающихся в обследовании, наблюдении или лечении, в связи с употреблением спиртных напитков, наркотических средств, одурманивающих или психотропных веществ
Органы управления образованием О самовольно ушедших из детских домов, школ-интернатов и других детских учреждений, либо по неуважительным причинам прекративших обучение в образовательных учреждениях
Органы по делам молодежи О несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении и нуждающихся в оказании помощи в организации отдыха, досуга, занятости

Координирующая роль в системе учреждений профилактики преступности отведена, в соответствии с действующим законодательством, комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав (далее КДН и ЗП либо комиссии). В настоящее время в области 39 комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав – одна областная, 4 комиссии в районах города Брянска и 34 комиссии в муниципальных образованиях. Некоторые комиссии работают на протяжении длительного времени (Клинцы, Сельцо, Брянский, Карачевский, Гордеевский, Дубровский, Дятьковский район и т.д.), некоторые – (муниципальный округ г.Стародуб, пгт.Климово) – с начала 2006 года.

На учете в комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав, по данным на 01.01.2007 г. стоит 3952 подростка. Число состоящих на учете по сравнению с 2003 годом имеет тенденцию к увеличению. (таблица №1)

Наибольшая доля подростков с отклоняющимся поведением (состоящих на учете в комиссиях) в Дятьковском (9,87%) и Трубчевском (4,6%) районах.

Наименьшие показатели по числу состоящих на учете подростков в Мглинском районе – 0,53%.

Наибольшее число безнадзорных и беспризорных детей выявлено в г.Брянске (318), Дятьковском (186), Карачевском (65), Клетнянском (33) районах. Единичны случаи бродяжничества и попрошайничества среди несовершеннолетних, исключения составляют Брянск (где 59 таких подростков), Дятьковский район (24), Клинцы (6). Считаем, что эти данные не отражают объективную картину бродяжничества и попрошайничества несовершеннолетних, так как на вокзалах, рынках и улицах постоянно можно увидеть десятки таких детей. Очевидно, что бродяжничество и попрошайничество является латентным и не отражается в официальных отчетах компетентных органов.

По данным УВД области, за 2006 г. с улиц, вокзалов и рынков было изъято 925 подростков, что на 36% превышает показатель 2005г.

В целях профилактики безнадзорности и беспризорности, а также социальной реабилитации несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в области функционируют социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних в Брянском районе (п.Глинищево), Дубровском районе и г.Клинцы и социальные приюты в Гордеевском, Жуковском, Злынковском, Карачевском, Клетнянском, Климовском, Клинцовском, Погарском, Почепском, Рогнединском, Стародубском, Суражском, Трубчевском, Унечском районах и гг. Сельцо, Новозыбков, Брянск.

В 2005 году в них прошли реабилитацию 1295 несовершеннолетних. За период с 01.01.2006 г. по 01.09.2006 г. – 1124 ребенка. Рост числа лиц, нуждающихся в реабилитации, по нашему мнению, вызывает тревогу, т.к. свидетельствует о нестабильном психологическом состоянии подростков и о кризисе семьи в целом.

Отмечается рост преступности среди учащихся ПУ, лиц, не имеющих постоянного источника дохода, девушек, ранее судимых лиц. В структуре преступности несовершеннолетних значительное число составляют преступления корыстной направленности – кражи грабежи и разбои.

Подследственные, которым в качестве меры пресечения избран арест, направляются в ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора) Брянской воспитательной колонии. По состоянию на 01.01.2007 г. в нем содержалось 59 человек – арестованных и осужденных. В целях получения ими общего образования, учителями ФГОУ «Вечерняя (сменная) общеобразовательная школа УФСИН по Брянской области», проводится обучение согласно расписанию занятий, утвержденному приказом начальника воспитательной колонии. Обучение проводится в форме уроков-консультаций из расчета 4 урока в месяц на одного ученика, что соответствует нормативным документам Министерства образовании РФ.

В целях предупреждения повторных правонарушений со стороны несовершеннолетних, а также для индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними правонарушителями, выявлению среди них лиц, причастных к совершению преступлений и общественно опасных деяний в системе МВД функционируют центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Задачей данного центра является также установление обстоятельств, причин и условий, способствующих совершению преступлений и правонарушений несовершеннолетних, и информирование об этом соответствующих органов внутренних дел и других заинтересованных органов и учреждений. Брянский центр, по своему санитарному и техническому состоянию соответствует всем требованиям, установленным законодательством. Центр рассчитан на 25 человек. Среднесуточная наполняемость составила в 2006 году около 10 человек в сутки, т.е. всего лишь 40%. Возможности Центра должным образом не используются, что является недостатком профилактической работы с несовершеннолетними.

За 2006 г. в ЦВСНП при УВД, в соответствии с п.2 ст. 22 Закона РФ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» помещено 183 несовершеннолетних.

Из них

— 22 человека по приговору суда для направления в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа;

— 5 несовершеннолетних, самовольно ушедших из специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа;

— 107 детей, совершивших общественно опасное деяние до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность за это деяние;

— 31 несовершеннолетний, совершивший правонарушение, влекущее административную ответственность, до достижения возраста, с которого наступает административная ответственность (в случае, если они не могут быть переданы родителям или иным законным представителям более, чем в течение 3-х часов);

— 18 человек, совершивших правонарушение, влекущее административную ответственность личность которых не установлена, либо они не могут быть переданы родителям или иным законным представителям в течение 3-х часов.

Из них в возрасте

— от 7 до 13 лет – 97 детей;

— 14 лет – 33 подростка;

— от 15 до 17 лет – 53 подростка, из которых 33 – девушки.

За период с 2000 по 2006 г.г. самовольный уход с территории ЦВСНП имел место в 2005 году.

По состоянию на 01.07.2006 г. в Дубровской спецшколе содержится 63 воспитанника (при лимите 80 подростков). Большинство из них – жители Брянской области, но есть также подростки из Калужской (1) и Смоленской областей (15).

Анализ состава семей воспитанников Дубровской спецшколы показал, что до помещения в спецшколу лишь 12 детей проживали в полных семьях. 33 человека – из неполных семей, 7 — из многодетных, 11 – из семей, где родители лишены родительских прав. Даже в тех семьях, где у ребенка имеются родители (или один родитель), дети, как правило, предоставлены сами себе, т.к. родители в большинстве случаев уклоняются от воспитания, ведут асоциальный образ жизни, пьянствуют, некоторые осуждены и отбывают наказание. Это приводит к тому, что ребенок, оставшись без средств к существованию, и будучи предоставлен сам себе, становится на преступный путь.

Отражая характер девиантного поведения, отметим: 63 человека из воспитанников занимались кражами, бродяжничеством, 58 человек – уклонялись от учебы, 59 — употребляли спиртные напитки (или знакомы с алкоголем), 54 – курили, 16 – занимались токсикоманией.

Число детей в возрасте от 11 до 18 лет, направленных в Дубровскую специальную общеобразовательную школу закрытого типа составило за период:

2005 год — 22 чел.;

2006 год — 25 чел.;

2007 год — 31 чел.;

2008 год — 19 чел.;

I пол. 2009 года — 18 чел.;

В целях реабилитации, на каждого воспитанника заводится карта индивидуального развития (КИР), в которой фиксируется весь процесс адаптации и реабилитации несовершеннолетнего. Через 2-3 месяца после прибытия подростка в спецшколу проводится установочное заседание психолого-медико-педагогического консилиума. Каждые 6 месяцев – динамическая ПМПк, накануне выпуска воспитанника из школы – итоговая.

Необходимо отметить, что практически во всех муниципальных образованиях общее количество применяемых к несовершеннолетним мер воспитательного воздействия, по данным комиссий по делам несовершеннолетних, значительно меньше зафиксированных случаев совершения уголовно-наказуемых деяний и административных проступков до достижения возраста привлечения к ответственности. Незначительно, по сравнению с ними и число направлений несовершеннолетних в специальные школы открытого и закрытого типа.

Причинами этого, по нашему мнению является слабая работа Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в Брянской области, несвоевременная реакция на правонарушения несовершеннолетних, непринятие превентивных мер к детям из неблагополучных семей; нецелесообразность, по мнению суда, в помещении ребенка в учреждение закрытого типа ввиду недостаточности состава преступления, желание служб УВД иметь «благополучную» статистику и т.д.

По состоянию на 01.01.2007 г. в Брянской воспитательной колонии отбывает наказание 148 осужденных. Впервые отбывает наказание 144 человека, из них почти половина (65 человек) – ранее судимы условно, ранее отбывали наказание в виде лишения свободы – 4 человека. Следует отметить, что число лиц, отбывающих наказание в БВК, и лиц, повторно попавших в стены колонии имеет некоторую тенденцию к снижению. По нашему мнению, одной из причин этого является гуманизация уголовного законодательства, произошедшая в 2002- 2003 г.г.

Среди отбывающих наказание, на момент помещения в колонию 100% не имеет среднего (полного) образования, почти половина – основного образования, некоторые не имеют начального образования (в 2005 году таковых было 12 человек, в 2006 — 6).

В период пребывания в колонии организовано получение воспитанниками среднего (полного) образования, получение среднего профессионального и высшего образования. В 2006 году возможностью получить высшее образование (на базе ВЗФЭИ и БФ МПСИ) воспользовалось 5 воспитанников.

К сожалению, после освобождения немногим удается продолжить образование, так как оно носит платный характер. Бывают случаи, когда ставший на путь исправления и получающий высшее образование подросток, возвращаясь в неблагополучную среду, не имеет ни материальных, ни бытовых условий продолжать обучение, строить нормальную жизнь, и вновь оказывается на преступном пути.

Что касается сроков наказания к лишению свободы, то, как отмечает администрация БВК, куда поступают для отбытия наказания жители не только Брянской, но и Смоленской области, приговоры, выносимые в отношении несовершеннолетних брянскими судами, значительно гуманнее тех, что выносят наши «соседи» — смоляне.

Анализ информации за период с 2003 по 01.07.2006 г.г., поступившей из судов, показывает, в 70% случаев за преступления небольшой и средней тяжести, а также тяжкие преступления, лицам, совершившим их впервые, назначается условное отбытие наказания, связанного с лишением свободы.

Что касается тех, кто совершил особо тяжкие преступления, в этом случае, более чем половине несовершеннолетних назначается реальное наказание, в том числе связанное с лишением свободы. Лишь 33 % лиц, осужденных впервые за особо тяжкие преступления могут рассчитывать на условное наказание.

Одной из стимулирующих мер воспитательного воздействия, активно применяемых в колонии является условно-досрочное освобождение. Среди воспитанников БВК, условно досрочно освобождены:

в 2003 г. – 32 человека,

в 2004 г. – 79 человек,

в 2005 г. – 64 человека,

в 2006 г. – 79 человек.

За счет планомерной работы психологов и педагогов по ресоциализации личности, которая, проводится с несовершеннолетними, по сути, только в колонии и спецшколе, достигается исправление части девиантных подростков. Например, рецидив, в год освобождения, среди воспитанников колонии составляет, в среднем 10%.

Тем не менее, несмотря на относительную эффективность данного вида наказания, исследователями отмечается глубокая деформация личности значительной части несовершеннолетних, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Среди освободившихся воспитанников колонии число лиц совершивших преступления возросло с 18 в 2003 г. до 26 в 2005 г. В целом, в структуре преступности несовершеннолетних, воспитанниками БВК совершено за последние 3 года не более 2% от общего числа преступлений.

Можно констатировать, по сравнению с 2003 г., среди лиц, совершивших преступление, рост числа тех, кто ранее совершал преступления, имеет судимость и условно осужденных.

Как показывает анализ, к сожалению, лишь в специализированных учреждениях (спецшкола, воспитательная колония) проводится реабилитационная и воспитательная работа с несовершеннолетними. Выше изложенное свидетельствует, по нашему мнению, об отсутствии продуманной и системной профилактической работы со стороны органов системы профилактики с условно осужденными, судимыми несовершеннолетними и освобождающимися из мест лишения свободы. Как правило, подросток остается в той же неблагоприятной среде, не чувствует поддержки и взаимопонимания со стороны родителей (законных представителей), не может наладить контакт со сверстниками.

В числе причин, способствующих совершению преступлений, исследователями отмечается дефектность правосознания несовершеннолетних: их негативное отношение к закону, низкая значимость для несовершеннолетних ценности чужой собственности, личности, общественного порядка.

В этой связи важным резервом снижения и профилактики преступности могут являться:

— обучение подростков правильному поведению в конфликтных ситуациях;

— правовое просвещение и воспитание, т.е. необходимость не только подачи несовершеннолетним определенных правовых знаний, но и формирование у них убеждений позитивного правового поведения;

— формирование у несовершеннолетних практических навыков поведения в ряде типичных ситуаций, связанных с риском нарушения закона.

Исследователями отмечается также реактивность (постоянное запаздывание действий) при работе с детским населением и семьёй. Ранней профилактике девиантного поведения несовершеннолетних, асоциального поведения родителей не уделяется должного внимания.

Как показывает статистика, более 1/3 несовершеннолетних, совершающих преступления, не имеют постоянного источника дохода. В этой связи, одной из действенных мер профилактики преступности является трудоустройство несовершеннолетних.

В период летних каникул для несовершеннолетних организуются сезонные работы. Как правило, это ремонтные работы, а также деятельность по благоустройству и озеленению школьных территорий, парков или скверов муниципального образования. Продолжительность работ составляет 1 месяц.

Учитывая вышеизложенное, представляется целесообразным рекомендовать:

Государственной Думе, Правительству РФ

— привести в соответствие с современными условиями жизни законодательную базу, регламентирующую деятельность и статус комиссий по делам несовершеннолетних;

— на федеральном уровне предусмотреть законодательное закрепление финансирования лечения лиц, страдающих алкогольной, нарко- и токсикозависимостью.

Органам государственной власти Брянской области

разработать нормативно-правовые акты, предусматривающие:

— включение в сферу действия Порядка взаимодействия органов и учреждений Брянской области в работе с несовершеннолетними, освободившимися из воспитательных колоний…», утвержденного Постановлением администрации Брянской области от 03.05.2006 г. №272 лиц, освобождающихся из воспитательных колоний в возрасте до 23 лет.

— регулирование вопросов квотирования рабочих мест для несовершеннолетних (молодежи),

— четкое определение содержания «неисполнения родителями и иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по воспитанию и содержанию несовершеннолетних»;

— ответственность за нахождение несовершеннолетних в ночное время суток в развлекательных и увеселительных заведениях и на улицах города.

Департаменту образования Брянской области: — усилить контроль за получением основного общего образования детьми, уклоняющимися от его получения либо не имеющих финансовой возможности посещать учебные заведения.
Администрациям муниципальных городов и районов области

— использовать комплексный подход профилактики безнадзорности и преступности несовершеннолетних с применением ювенальных технологий и принять соответствующие целевые программы, там, где они отсутствуют;

— сформировать в муниципальном образовании систему правового воспитания подростков (с целью формирования у них правовых убеждений и практических навыков поведения в ряде типичных ситуаций, связанных с риском нарушения закона);

— активнее использовать для этого возможности целевой программы «Гражданско-правового образования в Брянской области»;

— повысить информированность родителей о наркотической ситуации в муниципальном образовании, вовлечь их в деятельность по профилактике употребления наркотиков несовершеннолетними.

Комиссиям по делам несовершеннолетних

— усилить взаимодействие с учреждениями системы профилактики;

— повысить аналитическую деятельность, включая мониторинг эффективности мер, применяемых к несовершеннолетним и их родителям;

— уделять больше внимания ранней профилактике семейного неблагополучия,

— совместно с иными органами системы профилактики усилить профилактическую работу отклонений в поведении несовершеннолетних.

3.2 Программа психологического исследования несовершеннолетних правонарушителей и их психологической коррекции

Целью исследования является психологическое консультирование и коррекция девиантного поведения подростков — правонарушителей.

Задачи исследования:

1. Подобрать комплекс методик для диагностики уровня отклонений поведения учащихся от нормального.

2. Провести первичную диагностику, обработать результаты, сформулировать выводы и рекомендации.

3. Выявить группы школьников, испытывающих трудности в саморегулировании поведения, адаптации к условиям школы-интерната, определить характер и природу трудностей в каждом случае и пути оказания помощи этим детям.

4. Провести коррекционно-развивающие занятия[1] .

5. Провести контрольную диагностику, обработать результаты.

6. Сформулировать выводы и рекомендации.

Описание методов и методик исследования: анализ материалов личного дела (протоколы ПМПК, характеристики); наблюдение; тестирование.

Диагностическое обследование на этапе первичной адаптации начинается с анализа личных дел учащихся: изучение протоколов ПМПК (психолого–медико-педагогической комиссии), историй развития ребенка, характеристик. Анализируя личные дела известно: из какой семьи поступил ребенок, возраст и образование родителей, условия жизни, состав семьи, причину по которой ребенок попал в интернат, медицинский диагноз. В протоколах ПМПК даны сведения об уровне развития познавательных процессов и их особенностях; описаны особенности общения, эмоционально- волевая сфера. На основании этих данных и наблюдений за ребенком первые недели обучения в школе, классные руководители составляютхарактеристики на каждого ученика совместно с психологом, т.к. психолог параллельно наблюдает за учениками в различных ситуациях (поведение на уроках, общение со сверстниками выполнение поручений, интерес к самостоятельной работе, отношения к школе) для выявления причин девиантного поведения и уровня адаптации детей к школе. [22;165] Педагогическая характеристика школьника является своеобразным обобщением результатов его учения, общения, поведения. В конце учебного года на каждого ученика учитель составляет полные характеристики, которые, кроме выше перечисленных параметров отражают характер адаптации детей к школьной среде.

Метод наблюдения: метод психологического исследования, расчитаный на непосредственное получение нужной информации через органы чувств; заключается в фиксации проявлений поведения и получении суждений о субъективных психических явлениях. Наблюдения как метод психологии предполагает планомерное и целенаправленное фиксирование психологических факторов в естественных условиях повседневной жизни.

Тест: краткое стандартизированное, обычно ограниченное во времени испытание, предназначенное для установления в сравниваемых величинах индивидуальных различиях (тесты–задания, тесты–опросники).

Опросник Филлипса: «Тест школьной тревожности». Цель: диагностика особенностей испытуемого, уровень и характер тревожности, связанной со школой, оценка эмоциональных особенностей отношений ребенка со сверстниками и учителями. Показатели этого вопросника дают представление как об общей тревожности – эмоциональном состоянии ребенка, связанной с различными формами его включения в жизнь школы, так и о частных видах проявления школьной тревожности. Тест состоит из 58 вопросов, которые можно зачитывать школьникам, а можно предлагать в письменном виде. На каждый вопрос требуется ответить однозначно: «да» или «нет». В тесте тревожность разделяется на 8 видов: Общая тревожность в школе; Переживания социального стресса; Фрустрация потребности в достижении успеха; Страх самовыражения; Страх ситуации проверки знаний; Страх не соответствовать ожиданиям окружающих; Низкая физиологическая сопротивляемость стрессу; Проблемы и страхи в отношении с учителями. (Полный текст методики в Приложении 1).

Методика Басса–Дарки. Цель: диагностика состояния агрессии у подростков. Создавая свой опросник, дифференцирующий проявления агрессии и враждебности, А.Басс и А.Дарки выдели следующие виды реакций: физическая агрессия; косвенная агрессия; раздражение; негативизм; обида; подозрительность; вербальная агрессия; чувство вины. Вопросник состоит из 75 утверждений, на которые испытуемый отвечает «да» или «нет». Индекс враждебности включает в себя 5 и 6 шкалу, а индекс агрессивности (прямой или мотивационной) включает в себе шкалы 1, 3, 7 (Приложение 2).

«Анкета для определения школьной мотивации учащихся» разработана Н.Г.Лускановой. Цель: изучение школьной мотивации. Эта методика описана в [36;56-57]. В нее включено 10 вопросов, наилучшим образом отражающих отношение детей к школе, учебному процессу. Для возможности дифференцировки детей по уровню школьной мотивации введена система бальных оценок. Вопросы анкеты построены по закрытому типу и предполагают выбор одного из трех вариантов ответов. При этом ответ, свидетельствующий о положительном отношении и предпочтении учебных ситуаций, оценивается в три балла, нейтральный ответ (не знаю, бывает по-разному и т.д.)- 1балл, ответ, позволяющий судить об отрицательном отношении ребенка к той или иной школьной ситуации, оценивается в 0 баллов. Оценка в 2 балла не включена для более жесткого разделения детей на группы с высокой, средней и низкой мотивацией. Таким образом, максимальная оценка составляет 30 баллов, а уровень в 10 баллов служит верхней границей дезадаптации. На основании ответов конкретный учащийся может быть отнесен к одному из 5 уровней школьной мотивации. Сумма баллов, набранная ребенком, фиксируется непосредственно на заполняемом им опросном листе. (Текст данной методики в приложении № 3).

Методика Роджерса и Даймонда «Шкала социально–психологической адаптированности» (адаптация Снегиревой). Цель: диагностика социально-психологической адаптированности исследуемых. Шкала социально–психологической адаптированности представлена 101 высказыванием. Испытуемым предлагается прочитать каждое из них, представляя насколько полно оно соответствует ему и вставить в графу «оценка» одну из цифр, означающих глубину восприятия высказываний: 1,2,3,4,5,6,7 – в зависимости оттого, в какой степени оно характерно для отвечающего. Коэффициент социально–психологической адаптированности вычисляется по сумме позитивных высказываний, рассортированных подростками на 5,6,7-ю позиции шкалы, и негативных, попавших в позиции 1,2,3. Так позитивных суждений в шкале 37 и столько же негативных, то гипотетическая оптимальная величина коэффициента – 74, минимальная – 0. Чтобы расширить возможности качественного анализа полученных с помощью шкалы СПА данных, каждому высказыванию придавался «вес», совпадающий с номером ступени (от 1 до 7), на которую они попадали при сортировании их испытуемыми. С той же целью все высказывания были сгруппированы по 6 факторам, отвечающим критериям адаптированности и дезадаптированности. Отбирая суждения, набравшие наибольший или наименьший «вес» по группе, можно выделить признаки, которые являются наиболее и наименее характерными для той или иной группы подростков. Статистическая значимость различий в этих случаях может быть установлена с помощью критерия Стьюдента. Выполнение теста занимает урок (Подробный текст данной методики в приложении № 4).

Программа коррекционно-развивающих занятий приведена в приложении №5. Первичное и контрольное исследование проводились автором программы – Насоновой Г.Б. Диаграммы и гистограммы построены на данных количественного анализа результатов опроса воспитанников интерната по вышеизложенным методикам. В круглых скобках при проведении анализа указаны присвоенные опрошенным учащимся их идентификационные номера. Диаграммы первичного и контрольного исследования приведены в приложении №6.

Сравнительный анализ уровня тревожности учащихся до и после проведения коррекционно-развивающих занятий. После проведенной коррекционно-развивающей программы уровень общей тревожности в группе снизился с 44% до 36,5%. Если при первичном обследовании повышенный уровень общей тревожности был выявлен у 30%учащихся (05,06,08), то после проведения формирующего эксперимента — только у10% учащихся (08). У всех подростков группы уровень общей тревожности снизился. С 43,5% до 35,8% снизился уровень общей тревожности в школе. До проведения формирующего эксперимента трое учащихся (04,05,08) — 30% имели повышенный уровень тревожности в школе, после проведения эксперимента — только двое (06,08) — 20%. Несколько снизился уровень переживания социального стресса. С 42,5% до 41,9%, хотя количество учащихся, испытывающих переживания социального стресса, осталось на прежнем уровне-30%. С 39,8% до 35,2% снизился уровень фрустрации потребности в достижении успеха. До проведения эксперимента в группе насчитывался один подросток (08) — 10%, имеющий высокий уровень тревожности по этому показателю, то после эксперимента, уровень удалось снизить до повышенного. Почти до нормального уровня снизился уровень страха самовыражения – с 54,8% до 50,5%. Если при первичном обследовании двое учащихся имели высокий уровень страха самовыражения (05 — 100%, 07 — 83%), то при контрольном обследовании этот уровень снизился до повышенного (05 — 67%, 07 — 67%). Особенно заметно снизился страх проверки знаний – 59,5% до 46,4%. При первичном обследовании было выявлено, что у трех подростков (05,06,08) — 30% высокий уровень страха ситуации проверки знаний и у четырех учащихся (03,07,09,10) — 40% повышенный уровень, т.е. 70% подростков испытывали те или иные проблемы в ситуации проверки знаний. При повторном обследовании высокий уровень страха ситуации проверки знаний показали уже двое учащихся (05,08)-20%, а повышенный уровень — только один (03) — 10%, т.е. только 30%учащихся испытывали проблемы в ситуациях проверки знаний. Таким образом, количество подростков, испытывающих, в ситуации проверки знаний снизилось, на 40%. Страх не соответствовать ожиданиям окружающим снизился на 13,6% — с 47,6% до 34%. Если до проведения эксперимента, двое учащихся (04,08) — 20% имели высокий уровень страха самовыражения и один (05) — 10% повышенный, то после проведения формирующего эксперимента только один подросток (08) — 10% имел повышенный уровень страха не соответствовать ожиданиям окружающих. Повысилось на 10% физиологическая сопротивляемость стрессу. Все учащиеся группы обладают нормальной и высокой физиологической сопротивляемостью стрессу. Наблюдается и снижение уровня проблем в отношениях с учителями, хотя количество, испытывающих проблемы и страхи в отношении с учителями возросло с двух до трех. Таким образом, исходя из сравнительного анализа полученных данных, можно предположить, что проведение формирующего эксперимента оказало существенное влияние на снижение уровня тревожности в группе.

Сравнительный анализ состояния агрессии первичного и контрольного исследования. Прежде всего, обращает на себя внимание заметное снижение уровня индекса агрессивности – с 20 до 18,3 балла. Если при первичном исследовании было выявлено 70% учащихся с высоким уровнем агрессивности, то при контрольном – только пятеро-50%. Причем уровень индекса агрессивности снизился почти у всех учащихся (01) — с 29 до 22б., (02) — с 31 до 24б., (04) — с 18 до 14 б., (05) — с 32 до 22 б., (07) — с 23 до 21б., (10) — с 32 до 25б. Несколько снизился и уровень индекса враждебности с11 до 10,8 балла. Но если при первичном исследовании 70% учащихся имели высокий уровень враждебности, то контрольное исследование выявило только 50%таких учащихся.

Сравнительная гистограмма уровня агрессивности /Рисунок №1/.

Рис. 1. Сравнительная гистограмма уровня агрессивности

С 69% до 53% снизился уровень физической агрессии. Соответственно количество подростков с высоким уровнем физической агрессии снизилось с пяти человек (50%) до одного (10%). Уровень косвенной агрессии снизился с 48,1% до 41,8%.Причем количество учащихся с высоким уровнем агрессивности снизилось с 20% до 10%. При первичном исследовании, уровень обиды составлял- 69,8%, при контрольном- 66,3%. При первичном исследовании шестеро подростков -60% имели высокий уровень обиды, при контрольном исследовании таких подростков было выявлено пятеро-50%. Уровень вербальной агрессии в группе до эксперимента составлял 55,1%, после эксперимента — 52,3%. Соответственно количество учащихся с высоким уровнем вербальной агрессии до эксперимента равнялось четырем-40%, после эксперимента только один учащийся показал высокий уровень вербальной агрессии. Уменьшилось количество подростков с высоким уровнем раздражения. До эксперимента таких учащихся было четверо – 40%, после эксперимента — двое -20%. С 40% до 20% уменьшилось количество учащихся с высоким уровнем негативизма. Все это указывает на то, что в результате проведения формирующего эксперимента уровень враждебности и агрессивности в группе заметно снизился.

Сравнительный анализ уровня школьной мотивации первичного и контрольного исследования. Полигон частот по данному распределению до и после эксперимента /Рисунок №2/.

Рис. 2. Сравнение уровней школьной мотивации

Уровень школьной мотивации после занятий существенно повысился. Если при первичном обследовании у одного учащегося (03)- 10% наблюдалась явная школьная дезадаптация. 40% учащихся (01,07,09,10) имели низкую школьную мотивацию. 50% подростков (02,04,05,06,08) проявляли положительное отношение к школе, то при контрольном обследовании получены следующие данные: не выявлено ни одного учащегося с полной школьной дезадаптацией. У 40% подростков (01,03,07,10) выявлена низкая школьная мотивация, у 20% подростков (06,08) положительное отношение к школе, а у 40% учащихся (02,04,05,09) выявлена хорошая школьная мотивация. Уровень школьной мотивации повысился у всех учащихся. Таким образом, анализируя полученные данные, выявлено, что формирующий эксперимент оказал большое влияние на повышения уровня школьной мотивации.

Сравнительный анализ социально-психологической адаптации первичного и контрольного исследования. Из полигонов частот, видно, что общий уровень социально-психологической адаптированности вырос с27,2 балла до 33,5 балла, т.е. с низкого уровня вырос почти до среднего. При первичном исследовании было выявлено только трое учащихся (02,09,10) — 30%, имеющих нормальный уровень социально-психологической адаптированности, остальные 70% учащихся имели низкий уровень. Контрольное исследование показало, что уже пятеро учащихся (02,04,06,09,10) — 50% имеют нормальный уровень социально-психологической адаптированности, т.е. уровень социально-психологической адаптированности повысился на 20%. Из таблицы видно, что буквально у всех учащихся группы уровень социально-психологической адаптированности повысился. До проведения формирующего эксперимента только четверо подростков — 40% воспринимают себя как личность, 50% таковыми себя не воспринимали. После проведения формирующего эксперимента уже 70% учащихся воспринимали себя как личность и только 30% таковыми себя не воспринимали. При первичном обследовании было выявлено, что адекватно воспринимают других 30% учащихся, а 50% учащихся группы находятся в состоянии конфликта с другими. Контрольное исследование показало, что уже 80% подростков адекватно воспринимают других, и только 20% конфликтуют с другими. При первичном исследовании было выявлено, что только 40% учащихся ощущают способность к внутреннему контролю своих действий, а 50% учащихся могут контролировать свои действия только при наличии внешнего контроля. Контрольное исследование свидетельствует, что после формирующего эксперимента уже 60% учащихся способны к внутреннему контролю своих действий и только 30% не способны к этому. Следует отметить, что на 10% сократилось число учащихся, стремящихся к лидерству. Увеличилось число учащихся стремящихся разрешить свои проблемы самостоятельно – с 30% до 50%, т.е. на 20%. Уровень социально-психологической адаптированности учащихся, в результате специально организованной целенаправленной работы повысился. Снизился уровень школьной тревожности, агрессивности, враждебности. Повысился уровень школьной мотивации.


Заключение

Проблемы борьбы с правонарушениями несовершеннолетних всегда отличались особой остротой и актуальностью. Это обусловлено прежде всего традиционно высокой преступной активностью подростков. Несовершеннолетние быстрее реагируют на позитивные и негативные изменения, происходящие в обществе, что находит отражение в динамике преступности. Существенные изменения произошли в условиях жизнедеятельности молодого поколения страны. Как показывают исследования, подрастающее поколение с наибольшими потерями адаптируется к происходящим в настоящее время в стране сложным и противоречивым социально-экономическим изменениям, находясь на острие этих противоречий со своими потребностями в получении образования, жилья и в обустройстве своей дальнейшей жизни. В переходный, кризисный период все большее влияние на преступность оказывают такие факторы, как имущественное расслоение общества, заметное снижение жизненного уровня широких слоев населения, явная и скрытая безработица, массовая миграция, а также порожденный экономическими трудностями и нерешенными социальными проблемами неблагоприятный психологический фон.

Следует отметить, что основные профилактические мероприятия с подростками, совершившими правонарушения, проводятся, в основном, в открытом социуме (подросток совершил мелкие правонарушения или осужден условно), и в специальных учебно-воспитательных заведениях, то в воспитательных колониях, в основном, реализуются реабилитационные программы помощи несовершеннолетний осужденным. Как отметил работник ОВД по делам несовершеннолетних г. Брянска процесс воспитания в колониях для несовершеннолетних существенно отличается от «взрослых» колоний прежде всего тем, что в них законодательство предоставляет для работы с осужденными большие возможности в применении позитивных мер воздействия, значительно увеличивая перечень льгот и уменьшая объем карательных мер. Основной акцент в работе с подростками следует делает на учебно-воспитательную работу, включающую в себя общеобразовательное и профессиональное обучение. Здесь мы особо отмечаем, что изменение названия «воспитательная трудовая колония» на «воспитательная колония» подчеркивает при всей важности трудовой деятельности приоритетность именно воспитательных мероприятий.

Совместная деятельность с социальными педагогами позволила выявить, что необходимым условием для предотвращения отклоняющегося поведения всех воспитанников является — получение ими специальности. При этом должен обеспечиваться как можно более широкий и добровольный выбор профессий, учитываться потребности региона и рынка труда (перспектива), возраст, физические, умственные и психические особенности. Нами выявлено, что повышение эффективности трудового воспитания — это наиболее важный фактор решения задачи социализации подростков, подготовки их к самостоятельной жизни. Однако в настоящее время это условие в полной мере не обеспечивается, о чем свидетельствуют данные опросов бывших осужденных, отбывавших срок наказания в воспитательных колониях и вернувшихся к месту постоянного проживания более 60% которых в будущем не собираются работать по приобретенным в колонии профессиям.

К числу основных средств, обеспечивающих процесс исправления преступников, по нашему мнению, относится общеобразовательное обучение. Относительно несовершеннолетних осужденных необходимо отметить особую роль, которую приобретает данное средство воздействия. Ведь в воспитательной колонии практически каждый осужденный проходит через образовательную школу, являющуюся одним из главных структурных элементов учреждения и фактически — центром проводимой в колонии воспитательной работы. При поступлении в колонию все осужденные зачисляются в соответствующий класс общеобразовательной школы, распределение по отрядам производится исходя из имеющегося у них образовательного уровня по принципу «отделение-класс». Работа на производстве или обучение в профессиональном училище может производиться только в свободное от учебы в школе время.

В отличие от исправительных колоний для взрослых, преподаватели школ в воспитательной колонии являются сотрудниками данного учреждения, что подчеркивает особую роль школы в воспитательном процессе. Очень важно четкое взаимодействие в воспитательном процессе учителей школы, воспитателей отрядов и отделений, преподавателей профессионального училища, мастеров производства, так как в работе с осужденными много дублирования, не всегда соблюдается принцип единства педагогических требований.

Выход из этого положения мы видим в создании единого учебно-воспитательного процесса, охватывающего все службы колонии. Для современных воспитательных колоний необходимы высококвалифицированные специалисты, знающие возрастную специфику несовершеннолетних, и прежде всего социальные педагоги. Воспитательная работа должна проводиться дифференцирование, с учетом степени нравственной деформации осужденных. Желательно, по нашему мнению, применение таких методов, как совет, напоминание, пожелание. Необходимо использовать активность, эмоциональность и впечатлительность, одновременно преодолевая внутреннее сопротивление осужденных к воспитательным воздействиям (иногда открытое, но чаще скрытое).

Исправительное воздействие на несовершеннолетних преступников следует рассматривать как единый процесс, начиная с момента взятия его под стражу и заканчивая периодом реабилитации и социальной адаптации после освобождения. На практике этот процесс оказывается разорванным. Причина — отсутствие должного взаимодействия между службами и учреждениями, обеспечивающими работу с несовершеннолетними правонарушителями и профилактику преступности.

Один из возможных вариантов организации совместной работы — воспитательные центры для несовершеннолетних преступников, в состав которых должны входить:

— следственный изолятор для содержания подследственных несовершеннолетних (к сожалению, в некоторых изоляторах несовершеннолетние содержатся вместе со взрослыми и неоднократно судимыми в условиях «субкультуры», позже перенося полученный опыт в воспитательную колонию);

— служба, обеспечивающая исполнение наказания в виде краткосрочного ареста;

— служба по исполнению наказания в виде лишения свободы (воспитательная колония);

— участок социальной адаптации для лиц, готовящихся к освобождению от наказания;

— временное общежитие для освобожденных, не имеющих постоянного места жительства;

— служба социального контроля, обеспечивающая работу с осужденными по отбытии наказания.

Создание таких центров могло бы обеспечить необходимое комплексное воздействие на несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности, и преемственность в работе с ними, оградить их от негативного влияния взрослой преступной среды.

Достижение желаемого эффекта в профилактике правонарушений и рецидивной преступности несовершеннолетних возможно лишь при условии привлечения к воспитательной работе с ними социальных педагогов-профессионалов. Плодотворно работать с трудными подростками, по нашему убеждению, могут только люди духовно богатые, щедро отдающие это богатство своим подопечным.


Список используемой литературы

1. Конституция Российской Федерации (с изменениями на 25.03.2004 г.). Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. – М.: ИС «Кодекс». 2005;

2. Гражданский кодекс РФ (с учетом изменений и дополнений по состоянию на 25 ноября 2005 г.). – М.: ГроссМедиа, 2006;

3. Кодекс РФ об административных правонарушениях (в редакции от 20.12.2001). – М.: изд. «ЭЛИТ», 2004;

4. Уголовный кодекс Российской Федерации: (официальный текст по состоянию на 04.12.2006) – М.: ИС «Кодекс». 2005;

5. Актуальные проблемы теории и технологии социальной работы. Материалы научной конференции. М., 2000.

6. Ашин А. А. Наказание несовершеннолетних за хищение чужого имущества (закон, теория и практика). — Владимир, 2004;

7. Бакаев А.А. Система профилактики правонарушений несовершеннолетних – М.: Логос, 2004;

8. Василькова Ю.В. Социальная педагогика: Курс лекций: Учеб. пособие для студентов вузов. — М.: Изд. центр «Академия», 1999. – 440 с.

9. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности – М.: Норма. 2000;

10. Менеджмент социальной работы: Учеб.пос. для студентов вузов/под ред. Е.И.Комаровой. – М.: изд. центр ВЛАДОС, 2001. – 288 с.

11. Мельников В.П. История социальной работы в России: Учеб. пособие. – М.: Изд-во «Маркетинг», 2001. – 344 с.

12. Мудрик А.В. Социальная педагогика/учеб. для вузов/под ред. В.А.Слестенина, — М.: Изд. центр «Академия», 2003. – 200 с.

13. Основы социальной работы: Учеб./отв. ред. П.Д. Павленок. – 2-е изд, — М.: ИНФРА-М, 2001. – 395 с.

14. Панов А.М. Состояние и перспективы формирования системы социальной работы с семьей и детьми в Российской Федерации. М., 1995.

15. Принцип активизации в социальной работе/под ред. Ф.Парслоу; пер. с англ. под ред. Б.Ю.Шапиро. – М.: Аспект Пресс, 1997. – 223 с.

16. Проблемы социологии быта и социальной работы в условиях перехода к рынку/Отв. Ред. – П.Д. Павленок. — М.: ГАСБУ, 1994.

17. Просветительский журнал по социальным вопросам «Социальная защита», №5 (158) июль 2005

18. Просветительский журнал по социальным вопросам «Социальная защита», №6 (159) июль 2005

19. Российская энциклопедия социальной работы. / Под ред. А.М. Панова, Е.И. Холостовой Т.1-2. М., 1997.

20. Социальная защита населения: опыт организационно-административной работы: Учеб. пособие для студентов/ Под ред. В.С. Кукушкина. – М.: ИКЦ «МарТ», 2003. – 336 с.

21. Социальная работа/ под ред. проф. В.И. Курбатова. – Ростов н/Д: «Феникс», 1999. – 576 с.

22. Социальное обеспечение. М., 2000. № 10.

23. Теория социальной работы: Учебник/ под ред. проф. Е.И. Холостова. – М.: Юристъ, 1999, — 334 с.

24. Харламов И.Ф. Педагогика: Учеб.пособие, 2-е изд. – М.: Высшая школа, 1990. – 576 с.

25. Юридический энциклопедический словарь/отв. ред. М.Н.Марченко. – М.: Проспект. 2006;

26. Алексеева Л.С. Социальная реабилитация подростков // Семья в России. М., 2005. № 2.

27. Арутюнов А.А. Институт соучастия: исторический экскурс //Российский следователь. 2002. № 5;

28. Авдеев В. А. Условно-досрочное освобождение несовершеннолетних в контексте достижения целей уголовного наказания // Уголовное право. — 2001. — N 4;

29. Минязева Т. Ф. Правовой статус личности осужденных в Российской Федерации. — М., 2001;

30. Осипова О. С. Девиантное поведение: благо и зло // Социс. – 2008.-№9.

31. Стражевич Ю.н. Защита прав несовершеннолетних при проведении следственных действий// Правоведение, №1 2007;

32. Сверчков В. Пределы условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // Российская юстиция. — 2002. — N 10;

33. Улицкий С. Условно-досрочное освобождение от наказания // Законность. — 2003. — N 3;

34. Гончарова А.А. Практикум по гражданскому праву. Общая часть. – М.: КНОРУСС, 2005;

35. Материалы пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М.: 2000;

36. Материалы Пленума Верховного Суда СССР Постановление №11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности» от 5 сентября 1986 г. с изм. от 30 ноября 1990 г.; п. 3 // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М… 2000;

37. Судебная практика по гражданским делам \ Составил Е.Н.Романенкова М.: ТК Велби, 2005.


Приложение 1

Методика диагностики уровня школьной тревожности Филлипса

Опросник личностный. Предназначен для изучения уровня и характера тревожности, связанной со школой у детей младшего и среднего возраста. Стимульный материал теста состоит из 58 вопросов, которые могут зачитываться школьникам, а могут и предлагаться в письменном виде. На каждый вопрос требуется однозначно ответить «да» или «нет». Автором выделяются следующие факторы (шкалы) тревожности:

1. Общая тревожность в школе общее эмоциональное состояние ребенка, связанное с различными формами его включения в жизнь школы.

2. Переживания социального стресса — эмоциональное состояние ребенка, на фоне которого развиваются его социальные контакты (прежде всего — со сверстниками).

3. Фрустрация потребности в достижении успеха — неблагоприятный психический фон, не позволяющий ребенку развивать свои потребности в успехе, достижении высокого результата и т. д.

4. Страх самовыражения — негативные эмоциональные переживания ситуаций, сопряженных с необходимостью раскрытия, предъявления себя другим, демонстрации возможностей.

5. Страх ситуации проверки знаний — негативное отношение и переживание тревоги в ситуациях проверки (особенно — публичной) знаний, достижений, возможностей.

6. Страх не соответствовать ожиданиям окружающих — ориентация на значимость других в оценке своих результатов, поступков и мыслей, тревога по поводу оценок.

7. Низкая физиологическая сопротивляемость стрессу — особенности психофизиологической организации, снижающие приспособляемость ребенка к ситуациям стрессогенного характера, повышающие вероятность неадекватного, деструктивного реагирования на тревожный фактор среды.

8. Проблемы и страхи в отношении с учителями — общий негативный эмоциональный фон отношений со взрослыми в школе, снижающий успешность обучения ребенка.

Следует отметить, что количество вопросов, «работающих на ту или иную шкалу, различно. Так, например, общую тревожность испытуемого в школе «диагностируют» 22 вопроса, а низкую физиологическую сопротивляемость стрессу — 5. Соответственно получаемые сырые значения по шкалам не уравновешены между собой. Поэтому сравнение результатов по шкалам между собой некорректно. Инструкция: «Ребята, сейчас Вам будет предложен опросник, который состоит из вопросов о том, как Вы себя чувствуете в школе. Старайтесь отвечать искренне и правдиво, здесь нет верных или неверных, хороших или плохих ответов. Над вопросами долго не задумывайтесь. На листе для ответов вверху запишите свое имя, фамилию и класс. Отвечая на вопрос, записывайте его номер и ответ «+», если Вы согласны с ним, или «-» если не согласны». Стимульный материал:

Трудно ли тебе держаться на одном уровне со всем классом?

Волнуешься ли ты, когда учитель говорит, что собирается проверить, насколько ты знаешь материал?

Трудно ли тебе работать в классе так, как этого хочет учитель?

Снится ли тебе временами, что учитель в ярости от того, что ты не знаешь урок?

Случалось ли, что кто-нибудь из твоего класса бил или ударял тебя?

Часто ли тебе хочется, чтобы учитель не торопился при объяснении нового материала, пока ты не поймешь, что он говорит?

Сильно ли ты волнуешься при ответе или выполнении задания?

Случается ли с тобой, что ты боишься высказываться на уроке, потому что боишься сделать глупую ошибку?

Дрожат ли у тебя колени, когда тебя вызывают отвечать?

Часто ли твои одноклассники смеются над тобой, когда вы играете в разные игры?

Случается ли, что тебе ставят более низкую оценку, чем ты ожидал?

Волнует ли тебя вопрос о том, не оставят ли тебя на второй год?

Стараешься ли ты избегать игр, в которых делается выбор, потому что тебя, как правило, не выбирают?

Бывает ли временами, что ты весь дрожишь, когда тебя вызывают отвечать?

Часто ли у тебя возникает ощущение, что никто из этих одноклассников не хочет делать то, что хочешь ты?

Сильно ли ты волнуешься перед тем, как начать выполнять задание?

Трудно ли тебе получать такие отметки, каких ждут от тебя родители?

Боишься ли ты временами, что тебе станет дурно в классе?

Будут ли твои одноклассники смеяться над тобой, ты сделаешь ошибку при ответе?

Похож ли ты на своих одноклассников?

Выполнив задание, беспокоишься ли ты о том, хорошо ли с ним справился?

Когда ты работаешь в классе, уверен ли ты в том, что все хорошо запомнишь?

Снится ли тебе иногда, что ты в школе и не можешь ответить на вопрос учителя?

Верно ли, что большинство ребят относится к тебе дружески?

Работаешь ли ты более усердно, если знаешь, что результаты твоей работы будут сравниваться в классе результатами твоих одноклассников?

Часто ли ты мечтаешь о том, чтобы поменьше волноваться, когда тебя спрашивают?

Боишься ли ты временами вступать в спор?

Чувствуешь ли ты, что твое сердце начинает сильно биться, когда учитель говорит, что собирается проверить твою готовность к уроку?

Когда ты получаешь хорошие отметки, думает ли кто-нибудь из твоих друзей, что ты хочешь выслужиться?

Хорошо ли ты себя чувствуешь с теми из твоих одноклассников, к которым ребята относятся с особым вниманием?

Бывает ли, что некоторые ребята в классе говорят что-то, что тебя задевает?

Как ты думаешь, теряют ли расположение те из учеников, которые не справляются с учебой?

Похоже ли на то, что большинство твоих одноклассников не обращают на тебя внимание?

Часто ли ты боишься выглядеть нелепо?

Доволен ли ты тем, как к тебе относятся учителя?

Помогает ли твоя мама в организации вечеров, как другие мамы твоих одноклассников?

Волновало ли тебя когда-нибудь, что думают о тебе окружающие?

Надеешься ли ты в будущем учиться лучше, чем раньше?

Считаешь ли ты, что одеваешься в школу также хорошо, как и твои одноклассники?

Часто ли ты задумываешься, отвечая на уроке, что думают о тебе в это время другие?

Обладают ли способные ученики какими-то особыми правами, которых нет у других ребят в классе?

Злятся ли некоторые из твоих одноклассников, когда тебе удается быть лучше их?

Доволен ли ты тем. как к тебе относятся одноклассники?

Хорошо ли ты себя чувствуешь, когда остаешься один на один с учителем?

Высмеивают ли временами твои одноклассники твою внешность и поведение?

Думаешь ли ты, что беспокоишься о своих дошкольных делах больше, чем другие ребята?

Если ты не можешь ответить, когда тебя спрашивают, чувствуешь ли ты, что вот-вот расплачешься?

Когда вечером ты лежишь в постели, думаешь ли ты временами с беспокойством о том, что будет завтра в школе?

Работая над трудным заданием, чувствуешь ли ты порой, что совершенно забыл вещи, которые хорошо знал раньше?

Дрожит ли слегка твоя рука, когда ты работаешь над заданием?

Чувствуешь ли ты, что начинаешь нервничать, когда учитель говорит, что собирается дать классу задание?

Пугает ли тебя проверка твоих знаний в школе?

Когда учитель говорит, что собирается дать классу задание, чувствуешь ли ты страх, что не справишься ним?

Снилось ли тебе временами, что твои одноклассники могут сделать то, что не можешь ты?

Когда учитель объясняет материал, кажется ли тебе, твои одноклассники понимают его лучше, чем ты?

Беспокоишься ли ты по дороге в школу, что учитель может дать классу проверочную работу?

Когда ты выполняешь задание, чувствуешь ли ты зычно, что делаешь это плохо?

Дрожит ли слегка твоя рука, когда учитель просит сделать задание на доске перед всем классом?

Ключи.

Обработка результатов: При обработке результатов выделяют вопросы, ответы а которые не совпадают с ключом теста. Например, на 58-й вопрос ребенок ответил «Да», в то время как в ключе этому вопросу соответствует «-», то есть ответ «нет». Ответы, не совпадающие с ключом — это проявления тревожности. При обработке подсчитывается:

1. Общее число несовпадений по всему тексту. Если оно больше 50%, можно говорить о повышенной тревожности ребенка, если больше 75% от общего числа вопросов теста — о высокой тревожности.

2. Число совпадений по каждому из 8 факторов тревожности, выделяемых в тексте. Уровень тревожности выделяется также, как и в первом случае. Анализируется общее внутреннее эмоциональное состояние школьника, во многом определяющееся наличием тех или иных тревожных синдромов (факторов) и их количеством.

Факторы № вопросов
1. Общая тревожность в школе

2,3,7,12,16,21,23,26,28.46,47.48,49,50,51,52,53,54,55,56,57,58.

∑ = 22

2.Переживание социального стресса 5,10,15,20,24,30,33,36,39,42,44 ∑ =11
3. Фрустрация потребности в достижении успеха 1,3,6.11,17,19,25,29,32,35,38,41,43 ∑ = 13
4. Страх самовыражения 27,31,34,37,40,45 ∑ =6
5. Страх ситуации проверки знаний 2,7,12,16,21,26 и∑ = 6
6. Страх не соответствовать ожиданиям окружающих 3,8,13,17,22 ∑ = 5
7. Низкая физиологическая сопротивляемость стрессу 9,14,18,23,28 ∑=5
8. Проблемы и страхи в отношениях с учителями 2,6,11,32,35,41,44,47 ∑ = 8

Ключ к вопросам:

РЕЗУЛЬТАТЫ

Число несовпадений знаков («+» — Да, «-» — Нет) по каждому фактору (- абсолютное число несовпадений в процентах: < 50%; > 50%; > 75%). Для каждого респондента. Представление этих данных в виде индивидуальных диаграмм. Число несовпадений по каждому измерению для всего класса — абсолютное значение -< 50%; > 50%; > 75%. Представление этих данных в виде диаграммы. Количество учащихся, имеющих несовпадений но деленному фактору > 50% и > 75% (для всех факторов). Представление сравнительных результатов при повторных замерах. Полная информация о каждом учащемся (по результатам теста).


Приложение 2

Опросник Басса-Дарки

Проявление агрессии в детском возрасте является проблемой, которая все больше волнует учителей и родителей. Задачей психолога должна стать психокоррекциоиная работа с лицами, которые более агрессивны по сравнению с другими. Но как определить это «более» или «менее»? Ответ на этот вопрос невозможен без достаточно точного определения понятий «агрессии» и «агрессивности». Необходимость такого определения обосновывается тем, что термин «агрессия» чрезвычайно часто употребляется сегодня в самом широком контексте и поэтому нуждается в серьезном «очищении» от целого ряда наслоении и отдельных смыслов. Различные авторы в своих исследованиях по-разному определяют агрессию и агрессивность: как врожденную реакцию человека для «защиты занимаемой территории» (Лоренд, Ардри); как стремление к господству (Моррисон); реакцию личности на враждебную человеку окружающую действительность (Хорни, Фромм). Очень широкое распространение получили теории, связывающие агрессию и фрустрацию (Мадлер, Дуб, Доллард). Под агрессивностью можно понимать свойство личности, характеризующееся наличием деструктивных тенденций, в основном в области субъектно-субъектных отношений. Вероятно, деструктивный компонент человеческой активности является необходимым в созидательной деятельности, так как потребности индивидуального развития с неизбежностью формируют в людях способность к устранению и разрушению препятствий, преодолению того, что противодействует этому процессу. Агрессивность имеет качественную и количественную характеристики. Как и всякое свойство, она имеет различную степень выраженности: от почти полного отсутствия до предельного развития. Каждая личность должна обладать определенной степенью агрессивности. Отсутствие ее приводит к пассивности, ведомости, конформности и т. д. Чрезмерное развитие ее начинает определять весь облик личности, которая может стать конфликтной, неспособной на сознательную кооперацию и т. д. Сама но себе агрессивность не делает субъекта социально опасным, так как, с одной стороны, существующая связь между агрессивностью и агрессией не является жесткой, а, с другой, сам акт агрессии может не принимать социально опасные и не одобряемые формы. В житейском сознании агрессивность является синонимом «злонамеренной активности». Однако само по себе деструктивное поведение «злонамеренностью» не обладает, таковой его делает мотив деятельности, те ценности, ради достижения и обладания которыми активность разворачивается. Внешние практические действия могут быть сходны, но их мотивационные компоненты прямо противоположны.

Исходя из этого, можно разделить агрессивные проявления на два основных типа; первый — мотивационная агрессия как самоценность, второй — инструментальная как средство (подразумевая при этом, что и та, и другая могут проявляться как под контролем сознания, так и вне его, и сопряжены с эмоциональными переживаниями гнев, враждебность). Практических психологов в большей степени должна интересовать мотивационная агрессия как прямое проявление реализации присущих личности деструктивных тенденции. Определив уровень таких деструктивных тенденций, можно с большой степенью вероятности прогнозировать возможность проявления открытой мотивационной агрессии. Одной из подобных диагностических процедур является опросник Басса-Дарки. А.Басс, воспринявший ряд положений своих предшественников разделил понятия «агрессия» и «враждебность» и определил последнюю как «… реакцию, развивающую негативные чувства и негативные оценки людей и событий...». Создавая свой опросник, дифференцирующий проявления агрессии и враждебности А.Басс и А.Дарки выделили следующие виды реакций:

1. ФИЗИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ — использование физической силы против другого лица;

2. КОСВЕННАЯ АГРЕССИЯ — агрессия, окольным путем направленная на другое лицо или ни на кого не направленная;

3. РАЗДРАЖЕНИЕ — готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении (вспыльчивость, грубость);

4. НЕГАТИВИЗМ — оппозиционная манера в поведении от пассивного сопротивления до активной борьбы против установившихся обычаев и законов;

5. ОБИДА — зависть и ненависть к окружающим за действительные и вымышленные действия;

6. ПОДОЗРИТЕЛЬНОСТЬ — в диапазоне от недоверия и осторожности по отношению к людям до убеждения в том, что другие люди планируют и приносят вред;

7. ВЕРБАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ — выражение негативных чувств как через форму (крик, визг), так и через содержание словесных ответов (проклятия, угрозы);

8. ЧУВСТВО ВИНЫ — выражает возможное убеждение субъекта в том, что он является плохим человеком, что поступает зло, а также ощущаемые им угрызения совести.

Вопросник состоит из 75 утверждений, на которые испытуемый отвечает «да» или «нет». При составлении опросника авторы пользовались следующими принципами:

1. Вопрос может относиться только к одной форме агрессии.

2. Вопросы формулируются таким образом, чтобы в наибольшей степени ослабить влияние общественного одобрения ответа на вопрос.

Фамилия _________________ Имя __________Отчество _____________________ ПОСТАВЬТЕ: «да» около тех положений, с которыми вы cогласны, «нет» – около тех, с которыми вы не согласны.
ВОПРОС ВОПРОС
1 Временами я не могу справиться с желанием причинить вред другому. 39 Даже если я злюсь, я не прибегаю к «сильным выражениям».
2 Иногда я сплетничаю о людях, которых не люблю. 40 Мне хочется, чтобы мои грехи были прощены.
3 Я легко раздражаюсь, но быстро успокаиваюсь. 41 Я редко даю сдачи, даже если кто-нибудь ударит меня.
4 Если меня не попросят по-хорошему, я не выполняю просьбу. 42 Когда получается не по-моему, я иногда обижаюсь.
5 Я не всегда получаю то, что мне положено. 43 Иногда люди раздражают меня своим присутствием.
6 Я знаю, что люди говорят обо мне за моей спиной. 44 Нет людей, которых бы я по настоящему ненавидел.
7 Если я не одобряю друзей, я даю им это почувствовать. 45 Мой принцип: «Никогда не доверяй чужакам».
8 Если мне случалось обмануть кого-нибудь, я испытывал мучительное угрызение совести. 46 Если кто-нибудь раздражает меня, я готов сказать все, что о нем думаю.
9 Мне кажется, что я не способен ударить человека. 47 Я делаю много такого, о чем впоследствии сожалею.
10 Я никогда не раздражаюсь настолько, чтобы кидаться предметами. 48 Если я разозлюсь, я могу ударить кого-нибудь.
11 Я всегда снисходителен к чужим недостаткам. 49 С десяти лет я никогда не проявлял вспышек гнева.
12 Если мне не нравится установленное правило, мне хочется нарушить его. 50 Я часто чувствую себя, как пороховая бочка, готовая взорваться.
13 Другие умеют почти всегда пользоваться благоприятными обстоятельствами. 51 Если бы все знали, что я чувствую, меня бы считали человеком, с которым нелегко ладить.
14 Я держусь настороженно с людьми, которые относятся ко мне несколько более дружественно, чем я ожидал. 52 Я всегда думаю о том, какие тайные причины заставляют людей делать что-нибудь приятное для меня.
15 Я часто бываю не согласен с людьми. 53 Когда на меня кричат, я начинаю кричать в ответ.
16 Иногда мне на ум приходят мысли, которых я стыжусь. 54 Неудачи огорчают меня.
17 Если кто-нибудь первым ударит меня, я не отвечу. 55 Я дерусь не реже и не чаще, чем другие.
18 Когда я раздражаюсь, я хлопаю дверью. 56 Я не могу вспомнить случаи, когда я был настолько зол, что хватал попавшуюся под руку вещь и ломал её.
19 Я гораздо более раздражителен, чем кажется. 57 Иногда я чувствую, что готов первым начать драку.
20 Если кто-нибудь корчит из себя начальника, я всегда поступаю ему наперекор. 58 Иногда я чувствую, что жизнь поступает со мной несправедливо.
21 Меня немного огорчает моя судьба. 59 Раньше я думал, что большинство людей говорит правду, но теперь я в это не верю.
22 Я думаю, что многие люди не любят меня. 60 Я ругаюсь только со злости.
23 Я не могу удержаться от спора, если люди не согласны со мной. 61 Когда я поступаю неправильно, меня мучает совесть.
24 Люди, увиливающие от работы, должны испытывать чувство вины. 62 Если для защиты своих прав мне надо применять физическую силу, я применяю её.
25 Тот, кто оскорбляет меня или мою семью, напрашивается на драку. 63 Иногда я выражаю свой гнев в том, что стучу по столу кулаком.
26 Я не способен на грубые шутки. 64 Я бываю грубоват по отношению к людям, которые мне не нравятся.
27 Меня охватывает ярость, когда надо мной насмехаются. 65 У меня нет врагов, которые хотели бы мне навредить.
28 Когда люди строят из себя начальников, я делаю все, чтобы они не зазнавались. 66 Я не умею поставить человека на место, даже если он того заслуживает.
29 Почти каждую неделю я вижу кого-нибудь, кто мне не нравится. 67 Я часто думаю, что жил неправильно.
30 Довольно многие люди завидуют мне. 68 Я знаю людей, которые способны довести меня до драки.
31 Я требую, чтобы люди уважали мои права. 69 Я не огорчаюсь из-за мелочей.
32 Меня угнетает, что я мало делаю для своих родителей. 70 Мне редко приходит в голову, что люди пытаются разозлить или оскорбить меня.
33 Люди, которые постоянно изводят вас, заслуживают, чтобы их щелкнули по носу. 71 Я часто просто угрожаю людям, хотя и не собираюсь приводить угрозы в исполнение.
34 От злости я иногда бываю мрачен. 72 В последнее время я стал занудой.
35 Если ко мне относятся хуже, чем я того заслуживаю, я не огорчаюсь. 73 В споре я часто повышаю голос.
36 Если кто-то выводит меня из себя, я не обращаю внимания. 74 Я стараюсь скрывать плохое отношение к людям.
37 Хотя я не показываю этого, иногда меня гложет зависть. 75 Я лучше соглашусь с чем либо, чем стану спорить.
38 Иногда мне кажется, что надо мной смеются.

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ

Сумма показателей физической, косвенной и вербальной агрессии образуют показатель Агрессивности. Нормативное значение: 21 ± 4.

Сумма показателей подозрительности и обиды образуют индекс Враждебности. Нормативное значение: 6,5-7± 3.

Сумма показателей физической агрессии, вербальной агрессии и раздражения образуют показатель Уровня Агрессивной Мотивации. Нормативное значение: 21 ± 4.

При этом необходимо учитывать, что УАМ» Агрессивности

Если УАМ > Агрессивности, то имеется потенциал агрессии.

Если УАМ < Агрессивности, то идет подавление личности.


Приложение 3

Модифицированный вариант анкеты школьной мотивации Н.Г. Лускановой

Анкета Н.Г. Лускановой, модифицированная Е.И.Даниловой для учащихся среднего звена, дает возможность определить уровень школьной мотивации детей. Наличие у ребенка стремления выполнять все предъявляемые школой требования, показать себя с лучшей стороны побуждает его проявлять активность. При низком уровне мотивации наблюдается снижение успеваемости. Анкетирование рекомендуется проводить школьному психологу. Приводим текст опросника (10 вопросов) и инструкцию к нему. Вопросы зачитываются экспериментатором вслух, предлагаются варианты ответов, а подростки должны записать те ответы, которые им подходят. Инструкция:

«Сейчас я буду зачитывать вопросы, которые описывают ваше отношение к школе. Послушайте их внимательно. К каждому вопросу предлагается 3 варианта ответа. Выберите тот вариант, который вам подходит, и запишите но мер этого варианта рядом с номером соответствующего вопроса».

1. Как ты чувствуешь себя в школе?

Мне в школе нравится.

Мне в школе не очень нравится.

Мне в школе не нравится

2. С каким настроением ты идешь утром в школу?

С хорошим настроением.

Бывает по-разному.

Чаще хочется остаться дома.

3. Если бы тебе сказали, что завтра в школу не обязательно приходить всем ученикам, как бы ты поступил?

Пошел бы в школу;

Не знаю

Остался бы дома.

4. Как ты относишься к тому, что у вас отменяют уроки?

Мне не нравится, когда отменяют уроки.

Бывает по-разному.

Мне нравится, когда отменяют уроки.

5. Как ты относишься к домашним заданиям?

Я хотел бы, чтобы домашние задания были.

Не знаю, затрудняюсь ответить.

Я хотел бы, чтобы домашних заданий не было.

6. Хотел бы ты, чтобы в школе были одни перемены?

Нет, не хотел бы.

Не знаю.

Да, я хотел бы, чтобы в школе были одни перемены

7. Рассказываешь ли ты о школе своим родителям или друзьям?

Рассказываю часто.

Рассказываю редко.

Вообще не рассказываю

8. Как ты относишься к своему классному руководителю?

Мне нравится наш классный руководитель.

Не знаю, затрудняюсь ответить.

Я хотел бы, чтобы у нас был другой классный руководитель.

9. Есть ли у тебя друзья в классе?

У меня много друзей в классе.

У меня мало друзей в классе.

У меня нет друзей в классе.

10 Как ты относишься к своим одноклассникам?

Мне нравятся мои одноклассники.

Мне не очень нравятся мои одноклассники.

Мне не нравятся мои одноклассники

Обработка результатов. Проводится как количественная, так и качественная обработка результатов.

Количественный анализ Для дифференцирования детей по уровню школьной мотивации была разработана система балльных оценок:

— ответ ребенка, свидетельствующий о его положительном отношении к школе и предпочтении им учебных ситуаций, оценивается в 3 балла;

— нейтральный (средний) ответ (не знаю, бывает поразному и т.п.) оценивается в 1 балл;

— ответ, свидетельствующий об отрицательном отношении ребенка к той или иной школьной ситуации, оценивается в 0 баллов.

Максимально возможная оценка равна 30 баллам. Было установлено 5 основных уровней школьной мотивации.

5-й уровень. 25—30 баллов (максимально высокий уровень школьной мотивации, учебной активности). Такие дети отличаются наличием высоких познавательных мотивов, стремлением успешно выполнять все предъявляемые школой требования. Они очень четко следуют всем указаниям учителя, добросовестны и ответственны, сильно переживают, если получают неудовлетворительные оценки или замечания педагога. 4-й уровень. 20—24 балла (хорошая школьная мотивация). Подобный показатель имеют учащиеся, успешно справляющиеся с учебной деятельностью. При ответах на вопросы проявляют меньшую зависимость от жестких требований и норм. Подобный уровень мотивации является средней нормой. 3-й уровень. 15-19 баллов (положительное отношение к шко-ле, но школа привлекает больше внеучебными сторонами). Такие дети достаточно хорошо чувствуют себя в школе, одна-, ко чаще их привлекает возможнрсть пообщаться с друзьями, учителями. Познавательные мотивы у таких детей сформированы в меньшей степени и учебный процесс их мало интересует. 2-й уровень 10-14 баллов (низкая школьная мотивация). Подобные школьники посещают школу неохотно, испытывают затруднения в учебной деятельности, находятся в состоянии неустойчивой адаптации к школе. 1-й уровень. Ниже 10 баллов (негативное отношение к школе, школьная дезадаптация). Такие дети испытывают серьезные трудности в школе: они не справляются с учебной деятельностью, испытывают проблемы в общении с одноклассниками, во взаимоотношениях с учителем. Школа воспринимается ими как враждебная среда. Ребята переживают, плачут, могут проявлять агрессивные реакции, отказываться выполнять те или иные задания, следовать тем или иным нормам и, правилам. Часто у подобных школьников отмечаются нарушения психического здоровья. Подсчитывается процент подростков с разными уровнями школьной мотивации. За 100% принимается общее число подростков каждого класса.

Качественный анализ. Анализируется выбор ребенка по каждому из 10 вопросов анкеты. Первые четыре вопроса показывают эмоциональное отношение ребенка к школе. Выбор третьего варианта ответа на них может свидетельствовать о высокой тревожности, выбор второго варианта — о психологической защите. О перегрузке учащихся свидетельствует выбор третьего варианта ответа на вопрос 5 («Как ты относишься к домашнему заданию?»). Конфликтные отношения учащихся с классным-руководи-телем выявляет вопрос 8 («Как ты относишься к своему классному руководителю?»). О возможных проблемах свидетельствует выбор второго и особенно третьего вариантов ответа. Для выделения детей группы риска по эмоциональному самоощущению в учебном коллективе анализируются ответы на вопросы 9 («Есть ли у тебя друзья в классе?») и 10 («Как ты относишься к своим одноклассникам? »). О полной изоляции или отвержении ребенка может свидетельствовать выбор третьего варианта ответов на оба эти вопроса. При различных комбинациях второго и третьего вариантов ответов можно предполагать либо частичную изоляцию ребенка в классе, либо его включенность в малую замкнутую группу из 2-х или 3-х человек. При комбинации «третий вариант ответа на 9-й вопрос — первый вариант ответа на 10-й» можно предположить, что сам ребенок стремится к общению, однако по какой-то причине ему не удается установить контакт с одноклассниками, т.е. фактически он является отвергаемым. Обратная комбинация ответов на эти вопросы может свидетельствовать о том, что ребенок, хотя и имеет обширные контакты в классе, не удовлетворен самим коллективом. Негативные ответы (третьи варианты) на вопросы 2 («С каким настроением ты идешь утром в школу?») и 3 («Если бы вам сказали, что завтра в школу не обязательно приходить всем ученикам, как бы ты поступил?») в совокупности с промежуточным или негативным ответом на вопрос 7 («Рассказываешь ли ты о школе своим родителям или друзьям?») при прочих положительных ответах (первые варианты) и при достаточно высоком общем уровне развития ребенка могут свидетельствовать о скрытом неблагополучии в отношении к школе. Если ребенок дает третий вариант ответа на вопрос 7 и при этом у него выявлены высокие показатели по факторам социального стресса, фрустрации потребности в достиженииуспеха и страха несоответствия ожиданиям окружающих анкеты Филлипса, следует предложить его родителям принять участие в работе тренинга родительской эффективности, а также оказать психологическую поддержку самому ребенку. Школьная мотивация зависит не только от уровня умственного развития учащихся класса. Хотя часто, чем выше интеллектуальное развитие учащихся класса, тем выше уровень мотивации, возможны и случаи обратной зависимости: чем выше уровень умственного развития, тем ниже школьная мотивация вследствие возникающих конфликтных отношений с отдельным педагогом или педагогическим коллективом: в целом при полном отсутствии познавательного интереса. Низкая школьная мотивация наблюдается также при неудовлетворении в школе каких-либо внутренних потребностей ученика, например, лидерских притязаний в классном коллективе. Также достаточно часто встречается ситуация, особенно в начальной школе, когда даже не слишком успешные в учебе дети, имеющие невысокий уровень умственного развития, показывают высокую школьную мотивацию. Большое значение имеет личность классного руководителя и его отношения с классом.При изучении степени адаптации ребенка к средней школе особенно важно проанализировать ответы детей на 5, 8, 9, 10 вопросы (именно они включены в сводную таблицу).


Приложение 4

Методика: «Шкала социально-психологической адаптированности»

Шкала социально-психологической адаптированности (шкала СПА) разработана К.Роджерсом и Р.Даймондом и адаптирована Т.В. Снегиревой. Модель отношений человека с социальным окружением и с самим собой, заложенная в основу этого инструмента, исходит из концепции личности как субъекта собственного развития, способного отвечать за собственное поведение Шкала состоит из 101 суждения, из них 36 соответствуют критериям социально-психологической адаптированности личности (в каком-то смысле они совпадают с критериями личностной зрелости, в их числе чувство собственного достоинства и умение уважать других, открытость реальной практике деятельности и отношений, понимание своих проблем и стремление овладеть справиться с ними и пр.). Следующие 37 — критериям дезадаптированности (неприятие себя и других, наличие зашитых «барьеров» в осмыслении своего актуального опыта, кажущееся «решение» проблем, т е решение их на субъективном психологическом уровне, в собственном представлении, а не в действительности, негибкость психических процессов), 28 высказываний нейтральны. В число последних включена также контрольная шкала («шкала лжи»). Шкала предъявляется обследуемым в виде небольшой тетради с высказываниями, под каждым из которых напечатана 7-ступенчатая шкала (для одноразового использования) Ниже приводятся инструкция и текст методики.

Инструкция: На следующих страницах напечатаны, высказывания о поведении человека, его мыслях, переживаниях. При чтении каждого высказывания подумайте, насколько оно может быть отнесено к вам, и обведите кружком одну из цифр, напечатанных под высказыванием 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 — в зависимости оттого, в какой степени оно характерно для вас. Если содержание высказывания совершенно к вам не относится — обведите кружком цифру 1. Если то, о чем в нем говорится, не похоже на вас, — обведите цифру 2. Если вам кажется, что вы не можете отнести высказывание к себе, но сомневаетесь в этом, — обведите цифру 3. В тех случаях, когда вы не можете решить, относится ли к вам то, о чем говорится в высказывании, или нет — обведите цифру 4. Если вы считаете, что это похоже на вас, но вы не уверены, — обведите цифру 5. Если то, о чем говорится в высказывании, похоже на вас, — обведите цифру 6. И, наконец, в тех случаях, когда, прочитав высказывание, вы можете сказать «Это точно про меня. Очень на меня похоже» — обведите цифру 7. Что означает каждая цифра, напечатано вверху и внизу на каждой из следующих страниц. Переверните страницу и начинайте работать. Вверху и внизу на последующих страницах с текстом высказываний сформулированы значения ступеней шкалы: совершенно ко мне не относится — 1; не похоже на меня — 2; пожалуй, не похоже на меня 3; не знаю — 4; пожалуй, похоже на меня — 5; похоже па меня — 6; точно про меня 7. Содержание шкалы социально-психологической адаптированности:

Я испытываю внутреннюю неловкость, когда с кем-нибудь разговариваю.

Мне не хочется, чтобы окружающие догадывались какой я что у меня на душе и я представляюсь перед ними прячу свое лицо под маской.

Я во всем люблю состязание, соревнование, борьбу.

Я предъявляю к себе большее требования.

Я часто сам ругаю себя за то, что делаю.

Я часто чувствую себя униженным.

Я сомневаюсь в том, что могу понравиться кому-нибудь из девочек (мальчиков).

Я всегда сдерживаю свои обещания.

У меня теплые, хорошие отношения с окружающими.

Я сдержанный, замкнутый, держусь ото всех чуть в стороне.

Я сам виноват в своих неудачах.

Я ответственный человек. На меня можно положиться,

У меня чувство безнадежности. Все напрасно.

Я во многом живу взглядами, правилами и убеждениями моих сверстников.

Я принимаю большую часть тех правил и требований, которым должны следовать люди.

У меня мало своих собственных убеждений и правил

Я люблю мечтать — иногда прямо среди дня. Трудно возвращаться от мечты к действительности.

У меня такое чувство, будто я зол на весь мир: на всех нападаю, огрызаюсь, никому не даю спуску. А то вдруг «застряну» на какой-нибудь обиде и мысленно мшу обидчику… Трудно сдерживать себя и таких вещах

Я умею управлять собой и своими поступками заставлять себя, разрешать себе, запрещать. Самоконтроль для меня — не проблема.

У меня часто портится настроение: вдруг находит уныние, хандра.

Меня не очень волнуемо, что касается других. Я сосредоточен на себе, занят самим собой.

Люди, как правило, нравятся мне.

Я легко, свободно, непринужденно выражаю то, что чувствую.

Если я оказываюсь среди большого количества людей, мне бывает немножко одиноко.

Мне сейчас очень не по себе. Хочется все бросить, куда-нибудь спрятаться

Обычно я легко лажу с окружающими.

Мои самые тяжелые битвы — с самим собой.

Я склонен быть настороже с теми, кто почему-то обходится со мною более приятельски, чем я ожидаю.

В душе я оптимист и верю в лучшее.

Я неподатливый, упрямый. Таких, как я, называют трудными людьми.

Я критичен к людям и всегда сужу их, если, с моей точки зрения, они этого заслуживают.

Я чувствую себя не ведущим, а ведомым: мне еще не всегда удается мыслить и действовать самостоятельно.

Большинство тех, кто знает меня, хорошо ко мне относятся, я нравлюсь им.

Иногда у меня бывают такие мысли, которыми я ни с кем не хотел бы делиться.

У меня красивая фигура. Я привлекателен (привлекательна).

Я чувствую беспомощность. Мне нужно, чтобы кто-нибудь был рядом.

Обычно я могу принять решение и твердо следовать ему.

Мои решения — не мои собственные. Даже тогда, когда мне кажется, что я решаю самостоятельно, они все же приняты под влиянием других людей.

Я часто испытываю чувство вины — даже тогда, когда как будто ни в чем не виноват.

Я чувствую антипатию, неприязнь к тому, что окружает меня.

Я доволен.

Я выбит из колеи: не могу собраться, взять себя в руки, сосредоточиться, организовать себя.

Я чувствую вялость, апатию все, что раньше волновало меня, стало вдруг безразличным.

Я уравновешен, спокоен, у меня ровное настроение.

Разозлившись, я нередко выхожу из себя.

Я часто чувствую себя обиженным.

Я импульсивный: порывистый, нетерпеливый, действую по первому побуждению.

Бывает, что я сплетничаю.

Я не очень доверяю своим чувствам, они подводят меня иногда.

Это довольно трудно — быть самим собой.

У меня на первом плане разум, а не чувство. Прежде чем что-либо сделать, я обдумываю свои поступки.

Мне кажется, я вижу происходящее со мной не совсем так, как оно есть на самом деле. Вместо того чтобы здраво взглянуть фактам в лицо, толкую их на свой лад… Словом, не отличаюсь реалистичностью.

Я терпим в своем отношении к людям и принимаю каждого таким, каков он есть.

Я стараюсь не думать о своих проблемах.

Я считаю себя интересным человеком — заметным, привлекательным как личность.

Я стеснительный, легко тушуюсь.

Мне обязательно нужны какие-то напоминания, подталкивания со стороны, чтобы довести дело до конца.

Я чувствую внутреннее превосходство над другими.

Я никто. Нет ничего, в чем бы я выразил себя, проявил свою индивидуальность, свое «Я».

Я боюсь того, что подумают обо мне другие.

Я честолюбивый. Я не равнодушен к успехам, похвале. В том, что я считаю существенным, мне важно быть в числе лучших.

Я презираю себя сейчас.

Я деятелен, энергичен, у меня есть инициатива.

Мне не хватает духу встретить в лицо трудности или сшуацию, которая грозит осложнениями, неприятными переживаниями.

Я просто не уважаю себя.

Я по натуре вожак и умею влиять на других.

В целом я хорошо отношусь к себе.

Я настойчивый, напористый, уверенный в себе.

Я не люблю, когда у меня с кем-то портятся отношения, особенно если разногласия грозят стать окончательными.

Я долго не могу принять решение, как действовать, а потом сомневаюсь в его правильности.

Я в какой-то растерянности, у меня все спуталось, смешалось.

Я удовлетворен собой.

Я неудачник. Мне не везет.

Я приятный, симпатичный, располагающий к себе человек

Я нравлюсь девочкам (мальчикам) как человек, как личность.

Я стойкий женоненавистник. Презираю всякое общение с девчонками. (Я не люблю мальчишек. Презираю всякое общение с ними.)

Когда я должен что-то осуществить, меня охватывает страх перед провалом: а вдруг я не справлюсь, вдруг у меня не получится?

У меня легко, спокойно на душе. Нет ничего, что сильно бы тревожило меня.

Я умею упорно работать.

Я чувствую, что меняюсь, расту, взрослею. Мои чувства и отношения к окружающему становятся более зрелыми.

Случается, что я говорю о вещах, в которых совсем не разбираюсь.

Я всегда говорю только правду.

Я встревожен, обеспокоен, напряжен.

Чтобы заставить меня что-либо сделать надо как следует настоять и я соглашусь, уступлю

Я чувствую неуверенность в себе

Я часто бываю вынужден защищать себя, строить доводы которые меня оправдывают и делают мои поступки обоснованными.

Я уступчивый, податливый, мягкий в отношениях с другими.

Я умный.

Иной раз я люблю прихвастнуть.

Я безнадежен. Принимаю решения и тут же их нарушаю. Презираю свое бессилие, а с собой поделать ничего не могу. У меня нет воли и нет воли ее вырабатывать.

Я стараюсь полагаться на собственные силы, не рассчитывая ни на чью помощь.

Я никогда не опаздываю.

У меня ощущение скованности, внутренней несвободы.

Я отличаюсь от других.

Я не очень надежен, на меня нельзя положиться.

Мне все ясно в себе Я себя хорошо понимаю.

Я общительный, открытый человек Я легко схожусь с людьми.

Мои силы и способности вполне соответствуют тем задачам, которые ставит передо мной жизнь. Я со всем могу справиться.

Я ничего не стою. Меня даже не принимают всерьез. Ко мне в лучшем случае снисходительны, просто терпят меня.

Меня беспокоит, что девочки (мальчики) слишком занимают мои мысли

Все свои привычки я считаю хорошими.

Обработка и интерпретация результатов. Показателями адаптированности (i(+) ) служат высказывания 4, 5, 11, 12, 15, 19, 22, 23,26, 27, 29, 33, 35, 37, 41, 44, 47, 51, 53, 55, 61, 63, 67, 68, 725 74, 75, 78, 79, 80, 88, 91, 94, 96, 97, 98, показателями дезадаптированности (i{+) ) — высказывания 2,6, 7, 13,16,18, 25, 28, 32, 36, 38, 40, 42,43,49, 50, 52, 54, 56, 59, 60, 62, 64, 65, 69, 70, 71, 73, 76, 77, 83, 84, 86, 90, 95, 99, 100. Девять суждений (8, 34, 45, 48, 81, 82, 89, 92, 101) составляют «шкалу лжи».

Коэффициент социально-психологической адаптированности вычислялся по сумме позитивных (/(+) ) высказываний, рассортированных школьниками на 5, 6, 7-ю позиции шкалы, и негативных (/(-) ), попавших в позиции 1, 2, 3:

Ка = Ni+ +Ni- /1 2 3/

Так как позитивных суждений в шкале 37 и столько же негативных, то гипотетическая оптимальная величина коэффициента- 74, минимальная – 0. Иногда бывает полезным получить и показатель дезадаптированности, который рассчитывается как сумма позитивных (/(+) ) высказываний, распределенных на 1, 2, 3-ю позиции, и негативных (/(.-) ), занявших 5, 6, 7-ю позиции шкалы. В старшем подростковом и раннем юношеском возрасте (8-10 классы), для которых в наибольшей степени предназначен данный инструмент, средние индексы социально-психологической адаптированности располагаются обычно в пределах 39 44 баллов. Сопоставление коэффициентов СНА с объективными показателями — успеваемостью, позицией ученика в системе межличностных отношений в классе — крайне желательно, ибо позволяет выявить адекватность полученных с помощью шкалы данных.

Одной и той же величины индексы, скажем, очень высокие, тяготеющие к 50, могут быть вполне адекватными (как, например, в группе наиболее успевающих и популярных в классе учащихся физико-математической школы) или завышенными, свидетельствующими об особенностях личностного реагирования учащихся на их страдающую огрехами реальную практику деятельности и отношений с окружающими, о компенсаторных и гиперкомпенсаторных тенденциях в отношении к себе самому и требованиям действительности. За низкими индексами СПА, тяготеющими к 30, также могут стоять совершенно различные причины. Они могут быть адекватной реакцией на неуспех в учении, неблагополучие в отношениях со сверстниками, неправильное отношение и негативную установку учителя по отношению к ученику, но могут свидетельствовать об отклонениях сугубо в сфере субъективных переживаний ребенка, в системе причин и условий возникновения которых школьному психологу и предстоит разобраться. Чтобы расширить возможности качественного анализа полученных с помощью шкалы СПА данных, каждому высказыванию придавался «вес», совпадающий с номером ступени (от 1 до 7), на которую они попадали при сортировании их испытуемыми. С той же целью все высказывания были сгруппированы по 6 факторам, отвечающим критериям адаптированности и дезадаптированности. Перечисляя эти факторы, в скобках назовем номера составляющих их суждении

приятие — неприятие себя (соответственно суждения 33, 35, 55, 67, 72, 74, 75, 80, 88, 94, 96 и 7, 59, 62, 65, 90, 95, 99, т е 11 и 9 высказываний);

приятие других — конфликте другими (9, 14, 22, 26, 53, 97 и 2, 10, 21, 28, 40, 60, 76 в целом 6 и 7 высказываний);

эмоциональный комфорт (оптимизм, уравновешенность) – эмоциональный дискомфорт (тревожность, беспокойство или, напротив, апатия) (23, 29, 41, 44, 47, 78 и 6,42, 43,49, 50, 83, 85, т е 6 и 8 суждений);

ожидание внутреннего контроля (ориентация на то, что достижение жизненных целей зависит от себя самого, акцентируются личная ответственность и компетентность) — ожидание внешнего контроля (расчет на толчок и поддержку извне пассивность в решении жизненных задач) (4, 5, 11, 12, 19, 27, 37, 51, 63, 68, 79: 91, 98 и 13,25,36,52, 70, 71, 73, 77, итого 13 и 9 высказывании);

доминирование — ведомость (зависимость от других) (58, 61, 66 и 16, 32, 38, 69 84 8t — 3 и 6 суждений);

«уход» от проблем (17 18 54, 64, 86 — 5 высказывании).

Достоверность статистических различии, которые выступают между различными группами учащихся в отношении данных факторов (в средних по группам «весовых» значениях), устанавливается с помощью непараметрических критериев критерия Вилкоксона для разностей пар и U-критерия, Манна и Уитни (Л. Закс, 1976). Отбирая суждения, наоравшие наибольший или наименьший «вес» по группе, можно выделить признаки, которые являются наиболее и наименее характерными для той или другой группы учащихся. Статистическая значимость различий в этих случаях может быть установлена с помощью критерия Стьюдента.


Приложение 5

Коррекционно-развивающая программа работы по развитию адаптационных возможностей воспитанников школы-интерната 8-го вида

Пояснительная записка.

Среди подростков школы-интерната 8-го вида встречаются дети неадаптированные к жизни в школе-интернате. В силу различных обстоятельств, малого жизненного опыта, недостатков воспитания и других причин, адаптация происходит очень медленно или формируется в искажённом варианте. Последнее проявляется в обедненности эмоциональной сферы подростка. При исследовании особенностей развития познавательной сферы у детей данной категории выявлены следующие проблемы:

Отсутствие социально направленной инициативы. Круг собственных интересов часто ограничивается потребностями физиологического уровня. В ситуации общения со взрослыми преобладают защитные психические реакции: избегание, протесты, ложь, неподчинение.

Мотивационный компонент познавательной деятельности не сформирован, что выражается в негативном отношении к школе.

Произвольность в процессе учебной деятельности носит характер «из – под палки».

Наблюдая за поведением детей–сирот, общаясь с ними, можно заметить следующие особенности: повышенная агрессивность, склонность к употреблению психоактивных веществ, культ силы. Все это сочетается со скудностью представлений о мире взрослых. Такие дети зачастую не понимают некоторых простых вещей, которые понятны их сверстникам, воспитывающимся в семье. Это происходит по тому, что семья играет огромную роль в развитии ребенка, в воспитании его как члена общества. А сирота, родители которого лишены родительских прав, оказывается ущемленным. Из семьи он вынес опыт решения проблем силой, жестокостью по отношению к другим. Это он принимает за образец поведения, ему трудно понять, что можно жить по другому. Педагоги часто сталкиваются с тем, что изменить его отношение, неадекватные представления невозможно обычными способами. Они пытаются опереться на нравственные качества ребенка, которых у него нет.

Неполнота эмоциональной жизни в сиротских учреждениях вызывает у ребенка различные психические расстройства и нарушения социальной адаптации. У одних это тенденция к понижению активности, ведущая к апатии и большему интересу к вещам, чем людям; у других – гиперактивность с уходом в асоциальную и криминальную деятельность; у многих наблюдается тенденция вести себя вызывающе в обществе, с целью привлечь к себе внимание взрослых, при неумении создавать прочные эмоциональные привязанности. Из всего выше сказанного вытекает цели и задачи программы, которая поможет умственно отсталому подростку адаптироваться в условиях школы-интерната в последующем – к условиям социума.

Цели.

Создание условий для адаптации детей в школе-интернате 8-го вида.

Коррекция негативного мировосприятия, мироощущения и поведения детей с интеллектуальным недоразвитием, воспитывающихся в специальной коррекционной школе – интернат.

Обеспечение ребёнку психологической готовности принять социальные ценности как личностно значимые.

Коррекция самосознания как социального на основе достижений (социальных «приобретений») ребёнка.

Условия реализации программы: Количество участников группы – 10 человек. Возраст участников – 14-16 лет. Время на 1 занятие – 25 минут. Периодичность – 2 занятия в неделю. Общее время – 1,5-2 месяца.

Оптимально использовать изолированное просторное помещение, например, игровой зал, т. К. подросткам нужно будет свободно перемещаться в пространстве. Необходимы также стулья по количеству участников занятий.

Серия занятий: «Мир дома моего». Цикл «Я – социальное.»

Установочное занятие 1. «Образ «Я». «Лицо человека».

Задачи: Обратить внимание детей на особенности строения лица человека. Стимулировать процесс идентификации ребёнком себя как представителя человеческого рода, выделение ребёнком других людей как таких же, как он.

Содержание и методика проведения. Занятие строится на использовании метода сравнения. Под предлогом обучения словесному рисованию лица человека ребёнком при помощи зеркала изучает своё лицо. Взрослый руководит процессом рассматривания, обращает внимание ребёнка на линии бровей, форму глаз, указывает на такие же глаза, брови у других детей, выделяет общие закономерности, доступные восприятию ребёнка. В качестве подкрепления увиденного используется приём ощупывания ребёнком своего лица, рисование на бумаге. Такого рода подкрепление рекомендуется проводить сразу после изучения какого-то одного элемента лица, т. Е. поэлементно.

Занятие 2. «Похожие и неповторимые».

Задачи. Фиксация представлений детей об общности (родстве) всех людей. Создание условий для выделения ребёнком себя и другого из этой общности как уникальных носителей неповторимых черт лица. Дифференциация второстепенных признаков.

Содержание и методика проведения. Взрослый продолжает вместе с детьми исследовать черты лица. Обращает внимание на второстепенные признаки (овал лица, форма подбородка, губ, бровей, цвет глаз, их величины), использует разные сравнения. Предлагает детям вспомнить, знают ли они кого-то с одинаковыми лицами (близнецы). Организует «присматривание» и сравнение. Вспоминает и сравнивает три пары известных всем присутствующим людей: близнецов (чем они отличаются, характер), братьев или сестёр не близнецов, но чем-то похожих друг на друга (чем?), и двух детей, не имеющих родственных связей (присутствующих на занятии). Вместе с детьми ищет, похожее и непохожее. В помощь можно привлекать портреты и фотографии. На данном занятии ребёнок получает возможность выделить себя из социального окружения через осознание своей неповторимости и неповторимости любого другого человека.

Занятие 3. «Мимика»

Задачи. Фиксация достижения предыдущего занятия. Выделение мимических компонентов как признаков эмоционального состояния человека.

Содержание и методика проведения. Изображение на листе бумаги основных, ярко выраженных эмоций: радость, печаль (грусть), гнев (злость), удивление. Вербализация эмоций. Наделение персонажа картинки эмоциями с целью обозначения характеристики внутреннего эмоционального состояния. Вербализация его возможных причин.

Занятие 4. «Словесный автопортрет»

Задачи. Достижение частичного сознания ребёнком своего социального «Я», себя как носителя социальной роли; осознание своего места в социуме, выделение равных себе в социальном окружении.

Содержание и методика проведения. Рисование (можно совместно со взрослым) себя с целью создания своего социального портрета. Вербализация ребёнком присущих ему социальных признаков: «У меня есть имя…моя фамилия…моё отчество…мне…лет, я – ученик…класса, я живу в…детском доме, у меня есть друзья…, я люблю…»Взрослый помогает ребёнку наводящими вопросами дать социальную и нравственную характеристику герою портрета. Подчёркивает сходные с другими детьми характеристики: ученики одной школы, класса, одинаковое количество лет, схожие интересы.

Цикл занятий: «Хорошо и плохо»

Установочное занятие 1.

Задачи. Вербализация и дифференциация понятий «хорошо» и «плохо».

Содержание и методика проведения. Организуется сюжетно-ролевая игра, где по сюжету должны участвовать плохие и хорошие персонажи. Количество детей 2-3 человека. Взрослый помогает детям разворачивать сюжет игры в соответствии с основной игровой идеей (один персонаж хочет причинить вред другому). Проигрываются эмоционально насыщенные моменты. Взрослый также регулирует и игровое поведение ребёнка, играющего хорошего персонажа. Взрослый помогает ребёнку, играющему хорошего персонажа, решить проблему, выработать правильное отношение к плохому персонажу. Начало происходит по схеме предыдущего занятия. Взрослый вводит коррективы в ход игры: плохой персонаж не хочет становиться хорошим, но хорошие всё равно побеждают. Роль плохого персонажа никто специально не играет. Его поведением руководит взрослый с отстранённой позиции, не отождествляя себя с ним, и говоря о нём в третьем лице. Плохой персонаж находится в руках хорошего, и хороший должен решить, что с ним делать. Взрослый акцентирует внимание ребёнка на том, что хороший не может сделать плохо, иначе он превратиться в плохого.

Занятие 2. «Как стать хорошим»

Задачи. Конкретизация представлений о социальной значимости хорошего и плохого поведения.

Содержание и методика проведения. Игра развивается как продолжение предыдущего сюжета. Взрослый создаёт игровую ситуацию, когда плохой персонаж соглашается научиться быть добрым. Дети под руководством психолога воспитывают плохого персонажа, т.к. у него появляется возможность создать специально опасные ситуации.

Занятие 3. «Проступок и прощение»

Задачи. Мотивационно-смысловое разделение негативного поступка и личности человека. Фиксация внимания детей на характере самого поступка.

Содержание и методика проведения. Взрослый создаёт потенциально конфликтную игровую ситуацию, когда хороший персонаж совершает условно плохой поступок: наносит вред. Т. Е. моделируется ситуация, когда один ребёнок обвиняет другого в плохом поступке, который в данном случае объективно является преднамеренным.


[1] Коррекционные занятия проводились классным руководителем 8 «В» класса Навлинской школы-интерната Насоновой Г.Б., также ею были проведены предложенные тесты во время занятий, кроме того Насонова Г.Б. является разработчиком коррекционной программы для адаптации подростков с девиантным поведением к условиям школы-интерната 8-го вида.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву