Реферат: Принцип презумпции невиновности

Содержание

Введение

1. Презумпция невиновности

1.1 Сущность и содержание принципа презумпции невиновности

1.2 Место принципа презумпции невиновности в системе принципов уголовного процесса

2. Реализация принципа презумпции невиновности на разных стадиях уголовного процесса по материалам судебной практики

2.1 Реализация принципа презумпции невиновности на досудебных стадиях

2.2 Реализация принципа презумпции невиновности в судебных стадиях

3. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам по материалам судебной практики

Заключение

Список использованных источников

Приложение


Введение

Тема данной дипломной работы – «Презумпция невиновности» – актуальна в силу того, что, во-первых, нельзя бороться с преступностью, не уделяя должного внимания правам личности, и, в частности, правам обвиняемого в уголовном процессе. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью доказательств, во-вторых, предъявляя лицу обвинение, органы расследования предполагают, что обвиняемый виновен в совершении преступления, однако вину обвиняемого они должны доказать, в-третьих, возрастание гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе соответствует как интересам личности, так и интересам общества в целом. Только при условий гарантированности прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе и прежде всего обвиняемого, возможно выполнение задач уголовного судопроизводства.

Изобличить преступника и доказать его вину призваны органы дознания и предварительного следствия. При доказывании вины лицо, производившее дознание, следователь, прокурор должны строго руководствоваться нормами Уголовно-процессуального кодекса. Нарушение требований УПК может привести к утрате доказательств, которые впоследствии невозможно будет восполнить. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу (п. 2, 3 ст. 69 УПК). При достаточности доказательств вины органы расследования выносят постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Целью данной работы является исследование понятия, сущности презумпции невиновности.

Для достижения этой цели в работе решаются следующие задачи:

— рассматривается сущность и содержание принципа презумпции невиновности;

— показывается реализация принципа презумпции невиновности на разных стадиях уголовного процесса по материалам судебной практики;

— описывается презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам по материалам судебной практики.

Объект исследования: общественные отношения, складывающиеся в сфере применения одного из принципов правосудия – принципа презумпции невиновности.

Предмет исследования: понятие и сущность принципа презумпции невиновности в уголовном процессе.

Новизна исследования – характеризуется тем, что в работе описана презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам по материалам судебной практики.

При работе над данной темой использовались системный и инструментальный методы исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

В главе 1 – презумпция невиновности – решается первая из поставленных выше промежуточных задач, а именно: рассматривается сущность и содержание принципа презумпции невиновности.

В главе 2 – реализация принципа презумпции невиновности на разных стадиях уголовного процесса по материалам судебной практики – решается вторая из промежуточных задач, а именно: показывается реализация принципа презумпции невиновности на разных стадиях уголовного процесса по материалам судебной практики.

В главе 3 – презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам по материалам судебной практики – решается третья из поставленных выше промежуточных задач, а именно: описывается презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам по материалам судебной практики.

В заключении делаются основные выводы по работе.


1. Презумпция невиновности

1.1 Сущность и содержание принципа презумпции невиновности

Презумпция невиновности — один из важнейших принципов демократического уголовного процесса, имеющий самостоятельное назначение и выполняющий особую, лишь ему отведенную служебную роль

Презумпция (praesumtia) — слово латинского происхождения. Буквально переводится оно как «предварение». Философы называют презумпцией предположение, основанное на вероятных посылках. В ином значении презумпция — это положение, из которого исходят как из истинного, пока правильность его не будет опровергнута. 1

Ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации провозглашается принцип презумпции невиновности, как один из принципов уголовного процесса. Заключается он в следующих положениях:

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Презумпция невиновности является объективным правовым положением. Предъявляя лицу обвинение, органы расследования считают его виновным в совершении преступления, однако его вину необходимо доказать. Закон связывает возможность признания лица виновным с обязательным проведением судебного разбирательства – стадии, где сосредоточены максимальные гарантии прав и законных интересов обвиняемого и проверки доказательств обвинения. Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока в отношении него не будет вынесен обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу. 1

Правила ст. 49 Конституции распространяются также и на подозреваемого – лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или лицо, в отношении которого избрана иная мера пресечения до его привлечения в качестве обвиняемого.

Обвиняемого невиновным считает закон, который возможность признания его виновным связывает с таким порядком судопроизводства, при котором происходит полное и всестороннее судебное исследование всех обстоятельств дела на основе гласности, устности, равноправия сторон и состязательности, других демократических принципов процесса, т.е. с обязательным проведением судебного разбирательства — стадии, где сосредоточены максимальные гарантии прав и законных, интересов обвиняемого и проверки доказанности обвинения. Только тогда, когда по делу состоялось судебное разбирательство и вынесенный судом обвинительный приговор вступил в законную силу, государство принимает на себя ответственность за правильность придания подсудимого виновным и его осуждения. В этом и заключается сущность принципа презумпции невиновности как объективного правового положения, которое обязательно для всех лиц, ведущих судопроизводство, а также и всех иных учреждений, организаций, должностных лиц и граждан, которые не имеют права поступать с обвиняемым как с виновным. 2

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов. До вступления приговора в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование жилым помещением, его никто не может уволить с работы или отчислить из учебного заведения ввиду его виновности в совершении преступления. Расследование и судебное разбирательство по уголовному делу направлено на решение о виновности, ответственности и наказании определенного человека, гражданина — обвиняемого. Сама процедура судопроизводства и тем более ее исход чувствительно затрагивают права, свободы, жизненные интересы личности. Таким образом, дело касается социальных ценностей первостепенного значения.

Привлечение к уголовной ответственности и предъявление обвинения, несомненно, причиняют серьезную психологическую травму обвиняемому. Применяемые же в связи с этим мера пресечения, отстранение от должности ограничивают его свободу и право на труд. Поэтому существенной гарантией прав личности в уголовном процессе является обоснованность привлечения к уголовной ответственности. Принять решение по этому вопросу следователь должен только при наличии веских улик, после того, как исследованы и отвергнуты как не подтвердившиеся, построенные на наличных доказательствах версии о невиновности данного лица.

Из презумпции невиновности вытекают четыре правила-следствия, которые имеют важное практическое значение и в совокупности своей верно и полно отражают ее глубинный юридический и нравственный смысл.

1. Никто не может быть осужден на предположениях о виновности в совершении преступления.

2. Бремя доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на обвинителе.

3. Все сомнения, возникшие по поводу виновности и объема обвинения, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.

Первое правило заключается в том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановлениях лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь бы вескими и остроумными они ни были и кому бы они ни принадлежали, при решении вопроса по уголовному делу основного вопроса — о виновности — вообще не принимаются во внимание. Значение этой «информации к размышлению» в качестве доказательства юридически ничтожно. Так, если после ухода одного из двух находившихся в помещении людей другой тут же обнаружил пропажу денег или вещей, отнюдь не лишенный логики и здравого смысла обыденный вывод «больше некому» сам по себе не может служить основанием ни для признания первого виновным в краже, ни даже для предъявления обвинения, ареста или задержания по подозрению в преступлении. Это — всего лишь основание для версии.

Еще в III в. н. з. римский юрист Павел сформулировал правило: ei incurnbit probatio, qui dicit, non qui lie-gat – доказывать обязан тот, кто утверждает, а не тот, кто отрицает. 1

Итак, второе правило – о бремени доказывания – означает, что ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать не обязаны и в уголовном процессе ни при каких обстоятельствах не могут быть поставлены в положение «докажи, что ты не преступник».

Часть 2 ст. 49 запрещает возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность. Перенесение обязанности доказывания оказывается несовместимым с презумпцией невиновности и неуклонно приводит к противоположному принципу – к презумпции виновности.

Участники процесса могут активно доказывать свою невиновность (например, свое алиби, т. е. тот факт, что в момент совершения преступления он находился в другом месте). Но это их право, а не обязанность.

Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию полного неучастия в своем оправдании, и никто не вправе упрекнуть его в этом.

Доказывать обвинение, а точнее говоря, объективно, полно и всесторонне исследовать все обстоятельства дела, выявить как обвинительные, так и оправдательные обстоятельства обязан тот, кто его выдвинул. На предварительном следствии – это следователь, а в суде – государственный обвинитель и суд.

Принуждение к даче показаний обвиняемого, подозреваемого путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, является преступлением и наказывается лишением свободы.

Нарушение требований УПК может привести к утрате доказательств, которые впоследствии невозможно будет восполнить. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения, а так же использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу (п. 1 ст. 75 УПК).

При достаточности доказательств вины органы расследования выносят постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

«Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора».1

Верховный Суд РФ неоднократно указывал, что переложение на обвиняемого обязанности доказывания представляет грубую судебную ошибку, и отменял в таких случаях приговоры. Так в обзоре судебной практики от 01.02.2002 г., «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» Верховный Суд Российской Федерации вновь акцентировал внимание судов на необходимость соблюдения при рассмотрении уголовных дел закрепленного в ст. 49 Конституции Российской Федерации принципа презумпции невиновности и недопустимость возложения на обвиняемого (подсудимого) доказывания своей невиновности. 1

Таким образом, недопустимость переложения на обвиняемого обязанности доказывания сейчас четко определена в законе и достаточно выяснена в теории советского уголовного процесса. И дело лишь за тем, чтобы это положение последовательно проводилось в следственной и судебной практике.

Значение правил о недопустимости переложения обязанности доказывания на обвиняемого состоит в том, что таким образом устраняется зависимость выводов следствия и суда от желания и возможностей обвиняемого доказать свою невиновность. Рассматриваемое конституционное положение является важным гарантом права обвиняемого на защиту от необоснованного обвинения и осуждения.

Третье правило — о том, что все «неустранимые» сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого, закреплено непосредственно в Конституции Российской Федерации (часть третья статьи 49). Это означает, что если тщательная, всесторонняя профессиональная оценка собранных по делу доказательств порождает у следователя или суда неуверенность относительно виновности обвиняемого, а все возможности пополнения необходимой доказательственной информации исчерпаны, их юридическая обязанность и нравственный долг заключаются в том, чтобы обвиняемого полностью реабилитировать. Следователь выполняет эту обязанность путем прекращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд – путем оправдания подсудимого своим приговором, который постановляется именем государства. Пленумом Верховного суда РФ было отмечено, что «следует неукоснительно соблюдать конституционное положение (ст.49 Конституции Российской Федерации), согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т. д.». 1 Неустранимое сомнение означает такое, которое не может быть устранено после тщательной проверки и исследования всех обстоятельств дела, представленных обвинением суду. Истолкование сомнений в пользу обвиняемого состоит в том, что в случае возникновения сомнений в доказанности обстоятельств, которые в соответствии с законом составляют предмет доказывания по уголовному делу, данные обстоятельства рассматриваются как не установленные. Это может влечь за собой прекращение дела, изменение объема обвинения, квалификации содеянного. И, наоборот, вызывающее сомнение наличие оправдывающих или смягчающих обстоятельств признается установленным. 2

Правило об истолковании сомнений — это одновременно и запрет произвольных обвинений, и требование несомненной доказанности вины обвиняемого. «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана» (п. 4 ст. 302 УПК РФ).

Как отмечает Савицкий В.М., «соблюдение правил толкования сомнений — не только одна из важнейших гарантий охраны законных интересов обвиняемого, но и стимул к подлинному раскрытию преступления, к изобличению действительных преступников». 1 Верховный Суд РФ неоднократно в постановлениях Пленума и решениях по конкретным делам указывал, что при наличии неустранимых сомнений в виновности подсудимого необходимо оправдывать его, 2 имея ввиду, что законный и обоснованный оправдательный приговор является важнейшим средством реализации задач по предотвращению осуждения невиновных.

Четвертое правило, согласно которому недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности, означает, что уголовному процессу неизвестна фигура оставшегося под подозрением в юридическом смысле. Это правило носит абсолютный характер и не знает исключений.

Гражданин, виновность которого не доказана, так же, как и гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, является реабилитированным.

Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности-невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности остаются за рамками правоотношений. Такой гражданин считается жертвой судебной или следственной (или: и судебной, и следственной) ошибки со всеми вытекающими отсюда последствиями: как и любой другой реабилитированный, он вправе рассчитывать на полное восстановление своего доброго имени, прежних прав во всех сферах, имеющих юридическую основу, а также воинского, специального и иного звания, которых был лишен в связи с привлечением к уголовной ответственности, на возвращение наград и вообще всего изъятого по уголовному делу и на возмещение имущественного и компенсацию морального ущерба. Правило — о юридическом тождестве доказанной виновности и недоказанной виновности в совершении преступления — объективная закономерность общественных отношений, основанная на господствующей нравственной категории справедливости. Но его практическое воплощение зачастую драматично. Когда из зала судебного заседания выходит оправданный за недоказанностью и освобожденный из-под стражи обвинявшийся в тяжком и позорном преступлении, например в изнасиловании малолетней, а потерпевшая и ее окружение точно знают, что из-под ответственности ускользнул виновный, престиж правосудия, всей правоохранительной деятельности и, в конечном счете, государства в целом терпит невосполнимый урон, а потерпевшая и ее родные оказываются униженными дважды: один раз преступником, другой раз государством. Более того, реабилитация подсудимого в подобных случаях ставит потерпевшую сторону в двусмысленное положение лица, подавшего необоснованное заявление, причем с обвинением в тяжком преступлении (лжедонос), а оправдание избежавшего законного возмездия виновного поощряет к новым преступлениям. Такую ошибку по своим последствиям принято сравнивать с общественным бедствием, разъедающим гражданское правосознание и подрывающим общественные опоры правопорядка, а массовые репрессии безвинных (это доказано историей) вообще ведут к самоубийству самого государства-карателя. Следовательно, единственный выход заключается в том, чтобы вообще избежать судебных решений, основанных на выводе о недоказанности виновности, а такая возможность напрямую зависит только от способности органов расследования по каждому делу установить объективную истину и своей высококвалифицированной филигранной работой по собиранию доказательств обеспечить полный успех судебного разбирательства. 1


1.2 Место принципа презумпции невиновности в системе принципов уголовного процесса

Принципами уголовного процесса являются те закрепленные в законе руководящие положения, которые могут действовать на протяжении всего движения уголовного дела, проявлять себя в любой стадии процесса, но обязательно и безусловно – в стадии судебного разбирательства. Это главный критерий, на который следует ориентироваться, решая вопрос, можно ли считать то или иное положение принципом процесса. О принципах уголовного процесса написано немало. В разных учебниках называется разное число принципов. Тут много субъективного. Если взять, к примеру, оценку доказательств по внутреннему убеждению, то без труда можно найти доводы как за, так и против признания его самостоятельным процессуальным принципом. Но все же в целом система принципов к настоящему времени достаточно устоялась. Главные ее составляющие – осуществление правосудия только судом, независимость судей, презумпция невиновности, состязательность и др. – теперь уже общепризнаны и общеобязательны. Принцип всегда имеет силу принципа, независимо от того, в каком законодательном акте он прописан. Во избежании полисемии (многозначности), затрудняющей понимание слов, удобнее, а главное точнее, называть принципами те положения, которые имеют всеобщий для процесса характер, являются стержневыми. Но тут необходима одна существенная оговорка. Не все стадии уголовного процесса равнозначны. Центральная из них – судебное разбирательство. Именно в ней решается основной вопрос каждого уголовного дела: виновен ли подсудимый в совершении преступления и если да, то какого наказания он заслуживает. Остальные стадии – предшествующие судебному разбирательству или следующие за ним – так или иначе «обслуживают» судебное разбирательство: либо готовят для него материалы, либо проверяют законность принятых там решений. В силу особой важности судебного разбирательства принципами уголовного процесса считаются те указанные в законе положения, которые наиболее полно, выпукло, отчетливо проявляются именно в этой процессуальной стадии. Вполне понятно, почему принципом процесса признается, в частности, законность, равным образом действующая во всех стадиях уголовного процесса. Но принципом процесса является и гласность (открытость) судебного разбирательства, хотя о гласности в стадии предварительного следствия или в надзорной инстанции можно говорить лишь с большой долей условности. До решения суда никто не может быть признан виновным в совершении преступления и тем более подвергнут уголовному наказанию, каким бы тяжким ни выглядело преступление и какими бы достоверными ни казались улики. В юридической науке это правило именуется презумпцией невиновности (по латыни praesumptio – предположение). Сей термин означает, что всякое лицо, обвиняемое в совершении преступления, предполагается (считается) невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Для науки о правосудии и для всей практики борьбы с преступностью нет более верного компаса, чем безоговорочное признание и правильное понимание презумпции невиновности – этого основополагающего начала уголовного судопроизводства. В таком утверждении нет ни малейшего преувеличения, потому что именно этим принципом определяется и от него целиком зависит характер деятельности государственных органов, которым поручено раскрывать преступления, разыскивать и изобличать виновных, подвергать их заслуженному наказанию. Более того, от реальности этого принципа зависит положение человека в обществе и государстве: пешка он, винтик, покорный объект властного воздействия или Гражданин, Личность, чьи права и свободы составляют высшую ценность. В статье 49 Конституции РФ закреплено одно из важнейших положений демократического правового государства, нашедшее свое отражение, и в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, — презумпция невиновности. 1 Принцип презумпции невиновности определяет характер отношений между государством, его органами, должностными лицами и гражданами, с одной стороны, и лицом, против которого выдвинуты обвинения в преступлении, — с другой. Хотя этот принцип сформулирован как уголовно-процессуальный, его действие выходит за рамки собственно уголовного процесса и требует от всех — не только от органов, осуществляющих уголовное судопроизводство (следователя, прокурора, суда), но и от других лиц (в сфере трудовых, жилищных и пр. отношений) — относиться к человеку, чья вина в совершении преступления не доказана во вступившем в законную силу приговоре, как к невиновному. Следует отметить, что статья 49 Конституции текстуально относит презумпцию невиновности только к обвиняемому, т.е. к лицу, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, однако ее положения в равной мере относятся и к подозреваемому — лицу, задержанному по подозрению в преступлении или до предъявления обвинения подвергнутому мере пресечения. Обвиняемый (подозреваемый) может быть признан виновным лишь при условии, что его вина будет доказана в предусмотренном законом порядке (т.е. надлежащими субъектами — органом дознания, следователем, прокурором, потерпевшим; с помощью допустимых доказательств; при соблюдении установленных законом сроков и иных условий) и будет установлена в обвинительном приговоре суда. Вынесение в отношении лица оправдательного приговора независимо от оснований оправдания (за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления, ввиду недоказанности участия подсудимого в совершении преступления) — исключает возможность постановления его невиновности под сомнение. Я считаю, не позволяет говорить о виновности обвиняемого и вынесение в отношении его постановления (определения) о прекращении уголовного дела ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, амнистии или помилования, смерти обвиняемого, изменения обстановки, применения мер, заменяющих уголовную ответственность, и по некоторым другим так называемым «нереабилитирующим» основаниям. Несмотря на то, что в перечисленных случаях в постановлении (определении) о прекращении уголовного дела не содержится вывод о невиновности обвиняемого, а даже наоборот, как бы предполагается его виновность, вынесение такого решения не должно порождать для лица никаких негативных правовых последствий, обусловливаемых фактом совершения преступления. Недопустимость признания лица виновным в совершении преступления постановлением о прекращении уголовного дела была подтверждена еще в 1990 г. Заключением Комитета конституционного надзора СССР от 13 сентября 1990 г. «О несоответствии норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания или общественного воздействия, Конституции СССР и международным актам о правах человека». Таким образом, после вступления обвинительного приговора в законную силу презумпция невиновности в отношении конкретного лица как бы прекращает свое действие. Однако это характерно лишь для отношений, складывающихся вне рамок уголовного судопроизводства. В уголовном же процессе при проверке законности и обоснованности вступивших в законную силу приговоров принцип презумпции невиновности не утрачивает своего значения в качестве правила, определяющего направление и порядок осуществления правосудия: и прокурор, и суд, оценивая обоснованность сделанных в приговоре выводов о виновности осужденного, должны исходить именно из этого принципа, а не из презумпции истинности приговора. Из принципа презумпции невиновности вытекает ряд правовых последствий, получивших закрепление в других частях ст. 49 Конституции. Одним из таких последствий является освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность. Бремя доказывания в уголовном судопроизводстве возлагается на прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, а по делам частного обвинения — также на потерпевшего.


2. Реализация принципа презумпции невиновности на разных стадиях уголовного процесса по материалам судебной практики

2.1 Реализация принципа презумпции невиновности на досудебных стадиях

На первых этапах предварительного следствия возможна одна из трех ситуаций: в деле нет никаких данных, указывающих на конкретное лицо, которое будет привлечено к уголовной ответственности; органы, ведущие расследование, располагают такими данными, но формально лицо еще не признано подозреваемым или обвиняемым; подозреваемый известен.

Наиболее отчетливо презумпция невиновности претворяется в жизнь в тех случаях, когда предварительное следствие протекает в условиях последней из названных ситуаций. Наделяя подозреваемого широкими процессуальными правами, действующее законодательство тем самым в значительной мере устанавливает определенные гарантии презумпции невиновности. Подозреваемому предоставляются права для оспаривания данных, которые положены в основу подозрения в совершении им преступления.

Презумпция невиновности должна служить основой исследования процессуальных правил, регламентирующих применение мер процессуального принуждения.

Исходя из того, что при задержании правоохранительные органы имеют дело с лицом, виновность которого еще не установлена, закон не требует приводить в протоколе задержания достаточные доказательства, уличающие подозреваемого в совершении преступления.

Так как при задержании ограничивается личная свобода лица, виновность которого еще не установлена, закон предусматривает сокращенный срок задержания.

«Длительное задержание становится особенно нетерпимым, — пишет В.М. Савицкий, — когда впоследствии выясняется, что гражданин был задержан незаконно, без достаточных к тому оснований. Поэтому необходимо, чтобы органы дознания или следователь немедленно по задержании подозреваемого направляли об этом сообщение прокурору, а последний в возможно короткий срок с момента получения сообщения либо санкционировал арест, либо отменил задержание...» 1

В зависимости от особенностей уголовных дел достаточные данные могут быть добыты как одновременно с возбуждением уголовного дела, так и по истечении значительного отрезка времени. Закон не регулирует вопрос о том, при наличии каких условий собранные доказательства можно признать достаточными для вынесения постановления. Решение данного вопроса также обусловлено особенностями каждого уголовного дела и внутренним убеждением следователя (лица, производящего дознание) при оценке собранного материала. При привлечении в качестве обвиняемого без достаточных оснований существует серьезная угроза необоснованного нарушения презумпции невиновности.

Вопрос о моменте вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого тесно связан с вопросом, должен ли следователь руководствоваться презумпцией невиновности и если да, то до каких пор.

Теоретически и этот вопрос решается по-разному: одни процессуалисты, не признавая презумпцию невиновности, исключают ее действие в стадии расследования; другие считают, что ею следует руководствоваться лишь до момента предъявления обвинения.

Тезис о том, что привлечение в качестве обвиняемого не означает признания лица виновным в совершении преступления со всеми вытекающими из этого последствиями, находит свое подтверждение не только в отдельных примерах, касающихся конкретных дел, но и в обобщенных данных. Анализ практики показывает, что от 30 до 50 % прекращенных дел составляют те, по которым органы прокуратуры, следствия и дознания пересматривают свои решения о привлечении в качестве обвиняемых лиц, в отношении которых ведется расследование, а, следовательно, и свои выводы о достаточности доказательств, дающих основание для предъявления обвинения.

После расследования и рассмотрения дела трудно доказать, признал ли обвиняемый себя виновным умышленно, в силу личных мотивов, или он сделал это под влиянием следователя, суда, растерялся, потерял самообладание в результате применения к делу различных «следственных хитростей» и «психологических ловушек».

Однако при установлении того, что самооговор произошел в силу соображений личного характера, представляется, что подобное возмещение «вреда» не должно иметь места.

Установление истины — обязанность правоохранительных органов. Каково бы ни было состояние собранных по делу доказательств, каково бы ни было убеждение следователя, прокурора, суда относительно виновности обвиняемого, по любому уголовному делу должно быть обеспечено строгое соблюдение и исполнение требований уголовно-процессуального законодательства о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Для решения вопроса о виновности должны быть опровергнуты все обстоятельства, оправдывающие обвиняемого; до тех пор, пока они не опровергнуты, версию обвинения и тем самым виновность обвиняемого нельзя считать доказанной.

С этим важным положением уголовного судопроизводства, как проявлением принципа презумпции невиновности, связано другое, не менее важное: если для обвинения в совершении преступления требуется несомненная доказанность виновности в нем, обоснованность уличающих обвиняемого доказательств, как в отдельности, так и в совокупности, то для оправдания обвиняемого вовсе не требуется достоверной доказанности. Достаточно неподтверждения уличающих доказательств, невозможности устранения сомнений в их обоснованности. Правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого действует не только в отношении фактов, обосновывающих обвинение, но и в отношении оправдательных доказательств, опровергающих обвинение. Как справедливо указывает М. С. Строгович: «Сомнение в факте, опровергающем обвинение, всегда означает сомнение в факте, выдвинутом обвинением». 1 Данное положение имеет значение не только для предварительного расследования, но и для последующих стадий.

Презумпция невиновности на стадии возбуждения уголовного дела

На стадии возбуждении уголовного дела обязательным правилом соблюдения принципа презумпции невиновности является то, что возбуждения уголовного дела может производиться только при наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (п. 2 ст. 140 УПК РФ).

Кроме того, обязательным условием выполнения принципа презумпции невиновности является участие защитника в уголовном деле:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления;

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно — психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 3 ст. 49 УПК РФ).

Презумпция невиновности в стадии предварительного расследования

На стадии предварительного следствия наиболее отчетливо презумпция невиновности претворяется в жизнь, когда подозреваемый уже известен.

Наделяя подозреваемого широкими процессуальными правами, действующее законодательство тем самым в значительной мере устанавливает определенные гарантии презумпции невиновности.

Подозреваемому предоставляются права для оспаривания данных, которые положены в основу подозрения в совершении им преступления.

Исходя из того, что при задержании правоохранительные органы имеют дело с лицом, виновность которого еще не установлена, закон отмечает, что мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого в исключительных случаях (ч. 1 ст. 100 УПК РФ).

Так как при задержании ограничивается личная свобода лица, виновность которого еще не установлена, закон предусматривает сокращенный срок задержания.

«Длительное задержание становится особенно нетерпимым, — пишет В. М. Савицкий, — когда впоследствии выясняется, что гражданин был задержан незаконно, без достаточных к тому оснований. Поэтому необходимо, чтобы органы дознания или следователь немедленно по задержании подозреваемого направляли об этом сообщение прокурору, а последний в возможно короткий срок с момента получения сообщения либо санкционировал арест, либо отменил задержание...» 1

При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания (ч. 2 ст. 100 УПК РФ). Таково категорическое требование закона.

Если следователю (органу дознания) не удалось в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения (или задержания) собрать достаточные доказательства для предъявления обвинения то мера пресечения немедленно отменяется, подозреваемый освобождается от ограничения своих прав, предусмотренных мерой пресечения. В этом и проявляется действие презумпции невиновности в отношении подозреваемого.

В п. 2 ст.77 УПК РФ говорится: «Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств».

По закону обвиняемый не несет ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу ложных показаний. Такое же значение в уголовном процессе имеет тезис: молчание обвиняемого нельзя рассматривать как его согласие с обвинением, как признание своей виновности. Если обвиняемый молчит или отказывается от дачи показаний, это не может быть истолковано как свидетельство его виновности.

Из предписания ч. 2 ст. 77 УПК вытекает также весьма существенное положение о том, что обвиняемый может ограничиться заявлением о признании своей вины, не давая никаких показаний, а следователь в процессе расследования должен доказать виновность обвиняемого, собрать достаточные доказательства этого, либо, соответственно, доказательства, опровергающие показания обвиняемого. Так как признанию обвиняемого не придается решающего значения для обоснования вывода о виновности, законом не допускается ускорение или сокращение следствия в случае признания обвиняемым своей вины.

Для решения вопроса о виновности должны быть опровергнуты все обстоятельства, оправдывающие обвиняемого; до тех пор, пока они не опровергнуты, версию обвинения и тем самым виновность обвиняемого нельзя считать доказанной.

Наряду с рассмотренными возможностями реализации в действующем уголовно-процессуальном законодательстве принципа презумпции невиновности, в стадии расследования применяется и ряд других норм, в которых находит свое выражение презумпция невиновности. К ним можно отнести ст. 161 УПК РФ, которая, требуя неразглашения данных предварительного следствия, с одной стороны обеспечивает нормальный ход раскрытия преступления, с другой — не разрешает преждевременно разглашать данные, порочащие обвиняемого, поскольку его виновность еще не доказана в установленном законом порядке. Презумпция невиновности достаточно четко выражается также в требованиях, обращенных к прокурору, осуществляющему надзор за исполнением законов при производстве предварительного расследования Мнение следователя о виновности обвиняемого необязательно для прокурора. Так, прокурор обязан строго следить за тем, чтобы ни один гражданин не подвергался незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному ограничению в правах; осуществлять надзор за тем, чтобы никто не был, подвергнут аресту иначе, как по решению суда или с санкции прокурора; отменять незаконные и необоснованные постановления органа дознания и следователя; прекратить уголовное дело при наличии соответствующих оснований и т.п.

Таким образом, значительная часть норм, регулирующих проведение предварительного расследования и регулирующих процессуальное положение лиц, привлеченных к уголовной ответственности, исходит из того, что обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена согласно действующему законодательству; убежденность работника органа дознания, следователя и прокурора в виновности обвиняемого означает лишь субъективную уверенность в том, что собранные в стадии расследования доказательства дают основания для предварительного вывода о виновности обвиняемого. Именно поэтому работнику органа дознания, следователю, прокурору не дано права применять к обвиняемому меры уголовного наказания, обращаться с ним, как с виновным.

2.2 Реализация принципа презумпции невиновности в судебных стадиях

Презумпция невиновности находит полное выражение в главной стадии уголовного процесса — в стадии судебного разбирательства.

Осуществление презумпции невиновности в данной стадии обеспечивается, прежде всего, нормами, наделяющими подсудимого такими правами, которые предоставляют ему возможность активно оспаривать обвинение, создавать благоприятные условия для защиты всеми законными и не противоречащими закону средствами.

Гарантиями соблюдения презумпции невиновности призваны служить и нормы, определяющие общие условия судебного разбирательства. Анализ этих норм показывает, что законодатель устанавливает существенную разницу между подсудимым и осужденным, считает необходимой тщательную проверку и оценку судом всех собранных в ходе расследования и проверенных в ходе назначения судебного заседания доказательств в условиях гласности, устности и непосредственности, с соблюдением всех правил, которые исключают необоснованное признание гражданина виновным в совершении преступления.

Например, суд обязан проверить все доказательства, собранные органами дознания или следствия: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы; обвинитель, подсудимый, защитник пользуются равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств

В самом начале судебного следствия, до исследования доказательств виновности подсудимого в суде задавать вопрос подсудимому о его виновности в форме признает ли он себя виновным представляется нецелесообразным по следующим соображениям. Оглашение обвинительного заключения, особенно председательствующим, может создать впечатление, будто суд согласен с обвинением, предъявленным подсудимому в стадии расследования. Такое впечатление усиливается еще и тем, что после разъяснения подсудимому сущности обвинения председательствующий спрашивает, признает ли он себя виновным. Поэтому представляется целесообразным ввести следующие нормы: обвинительное заключение оглашает не председательствующий, а прокурор, утвердивший этот процессуальный акт. Если прокурор в деле не участвует, то обвинительное заключение оглашает секретарь судебного заседания. Этот вопрос стал предметом широкого обсуждения и в юридической литературе. Большинство авторов полагает, что судья от этой обязанности должен быть освобожден. 1 Представляется также, что председательствующий должен спросить у подсудимого, понятно ли ему обвинение, в необходимых случаях разъяснить ему сущность обвинения и выяснить, согласен ли он с обвинительным заключением и признает ли себя виновным в предъявленном ему обвинении. Одновременно председательствующий должен разъяснить подсудимому его право не отвечать на этот вопрос без объяснения причин.

Некоторые процессуалисты считают, что порядок исследования доказательств должен устанавливаться в зависимости от того, признал ли подсудимый свою вину или нет. Приведу некоторые их доводы. «Когда подсудимый не признал себя виновным и его все же допрашивают первым, — пишет А.Л. Цыпкин, — то здесь нередко проявляется стремление установить по его показаниям наличие вины, найти в них признание, если не прямое, то косвенное, если не полное, то частичное. При таком положении всегда существует опасность, что допрос приобретет нежелательный характер». 2

По мнению М.Н. Шифмана, подсудимого, отрицающего свою виновность, нужно допрашивать после исследования доказательств, уличающих его, для того, чтобы «подсудимые видели, какие серьезные доказательства собраны против них, и поняли бесплодность запирательства». Эта точка зрения была подвергнута критике И. Д. Перловым. «… Судебная практика знает немало случаев, когда отрицание подсудимым своей вины являлось не результатом запирательства и упорства в признании своей вины, а результатом действительной его невиновности...

Непонятно, почему нужно видеть в каждом подсудимом, отрицающем свою вину, упорствующего и запирающегося в признании своей вины. Такая точка зрения не имеет ничего общего с одним из важнейших принципов уголовного процесса — с правом обвиняемого на защиту и презумпцией невиновности»,- писал он. 1 Неожиданны его следующие утверждения. Полагая, что показания подсудимого должны следовать за дачей ответа на вопрос о виновности и обязательно предшествовать установлению судом порядка судебного исследования, И. Д. Перлов писал: «Совсем иное может быть тогда, когда подсудимый, отрицающий ложно свою вину, будет допрашиваться в начале судебного следствия, до исследования других доказательств. В этом случае, давая показания, он не знает еще полностью, какими документами воспользовались суд и стороны для его изобличения, и, опасаясь возможного изобличения на суде, может заменить ложные показания правдивыми».

И.Д. Перлов не хотел видеть в каждом подсудимом, отрицающем свою вину, упорствующего и запирающегося в признании своей вины. По его справедливому утверждению, это не соответствует принципам права обвиняемого на защиту и презумпции невиновности. Вместе с тем нельзя признать убедительным суждение автора о том, что этот вопрос должен зависеть от того, удается ли суду мобилизовать все «доказательства, изобличающие подсудимого, ложно отпирающего свою вину».

Думается что полемика вокруг вопроса о том, надо ли начинать судебное следствие с допроса подсудимого, является беспредметной. Какие советы не давались бы председательствующему, нельзя забывать о том, что решение данного вопроса во многом зависит от позиции подсудимого. Последнему даны право отказаться от дачи показаний, и он беспрепятственно может использовать это право.

Суд, устанавливая порядок исследования доказательств, практически может предусмотреть последовательность допроса свидетелей, экспертов, осмотра вещественных доказательств и т. п., но он не может диктовать подсудимому, когда ему надлежит давать свои показания, ибо согласно ст.280 УПК подсудимый может давать показания в любой момент судебного следствия с разрешения председательствующего. Другими словами, действующее законодательство предоставляет подсудимому возможность активно влиять на порядок исследования доказательств, в частности, давать показания в любой момент судебного следствия, но не предрешает его.

Судебные прения — часть судебного разбирательства, где весьма ярко выражается вытекающее из презумпции невиновности правило об обязательности доказывания, поскольку здесь на основе исследования и оценки доказательств анализируется тезис о виновности подсудимого.

Основная тяжесть обоснования тезиса о виновности подсудимого обычно ложится на прокурора. В связи с этим возникает вопрос, руководствуется ли он в этой стадии презумпцией невиновности.

С одной стороны, как государственный обвинитель, прокурор считает подсудимого виновным, иначе он не поддерживал бы государственное обвинение. С другой стороны, поскольку согласно закону подсудимый еще не признан виновным, прокурор обязан обращаться с подсудимым как с лицом невиновным. При этом он должен руководствоваться тем, что его убеждение в виновности подсудимого — это субъективное мнение, которое в ходе судебного разбирательства может, не подтвердится. Поэтому, выступая в суде в качестве обвинителя, он должен быть объективен.

Если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, он обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа. Излагая такого рода, мотивы прокурор, по сути дела, доказывает необходимость оправдания и полной реабилитации подсудимого. С позиций презумпции невиновности отказ прокурора от обвинения — вполне логичное явление, особенно если учесть, что проверка доказательств на судебном следствии обладает рядом неоспоримых преимуществ по сравнению с исследованием, приводимом в стадии дознания и предварительного следствия. Исходя из этого нельзя считать, что отказ прокурора от обвинения «не есть нормальная функция прокурора, а чрезвычайное обстоятельство». 1

Стадия назначения судебного заседания, как и другие стадии уголовного процесса, является важным средством обеспечения правильного осуществления правосудия, в первую очередь, ограждения от необоснованного осуждения лиц, привлеченных к уголовной ответственности. Реализация презумпции невиновности происходит в характерных для этой стадии судопроизводства условиях, которые определяют специфику ее проявлений: распределение обязанности доказывания, толкование сомнений в пользу обвиняемого, обеспечение обвиняемому права на защиту и др.

При оценке того, как в данной стадии практически осуществляется презумпция невиновности, целесообразно было бы, прежде всего, иметь в виду, что непосредственной задачей этой стадии является проверка судьей полноты, всесторонности и объективности проведенного предварительного расследования и тем самым наличия достаточных оснований для рассмотрения дела в судебном заседании. В юридической литературе дискуссионен вопрос о том, что понимается под достаточностью доказательств для назначения судебного заседания.

Бесспорно, в стадии назначения судебного заседания доказательства оцениваются, ибо без этого невозможно решить вопрос о наличии фактических и юридических оснований для назначения судебного заседания. То, что это доказательства оцениваются не только с точки зрения их достаточности, но и их достоверности, подтверждается законом.

Так, закон обязывает судью предварительно знакомиться с делом. И в этом есть практическая необходимость. Но поступившее в суд дело содержит односторонний взгляд на обвиняемого — только со стороны обвинения. Процесс же чтения аргументов только одной стороны формирует помимо желания читающего соответствующую установку.

Судья проверяет обоснованность обвинения имеющимися в деле доказательствами. При положительном ответе он выносит постановление о назначении судебного заседания. Суждение судьи о наличии состава преступления в действиях обвиняемого, является предварительным. Юридическим следствием такого суждения может быть лишь решение о назначении судебного заседания.

По иному выглядит решение суда, когда он приходит к выводу об отсутствии в содеянном состава преступления. В этом случае дело прекращается, прекращается и уголовное преследование: лицо, привлекавшееся к уголовной ответственности, по сути дела признается невиновным. Только в этом смысле можно говорить о предрешении в стадии назначения судебного заседания вопроса о виновности (невиновности).

Практически важным является и вопрос о том, считает ли суд обвиняемого невиновным при назначении судебного заседания. Может ли он считать его невиновным и при этом принять решение о назначении судебного заседания?

В этой связи М.С. Строгович пишет: «… суд до постановления приговора хотя и не считает обвиняемого виновным, но не считает его и невиновным, иначе он прекратил бы дело». 1

С таким подходом едва ли можно согласится. Если следовать такой логике, то вполне «последовательным» было бы, к примеру, такое суждение: коль скоро судья при назначении судебного заседания не прекратил дело, значит, он признает виновным лицо, в совершении преступления.

Представляется, что судья может предполагать невиновность обвиняемого, но при этом принять решение о назначении судебного заседания, поскольку по обстоятельствам дела имеются достаточные данные для его рассмотрения в судебном заседании. Он также может быть субъективно уверен и в обратном — в виновности обвиняемого, и считать, что следственные органы установили истину по делу. Однако такое убеждение не должно иметь правовых последствий, кроме решения о назначении судебного заседания, пока приговор по данному делу не вступит в законную силу.

С точки зрения осуществления презумпции невиновности представляют интерес и нормы, определяющие порядок возвращения уголовных дел для дополнительного расследования.

Презумпция невиновности в судебном разбирательстве

Презумпция невиновности находит полное выражение в главной стадии уголовного процесса — в стадии судебного разбирательства. Ведь только на этой стадии обвиняемый может быть признан преступником.

Нормы п. 1 ст. 49 Конституции РФ и п. 2 ст. 8 УПК РФ утверждают:

«Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном законом».

Выражая существенный аспект презумпции невиновности, это конституционное установление определяет:

— единственным органом, управомоченным признавать кого-либо преступником, является суд;

— единственная форма такого признания — приговор суда;

— необходимое условие признания виновным и применения наказания — соответствие действий и решений суда закону.

Осуществление презумпции невиновности в данной стадии обеспечивается, прежде всего, нормами, наделяющими подсудимого такими правами, которые предоставляют ему возможность активно оспаривать обвинение, создавать благоприятные условия для защиты всеми законными и не противоречащими закону средствами.

Гарантиями соблюдения презумпции невиновности призваны служить и нормы, определяющие общие условия судебного разбирательства. Анализ этих норм показывает, что законодатель устанавливает существенную разницу между подсудимым и осужденным, считает необходимой тщательную проверку и оценку судом всех собранных в ходе расследования и проверенных в ходе назначения судебного заседания доказательств в условиях гласности, устности и непосредственности, с соблюдением всех правил, которые исключают необоснованное признание гражданина виновным в совершении преступления.

Например, суд обязан проверить все доказательства, собранные органами дознания или следствия: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы; обвинитель, подсудимый, защитник пользуются равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств.

Судебное следствие — одна из основных частей судебного разбирательства.

По старому законодательству оглашение обвинительного заключения, особенно председательствующим, создавалось впечатление, будто суд согласен с обвинением, предъявленным подсудимому в стадии расследования. 1

Поэтому в новый УПК внесены изменения следующего характера:

Предъявленное подсудимому обвинение излагается не председательствующим как ранее, а только государственным обвинителем. Таким образом, был решен многолетний спор в юридической литературе по этому вопросу, сторонником которого были многие авторы. 2

Далее председательствующий спрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Последнее действие также введено в уголовное производство после многолетних споров и является определенным положительным моментом для обвиняемого (ст.273 УПК РФ).

Судебные прения — часть судебного разбирательства, где весьма ярко выражается вытекающее из презумпции невиновности правило об обязательности доказывания, поскольку здесь на основе исследования и оценки доказательств анализируется тезис о виновности подсудимого.

Основная тяжесть обоснования тезиса о виновности подсудимого ложится на государственного обвинителя. В связи с этим возникает вопрос, руководствуется ли он в этой стадии презумпцией невиновности.

С одной стороны, как государственный обвинитель, прокурор считает подсудимого виновным, иначе он не поддерживал бы государственное обвинение. С другой стороны, поскольку согласно закону подсудимый еще не признан виновным, прокурор обязан обращаться с подсудимым как с лицом невиновным. При этом он должен руководствоваться тем, что его убеждение в виновности подсудимого — это субъективное мнение, которое в ходе судебного разбирательства может, не подтвердится. Поэтому, выступая в суде в качестве обвинителя, он должен быть объективен. 1

Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа (п. 7 ст. 246 УПК РФ).

Излагая такого рода, мотивы прокурор, по сути дела, доказывает необходимость оправдания и полной реабилитации подсудимого. С позиций презумпции невиновности отказ прокурора от обвинения — вполне логичное явление, особенно если учесть, что проверка доказательств на судебном следствии обладает рядом неоспоримых преимуществ по сравнению с исследованием, проводимым в стадии дознания и предварительного следствия.

Ранее, согласно ч. 4 ст.248 УПК РСФСР отказ прокурора от обвинения не освобождал суд от обязанности продолжить разбирательство дела и разрешить его на общих основаниях. Иными словами, независимо от отказа прокурора суд мог вынести обвинительный приговор.

Это недопустимое совмещение, несомненно, противоречило важнейшему принципу уголовного процесса — принципу состязательности

Из принципа презумпции невиновности в совокупности с принципом состязательности следует, что суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование.

По всем нормам уголовного процесса на суде не должна лежать обязанность доказывания обвинения. Обязанность доказывания применительно к суду должна означать обязанность проверять и оценивать доказательства, обязанность принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Норма ч. 4 ст.248 УПК РСФСР была оспорена в Конституционном суде РФ, который в своем постановлении от 20 апреля 1999 года признал часть четвертую статьи 248 УПК РСФСР, как допускающую при отказе прокурора от обвинения осуществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения, не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 123 (часть 3).

Новый УПК РФ действует с данной поправкой: «Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса» (п. 7 ст. 246 УПК РФ).

В силу презумпции невиновности подсудимый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке. Из этого следует, что подсудимый не обязан доказывать свою невиновность, однако это не означает, что и защитник в этом же смысле полностью свободен от обязанности доказывания невиновности своего подзащитного.

«Защитник обязан доказывать невиновность обвиняемого (подсудимого). Но это его моральная обязанность, а не процессуальная»,- пишет по этому поводу Клямко Э.И. 1

По мнению А.М. Ларина, поскольку понятие юридической обязанности неразрывно связано с применением санкции к лицу, не исполнившему или неудовлетворительно исполнившему возложенную на него обязанность, а к защитнику в случае неудачи не могут быть применены никакие санкции, «доказывание обстоятельств, оправдывающих обвиняемого и смягчающих его ответственность не процессуально-правовая обязанность, а задача, призвание, право защитника». 2

Обвиняемый как и подозреваемый может отказаться от защитника, что не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу.

Приговор — процессуальный акт, который после вступления в законную силу, окончательно, от имени государства решает вопрос о невиновности или виновности подсудимого либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции.

Установленный ст. 299 УПК РФ перечень вопросов, которые суд обязан разрешить при постановлении приговора свидетельствует о том, что, приступая к обсуждению своего решения, суд должен обосновать его. В противном случае законодатель не требовал бы решения таких вопросов, как:

1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено;

4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления.

Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово (ст. 294 УПК РФ).

Если у присяжных заседателей во время совещания возникнут сомнения по поводу каких-либо фактических обстоятельств уголовного дела, имеющих существенное значение для ответов на поставленные вопросы и требующих дополнительного исследования, то они возвращаются в зал судебного заседания и старшина обращается с соответствующей просьбой к председательствующему, который, выслушав мнение сторон, решает вопрос о возобновлении судебного следствия

Возобновление судебного следствия можно отнести к числу важных гарантий не только установления истины, но и презумпции невиновности, поскольку эта мера способствует обоснованности приговора, осуждению только тех лиц, виновность которых, несомненно, доказана (обвинительный приговор не может быть основан на предположениях).

Одним из положений презумпции невиновности на завершающем этапе судебного разбирательства — при вынесении приговора — является требование закона о полной и несомненной доказанности виновности подсудимого.

Формула «подсудимый виновен, но его виновность не удалось, несомненно, доказать» ни при каких условиях не может быть признана допустимой, ибо принцип презумпции невиновности требует, чтобы всякие сомнения, которые не представляется возможным устранить, толковались в пользу подсудимого. Во всех случаях недоказанность участия подсудимого в совершении преступления не должно истолковываться как сомнение в виновности оправданного. «Не допускается включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного», — указывается в п. 2 ст. 305 УПК РФ.

Для последовательного проведения в жизнь положений презумпции невиновности при оправдании за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления необходимо, чтобы в резолютивной части оправдательного приговора не употреблялось формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного. В оправдательном приговоре не должно также употребляться формулировок порочащего характера.

Анализ норм, регулирующих судебное разбирательство, приводит к выводу о том, что суд руководствуется презумпцией невиновности на всем протяжении этой стадии, хотя с момента постановления обвинительного приговора эта презумпция для суда, вынесшего приговор, считается опровергнутой.

Однако презумпция невиновности как объективное правовое положение продолжает действовать и обязательна для всех до момента вступления приговора в законную силу.

Презумпция невиновности при проверке законности и обоснованности приговоров

Институт кассационного и апелляционного обжалования и опротестования приговоров, не вступивших в законную силу, позволяет в установленные законом сроки (при наличии кассационной жалобы или протеста) еще раз проверить истинность положений, закрепленных данным приговором. Этим создаются дополнительные условия для защиты осужденным своих прав и интересов.

Подача такой жалобы или протеста на обвинительный приговор вызывает правовые последствия: отодвигает момент вступления в законную силу до рассмотрения дела в кассационной инстанции и приостанавливает приведение приговора в исполнение.

В этом смысле презумпция невиновности сохраняет свое действие, и осужденный продолжает считаться невиновным до тех пор, пока в результате рассмотрения дела в кассационном порядке суд второй инстанции не примет решения о законности и обоснованности приговора.

В случае признания обвинительного приговора законным и обоснованным кассационная инстанция оставляет его без изменения, а жалобу (протест) — без удовлетворения. Презумпция невиновности, действовавшая на протяжении всего производства в кассационной инстанции с этого момента перестает действовать. Приговор считается истинным и обращается к исполнению. Но если суд кассационной инстанции отменяет приговор и направляет дело на новое расследование (или новое судебное рассмотрение), презумпция невиновности действует до тех пор, пока в общем порядке вновь не будет установлена виновность лица вступившим в законную силу приговором.

Действие презумпции невиновности в данной стадии процесса имеет свою специфику. Обязанность доказывания не лежит на осужденном (оправданном); он не обязан доказывать свою невиновность или порочить приговор, приводить достаточные аргументы его незаконности и необоснованности, и может, ограничится лишь принесением жалобы, в которой выражает свое несогласие с приговором. 1

Суд кассационной инстанции не вправе отказать в рассмотрении кассационной жалобы на том основании, что осужденный не обосновал свое несогласие с приговором, не привел дополнительных доказательств и. т. д. Рассмотрение дела в кассационном порядке включает анализ собранных по делу доказательств, проверку законности и обоснованности приговора, исследование дополнительных материалов.

Одним из положений, говорящих в пользу презумпции невиновности является и правило о том, что обжалованию подлежат не только обвинительные, но и оправдательные приговоры: «Право обжалования судебного решения принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю, потерпевшему и его представителю» (п. 4 ст.354 УПК РФ).

Несмотря на то, что оправдательный приговор, независимо от оснований оправдания реабилитирует подсудимого полностью, последний может не удовлетвориться мотивировкой или основанием оправдания. Так, подсудимый может быть оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления в то время как его следовало оправдать в связи с отсутствием состава преступления.

Основания к отмене и изменению приговоров должны рассматриваться как выражение гарантий презумпции невиновности:

Основаниями отмены или изменения приговора в суде второй инстанции являются:

1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела;

2) нарушение уголовно — процессуального закона;

3) неправильное применение уголовного закона;

4) несправедливость приговора.

Ясно, что наличие любого из этих основании ставит под сомнение допустимость виновности, а это означает, в конечном счете, что суд не опроверг презумпцию невиновности.

В уголовном процессе РФ судебные ошибки могут быть исправлены, и после вступления приговора в законную силу. Этому служат стадии пересмотра дел в порядке надзора и пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. То, что речь идет о вступивших в законную силу приговорах, дает некоторым авторам основание заключить, что здесь действие презумпции невиновности исключается.

Так считая презумпцию невиновности одним из основополагающих демократических принципов, присущих уголовному процессу, О.П. Темушкин исключает действие данного принципа в стадии надзорного производства, аргументируя свои утверждения следующим образом: «Пересмотр дела в порядке надзора возможен лишь тогда, когда процесс завершен вступившим в законную силу судебным решением. С этого момента принцип презумпции невиновности перестает действовать. На смену ему вступает презумпция истинности приговора...» 1

Мнение о том, что после вступления приговора в законную силу на смену презумпции невиновности выступает презумпция истинности приговора, разделяют и те процессуалисты, которые считают, что в названных стадиях действует презумпция невиновности. Какое же содержание вкладывают авторы в термин «презумпция истинности приговора» ?

«Число дел, подвергшихся пересмотру в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, по сравнению со всеми рассмотренными делами, невелико, еще меньше отмененных или измененных в этом порядке приговоров и решений, — пишет В.К. Бабаев,- но поскольку отдельные приговоры или решения могут быть неправосудными, мы не можем говорить об их истинности в категорической форме; можно говорить лишь о предположении их истинности». 2

«Именно в стадии надзорного производства, равно как и в стадии возобновления уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам, презумпция истинности вступившего в законную силу приговора может быть опровергнута»,- отмечал И. Д. Перлов. 3 Нельзя согласится с утверждением, что презумпция невиновности сменяет или дополняет презумпцию истинности приговора. Суд должен вынести обвинительный приговор лишь тогда, когда он несомненно доказал все обстоятельства дела, в том числе и виновность подсудимого. При этом виновным лицо считается только после вступления приговора в законную силу. Вступивший в законную силу приговор приобретает силу закона и является в равной степени обязательным как для всех граждан, так и для всех государственных органов, в том числе и для судов. Следует отметить, что авторы, настаивающие на том, что можно говорить о презумпции истинности приговора не указывают, когда, в конечном счете, презумпция истинности уступает свое место истинности приговора, когда приговор становится истинным. Ведь эта презумпция должна где-то «заканчиваться», когда-то мы должны иметь возможность назвать приговор истинным. В. И. Каминская попыталась определить такой момент: «… после оставления высшей надзорной инстанцией жалобы на приговор без последствий или после определения надзорной инстанции по существу опротестованного приговора он получает значение истины, не подлежащей оспариванию. 1 Возникает вопрос, как же быть в случаях, когда приговор не стал предметом рассмотрения надзорной инстанции? Ведь далеко не все приговоры пересматриваются в порядке надзора. Нельзя согласится с тем, что подавляющее большинство приговоров только предполагаются истинными.

На основании изложенного можно сделать вывод, что презумпция истинности приговора может существовать только до тех пор, пока он не вступил в законную силу. После вступления приговора в законную силу следует говорить только об истинности приговора, а не о презумпции истинности. Истинность приговора опровергается не только тогда, когда устанавливается невиновность осужденного, но и тогда, когда возникает необходимость изменить квалификацию, исправить процессуальные ошибки, а также (что бывает чаще всего), когда изменяется мера наказания.

Поэтому весьма спорной представляется позиция тех авторов, которые связывают действие презумпции невиновности при пересмотре приговоров в порядке надзора с презумпцией истинности судебного приговора.

В стадии судебного надзора презумпция невиновности не начинает реализовываться, если даже компетентное должностное лицо вносит протест на приговор. Это объясняется объективно-правовым характером презумпции невиновности. Нельзя говорить о действии презумпции невиновности при наличии вступившего в законную силу обвинительного приговора, полагать, что презумпция невиновности действует при наличии истинного обвинительного приговора.

Представляется, что при проверке в порядке надзора законности и обоснованности приговоров нет необходимости, чтобы соответствующее должностное лицо или суд исходили из какого-либо априорного предположения о виновности или невиновности осужденного. Они проверяют законность и обоснованность конкретного приговора (жалобы, протеста), в том числе то, насколько правильно была установлена виновность осужденного, соблюдены все принципы и нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Они могут сомневаться в обоснованности, доказанности обвинения могут быть абсолютно убеждены в невиновности или виновности осужденного. Однако до отмены приговора на данной стадии это лишь их субъективная убежденность. Иная постановка вопроса противоречила бы объективно-правовому характеру презумпции невиновности.

Вместе с тем следует отметить, что при надзорном производстве и пересмотре приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам полностью исключить действие презумпции невиновности невозможно. Нельзя искусственно признавать действие презумпции невиновности (хотя бы отдельных ее элементов), в стадии, где такая презумпция по самому своему содержанию не может применяться. О действии презумпции невиновности можно говорить только применительно к тем стадиям, в которых невиновность лица ставится под сомнение. В стадии же исполнения приговора виновность осужденного считается полностью доказанной (поэтому приговор и исполняется), и пока она не опровергнута, действует только принцип истинности приговора.


3. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитирующим обстоятельствам по материалам судебной практики

Основания к прекращению дела существенно различаются по своему содержанию, правовым и нравственным последствиям их применения. Одна группа оснований к прекращению уголовного дела связана с установлением отсутствия преступления или невиновности лица в том деянии, по признакам которого возбуждалось уголовное дело. Это так называемые реабилитирующие основания: отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, а также недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления. Основания другой группы являются нереабилитирующими. При их наличии дело может быть прекращено тогда, когда в деянии лица имеются признаки преступления, но следственные органы вправе освободить его от уголовной ответственности, если есть условия, установленные законом.

При прекращении уголовного дела по реабилитирующим обвиняемого основаниям проблем, связанных с презумпцией невиновности не возникает, поскольку в этих случаях репутация и доброе имя лица, привлекавшегося к уголовной ответственности, восстанавливается полностью и без всяких сомнений. Иначе обстоит дело, когда речь идет о нереабилитирующих основаниях, то есть таких, ссылка на которые прямо или косвенно указывает на совершение лицом, в отношении которого прекращено дело, преступного деяния. Вполне понятно, что использование таких оснований требует особой осмотрительности и соблюдения таких гарантий, которые исключали бы необоснованное указание в какой бы то ни было форме на конкретное лицо, как на виновное в совершении преступления. Естественно, что это требует последовательного и неуклонного соблюдения требований презумпции невиновности. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию, например, по амнистии, не влечет признания лица виновным. Конституционный Суд РФ в Постановлении «По делу о проверке конституционности Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова» указал, что решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации. 1 Приговор суда вступает в законную силу и подлежит исполнению, а лицо признается виновным по истечении срока его кассационного обжалования осужденным, его адвокатом, потерпевшим, его представителем или внесения прокурором кассационного протеста, если приговор не был обжалован или опротестован. Если же приговор обжалован или опротестован в кассационном порядке, он вступает в законную силу после его рассмотрения судом кассационной инстанции. Вступление в законную силу приговора суда и признание лица виновным не исключает пересмотра дела вышестоящим судом в порядке надзора. Один из важнейших элементов презумпции невиновности состоит в запрете возлагать бремя доказывания своей невиновности на обвиняемого. Вина должна быть доказана органами дознания, предварительного следствия и суда. Закрепленное в ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против себя, отсутствие ответственности обвиняемого за дачу ложных показаний и уклонение от дачи показаний, а также содержащиеся в УПК РФ положения, направленные на защиту прав обвиняемого, означают, что обязанность доказывания вины полностью лежит на органах, осуществляющих уголовное преследование.

Следующий неотъемлемый элемент презумпции невиновности — толкование неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого. Если доказательств по делу недостаточно для достоверного утверждения о виновности обвиняемого, степени его участия в совершении преступления, о самом событии преступления, а сомнения и противоречия, возникшие в ходе следствия и суда, невозможно достоверно перепроверить и устранить, все сомнения толкуются только в пользу обвиняемого. Неустранимыми считаются сомнения в случаях, когда добытые законными методами достоверные доказательства не позволяют прийти к однозначному выводу о виновности лица, а законные способы собирания доказательств исчерпаны. 1

В основе обвинительного приговора суда должны лежать не предположения, а точно установленные факты.

Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном процессе не исключает того, что лицо, действительно совершившее преступление, может избежать уголовного наказания. Но одним из известных постулатов римского права, применяющихся в современной юстиции, является принцип: «Лучше освободить от ответственности десять виновных, чем осудить одного невиновного». Реализация принципа презумпции невиновности полностью соответствует концепции правового государства, в котором личность должна быть защищена от всяких посягательств, в том числе от необоснованного обвинения и осуждения.Постановлением Сокольского районного суда Вологодской области уголовное дело в отношении гражданина Е. В. Краюшкина, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части второй статьи 171 (Незаконное предпринимательство) УК Российской Федерации, было прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления вследствие устранения новым уголовным законом до вступления приговора в законную силу преступности и наказуемости этого деяния.

Е.В. Краюшкин, не признавая себя виновным в совершении инкриминировавшегося ему деяния и полагая, что как самим фактом прекращения уголовного дела по указанному основанию, так и наступившими последствиями (в частности, отсутствием права на возмещение вреда, причиненного в результате привлечения к уголовной ответственности) были существенно нарушены его права и законные интересы, обратился в вышестоящую судебную инстанцию с жалобой, в которой просил отменить постановление суда и направить уголовное дело на новое рассмотрение для разрешения вопросов о доказанности его вины (или невиновности) и о наличии оснований для признания его права на реабилитацию. В удовлетворении жалобы ему было отказано со ссылкой на то, что при наличии обстоятельств, предусмотренных в части второй статьи 24 УПК Российской Федерации, суд не обязан учитывать мнение обвиняемого о прекращении уголовного дела, а также на то, что установленные статьей 133 УПК Российской Федерации основания возникновения права на реабилитацию не распространяются на случаи принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е. В. Краюшкин просит признать часть четвертую статьи 133 УПК Российской Федерации не соответствующей Конституции Российской Федерации. По мнению заявителя, содержащаяся в ней норма, как не предоставляющая право на реабилитацию лицам, в отношении которых уголовное дело было прекращено в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, но виновность которых не была доказана в установленном законом порядке, нарушает принцип презумпции невиновности (статья 49, часть 1, Конституции Российской Федерации), а также гарантируемые статьями 46 и 53 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту и право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. 1

Конституция Российской Федерации устанавливает, что в Российской Федерации права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием; гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина, каждому обеспечивается право защищать права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, а решения и действия (бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (статья 17, часть 1; статья 18; статья 45; статья 46, части 1 и 2).

Как следует из указанных статей Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. 1

Данная правовая позиция выражена Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющем свою силу Постановлении от 8 декабря 2003 года по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК Российской Федерации.

Как следует из статьи 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, виновность обвиняемого в совершении преступления устанавливается только вступившим в законную силу приговором суда, постановленным на основе исследования доказательств в предусмотренном федеральным законом порядке. Постановление о прекращении уголовного дела — тем более, если оно вынесено в связи с отсутствием в деянии состава преступления, — по своему содержанию и правовым последствиям не может рассматриваться в качестве акта, которым устанавливается виновность в смысле названной конституционной нормы.

Если новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость какого-либо деяния, то в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными.

Между тем в силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации выявление в ходе судебного разбирательства оснований для прекращения уголовного дела не освобождает суд от необходимости выяснения позиций сторон по данному делу и исследования представленных ими доводов (постановления от 28 октября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР, от 24 апреля 2003 года по делу о проверке конституционности положения пункта 8 постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и от 8 декабря 2003 года по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК Российской Федерации). 1 Приведенная правовая позиция в полной мере распространяется на правоотношения, возникающие при решении вопроса о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления, если до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния устраняются новым уголовным законом.Таким образом, часть четвертая статьи 133 УПК Российской Федерации не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и решить вопрос о признании (или об отказе в признании) за ним права на реабилитацию, и не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Часть четвертая статьи 133 УПК Российской Федерации в ее конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу постановлений Конституционного Суда Российской Федерации и настоящего Определения, не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту в установленных законом процессуальных формах. 1

2. В силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» выявленный в настоящем Определении конституционно-правовой смысл части четвертой статьи 133 УПК Российской Федерации является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике.

3. Признать жалобу гражданина Краюшкина Евгения Васильевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленных в ней вопросов не требуется вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.


Заключение

В соответствии с презумпцией невиновности обвиняемый в совершении преступления считается невиновным пока виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст.49 Конституции РФ).

Презумпция невиновности выражает не личное мнение того или иного лица, ведущего производство по делу, а так называемое объективное правовое положение. Следователь, который формулирует обвинение, предъявляет его обвиняемому, составляет обвинительное заключение, и прокурор который утверждает это заключение и приходит в суд поддерживать обвинение, конечно, считают обвиняемого виновным, убеждены в этом, иначе они не поступали бы данным образом. Из презумпции невиновности следует, что: «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность» (п. 2 ст. 49 Конституции РФ). Вывод о виновности лица в совершении преступления не может основываться не предположениях и должен быть вне сомнений подтвержден достаточной совокупностью доказательств.

Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (п.3 ст.49 Конституции РФ). Это правило распространяется и на предварительное производство по делу.

Все сомнения в доказанности обвинения (подозрения), которые не представляется возможным устранить, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Это может влечь за собой прекращение дела, изменение объема обвинения, изменение квалификации содеянного.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов. Презумпция невиновности отвергает обвинительный уклон, и, по определению, служит важным гарантом права обвиняемого на защиту. Обвиняемый наделяется правом защищаться от предъявленного обвинения именно потому, что до вступления приговора в законную силу он считается невиновным.

Таким образом, исходя из результатов данного исследования можно сделать ряд важных выводов, вытекающих из принципа презумпции невиновности:

а) ни один невиновный не должен быть привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст.2 УПК);

б) никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе, как на основаниях и в порядке, установленном законом (ст. 4 УПК);

в) признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора только при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст.27 УПК);

г) обвиняемый может быть признан виновным при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ст. 309 УПК);

д) всякое неустранимое сомнения должно толковаться в пользу обвиняемого (ч.3 ст.49 Конституции РФ);

е) при недостаточности доказательств участия обвиняемого в совершении преступления и невозможности собирания дополнительных доказательств дело прекращается производством (п.2 ч.1 ст.208, ст.ст.234, 349 и др. УПК) или выносится оправдательный приговор (п.3 ч.3 ст.309 УПК);

ж) никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе, как в соответствии с действующим законом.

Наряду с несомненными достоинствами принципа в процессе реализации презумпции невиновности выявляются и определенные недостатки, которые зависят как от формулировки данной презумпции, так и от уяснения и понимания ее сущности и назначения как одного из основополагающих и гуманных принципов уголовного процесса что, несомненно, требует тщательной и всесторонней разработки данной темы с учетом накопленного теоретического и практического опыта.


Список использованных источников

Нормативно — правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации. 1993 г.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изменениями от 29 июня 2004 г.).

3. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2002 г., N 3.

4. Постановления Пленума Верховного суда РФ 29.04.2001 г. N 1 «О судебном приговоре» // Бюллетень ВС РФ. 2001 г. № 8.

5. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.2001 г. N 7 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // «Российская газета», 28.12.2001 г., N 247 (1358).

6. Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 28.10.2003 г. N 15-П «По делу о проверке конституционности Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина О. В. Сушкова».

Научная, учебная и практическая литература:

1. Бабаев В.К. Презумпция в советском праве, Горький, 1974 г.

2. Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе, М. — Л., 1948 г.

3. Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в советском праве, Баку, 1984 г.

4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В.И. Радченко, М.: 2004 г.

5. Клямко Э.И. О правовом содержании презумпции невиновности. // Государство и право. 1994 г. № 2.

6. Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. — изд-во Воронежского университета, 1971 г.

7. Комментарий к УПК РФ, под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева, СПАРК, 2002 г.

8. Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Карповича В.Д.) — М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002 г.

9. Ларин А.М. Презумпция невиновности. – М.: Наука, 1982 г.

10. Мажинян Дж. Р. Презумпция невиновности и гарантии ее осуществления. Ереванск. гос. университет. — Ереван, изд-во. Ереванского ун-та, 1989 г.

11. Нажимов В.П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса. — В сб.: Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Вып. 4. Калининград, 1975 г.

12. Постатейный научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации коллектива ученых-правоведов под руководством ректора МГЮА, академика РАН О.Е. Кутафина (Официальный текст на 1 августа 2003 г.). Предисловие Председателя Конституционного Суда РФ, д.ю.н., профессора В.Д. Зорькина. — ЗАО «Библиотечка «Российской газеты», 2003 г.

13. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации (под ред. Окунькова Л.А.) — М.: Издательство БЕК, 1994 г.

14. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /Под общ. ред. В.Д. Карповича — М.: Юрайт-М, Новая Правовая культура, 2002 г.

15. Перлов И.Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе, М., 1955г.

16. Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе, М., 1974 г.

17. Рахунов Р.Д. Доказательственное значение признания обвиняемого по советскому уголовному процессу. — Советское государство и право, 1956. № 8.

18. Савицкий В.М. Проблемы социалистического правосудия в свете новой Конституции СССР. — В кн.: Проблемы правосудия и уголовного права. — М., 1978 г.

19. Савицкий В.М. Презумпция невиновности: что означает? Кому нужна? Как применяется? М.: Норма, 1997 г.

20. Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М. — Л., 1977 г.

21. Строгович М.С. Обеспечение обвиняемому права на защиту и презумпции невиновности. — В кн.: Конституционные основы правосудия в СССР, М., 1981 г.

22. Темушкин О.П. Организационно-правовые формы проверки законности и обоснованности приговоров, Автореф. дисс… докт. юридических наук. М., 1980 г.

23. Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе, Саратов, 1959 г.

24. Шифман М.Л. Прокурор в уголовном процессе, Юр. изд., М. 1948 г.

25. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания, Казань, 1976 г.


Приложение

Презумпция невиновности и оглашение в судебном заседании показаний лиц, данных при производстве предварительного расследования или ранее данных в судебном заседании

Нередко в практике рассмотрения уголовных дел встречаются случаи, когда лица, допрашиваемые в суде, изменяют свои показания относительно данных ими в ходе предварительного следствия и даже относительно данных ими в предыдущих судебных заседаниях, при этом они иногда приводят такие доводы в обоснование изменений своих показаний, что суд обязан принять их во внимание и признать их достоверными. А при оглашении показаний лица в судебном заседании, особенно того, которое отсутствует в судебном заседании, ссылка на эти показания как на доказательство при вынесении приговора фактически создает возможность осуждения лица на основании непроверенных доказательств и, по сути, в какой-то степени на основе домыслов и предположений, что противоречит ч. 4 ст. 14 (Презумпция невиновности).

Убеждена, что нормы УПК РФ, предусматривающие возможность оглашения показаний лиц, допрошенных в ходе предварительного следствия, будут пересмотрены и выверены в соответствии с нормами международного права и принципами уголовного судопроизводства.

В настоящее же время, считаю, очень важно хотя бы строго соблюдать вышеприведенные существующие нормы УПК РФ и не «расширять» смысл норм уголовно-процессуального закона о возможности оглашения показаний лиц, ранее допрошенных по делу при толковании этих норм и их применении.

У правоприменителей стала преобладать точка зрения, что согласие стороны для оглашения показаний свидетелей и потерпевших при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде, или в случае их неявки в судебное заседание вообще не требуется.

Аргументируется это тем, что необходимость получения такого согласия нарушает принцип состязательности сторон.

Сторонники этой точки зрения считают, что неоглашение показаний свидетеля или потерпевшего при указанных в законе случаях лишает сторону (как правило, обвинения) возможности представить доказательство.

Считаю, что это суждение противоречит предписанию закона, где прямо указывается, что оглашение показаний возможно при согласии сторон. В тексте закона не содержится каких-либо ограничений при выражении своего согласия либо несогласия той или иной стороной. Кроме того, вряд ли в указании закона на необходимость согласия сторон на оглашение показаний можно усмотреть нарушение принципа состязательности сторон, скорее, наоборот, предусмотрено абсолютное их равенство согласно ч. 4 ст. 15 УПК РФ.

Исходя из вышеизложенного мне представляется, что нарушение принципа состязательности сторон не в том, что требуется согласие сторон на оглашение показаний, а в том, что сторонам позволяется ссылаться на показания лица, которое не было допрошено в суде, как на доказательство.

Очень важен вопрос и о возможности оглашения показаний, данных ранее в ходе предварительного следствия подозреваемым, обвиняемым, а также подсудимым в ходе судебного заседания, и возможности использования этих показаний в качестве доказательств по делу после отказа подсудимого от дачи показаний.

Некоторые правоприменители при решении этого вопроса ставят, по существу, знак равенства между такими понятиями, используемыми в УПК РФ, как «существенное противоречие» и «отказ от дачи показаний», в случае отказа подсудимого от дачи показаний в судебном заседании, хотя это далеко не тождественные понятия.

Вышеприведенная ст. 276 УПК РФ предусматривает возможность оглашения показаний подсудимого при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного следствия и в суде. Безусловно, при отказе от дачи показаний в судебном заседании подсудимым невозможно установить какие-либо противоречия с его показаниями в ходе предварительного следствия.

Некоторые сторонники вышеприведенного решения вопроса о возможности оглашения показаний подсудимого, данных на предварительном следствии после его отказа от дачи показаний, исходят из того, что в нормах уголовно-процессуального закона нет прямого запрета на оглашение таких показаний в указанном случае. Но, на мой взгляд, при таком подходе полностью игнорируются нормы, предусмотренные ст. 276 УПК РФ, которая указывает исчерпывающий перечень случаев, когда возможно оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования.

Кроме того, вышеуказанная точка зрения правоприменителей прямо противоречит и положениям ч. 2 ст. 1 УПК, в соответствии с которой порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства.

В данном случае нельзя исходить из упрощенного суждения: что не запрещено законом, то разрешено. При этом необходимо отметить, что на основе конституционной нормы, а именно — ст. 51 Конституции РФ, законодатель в нормах УПК РФ наделил подозреваемого правом давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК) и обвиняемого — возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению либо отказаться от дачи показаний (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК). К тому же суждение о возможности оглашения показаний подсудимого, данных им в ходе предварительного следствия, при его отказе от дачи показаний в судебном заседании противоречит по вышеприведенным доводам ст. 240 УПК РФ (Непосредственность и устность), принципу состязательности сторон и другим принципам уголовного судопроизводства: законности при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК), презумпции невиновности (ст. 14 УПК), обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16), свободы оценки доказательств (ст. 17).


1 Ларин А.М. Презумпция невиновности. – М.: Наука, 1982 г. С. 30.

1 Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /Под общ. ред. В.Д. Карповича — М.: Юрайт-М, Новая Правовая культура, 2002 г. С. 165.

2 Савицкий В.М. Презумпция невиновности: что означает? Кому нужна? Как применяется? М.: Норма, 1997 г. С. 31.

1 Ларин А.М. Презумпция невиновности. – М.: Наука, 1982 г. С. 30.

1 П. 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ 29.04.2001 г. N 1 «О судебном приговоре» //Бюллетень ВС РФ. 2001 г. № 8.

1 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2002 г., N 3, С. 1 – 5.

1 П. 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ 29.04.2001 г. N 1 «О судебном приговоре» //Бюллетень ВС РФ. 2001 г. № 8.

2 Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /Под общ. ред. В.Д. Карповича.-М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002, С. 334.

1 Савицкий В.М. Презумпция невиновности: что означает? Кому нужна? Как применяется? М.: Норма, 1997, с. 41.

2 П. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.2001 г. N 7 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // «Российская газета», 28.12.2001 г., N 247 (1358), С. 6.

1 Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /Под общ. ред. В.Д. Карповича.-М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002 г. С. 25.

1 Конституция Российской Федерации. 1993 г.

1 Савицкий В. М. Проблемы социалистического правосудия в свете новой Конституции СССР. — В кн.: Проблемы правосудия и уголовного права. — М., 1978 г. С. 14.

1 Строгович М. С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М. — Л., 1977 г. С. 256.

1 Савицкий В. М. «Презумпция невиновности». М. 1997 г. С. 14.

1 Кокорев Л. Д. Участники правосудия по уголовным делам. — изд-во Воронежского университета, 1971 г. С. 135.

2 Цыпкин А. Л. Право на защиту в советском уголовном процессе, Саратов, 1959 г. С. 293.

1 Перлов И. Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе, М., 1955 г. С. 83.

1 Шифман М. Л. Прокурор в уголовном процессе, Юр. изд., М. 1948 г. С. 50.

1 Строгович М. С. Обеспечение обвиняемому права на защиту и презумпции невиновности. — В кн.: Конституционные основы правосудия в СССР, М., 1981 г. С. 328.

1 Савицкий В. М. «Презумпция невиновности». М. 1997 г. С. 58.

2 Строгович М. С. Обеспечение обвиняемому права на защиту и презумпция невиновности. В кн.: Конституционные основы правосудия в СССР. М. 1981 г. С. 271.

1 Савицкий В. М. «Презумпция невиновности». М. 1997 г. С. 58.

1 Клямко Э.И. О правовом содержании презумпции невиновности. // Государство и право. 1994 г. № 2. С. 17

2 Ларин А.М. Презумпция невиновности. – М.: Наука, 1982 г. С. 57 — 61.

1 Ларин А.М. Презумпция невиновности. – М.: Наука, 1982 г. С. 63.

1 Темушкин О. П. Организационно-правовые формы проверки законности и обоснованности приговоров, Автореф. дисс.… докт. юридических наук. М., 1980 г. С. 28.

2 Бабаев В. К. Презумпция в советском праве, Горький, 1974 г. С. 119.

3 Перлов И. Д. Надзорное производство в уголовном процессе, М., 1974 г. С. 55.

1 Каминская В. И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе, М. — Л., 1948 г. С. 124.

1 Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 28.10.2003 г. N 15-П «По делу о проверке конституционности Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина О. В. Сушкова».

1 Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 28.10.2003 г. N 15-П «По делу о проверке конституционности Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина О. В. Сушкова».

1 Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2004 г. N 360-О «По жалобе гражданина Краюшкина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

1 Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2004 г. N 360-О «По жалобе гражданина Краюшкина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

1 Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2004 г. N 360-О «По жалобе гражданина Краюшкина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

1 Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2004 г. N 360-О «По жалобе гражданина Краюшкина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

еще рефераты
Еще работы по государству и праву