Реферат: Преступления против интересов службы в коммерческих организациях

ПЛАН

Введение… 2

Основная часть… 3

1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против интересов службы в коммерческих организациях… 3

2. Преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях… 10

3. Преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности… 21

4. Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих организациях… 37

Заключение… 42

Список использованной литературы… 43

Введение

Преступления против интересов службы в коммерческих организациях, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или местными учреждениями, выделены в Уголовном кодексе РФ 1996 г. в самостоятельную группу преступлений. Эта группа преступлений является наглядным следствием осуществляемых политических, социальных и экономических реформ и преобразований. Происходящие в стране экономические и политические реформы вызвали к жизни многочисленные коммерческие и иные (некоммерческие) организации, аппарат которых не участвует в государственном управлении народным хозяйством.

В то же время многие служащие аппарата этих организаций наделены управленческими полномочиями в своих структурах и, злоупотребляя данными полномочиями, подчас способны причинить серьезный вред правам и законным интересам граждан, интересам организаций, в которых они работают, или интересам других организаций, а также общественным и государственным интересам, что придает таким деяниям характер общественной опасности.

Глава 23 УК “О преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных некоммерческих организациях” помещена законодателем в разделе 8, предусматривающем ответственность за преступления в сфере экономики.

Цель данной работы: дать понятие, общую характеристику и рассмотреть виды преступлений против интересов службы в коммерческих организациях, а также определить ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих организациях.

Основная часть

1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против интересов службы в коммерческих организациях

Глава 23 УК “О преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных некоммерческих организациях” помещена законодателем в разделе 8, предусматривающем ответственность за преступления в сфере экономики. В связи с этим сферу экономических общественных отношений можно было бы определить в качестве родового объекта данных преступлений. Однако такой вывод является условным, поскольку само название гл. 23 УК РФ прямо указывает на определенную несогласованность с названием как всего раздела 8 УК “Преступления в сфере экономики”, так и входящих в него глав (гл. 21 “Преступления против собственности”, гл. 22 “Преступления в сфере экономической деятельности”). Родовой объект преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях не является частью типового объекта преступлений в сфере экономики, поскольку общественные отношения рассматриваемых преступлений не являются родом экономических отношений, т.е. отношений, обеспечивающих владение, пользование и распоряжение имуществом.

Кроме того, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях от других преступлений, предусмотренных в разделе 8 УК, отличаются, по крайней мере, двумя моментами. Они совершаются, во-первых, в связи с управленческой деятельностью указанных организаций и, во-вторых, специальным субъектом, т.е. лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо их представителем. Таким образом, помещение гл. 23 в разд. 8 УК, несомненно, носит условный характер. Более правильным решением с точки зрения построения Особенной части Кодекса было бы поместить рассматриваемую группу преступлений в самостоятельный раздел с одноименным названием. В противном случае к числу преступлений в сфере экономики следовало бы отнести и преступления против интересов государственной службы, для которых названные экономические отношения также могут являться факультативным объектом.

В литературе по данному вопросу существуют и иные позиции. Так, Б.В. Волженкиным высказано сомнение в целесообразности наличия самостоятельной главы “Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях”. В частности, он указывает, что “вообще самостоятельное существование данной главы ввиду отсутствия особого правоохраняемого объекта сомнительно, а находящиеся в ней четыре состава преступлений вполне могли найти место в других главах Кодекса”[1].

Свою позицию автор обосновывает отсутствием “особой” ценности охраняемого объекта. Однако представляется, что интересы службы в данном случае заключаются в правильном и четком функционировании аппаратов управления коммерческих организаций, в надлежащем исполнении управленческими работниками своих функций в соответствии с задачами и на благо организаций, но не в ущерб законным интересам граждан, других организаций, общества и государства в целом.

Весьма противоречивое мнение относительно объекта рассматриваемых преступлений высказано С.В. Изосимовым. Он полагает, что у группы преступлений, объединенных в гл.23 УК, нет единого объекта. Поэтому не должно быть в Уголовном кодексе самостоятельной главы, предусматривающей ответственность за данные преступления. Последние могут как посягать на права и законные интересы граждан и организаций, так и причинять вред другим охраняемым законом интересам общества и государства[2].

С таким мнением трудно согласиться. Основой классификации объектов преступных посягательств является совокупность однородных отличительных признаков и качеств правоохраняемых интересов, взятых под охрану уголовно-правовыми нормами. Законодатель определяет однородные общественные отношения и интересы, нуждающиеся в уголовно-правовой защите, а затем по этим интересам группирует уголовно-правовые нормы и объединяет их в главы и разделы.

Объединяющим признаком рассматриваемой группы преступлений с другими преступлениями, предусмотренными разделом 8 УК, служит то, что они совершаются в связи с экономической и другой предпринимательской деятельностью коммерческих и иных организаций. Анализ составов преступлений, предусмотренных гл.23 УК, показывает, что установленная в них ответственность может быть возложена только на лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. осуществляющих в ней постоянно или временно организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности. При выполнении этими лицами деятельности иного рода, причинившей вред организациям, гражданам, государству, ответственность наступает не по признакам составов преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Стало быть, законодатель делает акцент на вред, причиняемый нормальной деятельности коммерческих и иных организаций, а не экономическим отношениям.

Под преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях следует понимать такие общественно опасные деяния, которые посягают на нормальную деятельность коммерческих и иных организаций и причиняют либо создают угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Объектом анализируемых преступлений является нормальная деятельность коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. Для некоторых преступлений против интересов службы в коммерческих и некоммерческих организациях характерен дополнительный непосредственный объект — права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства (ст. 201 и 202 УК); здоровье человека (ст. 203 УК).

Особенностью рассматриваемых преступлений является их совершение в сфере управленческой деятельности коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.

Согласно ч.1 ст.50 ГК, под коммерческими понимаются организации различных форм собственности, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных обществ и товариществ (полное товарищество, товарищество на вере, акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью); производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу ст.113 ГК коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление (ст.114 и 115 ГК) [3].

Некоммерческими являются организации, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками[4]. Они могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов.

Некоммерческие организации создаются для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, оказания юридической помощи, а также в целях, направленных на достижение общественных благ. Некоммерческие организации могут осуществлять и предпринимательскую деятельность, но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы и соответствуют им. Любая коммерческая и некоммерческая организация имеет свои органы управления, установленные законом для каждой из них.

Коммерческие и некоммерческие организации могут объединяться в ассоциации и союзы.

Объективная сторона преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях заключается в общественно опасном деянии (действии или бездействии), совершенном вопреки интересам службы и благодаря занимаемому служебному положению. Такие преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), могут быть совершены как путем действия, так и путем бездействия. Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК), а также коммерческий подкуп (ст. 204 УК) совершаются только путем действия.

По законодательной конструкции объективной стороны рассматриваемые преступления имеют как материальные, так и формальные составы. Например, преступления, предусмотренные ст. 201,202,203 УК, имеют материальные составы, а коммерческий подкуп (ст. 204 УК) – формальный состав. Коммерческий подкуп признается оконченным преступлением с момента совершения указанных в ст. 204 УК действий, независимо от наступивших последствий.

Совершение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях сопряжено с причинением вреда не только самим этим организациям, но и правам и законным интересам граждан, охраняемым законом интересам общества и государства. Поэтому, учитывая специфику их вредоносности, закон предусматривает различный порядок осуществления уголовного преследования.

В соответствии с примечанием п.2 к ст. 201 УК, если деяние, предусмотренное статьями гл.23 УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то, согласно примечанию п.3 к ст. 201 УК, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Например, директор коммерческого банка за вознаграждение выдал какой-либо организации крупный кредит без надлежащего обеспечения. Получатель кредита своевременно деньги не вернул, чем причинил банку ущерб. В действиях директора имеются признаки злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК) и незаконного получения коммерческого подкупа (ч.3 ст. 204 УК). Вопрос о его ответственности должен решаться на основании п.2 или 3 примечания к ст. 201 УК. Если вред причинен только банку, то привлечение к уголовной ответственности возможно лишь по заявлению банка или с его согласия. Но если из-за невозврата кредита банк не смог выполнить обязательства перед государством, рассчитаться с клиентами (организациями или гражданами), выплатить заработную плату сотрудникам и т.д. и тем самым причинил вред интересам не только своим, но и чужим, то мнение банка значения не имеет, уголовная ответственность наступает на общих основаниях[5].

Следует оговорить, что нормы, установленные законодателем в примечании к ст. 201 УК, носят не уголовно-правовой, а уголовно-процессуальный характер. Основания такого законодательного решения достаточно понятны. Как отмечается в литературе по этому вопросу, государство не должно вмешиваться во внутренние дела такой организации. Она сама должна решить, как поступить с руководителем, причинившим вред ее интересам: простить, принять собственные меры воздействия или же настаивать на привлечении к уголовной ответственности. Однако коммерческие организации взаимодействуют со многими иными организациями и гражданами (партнерами, клиентами и т.д.) и своими неправильными действиями могут причинить вред не только собственнику, но и чужим интересам.

Государство не может относиться безразлично к подобным фактам и должно защищать интересы других организаций и граждан, в том числе путем установления уголовной ответственности за причиненный им вред.

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только умышленной формой вины. Обязательным признаком таких преступлений, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), является специальная цель – извлечение выгод для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам.

Субъектом преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, по общему правилу, могут быть лица, наделенные специальными признаками, — лица, выполняющие управленческие функции в этих организациях (ст. 201,204 УК), частные нотариусы и аудиторы (ст. 202 УК), руководители или служащие частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК).

К преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях относятся следующие составы:

1. злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК);

2. злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК);

3. превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК);

4. коммерческий подкуп (ст. 204 УК).

Все указанные общественно опасные деяния можно объединить в

две подгруппы: первая подгруппа – это преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях (ст. 201,204 УК); вторая – это преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности (ст. 202,203 УК).

2. Преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях

Злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ). Законодатель определил состав этого преступления как использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Непосредственным объектом этого преступления выступает нормальная управленческая деятельность коммерческих, а также иных некоммерческих организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. При совершении злоупотреблений полномочиями причиненный вред может касаться различных областей в деятельности коммерческой или иной организации, в связи с чем от таких деяний могут страдать права и законные интересы граждан или организаций, а также общества и государства. Причинение вреда этим разнообразным по содержанию общественным отношениям позволяет сделать вывод о наличии в данном преступлении дополнительного объекта. В качестве такового могут выступать права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 201 УК, характеризуется тремя обязательными признаками: а) использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным ее интересам; б) причинением общественно опасных последствий в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства; в) причинной связью между злоупотреблением управленческими полномочиями и причиненным вредом.

Использование своих полномочий при совершении рассматриваемого преступления может быть в форме как активных действий, так и бездействия.

Под использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий понимается совершение им деяний по руководству деятельностью этой организации, которые находятся в его служебной компетенции. Полномочия выполняющих управленческие функции служащих коммерческих и иных организаций определяются нормативными актами, уставами (договорами, положениями), учредительскими документами, разрабатываемыми в соответствии с требованиями федеральных законов.

Например, в соответствии с Федеральным законом от 8 мая 1996 г. “О производственных кооперативах” председатель кооператива в пределах полномочий, предоставленных ему уставом, действует от имени кооператива без доверенности, представляет кооператив в различных органах власти, органах местного самоуправления, распоряжается имуществом кооператива, заключает договоры, выдает доверенности, открывает счета кооператива в банках и других кредитных организациях, осуществляет прием и увольнение наемных работников, издает приказы и распоряжения, обязательные для исполнения членами кооператива и наемными работниками[6]. Основные полномочия директора (генерального директора, коммерческого директора, исполнительного директора, председателя, управляющего и т.д.) могут определяться в специальном договоре, заключенном им с советом учредителей, правлением или иными органами коммерческой организации. В связи с тем, что полномочия лица, наделенного управленческими функциями, раскрываются в учредительских документах, в литературе справедливо высказано мнение, что диспозицию ст. 201 УК можно отнести к бланкетным[7].

Для признания факта использования лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой, а также некоммерческой организации, своих полномочий преступлением необходимо установить, что деяние (действие или бездействие) было совершено вопреки законным интересам этой организации. Это означает, что осуществляемые управленческие действия противоречат уставным целям и задачам коммерческой или иной организации. При этом виновный использует права и полномочия, которыми он наделен в связи с осуществлением управленческих функций, во вред законным интересам этой организации. Так, суд обоснованно признал состав преступления, предусмотренного ч.1 ст. 201 УК РФ, в действиях директора муниципального коммерческого предприятия, использовавшего не оприходованные средства, полученные им за сдачу в аренду магазинов и земель. Работая директором муниципального торгового коммерческого предприятия, расположенного на территории колхозного рынка, и являясь лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции на этом предприятии, директор злоупотребляла своими полномочиями в корыстных целях, т.е. для получения незаконных доходов для себя сдавала в аренду помещения магазина, входящего в состав ее предприятия, и прилегающую к нему землю без надлежащего оформления этих договоров; полученные от арендаторов деньги она в кассу не сдавала, а присваивала, причинив тем самым существенный вред интересам предприятия и города[8].

Использование полномочий вопреки законным интересам коммерческих и иных организаций опасно потому, что причиняется существенный вред охраняемым законом интересам этих организаций, а также правам и интересам личности, общества или государства. В случае, когда деянием причиняется вред исключительно интересам коммерческой или иной организации, противоречие данного деяния законным интересам этой организации носит относительный характер, т.е. определяется с учетом мнения самой организации. Такой вывод вытекает из п.2 примечания к ст. 201 УК, где указывается, что уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если же деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное преследование осуществляется в соответствии с п.3 примечания к ст. 201 УК на общих основаниях.

Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления являются общественно опасные последствия в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Признак существенного вреда относится к числу оценочных. Установление значительности вреда определяется в каждом случае отдельно в зависимости от конкретных обстоятельств дела: размера и характера фактически причиненного потерпевшей стороне ущерба (как реального, так и в виде упущенной выгоды); социальной ценности нарушенных прав и законных интересов, оценки данного вреда как существенного. В последние годы имеют место многочисленные случаи выдачи служащими коммерческих банков необеспеченных кредитов, нецелевого использования коммерческими организациями государственных кредитов, “прокручивание” денег, выделенных на выплату заработной платы, в связи с чем наступает длительная задержка заработной платы и иных выплат (пособий и пенсий), и иные подобные действия, влекущие причинение существенного вреда, а порой наступление тяжких последствий. Таким образом, существенный вред, как категория оценочная, зависит от многих факторов, а потому в каждом случае оценивается органами предварительного следствия и суда сугубо индивидуально[9].

Состав преступления сконструирован по типу материального. Преступление считается оконченным с момента наступления указанных в законе общественно опасных последствий в виде существенного вреда. Необходимым признаком объективной стороны данного преступления помимо вредных последствий является причинная связь между использованием служебных полномочий вопреки интересам службы и причинением существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме прямого умысла. Виновный сознает, что использует свои управленческие функции в коммерческой или иной организации вопреки законным интересам этой организации, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате такого деяния общественно опасных последствий в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства и желает их наступления.

В литературе высказано и иное мнение, согласно которому злоупотребление полномочиями может совершаться как с прямым, так и косвенным умыслом[10]. Так, Л.Д. Гаухман и С.В. Максимов предложили весьма сложную конструкцию субъективной стороны рассматриваемого преступления – прямой умысел по отношению к деяниям и альтернативно: а) прямого умысла по отношению к последствию в виде причинения существенного вреда, конкретизированного альтернативной целью нанесения вреда гражданину, организации, обществу или государству либо б) косвенного умысла по отношению к аналогичному последствию, сочетающегося с целью извлечения виновным выгод и преимуществ для себя или других лиц.

В соответствии с ч.2 ст. 201 УК злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, образует квалифицированный вид рассматриваемого преступления. Тяжкими последствиями в ч.2 ст. 201 УК могут выступать такие деяния, как: доведение организации до состояния банкротства, влекущее невозможность уплаты долгов в крупных размерах; причинение существенного имущественного или морального вреда многим гражданам или организациям; создание условий для хищений в крупных размерах; вынужденная потеря рабочих мест; ограничение или прекращение оказания услуг, относящихся к жизнеобеспечивающим (подача электроэнергии, газа, воды, тепла, выполнение транспортных перевозок в труднодоступные места, срыв обеспечения хлебом отдаленных населенных пунктов и т.д.).

Причинение в результате злоупотребления полномочиями тяжких последствий в виде лишения жизни, тяжкого вреда здоровью, уничтожения или повреждения чужого имущества с отягчающими обстоятельствами, влекущих более строгое наказание, чем то, которое предусмотрено ч.2 ст. 201 УК, требует дополнительной квалификации действий по совокупности с соответствующими статьями Особенной части Кодекса.

Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК). Включение этого преступления в Уголовный кодекс продиктовано потребностями рыночной экономики и возросшей ролью нотариальных действий и аудита в экономических и иных предпринимательских отношениях.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что нотариус или аудитор, используя предоставленные им законом широкие полномочия и при злоупотреблении ими вопреки задачам своей деятельности, способны причинить существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.

Непосредственным объектом этого преступления является установленный государством порядок в сфере деятельности частных нотариусов и аудиторов. Статья 202 УК охватывает злоупотребления полномочиями частными нотариусами при совершении любых нотариальных действий, а не только действий, связанных с экономической и иной предпринимательской деятельностью субъектов. Поэтому включение данного преступления в раздел Кодекса “Преступления в сфере экономики” носит несколько условный характер, о чем говорилось ранее применительно к преступлению, предусмотренному ст. 201 УК, и еще раз подтверждает правильность позиции об обособленности всех преступлений гл.23 УК в самостоятельную главу.

Сфера общественных отношений, в которых осуществляются функции аудитора, а особенно частного нотариуса, чрезвычайно широка. Вред от злоупотребления ими своими полномочиями причиняется не только интересам частного нотариата или аудиторской службы, но и правам и интересам граждан, юридических лиц, а также общества и государства. Поэтому есть все основания говорить о двуобъектности этого преступления. Дополнительным объектом выступают права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства

Деятельность частного нотариуса регламентируется Основами законодательства Российской Федерации о нотариате. В соответствии с этим законом нотариат призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий. Частная нотариальная деятельность является видом нотариальной деятельности и служит тем же задачам.

Аудиторская деятельность (аудит) представляет собой предпринимательскую деятельность специальных лиц или организаций (аудиторов, аудиторских фирм) по осуществлению независимых вневедомственных проверок бухгалтерской (финансовой) отчетности, платежно-расчетной документации, налоговых деклараций и других финансовых обязательств и требований экономических субъектов, а также оказанию иных аудиторских услуг. Деятельность аудиторов регламентируется Временными правилами аудиторской деятельности в Российской Федерации, утвержденными Указом Президента РФ от 22.12. 1993 г. № 2263 “Об аудиторской деятельности в Российской Федерации”[11]. Основной целью аудиторской деятельности является установление достоверной бухгалтерской (финансовой) отчетности экономических субъектов и соответствия совершаемых ими финансовых и хозяйственных операций нормативным актам.

Объективная сторона преступления состоит в: а) деянии в форме использования частным нотариусом или аудитором своих полномочий, противоречащем задачам их деятельности; б) наличии последствия данного деяния в виде существенного вреда для прав и законных интересов гражданина или организации или охраняемых законом интересов общества и государства; в) наличии причинно-следственной связи между названными деянием и последствием.

Использование частным нотариусом своих полномочий вопреки задачам своей деятельности как признак объективной стороны преступления означает совершение им таких действий, которые прямо запрещены законом (ст.14 и 15 Основ о нотариате). Нотариусам прямо запрещено разглашать сведения, которые им стали известны в связи с совершением нотариальных действий, в том числе путем оглашения соответствующих документов или выдачи их лицам, не от имени которых или не по поручению которых совершены соответствующие действия; совершать нотариальные действия, противоречащие законодательству РФ или международным договорам (ч.3 ст.16 Основ); уклоняться от совершения нотариальных действий без законных к тому оснований (ч.1 ст.16 и ст.48 Основ); не представлять в налоговый орган справки о стоимости имущества, переходящего в собственность гражданина или представлять ее в искаженном виде (ст.16 Основ); совершать нотариальные действия с нарушением требований о месте и порядке их совершения (ст.40 и 42-47 Основ).

Использование частным аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности означает совершение им деяний, запрещенных нормативными актами и Временными правилами аудиторской деятельности. Это может быть, например, передача аудитором в процессе аудита сведений третьим лицам для использования их в целях предпринимательской деятельности (п.8 Временных правил); проведение проверки аудиторами, являющимися собственниками, акционерами, учредителями проверяемого экономического субъекта либо состоящими с указанными лицами в близком родстве; искажение результатов аудиторской проверки (п.24 Правил); сокрытие от проверяемого экономического субъекта информации о требованиях законодательства о проведении аудиторской проверки, о правах и обязанностях сторон (п.14 Правил) и др.

Состав преступления является материальным, и его объективная сторона включает в качестве обязательного признака причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Содержание этого признака объективной стороны преступления тождественно одноименному признаку, указанному в ч.1 ст. 201 УК. Применительно к злоупотреблению полномочиями частным нотариусом следует только дополнить, что существенный вред может выразиться в срыве им сделки, от заключения которой зависит платежеспособность организации; в воспрепятствовании оперативному расследованию преступления путем удостоверения не соответствующих действительности фактов и др. При злоупотреблении полномочиями аудитором существенный вред может выразиться в искажении выводов и данных аудиторской проверки с целью завышения объема налоговых платежей, сокрытия факта уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды и др.

Моментом окончания использования частным нотариусом или аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности следует считать момент причинения соответствующим действием существенного вреда. Ненаступление такого вреда по обстоятельствам, не зависящим от виновного, следует рассматривать как покушение на преступление и квалифицировать эти действия по ч.3 ст.30 и ч.1 ст. 202 УК.

Между противоправными деяниями частного нотариуса и частного аудитора и причиненным существенным вредом необходимо установить причинную связь.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью, указанной в диспозиции. Виновный сознает, что использует полномочия частного нотариуса и частного аудитора вопреки определенным в законе задачам своей деятельности, и желает использовать их именно таким образом. При этом он преследует цель извлечь личную выгоду или получить материальные либо иные преимущества для себя или для других лиц либо цель нанесения вреда другим лицам. По содержанию эта цель совпадает с одноименным признаком, предусмотренным ст. 201 УК.

Субъект преступления — специальный. Им может быть частный нотариус, т.е. лицо, сдавшее квалификационный экзамен, имеющее лицензию на право нотариальной деятельности и являющееся членом нотариальной палаты; либо частный аудитор, т.е. лицо, имеющее лицензию на занятие аудиторской деятельностью и включенное в государственный реестр аудиторов, которое занимается аудиторской деятельностью самостоятельно, зарегистрировавшись в качестве предпринимателя, либо в составе аудиторской фирмы на основании трудового соглашения (контракта).

Нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах, относятся к служащим государственного учреждения. Они имеют право совершать юридически значимые действия и в связи с этим являются должностными лицами. Поэтому допускаемые ими злоупотребления влекут ответственность по статьям гл.30 УК, а не по ст. 202 УК.

В ч.2 ст. 202 УК предусмотрены три квалифицированных вида данного преступления. Это совершение деяния:

1) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

2) в отношении заведомо недееспособного лица;

3) неоднократно.

В первых двух случаях необходимо установить, что виновный, злоупотребляя полномочиями частного нотариуса или частного аудитора, сознавал причинение своими противоправными действиями вреда лицу, являющемуся несовершеннолетним или недееспособным. Неоднократность означает совершение двух или более преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 202 УК, при условии, что за предыдущее преступление лицо не было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности, либо судимость не снята или не погашена, либо не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности.

3. Преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности

Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК). Деятельность служащих частных охранных или детективных служб осуществляется на основе Закона РФ от 11 марта 1992 г. “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации”.

Статья 1 этого Закона определяет частную детективную и охранную деятельность как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел, в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов. Установление уголовной ответственности за превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб продиктовано, во-первых, необходимостью обеспечить эффективную защиту от преступных посягательств в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; во-вторых, установлением правового контроля за законностью действий частных правоохранительных органов (служб).

Для осуществления своих задач служащие частных охранных и детективных служб наделяются соответствующими полномочиями. Так, согласно Закону, частным детективам разрешается:

· сбор сведений по гражданским делам на договорной основе с участниками процесса;

· изучение рынка, сбор информации для деловых переговоров, выявление некредитоспособных или ненадежных деловых партнеров;

· установление обстоятельств неправомерного использования в предпринимательской деятельности фирменных знаков и наименований, недобросовестной конкуренции, а также разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну;

· выяснение биографических и других характеризующих личность данных об отдельных гражданах (с их письменного согласия) при заключении ими трудовых и иных контрактов;

· поиск без вести пропавших граждан;

· поиск утраченного гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями имущества;

· сбор сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса, с обязательным условием, что в течение суток с момента заключения контракта на сбор таких сведений частный детектив обязан письменно уведомить об этом лицо, производящее дознание, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится уголовное дело (ст.3 Закона).

В функции лиц, занимающихся охранной деятельностью, входят следующие

полномочия:

· защита жизни и здоровья граждан;

· охрана имущества собственников, в том числе при его транспортировке проектирование, монтаж и эксплуатационное обслуживание средств охранно-пожарной сигнализации;

· обеспечение порядка в местах проведения массовых мероприятий консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств.

В ходе осуществления частной детективной деятельности, сопряженной с

опасностью для жизни и здоровья, разрешается применять специальные средства, порядок приобретения, учета, хранения и ношения которых устанавливается Правительством РФ.

Закон запрещает частным детективам прибегать к действиям, посягающим на права и свободы граждан, а также совершать действия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество граждан.

При осуществлении частной охранной деятельности разрешено применение специальных средств (резиновая палка, наручники и др.) и огнестрельного оружия в случаях и порядке, предусмотренных Законом (ст.16-18) и в пределах прав, предоставленных лицензией. Закон “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” в ст.16-18 детально регламентирует условия, порядок и пределы применения специальных средств и огнестрельного оружия. В частности, специальные средства могут применяться для: а) отражения нападения, непосредственно угрожающего жизни и здоровью детектива или охранника; б) пресечения преступления против охраняемой собственности, когда правонарушитель оказывает физическое сопротивление. Закон запрещает применение специальных средств в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен частному детективу (охраннику), кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью частного детектива (охранника) или охраняемой собственности. При таких же обстоятельствах Закон запрещает использование огнестрельного оружия, которое, кроме указанных случаев, нельзя применять при значительном скоплении людей, когда от этого оружия могут пострадать посторонние лица. Орган внутренних дел, выдавший лицензию на занятие частной детективной или охранной деятельностью, вправе ее аннулировать в случае нарушения или неисполнения требований Закона, касающихся этих видов деятельности. Если служащий частной охранной или детективной службы превышает свои полномочия в более грубой форме, то при наличии в его действиях признаков, указанных в ст. 203 УК, он подлежит уголовной ответственности.

Уголовный кодекс РФ (ст. 203) предусматривает ответственность руководителей или служащих частной охранной или детективной службы за превышение полномочий, предоставленных в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности, если эти действия совершены с применением насилия или угроз его применения. Можно сказать, что частные детективы и охранники имеют право применять насилие при осуществлении сыскной или охранной деятельности в ситуациях и в пределах правомерной необходимой обороны, крайней необходимости, а также при задержании лица, совершившего преступление.

Непосредственным объектом преступления является установленный государством порядок сферы деятельности частных охранных и детективных служб. В качестве дополнительного объекта могут выступать честь, достоинство, здоровье человека.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 203 УК, образует превышение полномочий, предоставленных Законом и лицензией на занятие частной детективной или охранной деятельностью, вопреки задачам этой деятельности, если деяние совершено с применением насилия или с угрозой его применения.

Таким образом, действия, образующие объективную сторону преступления, характеризуются тремя признаками:

1) совершаются действия, выходящие за пределы полномочий, предоставленных лицензией руководителю или служащему частной охранной или детективной службы, вопреки задачам этой деятельности;

2) совершаются такие действия, выходящие за пределы полномочий, которые сопряжены с применением физического или психического насилия или с угрозой применения такого насилия;

3) должна быть установлена причинная связь между превышением полномочий соответствующих лиц и насилием или высказанной угрозой насилия.

Следовательно, превышение полномочий, предоставленных в соответствии с лицензией на занятие частной детективной или охранной деятельностью, может выражаться только в совершении действий, сопряженных с насилием или угрозой применения насилия. Поэтому само по себе превышение полномочий без применения насилия или угрозы его применения, например, производство обыска, применение спецсредств с отступлением от законных оснований, состав преступления не образует.

Под насилием понимается ограничение свободы потерпевшего, нанесение ему ударов, побоев (ст.116 УК), причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью (ч.1 ст.112,115 УК), истязание (ч.1 ст.117 УК), а также угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст.119 УК). Во всех этих случаях квалификации по совокупности преступлений не требуется. Напротив, если частные детектив и охранник, при превышении своих полномочий вопреки интересам своей службы, совершили убийство, причинили тяжкий вред здоровью или средний вред здоровью при отягчающих обстоятельствах, то они несут ответственность на общих основаниях за все совершенные действия по ст. 203 УК и соответственно по ст.105,111, ч.2 ст.112 УК РФ.

Преступление признается оконченным в момент совершения действий, выходящих за рамки полномочий, предоставленных лицензией, совершенных вопреки задачам детективной либо охранной деятельности и соединенных с применением насилия или угрозой его применения.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что совершаемые им действия превышают его полномочия, противоречат задачам деятельности и сопряжены с применением или с угрозой применения насилия, и желает совершить такие действия. Цели и мотивы преступления в качестве обязательного признака в законе не определены и на квалификацию не оказывают влияния.

Субъект преступления – специальный, т.е. лицо, имеющее соответствующую лицензию и являющееся руководителем частной детективной или охранной службы, а также частный детектив и частный охранник.

В ч.2 ст. 203 УК установлена повышенная ответственность, если превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб повлекло тяжкие последствия. Отнесение наступивших последствий к числу тяжких является вопросом факта, подлежащим установлению в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела. Таковыми могут быть, например, самоубийство потерпевшего или причинение тяжкого вреда его здоровью, причинение тяжкого или среднего вреда здоровью двум или более лицам, смерть потерпевшего и другие тяжкие последствия. Во всех этих случаях содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

Коммерческий подкуп (ст. 204 УК). Установление обособленной уголовной ответственности за коммерческий подкуп в отечественном законодательстве свидетельствует об определенной новизне этой нормы. В то же время анализируемая статья является определенным “аналогом” ст.290 и 291 УК РФ, предусматривающих ответственность за получение и дачу взятки, поскольку имеет много общих признаков объективной стороны со взяточничеством (получением и дачей взятки).

Коммерческий подкуп представляет собой социально опасное деяние, которое мешает нормальному функционированию рыночных отношений, нарушает равенство перед законом граждан, работающих как в государственных, так и в коммерческих организациях, подрывает нормальную управленческую деятельность коммерческих служб, препятствует соблюдению законов и правовых обязанностей лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческих организациях.

В связи с этим криминализация такого деяния, как коммерческий подкуп, представляется логичной и социально оправданной. Законодатель оценил коммерческий подкуп как способ общественно опасного неправомерного вмешательства в управленческие процессы, в том числе по управлению собственностью, деятельностью организации, ее подразделений и сотрудников. Специфика общественной опасности коммерческого подкупа выражается в противоправном способе воздействия на управленческие процессы при принятии решений и осуществлении субъектом своих служебных полномочий.

Коммерческий подкуп справедливо относится криминологами к коррупционным преступлениям[12]. В связи с этим наиболее удачным определением коррупции, включающим в себя и коммерческий подкуп, является то, что коррупция – это использование субъектом управления своих властных полномочий вопреки интересам службы из личной заинтересованности.

В специальной литературе выделяется несколько причинных оснований для установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп. К ним относят:

а) содержание конкретных управленческих отношений, которые нуждаются в охране уголовно-правовыми средствами;

б) возможность появления новых общественных отношений в связи с реформированием отношений в сфере управления и регулирующих их законов;

в) социально-правовой статус лица, выполняющего управленческие функции, характер и содержание его полномочий;

г) особое психическое отношение субъекта к деянию и последствиям;

д) ущерб и иные негативные последствия.

Следует указать еще на один аспект общественной опасности анализируемого преступления: коммерческий подкуп деформирует общественное сознание в части представления о справедливом, честном, порядочном и бескорыстном образе руководителя, что является весьма актуальным в период не только провозглашения, но и построения демократического правового общества.

Статья 204 УК предусматривает в качестве разновидностей коммерческого подкупа два самостоятельных состава преступления: а) незаконную передачу вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации (ч.1 и 2), б) незаконное получение такого вознаграждения (ч.3 и 4).

Непосредственным объектом коммерческого подкупа (любой его разновидности) является нормальная, регламентируемая законодательством, деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Относительно понятия “непосредственный объект коммерческого подкупа” в литературе высказано немало суждений. Не вдаваясь в детальный их анализ, следует указать на наиболее принципиальные позиции. Так, возражая против того, что установленный порядок управленческой деятельности не может быть объектом преступления, С.А. Гордейчик предлагает непосредственным объектом преступления признать урегулированные нормами права отношения, лежащие в основе хозяйственной деятельности коммерческой или иной организации[13].

П.С. Яни отмечает, что объектом всех преступлений, включенных в гл.23 УК, в том числе и коммерческого подкупа, является сфера отношений, связанных с реализацией работниками всех юридических лиц, за исключениями, установленными примечанием к ст. 201 УК, имеющихся у них особых возможностей, прямо вытекающих из их служебного положения[14].

С указанными мнениями вряд ли можно согласиться. Определяя непосредственный объект рассматриваемого преступления, необходимо уяснить признаки состава этого преступления. Из ст. 204 УК вытекает, что управленческая деятельность коммерческой и иной организации:

а) является элементом коммерческого подкупа;

б) осуществляется специально уполномоченными лицами этой организации;

в) направлена на удовлетворение охраняемых законом прав и интересов организации;

г) осуществляется в рамках, установленных законодательством и иными нормативными актами.

Предметом преступления, как вытекает из диспозиции ст. 204 УК, выступают деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). Под деньгами (валютой) закон понимает как российские, так и иностранные денежные знаки, имеющие хождение, т.е. находящиеся в финансовом обороте на момент совершения преступления.

К ценным бумагам относятся любые документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных.

Имущество включает предметы, имеющие материальную ценность. Это могут быть валютные ценности, выраженные в имуществу относится недвижимость (дачи, квартиры, помещения, предприятия), причем как в России, так и за рубежом.

Услуги имущественного характера – это услуги, которые при обычных обстоятельствах подлежат оплате, но применительно к анализируемому преступлению предоставляются бесплатно лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих организациях. Это могут быть ремонт квартир, домов, машин, строительство дач и гаражей, оплата туристической поездки и другие услуги, требующие материальных затрат. Как указано в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02. 2000 г. № 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”, под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку.

Кроме того, суду следует указывать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействия) лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило предмет коммерческого подкупа от заинтересованного лица. Действия неимущественного характера не могут быть предметом коммерческого подкупа.

Как указывалось выше, под понятием “коммерческий подкуп”, ст. 204 УК охватывает два самостоятельных состава преступления:

а) незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг или иного имущества;

б) незаконное получение этим лицом денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера. При однородности объекта и предмета преступления они различаются по признакам объективной и субъективной сторон, а также по субъекту преступления. Это дает основание для самостоятельного рассмотрения объективных и субъективных признаков этих составов.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст. 204 УК, характеризуется либо незаконной передачей лицу, выполняющему управленческие функции, денег, ценных бумаг или иного имущества, либо незаконным оказанием этому лицу услуг имущественного характера. Оба действия совершаются для того, чтобы лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, используя свое служебное положение, совершило в интересах дающего какие-либо действия в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Такие действия могут быть совершены как до получения незаконного вознаграждения, так и после его получения.

В теории уголовного права при исследовании вопроса об объективной стороне коммерческого подкупа несправедливо подменяют деяние как признак объективной стороны рассматриваемого преступления понятиями и терминами других отраслей права. Так, С.А. Гордейчик предлагает рассматривать незаконное получение вознаграждения при коммерческом подкупе как нарушение требований нормативных актов, регулирующих трудовые правоотношения, в частности, получение дохода управленческим персоналом. А.С. Горелик рассматривает коммерческий подкуп в качестве сделки, сущность которой заключается в том, что лицо передает лицу, наделенному управленческими функциями, вознаграждение за совершение (несовершение) служебных действий.

В литературе обоснованно высказано мнение, что если деньги и иные материальные ценности и услуги передаются непосредственно не лицу, выполняющему управленческие функции, а членам его семьи или другим близким для него людям, то такие действия следует рассматривать как коммерческий подкуп в форме “незаконной передачи” (ч.1 ст. 204 УК). К сказанному следует добавить: если эти действия выполняются с ведома лица, выполняющего управленческие функции. Такая позиция отражена в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02. 2000 г. № 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”.

Состав рассматриваемого преступления формальный и считается оконченным с момента принятия лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части незаконного вознаграждения либо части услуг имущественного характера, независимо от того, совершены или нет в пользу лица, дающего вознаграждение, какие-либо действия. В случае непринятия незаконного вознаграждения действия лица, дающего его, следует квалифицировать как покушение на коммерческий подкуп по ст.30 и соответствующей части ст. 204 УК

Не может быть квалифицировано как покушение на коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать или получить деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

Для признания коммерческого подкупа оконченным преступлением не требуется, чтобы служащий, принявший вознаграждение, совершил какое-либо ответное действие с использованием своего служебного положения в пользу дающего, поскольку эти действия не входят в объективную сторону рассматриваемого состава преступления и находятся за его пределами. В том случае если подкупленный служащий совершил в пользу дающего какие-либо действия, содержащие состав самостоятельного преступления, то они требуют дополнительной квалификации.

Деяния лиц, выполняющих роль посредников при коммерческом подкупе, квалифицируются как пособничество в нем (ч.5 ст.33 УК).

С субъективной стороны рассматриваемое преступление предполагает вину только в форме прямого умысла. Виновный сознает, что незаконно передает лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги или иное имущество либо незаконно оказывает ему услугу имущественного характера за совершение в его интересах какого-либо действия, и желает этого.

Обязательным признаком субъективной стороны преступления является цель побудить лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершить в интересах предоставившего вознаграждение какое-либо действие в связи с занимаемым им служебным положением.

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированными видами деяния, согласно ч.2 ст. 204 УК, являются передача предмета коммерческого подкупа: а) неоднократно; б) либо группой лиц по предварительному сговору; в) или организованной группой.

Под неоднократностью следует понимать незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг или иного имущества и т.д. не менее двух раз, при этом, если лицо в установленном законом порядке не было освобождено от уголовной ответственности за предыдущее преступление либо если судимость за это преступление не была снята или погашена в установленном законом порядке. Такое же разъяснение дано и в п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02. 2000 г. “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”. Неоднократность имеет место в случае незаконной передачи вознаграждения как одному и тому же лицу, выполняющему управленческие функции, за совершение разных действий, желаемых дающему, так и нескольким лицам, наделенным управленческими полномочиями, за совершение различных действий в его пользу.

Коммерческий подкуп признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали (передавали вознаграждение) два или более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении этого преступления.

Рассматриваемое преступление квалифицируется как совершенное организованной группой, если незаконная передача предмета подкупа осуществлена устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тождественных преступлений. При совершении коммерческого подкупа организованной группой между соучастниками устанавливаются прочные связи, позволяющие им заранее согласовать основные моменты предполагаемого преступления, разработать детальный план подкупа, распределить роли, определить место, время, способ совершения преступления, а также сокрытие его следов. Часть 3 ст. 204 УК устанавливает ответственность за незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Объективную сторону преступления образует незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества либо незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действия с использованием служебного положения в интересах дающего. Незаконное получение вознаграждения должно быть обусловлено совершением в интересах дающего какого-либо действия (бездействия), например, предоставление льготного или беспроцентного кредита, зачисление на банковский счет денежных средств, приобретенных преступным путем, и т.д.

В литературе высказано мнение, что деяние, совершаемое лицом, выполняющим управленческие функции, в интересах дающего, может по сути своей быть как преступным, так и непреступным, например, неправомерным (выдан льготный кредит организации, которая не имела на это преимущественного права перед другими организациями; товар продан по более низкой цене, чем сложилась на рынке или была предложена другим покупателям, и т.д.) [15]. Данное предложение заслуживает внимания. Следует лишь дополнить, что если деяние преступно, то действия лица должны, помимо ч.3 ст. 204 УК, дополнительно квалифицироваться по соответствующей статье Особенной части Кодекса; если же деяние неправомерно, но не преступно, то действия виновного полностью охватываются ч.3 ст. 204 УК и дополнительной квалификации не требуют.

Для характеристики объективной стороны анализируемого состава преступления важное значение имеют два условия:

1) действия должны быть совершены в интересах передававшего предмет подкупа и обусловлены этим подкупом;

2) деяния, совершенные лицом, получившим предмет подкупа, возможны только в связи с занимаемым им служебным положением.

Данное преступление сконструировано по типу формальных составов и считается оконченным с момента получения хотя бы части имущества, составляющего предмет подкупа, или хотя бы частичного принятия услуги имущественного характера. Совершение в интересах дающего за вознаграждение какого-либо действия (бездействия) не входит в объективную сторону коммерческого подкупа, и если эти действия содержат признаки самостоятельного состава преступления, то они требуют дополнительную квалификацию по соответствующим статьям Особенной части Кодекса.

Если обусловленное незаконное вознаграждение не было получено по обстоятельствам, не зависящим от воли получателя, то содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение незаконного вознаграждения.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.

Субъект преступления – специальный. Им является лицо, постоянно или временно выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации и обладающее признаками, предусмотренными в примечании 1 к ст. 201 УК РФ.

Часть 4 ст. 204 УК предусматривает квалифицированные виды анализируемого состава преступления. В число квалифицирующих признаков входят, если эти действия совершены: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) неоднократно; в) сопряжены с вымогательством.

Согласно п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” незаконное получение вознаграждения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, предполагает непосредственное участие в нем двух или более лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, заранее, до начала исполнения преступления, договорившихся о совместном его совершении с использованием своего служебного положения. Преступление признается совершенным организованной группой, если получение незаконного вознаграждения совершено устойчивой группой из двух или более лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких анализируемых преступлений. Исходя из этого, как разъяснил Пленум, в организованную группу могут входить лица, не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно ч.4 ст.34 УК как организаторы, подстрекатели либо пособники преступления, предусмотренного ст. 204 УК. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия незаконного вознаграждения хотя бы одним из лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Квалифицирующий признак – совершение деяния неоднократно специфики не имеет и не отличается от рассмотренного выше аналогичного признака применительно к ч.2 ст. 204 УК. Следует только дополнить: если при этом не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущие преступления либо судимость за совершенное ранее такое же преступление не была погашена или снята.

Под вымогательством, как способом получения незаконного вознаграждения, понимаются, во-первых, прямое требование незаконного вознаграждения, например, предоставления имущества или услуг имущественного характера под угрозой нарушения прав и законных интересов лица, к которому обращено требование, либо, во-вторых, умышленное поставление этого лица в такие условия, при которых оно вынуждено уплатить незаконное вознаграждение в целях предотвращения нарушения его прав и законных интересов.

Следовательно, вымогательство незаконного вознаграждения возможно как в открытой (прямое требование), так и завуалированной формах. Однако признак вымогательства имеет место при условии, если виновный угрожает нарушить законные права и интересы потерпевшего.

Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также неоднократно), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников незаконного вознаграждения при таком подкупе, если эти обстоятельства охватывались их умыслом.

Согласно примечанию к ст. 204 УК лицо, передавшее предмет подкупа, может быть освобождено от уголовной ответственности при условии, если: а) в отношении него имело место вымогательство; б) это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

4. Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих организациях

Статьями 201,202,203 и 204 УК РФ установлена ответственность за такие преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, как злоупотребление полномочиями, злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами, превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб и коммерческий подкуп.

Однако уголовное преследование за совершение этих деяний осуществляется не всегда, поскольку оно ограничено нормой, содержащейся в примечании 2 к ст. 201 УК, на основании которой “если деяние, предусмотренное настоящей статьей либо иными статьями настоящей главы, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия”.

Вместе с тем в примечании 3 к этой статье есть положение, уточняющее цитированную норму и ограничивающее ее применение, ибо там сказано, что “если деяние, предусмотренное настоящей статьей либо иными статьями настоящей главы, причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях”.

Сопоставление приведенных примечаний с акцентированием внимания на употребленный в примечании 2 к ст. 201 УК термин “исключительно”, спроецированный на все другие термины и словосочетания, использованные в этом примечании, позволяет констатировать, что уголовное преследование за деяния, ответственность за которые установлена ст. ст. 201,202,203 и 204 УК, не может быть осуществлено только при наличии совокупности следующих обстоятельств:

1) правового статуса организации как коммерческой, не являющейся государственным или муниципальным предприятием,

2) причинения вреда интересам лишь этой коммерческой организации;

3) отсутствия заявления коммерческой организации, интересам которой причинен вред, об уголовном преследовании за такое причинение либо ее согласия на это[16].

Первое обстоятельство – правовой статус организации как коммерческой, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, — выражается в том, что ограничение уголовного преследования касается лишь организации, имеющей правовой статус коммерческой, причем за исключением государственного или муниципального предприятий, признаваемых законом также коммерческими организациями. Определения коммерческой и некоммерческой организаций сформулированы в ст.50 ГК: “1. Юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации).2. Юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.3. Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы.

4. Допускается создание объединений коммерческих и (или) некоммерческих организаций в форме ассоциаций и союзов”.

Приведенные нормы позволяют констатировать, что к коммерческой организации, названной в примечании 2 к ст. 201 УК, за причинение вреда интересам которой преступлениями, предусмотренными ст. ст. 201,202,203 и 204 УК РФ, осуществление уголовного преследования ограничено, не относятся, во-первых, некоммерческие организации, определенные в п.3 ст.50 ГК, во-вторых, коммерческие организации в форме государственных или муниципальных предприятий, включенные п.2 ст.50 ГК, наряду с хозяйственными товариществами и обществами и производственными кооперативами, в категорию коммерческих организаций, поскольку это прямо оговорено в примечании 2 к ст. 201 УК, и, в-третьих, объединения коммерческих и (или) некоммерческих организаций в форме ассоциаций и союзов, ибо использование в примечании 2 к ст. 201 УК термина “исключительно” спроецировано, в частности, на норму, содержащуюся в ч.4 ст.50 ГК. А это означает понимание в качестве коммерческой лишь такой организации “в чистом виде” и соответственно отсечение от круга коммерческих организаций их объединений с некоммерческими организациями в форме ассоциаций или союзов.

Второе обстоятельство – причинение вреда интересам лишь данной коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, — заключается в том, что уголовное преследование не может быть осуществлено только тогда, когда вред причинен исключительно интересам соответствующей коммерческой организации в целом как конкретному юридическому лицу и не причинен интересам других организаций, граждан, общества или государства (примечание 3 к ст. 201 УК). При этом в связи с тем, что в примечании названы интересы граждан, вред не должен быть причинен интересам отдельных учредителей (участников) коммерческой организации, так как они относятся к категории граждан.

Наконец, третье обстоятельство – отсутствие заявления коммерческой организации, интересам которой причинен вред, об уголовном преследовании за такое причинение либо согласия на это — состоит в том, что уголовное преследование не осуществляется только при отсутствии названных заявления или согласия. Заявление или согласие должны исходить от органа коммерческой организации либо лица, которое в силу закона или учредительных документов организации выступает от ее имени. Это следует из содержания ст.53 ГК, определяющей органы юридического лица, одной из разновидностей которого признается коммерческая организация.

Закрепление рассматриваемого обстоятельства – отсутствия указанных заявления или согласия – в примечании 2 к ст. 201 УК означает, что государственный орган, управомоченный осуществлять уголовное преследование, при причинении вреда интересам коммерческой организации вправе осуществить такое преследование только при наличии соответствующих заявления органа коммерческой организации или лица, выступающего от ее имени, или их согласия.

Для получения такого согласия или отказа в нем указанный государственный орган обязан официально обратиться в орган коммерческой организации или к лицу, выступающему от его имени. На это лицо при его отказе в согласии в соответствии с условиями, предусмотренными ч.3 ст.53 ГК, может быть возложена обязанность возместить вред, причиненный интересам коммерческой организации деянием, ответственность за которое установлена ст. ст. 201,202,203 или 204 УК.

Следует заметить, что решение подать заявление об уголовном преследовании или дать согласие на это либо, наоборот, не подавать такое заявление или отказать в согласии может быть принято органом коммерческой организации или лицом, выступающим от ее имени, самостоятельно либо с учетом мнений учредителей (участников) организации.

Нормы, установленные в примечаниях 2 и 3 к ст. 201 УК, по своей юридической природе являются одновременно уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными, причем в большей степени уголовно-процессуальными, на что справедливо обращено внимание в юридической литературе. При этом данные нормы относятся к категории бланкетных, поскольку содержание понятий коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и некоммерческой организации раскрывается в ст.50 ГК, а конкретные источники заявления об осуществлении уголовного преследования или согласия на это определяются на основе анализа ст.53 ГК.

Подводя итог сказанному, приходим к выводу, что уголовное преследование за вред, причиненный интересам исключительно коммерческой организации, только по заявлению или с согласия этой организации может осуществляться лишь при совокупности следующих условий: 1) организация является коммерческой; 2) коммерческая организация не является государственным или муниципальным предприятием; 3) коммерческая организация не является объединением коммерческой и некоммерческой организаций; 4) вред не причинен интересам других организаций независимо от их статуса, то есть как коммерческих, так и некоммерческих; 5) вред не причинен интересам граждан, общества или государства и 6) об осуществлении уголовного преследования подано заявление или на это дано согласие органом коммерческой организации или лицом, выступающим от ее имени, в том числе с учетом мнений учредителей (участников) данной организации.

Заключение

Мы рассмотрели понятие, общую характеристику и виды преступлений против интересов службы в коммерческих организациях; преступлений, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях; преступлений, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности, а также определили ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих организациях.

Итак, преступления против интересов службы в коммерческих организациях – это преступления, которые совершаются имеющими особые служебные полномочия работниками коммерческих и иных организаций, а также некоторыми иными категориями лиц, не являющихся государственными служащими.

Следует сказать, что для осуществления уголовного преследования за вред, причиненный интересам коммерческой организации, заявление или согласие этой организации не требуется тогда, когда вред причинен интересам альтернативно, во-первых, некоммерческой организации, либо, во-вторых, государственного или муниципального предприятия, либо, в-третьих, объединения коммерческой и некоммерческой организаций, либо, в-четвертых, других коммерческих организаций, либо, в-пятых, граждан, общества или государства. В этих случаях уголовное преследование осуществляется на общих основаниях.

Уголовное преследование включает в себя не только возбуждение уголовного дела и привлечение к уголовной ответственности, но и осуждение. Стало быть, в том случае, когда пострадавшая сторона будет настаивать на возбуждении уголовного дела. а затем воспротивится осуждению лица. следственные органы будут обязаны возбудить (при наличии всех иных оснований) уголовное дело, а суд — прекратить его.

Список использованной литературы

1. Аснис А. Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих организациях / Законность, 2005, № 5.

2. Волженкин Б.В. Коррупция: Серия Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе. СПб., 2001.

3. Волженкин Б.В. Служебные преступления.М., 2004.

4. Гордейчик С.А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций в сфере экономической деятельности. Автореф. канд. дисс.В., 1997.

5. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях.М., 2002.

6. Изосимов С.В. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Автореф. канд. дисс. 1998.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02. 2000 г. № 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2000, № 4 (п.7).

8. ФЗ от 12.01. 1996 г. № 7-ФЗ “О некоммерческих организациях”.

9. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 20.

10. Уголовное право. Особенная часть / Под ред.Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова.М., 2005.

11. Дело Вахрушевой // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2000, № 2.

12. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации Т.1 / Под ред.П.Н. Панченко.М., 2003.

13. Уголовное право. Особенная часть. Т.1 / Под ред.Л.Д. Гаухмана, С.В. Максимова.М., 2003.

14. Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993, № 52, ст.5069.

15. Яни П.С. Актуальные вопросы уголовной ответственности за экономические и должностные преступления. Автореф. докт.д.исс.М., 1996.

16. Уголовное право. Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой.М., 2002.


[1] Волженкин Б. В. Служебные преступления. М., 2004.

[2] Изосимов С. В. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Автореф. канд. дисс. 1998.

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 г. № 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2000, № 4 (п. 7).

[4] ФЗ от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ “О некоммерческих организациях”.

[5] Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. М., 2002.

[6] Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 20. Ст. 2321.

[7] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 2005.

[8] Дело Вахрушевой // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2000, № 2.

[9] Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации Т. 1 / Под ред. П.Н.Панченко. М., 2003.

[10] Уголовное право. Особенная часть. Т. 1 / Под ред. Л.Д.Гаухмана, С.В. Максимова. М., 2003.

[11] Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993, № 52, ст. 5069.

[12] Волженкин Б. В. Коррупция: Серия Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе. СПб., 2001.

[13] Гордейчик С. А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций в сфере экономической деятельности. Автореф. канд. дисс. В., 1997.

[14] Яни П. С. Актуальные вопросы уголовной ответственности за экономические и должностные преступления. Автореф. докт. дисс. М., 1996.

[15] Уголовное право. Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. М., 2002.

[16] Аснис А. Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих организациях / Законность, 2005, № 5.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву