Реферат: Понятие и сущность пенитенциарной системы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …………………………………………………………………………..3

1. Понятие и сущность системы пенитенциарных учреждений

1.1 Понятие системы пенитенциарных учреждений………………………..5

1.2 Теоретические основы деятельности социальных работников в пенитенциарной системе………………………………………………………..8

1.3 Принципы пенитенциарной социальной работы……………………..10

2 Опыт работы социальных работников в пенитенциарных учреждениях стран СНГ и дальнего зарубежья

2.1 Организация социальной работы в пенитенциарных учреждениях дальнего зарубежья……………………………………………………………...13

2.2 Организация социальной работы в пенитенциарных учреждениях стран СНГ……………………………………………………………………………….15

3 Организация социальной работы с осужденными в исправительных учреждениях Республики Казахстан

3.1 Социальная работа как институт сохранения социально-полезных связей заключенных…………………………………………………………….24

3.2Социальная терапия в местах лишения свободы………………………….28

Заключение………………………………………………………………………38

Список литературы………………………………………………………………40

Приложение………………………………………………………………………41


Введение

Актуальность. Клиентская база пенитенциарных учреждений РК, будучи наиболее специфической, массовой и потенциально опасной для общества социальной группой, в силу советской уголовной традиции десятилетиями рассматривалась лишь как объект репрессивного государственного воздействия (коллективного перевоспитания) силовыми методами. Для советской пенитенциарной системы были характерны следующие негативные черты: несоразмерное использование репрессий, а так же физическое, психическое и моральное насилие над личностью осужденного. Основой советской пенитенциарной политики был исправительно-трудовой аспект, а сами осужденные рассматривались лишь как дешёвая рабочая сила на «великих стройках социализма». Советская же пенитенциарная политика при этом исходила из примата государственных интересов над интересами личными. Индивидуальные потребности людей рассматривались и учитывались настолько, насколько они совпадали с интересами государства.

Становление современного правового государства и развитого гражданского общества в РК невозможно без коренной реконструкции всей отечественной пенитенциарной системы. Проблема коренного реформирования пенитенциарных учреждений РК давно вышла за государственные рамки, превратившись в общенациональную задачу. Экономическая и социальная «цена вопроса», равно как и масштабы реформируемой системы уголовного наказания требуют от общества и государства ясного понимания: что, как и почему необходимо менять в пенитенциарной сфере. Данная работа посвящена одному из краеугольных аспектов реформирования: проблеме обновления и переподготовки кадров для пенитенциарной сферы. Думается, что активная деятельность профессиональных социальных работников в ИТУ способна переломить известные негативные тенденции, приблизив отечественную пенитенциарную систему РК к европейским стандартам.

К сожалению, современная ситуация в ИТУ усугубляется практически полным отсутствием необходимого числа обученных социальных работников-практиков способных работать с различными категориями осужденных по-новому. В не меньшем дефиците и социальные работники-теоретики, призванные разрабатывать научную методологию социальной работы в местах лишения свободы.

В последние годы задача реформирования пенитенциарной системы далеко вышла за рамки чисто казахстанской «тюремной проблемы», приобретя известный международный резонанс. И от того насколько быстро и эффективно решится эта общеказахстанская гуманитарная проблема не в последнюю очередь, будет зависеть международный авторитет государства.

Цель исследования — охарактеризовать сущность социальной работы в пенитенциарной системе.

Объект исследования – проблемы и тенденции развития социальной работы в пенитенциарной системе.

Предмет исследования – социальная работа в пенитенциарной системе.

Гипотеза — Если усилить влияние институтов гражданского общества на процесс исполнения уголовных наказаний, улучшить условия содержания осужденных, неукоснительно соблюдать их права, предоставляя возможность социальной реабилитации и социальной помощи в период отбывания наказания и после освобождения, то это приведет к сокращению процента рецидивной преступности.

Для достижения цели поставлены следующие задачи:

1.Рассмотреть системы пенитенциарных учреждений

2.Выявить теоретические основы деятельности социальных работников в пенитенциарной сфере

3.Охарактеризовать принципы пенитенциарной социальной работы выяснить функции и методы деятельности социальных работников в пенитенциарных учреждениях РК

4.Рассмотреть опыт работы социальных работников в системе пенитенциарных учреждений;

5.Проанализировать систему социальной работы в учреждениях исправительной системы в Республике Казахстан;

6.Разработать рекомендации по организации социальной работы с осужденными.

В исследовании опирались на научные труды таких исследователей как Холостова Е.И., Фирсов М.В, Студенова Е.Г. и др., а также была использована нормативно-правовая база РК, учебные пособия, периодические издания, материалы Интернет-сайтов.


1 Понятие и сущность системы пенитенциарных учреждений

1.1 Понятие системы пенитенциарных учреждений

Уровень развития социального организма определяется ролью, которую играет в нем социальная работа, и статусом, который имеет социальный работник. В развитых социальных системах политические и административные деятели обращаются за помощью к социальному работнику каждый раз, когда стоящая перед ним проблема не может быть эффективно разрешена политическими или административными методами, но может стать предметом воздействия технологий социальной работы. Исходя из данного критерия, можно сказать, что социальная работа в пенитенциарных учреждениях сегодня находится еще только в начальной стадии развития. В зависимости от объекта социальной работы, его состояния, характера разрешаемой задачи и политико-социального заказа приоритетными могут быть различные элементы социальной работы: социальное исследование, социальная защита, социальное обучение и развитие (социальная педагогика), развитие инфраструктуры социальной работы, социальное прогнозирование и планирование и т.д.

Специфика социальной работы в учреждениях исправительной системы состоит в следующем:

Она ведется внутри социальных организмов с высокой степенью закрытости и изолированности;

Ее объектом являются лица с высоким индексом социального неблагополучия и повышенной стрессогенностью;

Социальная работа проводится в обстановке противоборства двух непримиримых этико-правовых концепций (назовем их менталитетом «тюремного персонала» и менталитетом «тюремного мира», при этом их представители не рассматривают социальную работу как неотъемлемый элемент тюремной жизни, часто не понимают ее значения и роли);

Социальная работа неразрывно связана с исполнением уголовного наказания, имея по сути, те же конечные цели, что и этот социально-правовой институт;

Социальная работа в условиях пенитенциарной системы не должна прекращаться с окончанием исполнения наказания, так как бывший заключенный нуждается в рессоциализации и адаптации к внешнему миру, его правилам и нормам; в отличие от других сотрудников пенитенциарного персонала социальный работник объективно вынужден занимать особое место; он является посредником не только между властью и гражданином, но и между философией наказания и враждебной философией преступного мира, заставляя приверженцев этих философий искать социально приемлемые точки соприкосновения.

Социальная работа занимает особое место среди других видов воздействия на заключенных и в пенитенциарных учреждениях ее следует рассматривать не как часть какой-либо другой работы, а как самостоятельный вид деятельности, предусматривающий защиту интересов и прав наказуемого всеми разрешенными законом способами. Однако при проведении социальной работы необходимо учитывать интересы иных видов деятельности и соотносить ее с определенной режимной, воспитательной, образовательной или иной нагрузкой.

На территории Республики Казахстан по состоянию на 01.01.2005 г. дислоцировалось 77 исправительных учреждений и 17 следственных изоляторов, где содержались 44657 осужденных и 8345 следственно-арестованных.


Состав осужденных в 2005 году

В соответствии со Ст. 69. Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан (УИК РК) современная пенитенциарная система Республики Казахстан состоит из следующих исправительных учреждений:

Исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию (статья 72 настоящего Кодекса).

Исправительные колонии предназначены для отбывания наказания осужденными к лишению свободы, достигшими совершеннолетия. Они подразделяются на колонии-поселения, колонии общего, строгого и особого режимов.

В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов на основании и в порядке, установленных пунктом 2 статьи 73 настоящего Кодекса.

В исправительных колониях общего режима отбывают наказание лица, впервые осужденные к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести и тяжкие преступления, а также лица, которым привлечение к общественным работам, исправительные работы или ограничение свободы заменены лишением свободы на срок до шести месяцев.

В исправительных колониях строгого режима отбывают наказание мужчины, впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, и женщины при особо опасном рецидиве преступлений.

В исправительных колониях особого режима отбывают наказание мужчины при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым наказание в виде смертной казни заменено в порядке помилования лишением свободы.

В исправительных учреждениях, осуществляющих принудительное и обязательное лечение, отбывают наказание осужденные, перечисленные в пунктах 1 и 4 статьи 16 настоящего Кодекса.

В тюрьмах отбывают наказание лица, осужденные на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, а также переведенные из исправительных колоний злостные нарушители установленного порядка отбывания наказания, а также содержатся лица, в отношении которых приговор о смертной казни вступил в силу до введения моратория или во время действия моратория на исполнение смертной казни.

В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими двадцатилетнего возраста.

В большинстве западных стран пенитенциарная система состоит из закрытых, полузакрытых и открытых тюрем. При этом то, что у нас называется видом режима, предусмотрено в рамках одного учреждения, более того, мужчины и женщины отбывают наказание в изолированных секторах одного учреждения. Такая организация отбытия наказания позволяет экономить на перевозках и не удалять осужденного слишком далеко от семьи и постоянного места жительства.

Основными задачами социальной работы в учреждениях исправительной системы являются:

Развитее и укрепление социально-полезных связей между заключенными и внешним миром;

Повышение и развитие социального статуса заключенного по месту предварительного заключения или отбытия наказания, помощь в установлении социально-позитивных горизонтальных связей с другими лицами, помощи в изменении социального статуса;

Помощь в построении такого типа горизонтальных и вертикальных отношений, которые, с одной стороны, соответствовали бы целям предварительного заключения под стражу или исполнения уголовного наказания, а с другой – влекли бы наименьшие физиологические, психологические, этические и социальные издержки для наказуемого;

Содействие в обеспечении приемлемых социально-бытовых условий предварительного заключения и отбытия наказания;

Помощь в социальном развитии заключенного, включая повышение его социальной культуры, развитие социальных потребностей, изменение нормативно-ценностной ориентации, повышение уровня социального самоконтроля;

Содействие заключенным в получении помощи специалистов, в частности в области психологии, психиатрии и т. д.

Организация и обеспечение социальной защиты тех категорий заключенных, которые нуждаются в ней (пенсионеры, инвалиды и т.д.);

Помощь заключенным в поиске социально приемлемой для них среды, точки социального интереса (работа, семья, религия, искусство и т.д.)

Помощь в разрешении и изображении конфликтных ситуаций;

Социальное развитие и прогноз развития учреждения;

Содействие социально-правовой защищенности персонала.

Этот перечень свидетельствует о том, что некоторые задачи свойственны только социальной работе, другие являются пограничными между социальной работой и оперативной деятельностью, воспитательной и образовательной работой, психологией и психиатрией.

1.2 Теоретические основы деятельности социальных работников в пенитенциарной сфере

Наиболее интенсивное развитие социальной работы в Казахстане, началось в конце 90-х гг. XX столетия. На современном этапе развития социальной работы в Казахстане большое значение имеет разработка её теоретических основ.

Существует несколько моделей теоретического обоснования практики социальной работы в обществе целесообразно свести к трём базовым:

Психолого-ориентированная.

Социолого-ориентированная.

Комплексно-ориентированная.

Длительное время считалось, что осуждённые не могут быть клиентами социальной работы: они не являются полноправными членами общества и отбывают заслуженное наказание, фактически не имея права на помощь социальных работников. По сути дела, объективный, социально обусловленный феномен преступности рассматривался не с научной точки зрения, а с позиций морали и нравственности. Общество рассматривает преступников как группы чуждых, стоящих вне общества элементов. «В преступниках видят только «монстров». Этим общество поступает с уголовными преступниками так же, как они поступают со своими жертвами». Однако на основе анализа данных о преступности, о преступных личностях можно утверждать, что преступность — это разновидность человеческого поведения, а преступники — это девианты. Правонарушение — это лишь одна из форм антисоциального поведения, поведения нестандартного, отличающегося от норм, установленных в обществе, как в законодательной, так и в морально-этической плоскости. «Существует так называемая девиантная субкультура, которой является такая система ценностей, норм и форм поведения, которую признаёт определенная группа антиобщественных элементов и строит на ней свои отношения друг с другом. Эта субкультура ведет себя внутри общества сравнительно отчужденно, что порождает существование конфликта с обществом». Деятельность социального работника должна быть направлена именно на преодоление и предотвращение такого конфликта, и максимально возможное устранение и/или минимизацию негативного влияния такой девиантной субкультуры на социум.

Различные теоретические аспекты пенитенциарной социальной работы обсуждаются правоведами и педагогами, психологами и социологами, однако единой теории пенитенциарной социальной работы до сих пор не создано. Всё многообразие теоретических подходов к пенитенциарной социальной работе можно свести к психолого-ориентированным, социолого-ориентированным и комплексным моделям социальной работы.

Наиболее эффективной теоретической моделью пенитенциарной социальной работы в настоящий момент является именно комплексная модель. Одна из ведущих особенностей особенность пенитенциарной социальной работы заключается в том, что она больше чем все другие виды социальной работы в обществе, изолирована от этого общества. Пенитенциарная социальная работа регулируется правовыми нормами уголовного и уголовно-исполнительного законодательства РК, тогда как все другие направления социальной работы опираются на гражданское, административное и социальное право. Этот факт, несомненно, должен учитываться при подготовке специалиста по пенитенциарной социальной работе, причем как профессиональной, так и нравственно-этической.

Актуальной задачей общей теории социальной работы стала необходимость разработки единого теоретического обоснования пенитенциарной социальной работы. Этого настоятельно требует опыт практической деятельности пенитенциарной системы. Преобразование последней, равно как и перестройка самих принципов пенитенциарной политики с репрессивных на гуманистически-ориентированные, усилиями одних только МВД и Минюста РК невозможно. Необходимы независимые общественные институты гражданского общества, которые могли бы эффективно контролировать и регулировать пенитенциарную систему. Одним из таких институтов и является социальная работа.

Для разработки теоретических оснований казахстанской пенитенциарной социальной работы, целесообразно обращение к международному опыту. В странах Западной Европы и США социальная работа в пенитенциарной сфере уже имеет устойчивую традицию. В тоже время, необходимо учитывать специфику ситуации сложившейся в пенитенциарной системе современного Казахстана. Это и психологические стереотипы в отношении, и наличие устойчивой традиции использования в ИТУ репрессивных методик, и тяжёлая экономическая ситуация в стране.

Социальная работа пенитенциарной сферы в РК имеет хорошие перспективы, ибо социальная работа соединяет в себе знания различных отраслей наук об обществе и человеке. В пенитенциарной социальной работе особенно важно то, что она носит универсальный характер. Системно-комплексный подход присущий социальной работе, позволяет наиболее оптимально проанализировать проблему каждого клиента, предлагая при этом уникальную стратегию преодоления индивидуальной проблемы.

Социальная работа позволяет актуализировать и применить весь комплекс сил и средств, необходимых для помощи клиенту в конкретном случае. Институт пенитенциарной социальной работы важен еще и потому, что зачастую, человек находящийся на свободе имеет возможность обсудить свою проблему с любыми доступными ему специалистами; осужденный же, в силу существенного ограничения своих прав и свобод, просто не имеет возможности обратиться к кому-либо за помощью.

Отсюда — социальная работа в пенитенциарной системе играет особую роль в обеспечении прав и свобод тех людей, которые находятся в местах лишения свободы РК.

1.3 Принципы пенитенциарной социальной работы

Принципы социальной работы являются одновременно и элементами научной теории и основополагающими правилами эмпирической деятельности. Они делятся на общефилософские, общенаучные (организационно-деятельностные, социально-политические, психолого-педагогические и др.) и специфические принципы социальной работы. К специфическим принципам социальной работы относятся следующие принципы: универсальности, охраны социальных прав, профилактики, социального реагирования, клиентоцентризма, опоры на собственные силы, максимизации социальных ресурсов, конфиденциальности и толерантности. Названные принципы в полном объёме применимы и к пенитенциарной социальной работе. В тоже время, социальная работа в пенитенциарной сфере дополняется такими специфическими принципами, как гуманизм, законность и справедливость.

Принцип законности в деятельности социальных работников в пенитенциарной сфере имеет глубокие моральные основания. Социальный работник должен способствовать приведению осужденного к законопослушному поведению. Наиболее общее содержание принципа законности вытекает из Гл. 2 Ст. 34 Конституции РК: «Каждый обязан соблюдать Конституцию и законодательство Республики Казахстан, уважать права, свободы, честь и достоинство других лиц». Лица, отбывающие наказание обязаны неуклонно соблюдать требования законов, определяющие порядок и условия исполнения наказания. В соответствии с УИК осужденным должны быть разъяснены в полном объеме их права и обязанности, условия труда и отдыха, предусмотренные для них законом. Реализация принципа законности при исполнении уголовных наказаний состоит в том, что, во-первых, должно быть строго соблюдено правовое положение осужденных, обеспечено неуклонное выполнение ими возложенных на них обязанностей и запретов; во-вторых, должна быть обеспечена реальная возможность использования осужденными или лицами, представляющими их интересы, прав предоставляемых законом. Однако, зачастую применение этого принципа к осужденным носит преимущественно декларативный характер и задача социального работника обеспечивать и использовать данный принцип к осужденным в реальности.

Принцип справедливости содержит требование соответствия между практической ролью различных людей (социальных групп) в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, правонарушением и взысканием, заслугами людей и их признанием. Несоответствие в этих отношениях расценивается как несправедливость. В философской литературе принято усматривать в справедливости два аспекта: уравнивающий и распределяющий. Первый связан с необходимостью обеспечения равенства граждан перед законом, второй аспект гласит, что «наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, подлежащая применению к лицу совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать тяжести преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». (Ст. 7 УИК РК)

Принцип справедливости должен реализовываться не только исполнением уголовно-карательных правоограничений, но и применением к осужденным льгот и поощрений. В целом, справедливость — это один из наиболее важных принципов, который должен обеспечиваться в деятельности социального работника в пенитенциарной сфере.

Принцип гуманизма. Принцип гуманизма является основополагающим в деятельности социального работника и находит своё выражение в Конституции РК провозглашающей, что: «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (Ст. 1. п.1.). В соответствии с Гл. 2 Ст. 17 Основного Закона, «никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Принцип гуманизма отражен и в УК РК: «Наказание и иные меры уголовно-правового воздействия не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства».

Гуманизм в соответствии со сложившейся в отечественной юридической науке понятийной традиции имеет две стороны. Одна сторона выражается в «минимуме и мягкости репрессии». Другая сторона защищает общество и допускается существование самых суровых наказаний, вплоть до смертной казни. В настоящий момент такое понимание гуманизма явно устарело, ибо оно по существу оправдывает репрессии периода 30 — начало 50-х гг. XX столетия в СССР, когда уголовные наказания были наиболее суровы. Гуманизм сегодня — это отказ от так называемого «функционального» подхода к осуждённому, когда тот рассматривался лишь как средство достижения уголовно-исполнительной системой экономических, финансовых, политических целей.

Гуманизм — это признание за каждым возможности вернуться к законопослушной жизни в обществе. Это признание сотрудниками уголовно-исполнительной системы, осуждённых как равных себе по их человеческому естеству и сущности. Однако в то же время принцип гуманизма не означает всепрощенчества, строгость режима исполнения наказания может даже усиливаться, но подобные меры не должны вести к разрушению человеческого в человеке, подрывать здоровье осужденного, превращать его в объект манипулирования. Принцип гуманизма отражается в международных документах об обращении с осужденными. Таким образом, принцип гуманизма — это действенный инструмент в руках социального работника всей своей деятельностью призванного опровергать расхожее мнение о том, что «тюрьма делает ужасным плохого человека, а хорошего — плохим».

Социальный работник более чем другие специалисты пенитенциарной системы должен ориентироваться на принцип гуманизма в своей работе с осужденными, так как именно он лучше других понимает все последствия для общества обращения с осуждёнными как с «низшим существом». Поэтому ориентация пенитенциарной системы именно на нравственно-гуманистические принципы и проведение в соответствии с ними пенитенциарной политики является важнейшей задачей современного общества. И проводить в жизнь эти принципы должен именно социальный работник в силу специфического характера его профессиональной деятельности.


2 Опыт работы социальных работников в пенитенциарных учреждениях стран СНГ и Дальнего зарубежья.

2.1 Организация социальной работы в пенитенциарных учреждениях дальнего зарубежья

Эта сфера, традиционно привлекает внимание социальных работников, и вызывает в их среде многочисленные дискуссии относительно роли социальной работы в вопросах охраны правопорядка, социального контроля и надзора. Многие социальные работники считают этически недопустимым для себя заниматься вопросами, в какой-то мере ущемляющими социальные права личности. Тем не менее, любой социальный работник, который должен в силу своих служебных обязанностей иметь дело с условно осужденными или работать в местах заключения или в исправительных учреждениях, так или иначе функционально связан с социальным контролем.

Как правило, в большинстве развитых стран социальные работники являются штатными сотрудниками пенитенциарных учреждений, занимаясь в основном консультированием заключенных, а также их адаптацией к жизни в изоляции от общества. Некоторые специалисты занимаются психиатрией и выполняют обязанности медицинских работников в тюремных медицинских службах. В США, Великобритании, Швеции и других странах специалисты, получившие образование в области социальной работы, занимают руководящие административные должности в пенитенциарных учреждениях.

Особое внимание социальные работники уделяют заключенным, которым предстоит скоро выйти на свободу, — они контактируют с семьей заключенного, его родными, используют другие социальные ресурсы, чтобы помочь человеку легче адаптироваться к жизни в обществе.

Многие социальные работники используют в пенитенциарных учреждениях системную модель социальной работы, предусматривающую целенаправленные действия в отношении, как самих заключенных, так и тюремного персонала, который часто не имеет социальных знаний и навыков гуманных межличностных отношений с заключенными.

По мнению отечественных авторов, представляет интерес международный опыт социальной работы в следственных органах. Здесь задача социального работника помочь следствию подготовить необходимые документы для судебных инстанций, поэтому он должен обладать специфическими знаниями навыками и умениями, уметь интервьюировать, четко обозначить проблему и грамотно и логично излагать свое заключение. Социальный работник должен профессионально оценить поведение подследственного с точки зрения его потенциальной опасности для общества и для личности, дать научно аргументированный прогноз относительно возможности рецидива преступных действий. Подготовка профессионально грамотного заключения требует от социального работника знания уголовного законодательства и положений о пенитенциарных и исправительных учреждениях. В процессе своей деятельности социальный работник должен хорошо взвесить все аргументы «за» и «против», чтобы защитить интересы, как клиенты, так и общества.

Во многих странах в определенных случаях законом предусмотрено участие социального работника в судебном разбирательстве. В суде социальный работник выступает, как правило, в роли адвоката или защитника интересов клиента, чаще всего несовершеннолетних, инвалидов или пожилых людей. Характерной особенностью деятельности социального работника в судебных органах является то, что он не имеет права осуждать действия судей – он обязан доверять судебным инстанциям и верить в справедливость судебной системы. В противном случае он вступает в противоречие с Этическим кодексом своей профессии.

В Германии существуют службы судебной помощи молодежи, в составе которых действуют социальные работники. У них две задачи: оказывать помощь молодым правонарушителям после выявления преступления, но до возбуждения производства по уголовному делу, и организация реабилитации подростков, в отношении которых суд не вынес решения о тюремном заключении.

Реализуя первую задачу, специалисты службы судебной помощи молодежи выясняют условия жизни подростка, особенности его личности, обстоятельства совершенного преступления и представляют эти данные в виде отчета прокурору и суду, они также предлагают меру наказания.

Вторая задача реализуется через комплекс различных мероприятий, как их называют в Германии «амбулаторных». Они заключаются в привлечении подростка к различным делам: работе в домах престарелых, инвалидов, прохождение различных обучающих курсов. Распространены и такие виды помощи как индивидуальные беседы, помощь в трудоустройстве, в поисках жилья помощь в налаживании отношений с родными и т.д.

В Северной Ирландии существует вариант социальной службы, объединяющий социальную работу с правонарушителями и их семьями в судах, тюрьмах и в общине. Эта служба называется Коллегия пробации. Основная должность – офицер, который имеет команду из 4-5 человек.

Основные обязанности состоят в следующем:

1. изготовить отчеты об условиях жизни человека, предстающего перед судом по делам о несовершеннолетних;

2. надзирать над теми, кто проходит исправление (пробацию) или ограничен в правах по выходе из учреждения;

3. участвовать в работе общины по созданию групп из нарушителей, бывших заключенных;

4. обеспечить патронажной помощью все пенитенциарные учреждения, помогая заключенным;

5. помогать в становлении и осуществлении проектов коммунальных служб для нарушителей, которые приговорены к выполнению общественных работ бесплатно.

Социальная работа в правоохранительных органах – относительно новая область деятельности социальных работников и часто вызывает горячие споры среди специалистов, особенно, когда речь идет о соответствии работы в этой сфере этическим основам профессии.

2.2 Организация социальной работы в пенитенциарных учреждениях стран СНГ

Во многих государствах существуют профессиональные государственные инспекции, которые осуществляют контроль за соблюдением прав задержанных, подозреваемых и осужденных лиц. Однако, как правило, внутренней инспекции учреждений, в которых содержатся такие лица недостаточно. Необходим гражданский контроль. Общество должно иметь возможность проверить то, как управляются тюрьмы, следственные изоляторы, изоляторы временного содержания, и в каких условиях находятся люди содержащиеся в них. Поэтому, наряду с государственными органами, в этой работе участвуют институты гражданского общества, в лице неправительственных организаций.

Общественный контроль пенитенциарных учреждений: опыт Российской Федерации. Направления реформирования уголовно-исполнительной российской системы и казахстанской совпадают. остро стоит вопрос общественного мониторинга тюрем. приказом по министерству юстиции при министре юстиции создан общественный совет, в который входят представители НПО.

Идея участия общественности в исполнении уголовных наказаний, в содействии учреждениям, исполняющим наказания, имеет в России давнюю традицию. Еще в начале XIX века в России было создано попечительское общество о тюрьмах, которое объединяло представителей разных сословий, и даже члены императорской семьи входили в состав этого общества. Деятельность этого общества сыграла большую роль в реформировании тюремной системы России и в развитии демократических начал при исполнении уголовных наказаний.

И сейчас в России закреплены основы и гарантии участия общественности в деятельности тюрем в нормах уголовно-исполнительного законодательства. Статья 23 уголовно-исполнительного кодекса, которая позволяет общественным объединениям оказывать содействие работе исправительных учреждений и контролировать деятельность исправительных учреждений, соблюдение прав и свобод человека в пределах, предусмотренных законом.

В России в 2000 году началась работа над проектом закона по общественному контролю в местах лишения свободы. Этот проект закона назывался «Об общественном контроле над обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности». Этот законопроект внесен группой депутатов на рассмотрение в Думу, и 16 сентября 2003 года он принят в первом чтении.

Какова схема общественного контроля, которая содержится в этом законопроекте?

В каждом субъекте Российской Федерации должны быть созданы наблюдательные общественные комиссии численностью от трех до десяти человек. Членами наблюдательных общественных комиссий могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет. Законопроектом также устанавливаются ограничения по приему в члены наблюдательных комиссий для судей, адвокатов, сотрудников органов внутренних дел, уголовно-исполнительной системы, прокуратуры и юстиции, органов федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции, а также для лиц, находящихся на военной службе или лиц, имеющих не снятую или не погашенную судимость, либо признанных по решению суда недееспособными или ограниченно дееспособными.

Кандидатура члена наблюдательной комиссии выдвигается общественным объединением, имеющим государственную регистрацию, осуществляющим свою деятельность не менее пяти лет с момента его создания. Такие кандидаты утверждаются Уполномоченным по правам человека Российской Федерации. Последний также выдает удостоверение, которое дает члену комиссии соответствующие полномочия, которые заключаются в том, что он или она без специального на то разрешения могут посещать все места изоляции от общества.

Здесь имеются в виду не только наши учреждения, но и изоляторы временного содержания, камеры предварительного заключения, места содержания административно арестованных, дисциплинарные воинские части, гауптвахты, места задержания в органах ФСБ (в Казахстане — КНБ), то есть все места, где принудительно содержатся лица, подозреваемые или обвиняемые в совершении преступления, или осужденные.

Члены комиссии должны составлять по результатам посещений отчеты. Эти отчеты они направляют в органы прокуратуры и в органы, в которых содержатся эти заключенные, для того, чтобы через месяц получить ответ о принятых по их рекомендациям мерах. Кроме того, члены наблюдательной комиссии информируют Уполномоченного по правам человека о своей работе, докладывают ему о выявленных нарушениях прав и свобод человека.

Несмотря на то, что законопроект принят в первом чтении, нет большого оптимизма в отношении перспектив его принятия. Представитель Президента в Думе, когда озвучивал позицию Президента, сказал, что Президент поддерживает этот законопроект, но с условием, что недостатки, которые в нем сейчас есть, будут ко второму чтению устранены. А недостатков этих, к сожалению, довольно много.

Прежде всего, выяснилось, что этот законопроект не соответствует целому ряду действующих законов: и Закону «О прокуратуре», и Закону «Об общественных объединениях», и Уголовно-исполнительному кодексу, и Закону «О содержании под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», и, что особенно важно, Федеральному конституционному закону «Об Уполномоченном по правам человека».

Внесение изменений в конституционный закон происходит по особому порядку. Таким образом, сложилась непростая ситуация. Всех этих юридических ошибок можно было бы избежать, если бы к работе над этим законопроектом с самого начала были привлечены представители из Министерства юстиции или какие-то другие компетентные профессиональные юристы.

Но, к сожалению, часть правозащитных организаций долгое время, да и сейчас, испытывает к государственным служащим определенное недоверие. Поэтому правозащитники готовили этот законопроект без участия НПО отсюда — некоторые неувязки.

Сегодня и в Казахстане предполагается разрабатывать все новые положения по общественному мониторингу с самого начала в тесном сотрудничестве с Министерством юстиции Республики Казахстан. Это правильно, так как это позволит избежать потом многих ненужных проблем.

Другой крупный недостаток Российского законопроекта заключается в том, что он не имеет под собой никакого финансово-экономического обоснования.

Все понимают, что члены наблюдательных общественных комиссий должны работать бесплатно. Зарплату за свою работу они получать не будут, но у них неизбежны другие расходы: например, им потребуются средства на оплату командировочных. В России учреждения, к сожалению, расположены далеко от населенных пунктов, поэтому остается проблема, которая так и не нашла своего разрешения в законопроекте. Там только написано, что общественное объединение может членам наблюдательных комиссий возмещать их расходы. Российские общественные объединения не такие богатые. Где они будут брать эти средства?

Или другой момент — удостоверения. Они должны выдаваться Уполномоченным, но они тоже стоят денег. Их надо покупать, то есть надо содержать какой-то аппарат у Уполномоченного, который будет этим заниматься. Эти потенциальные финансовые сложности могут потом усложнить работу комиссий. Самое главное замечание — нет уверенности в том, что эта система окажется жизнеспособной на практике. Почему?

С одной стороны, круг объектов, попадающих в сферу контроля, чрезвычайно широк. В России примерно 1000 исправительных колоний и следственных изоляторов в системе. У Министерства внутренних дел примерно 1000 изоляторов временного содержания. Не стоить говорить о других учреждениях, например дисциплинарных в воинских частях, гауптвахтах и пр. Охватить все эти учреждения очень тяжело. С другой стороны, не каждый человек может участвовать в таком мониторинге. Законопроектом установлены ограничения по возрасту и по другим признакам. Более того, не всякое общественное объединение может выдвинуть таких людей, а только НПО, имеющее государственную регистрацию не менее пяти лет. Поэтому не очень четко представляется, как практически будет такая система работать.

В России больше 80 субъектов федерации. К сожалению, не в каждом субъекте есть общественные объединения, которые согласны уже сейчас этот контроль осуществлять. Много общественных организаций в Москве, в Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге, других крупных городах, но их очень мало в отдаленных регионах.

Поэтому в целом Министерство юстиции поддерживает идею общественного контроля, но есть заинтересованность в том, чтобы эта система была более внятной, чтобы была уверенность в том, что она реально будет работать.

Пенитенциарная система и общественный контроль в Армении. В связи с вхождением Армении в Совет Европы в стране начался процесс активного правового реформирования, в том числе в пенитенциарной системе. В октябре 2001 года начался процесс передачи сизо и колоний из ведения министерства внутренних дел в ведение министерства юстиции. Последний шаг в этом направлении был сделан 1 января 2003 года, когда следственный изолятор министерства государственной безопасности был переведен в ведение министерства юстиции. Изоляторы временного содержания, где задержанные лица могут по закону содержаться 72 часа, остались в ведении министерства внутренних дел.

После передачи СИЗО и колоний система стала более открытой, доступ общественных организаций стал более легким. За последние два года случаев запрета на посещение таких заведений зафиксировано не было. Министерство юстиции действительно настроено на конструктивное сотрудничество с неправительственными организациями.

В феврале 2002 года был принят новый закон Республики Армения «О содержании задержанных и арестованных лиц». В этом законе в большей мере, чем в советском законодательстве, защищены права человека. В частности, кардинально изменились положения, регулирующих связь с внешним миром как для задержанных, так и для арестованных, содержащихся в СИЗО. До вступления закона в силу свидание и переписку мог разрешить орган, ведущий следствие. При этом свиданий и разрешенных случаев переписки практически не было. В настоящее время отсутствуют препятствия в получении свидания, кроме тех случаев, когда свидания прямо запрещены органом, ведущим следствие. Сейчас также разрешена переписка арестованных лиц, которая не может быть запрещена, но может быть подвергнута цензуре по решению суда, и только если есть необходимость сохранения тайны следствия.

В ходе работы над проектом по мониторингу «Право на связь с внешним миром в следственных изоляторах Армении», который был реализован нашей организацией в 2001 году, было выявлено, что на 100 заключенных приходилось всего лишь одно свидание. Повторный мониторинг, проведенный в 2002 году, показал, что после вступления закона в силу были выявлены лишь единичные случаи запрета на свидания. Новый закон предусматривает как минимум два свидания в месяц длительностью в три часа. Свидание может быть предоставлено с близкими родственниками, представителями СМИ и иными лицами.

Нововведением в осуществлении права арестованных и осужденных на связь с внешним миром явилось установление телефонной связи. Теперь в СИЗО и колониях работают телефонные автоматы. Заключенные имеют право и реальную возможность звонить с определенной периодичностью. Частота звонков зависит от количества установленных телефонных автоматов; в среднем на каждого арестованного приходится один звонок в неделю.

В то же время есть серьезные проблемы, связанные с применением закона. Отсутствуют подзаконные акты; в частности, до сих пор не принят новый внутренний устав СИЗО. В результате администрация вынуждена интерпретировать закон самостоятельно, что вносит элемент субъективности при принятии решений. Есть ряд проблем, связанных с механизмом проведения свиданий. В законе не оговорено, с кем, помимо близких родственников и представителей СМИ, заключенные имеют право на свидание. То есть, не понятно, что подразумевается под термином «иные лица»?

Есть проблемы с нехваткой комнат для свиданий, потому что поток свиданий значительно увеличился. Также встает ряд вопросов, связанных с нечетким урегулированием права на телефонные звонки. В частности, как поступать с правом на телефонные звонки в том случае, когда из-за необходимости сохранения тайны следствия запрещается свидание и вынесено судом решение о цензуре переписки. Было бы логично в данном случае либо запретить звонки, либо обеспечить прослушивание разговоров. Однако в законе данный вопрос никак не урегулирован. Также ни в одном из СИЗО не существует возможности прослушивания телефонных разговоров.

Нет никаких четких указаний о предусмотренном в законе механизме внешнего досмотра переписки. По закону переписка осуществляется через администрацию учреждения, которая без ознакомления с содержанием письма, проводит внешний досмотр на наличие запрещенных предметов. Однако более подробные инструкции отсутствуют. Например, не оговорено, должен проводиться досмотр письма в присутствии арестованного или нет.

Кроме того, существует проблема, связанная с квалификацией психологов. После принятия нового закона предусматривается работа психологов с заключенными. Однако, в то время как для остального персонала проводятся тренинги и курсы повышения квалификации, совсем не осуществляется подготовка психологов со специализацией именно в пенитенциарной сфере. К сожалению, не предусмотрена работа психологов с персоналом.

Согласно стандартам Совета Европы в СИЗО должен находиться постоянно работающий стоматолог. Однако в нескольких СИЗО, где есть работающий стоматолог, оборудование для обслуживания заключенных отсутствует.

Нет механизма вызова необходимых специалистов извне. По закону необходимо провести полный медицинский осмотр и диагностирование вновь прибывших арестованных лиц. Однако медицинских лабораторий и соответствующих условий для этого в следственных изоляторах тоже не существует. Конечно, решение таких проблем связано и с низким финансированием пенитенциарных учреждений.

В то же время я бы хотела отметить, что общественные организации могут реально помочь решить проблемы, которые не требуют больших материальных затрат. Например, в ходе мониторинга в 2001 году наша группа обнаружила в одном СИЗО в комнате свиданий две клетки (для родственников и для заключенных), которые находились почти в метре друг от друга, что затрудняло общение во время свидания. Этот факт был зафиксирован и были переданы соответствующие рекомендации в Управление по исполнению наказаний.

Еще один факт: в библиотеках пенитенциарных учреждений имеются книги, оставшиеся еще с советских времен. В основном это старая пропагандистская литература, которую сейчас никто читать не будет. В этой связи была проведена акция по сбору книг. Это не требует больших затрат.

В ходе недавних исследований выяснилось, что заключенные практически не информированы о своих правах. Хотя в камерах вывешены выдержки из законов, однако часто заключенные просто не понимают, о чем идет речь, так как отсутствуют необходимые разъяснения на понятном для осужденных языке. Поэтому сейчас Институт гражданского общества провел работу по созданию буклетов по правам осужденных, которые выпущены «карманным» форматом. Они выдаются всем заключенным сразу после их поступления в учреждение. Также выпускается брошюра, в которой более подробно разъясняется положения закона «О содержании арестованных и задержанных лиц».

Еще один примечательный факт. С тех пор как в СИЗО разрешили свидания, по словам начальника одной из колоний, который до того работал в СИЗО, уровень суицида снизился на 90%. Такие факты — хорошее подтверждение того, что нужно расширять и поддерживать деятельность общественных групп по наблюдению за тюремной системой.

Одним из прогрессивных шагов реформирования тюремной системы является обеспечение и расширение непрерывного структурированного общественного контроля. Закон, о котором я уже говорила, предусматривает создание группы общественных наблюдателей. Такая группа должна заниматься мониторингом соблюдения прав и свобод задержанных и арестованных лиц. Она имеет право на беспрепятственный, без предварительного согласования, доступ в пенитенциарные заведения.

Таким образом, для СИЗО, а после принятия нового уголовно-исполнительного кодекса и для колоний, приказом министра юстиции должна быть создана группа общественных наблюдателей, для изоляторов временного содержания — приказом начальника полиции.

Сейчас в Армении также работает инициативная группа, в которую объединились представители общественных организаций, имеющих опыт работы в сфере защиты прав человека в пенитенциарной системе.

Общественный контроль в пенитенциарных учреждениях Грузии. В Грузии проживает 4,5 млн. человек. Существует 15 пенитенциарных учреждений, из которых 4 — следственные изоляторы и 12 — колонии, одна из которых практически уже не функционирует. В этих учреждениях содержится около 6600 заключенных, которых обслуживают около 3500 человек. Это маленькое число заключенных в сравнении с республикой Казахстан. Государство в месяц тратит около 14 долларов на содержание каждого заключенного.

В Грузии нет специального Уголовно-исполнительного кодекса. В 1999 году, когда Грузия вошла в состав Совета Европы, был принят Закон «О заключении», который заменил действующий Уголовно-исполнительный кодекс. Он вступил в силу с 2000 года.

К концу 2000 года вся пенитенциарная система была передана под контроль Министерства юстиции. Сразу же был создан специальный пост заместителя министра юстиции, который курирует пенитенциарную систему. Также были введены должности заместителя директора департамента пенитенциарных учреждений и заместителя директора департамента по пенитенциарной реформе по социальным вопросам, которому надлежит по закону осуществлять защиту прав заключенных и взаимодействовать с неправительственными организациями.

С этого периода министерство начало активно сотрудничать с Советом Европы, ОБСЕ и Международной тюремной реформой, а также идти на контакт с неправительственными организациями. Сегодня можно говорить о том, что пенитенциарная система Грузии полностью открыта. Абсолютно ни у кого, кто занимается этой областью деятельности, нет проблем в беспрепятственных посещениях и СИЗО, и колоний, причем в любое время дня и ночи. Этому способствует осуществление многих проектов общественными организациями. В Законе «О заключении» есть специальная статья, посвященная сотрудничеству с общественными организациями.

В Грузии нет отдельного Закона «Об общественном мониторинге». В Законе «О заключении» есть ст. 97, которая гласит, что при каждом учреждении создается Совет общественного контроля, устав которого утверждает министр юстиции. Потом уже, на основе такого устава, министр юстиции издает свой приказ, которым он утверждает устав таких комиссий. Комиссия состоит не более чем из 10 человек, в которую входят как представители местных самоуправлений, так и представители религиозных общин и неправительственных организаций. Нельзя, чтобы в комиссии входили сотрудники, работающие в пенитенциарной системе или в системе Министерства юстиции. Комиссия является абсолютно не зависимым от Министерства юстиции органом.

На сегодняшний день в Грузии существует 15 таких комиссий, в которые входит 109 человек. В большинстве это представители неправительственных организаций. Они занимаются тем, что систематически посещают учреждения, никогда не предупреждая ни директора, ни замдиректора, ни кого-либо, тем более из Министерства юстиции, о том, что они хотят туда войти, с кем-то поговорить, или обсудить проблемы с самими заключенными. Напротив, сам устав говорит о том, что каждая администрация должна максимально способствовать реализации полномочий членов комиссии.

Министерство пошло еще дальше. В январе 2002 года по инициативе министра юстиции был создан Совет общественного контроля при министре юстиции, состоящий из 17 человек. Это центральный орган, который должен координировать действия местных комиссий. Здесь я бы хотел отметить, что местные комиссии играют очень важную роль, так как они состоят из представителей местных сообществ, которые хорошо знают свои регионы. Они имеют возможность быстро отреагировать и при необходимости в кратчайшие сроки посетить пенитенциарное учреждение.

Неправительственные организации из центра не могут ежедневно или даже еженедельно контролировать ситуацию в каком-либо пенитенциарном заведении. Это нереально и невозможно ни для какой организации, работающей на национальном уровне.

Если у местной комиссии возникает какая-то проблема, они обращаются за помощью к Совету общественного контроля, который дальше способствует решению этих вопросов непосредственно на самом высоком уровне. Например, такие обращения могут быть связаны с просьбой к министру присутствовать на заседании Совета.

Комиссии из их рядов выбирают председателя, который руководит и организовывает всю деятельность. Министерство Грузии сделало еще один шаг к большей открытости пенитенциарных учреждений, приступив к заключению договоров с отдельными неправительственными организациями о сотрудничестве. Один из первых таких договоров был заключен еще в марте 2001 года. Он имел двухгодичный срок, по окончанию которого был заключен новый договор.

Многие задают вопрос: встречаются ли наедине представители комиссий с заключенными? Министерство настояло на том, чтобы в уставе было записано, а министр индивидуально принимал этот модельный устав, чтобы при таких встречах присутствовал представитель администрации для обеспечения безопасности. На практике это реализуется следующим образом: в отдельную комнату входят представитель Комиссии или Совета и заключенный, с которым он или она хотят поговорить. Сотрудники места содержания под стражей ждут за дверью на случай возникновения какого-то шума или инцидента, потому что как только член комиссии входит в учреждение, вся ответственность за безопасность полностью возлагается на администрацию тюрьмы. Предупреждение о том, что член комиссии пришел в тюрьму, поступает только один раз — на контрольно-пропускном пункте, когда предъявляется специальная личная идентификационная карта. Там же есть списки людей, имеющих право доступа в учреждение. Но есть одно исключение. Если представитель общественности входит в учреждение ночью, то есть в нерабочие дни или часы, то он или она обязаны в течение трех дней представить мотивированный отчет о том, какой была причина такого визита.

Председателя Совета по общественному контролю, состоящего из 17 человек, также выбирает сама комиссия, а не министр. На этих заседаниях министр юстиции, замминистра и главы департамента могу присутствовать только при разрешении членов Совета.

Что же положительного и отрицательного в системе общественного контроля? Положительно то, что появилось много различных проектов и соответственно возможностей, чтобы способствовать решению конкретных проблем. Уже второй год существует мониторинг пенитенциарных учреждений, потом также существует сравнительный мониторинг. У нас не было случая, чтобы сказали, что общественный мониторинг был выполнен плохо или необъективно. Администрация сама идет навстречу и говорит о проблемах, которые для них важны. Эти проблемы обсуждаются лично с министром или его заместителем, осуществляются попытки их решать, привлекая внимание международного сообщества.

Отрицательным является то, что до сих пор не удалось скоординировать деятельность центрального Совета. Выходит так, что несколько человек в местных комиссиях работают больше и эффективнее, чем Совет из 17 человек.

Общественная организация при финансовой поддержке Тбилисского Офиса PRI проводит оценку деятельности местных комиссий. По предварительным результатам были выявлены проблемы, связанных с формированием комиссий. Также существует проблема законодательного закрепления общественного мониторинга пенитенциарных учреждений. Необходимость законодательного урегулирования вопросов, связанных с общественным мониторингом, обусловлена тем, что Совет создан в соответствии с подзаконным актом и поэтому полностью зависит от министра, то есть придет другой министр юстиции, которому чем-то не понравятся действия Совета, и он сможет легко распустить Совет.


3 Организация социальной работы с осужденными в исправительных учреждениях Республики Казахстан.

3.1 Социальная работа как институт сохранения социально-полезных связей заключенных

Основным связывающим звеном между заключенными и внешним миром являются его социальные связи.

Формами поддержания социально полезных связей законом являются переписка, отправление и получение денежных переводов, посылок, передач и бандеролей, телефонные переговоры, предоставление свиданий, отпуск за пределы мест лишения свободы, вступление в брак, участие в гражданско-правовых сделках. Некоторые способы связи прямо запрещены законом: нелегальная передача предметов, писем и т, д., как правило, нелегально в зону передаются наркотики, алкогольные напитки, запрещенные предметы, а в СИЗО или из СИЗО — информация, направленная на воспрепятствование расследования по делу.

Так, до 1902 г, существовало ограничение на количество отправляемых из ИТУ писем (в зависимости от вида учреждения и режима содержания), до 1995 г, была запрещена переписка лиц, содержащихся в СИЗО. В настоящее время количество писем, которые заключенные имеют право получать и отправлять, не ограничивается. (Ст. 86 УИК РК)

Заключенные имеют право получать и отправлять денежные переводы родственникам и иным лицам. Поступающие денежные переводы зачисляются на их лицевые счета. Однако существуют ограничения как на размер суммы, которую в зависимости от вида учреждения или режима разрешено расходовать, так по категориям заключенных, которым разрешено расходовать деньги, полученные по переводам.

Следует отметить, что в СИЗО ограничение на количество передач отсутствует, однако действует ограничение но весу. В исправительных учреждениях количество передач зависит от вида и режима учреждения, но отбывающим наказание в ИТУ инвалидам 1-й и 2-й групп, тяжело больным осужденным, женщинам, имеющим детей в доме матери и ребенка при ИТУ и беременным женщинам разрешается независимо от вида режима получать посылок или передач в количестве и ассортименте определяемых медицинским заключением. (Ст. 96 УИК РК)

В приложении к Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений и следственных изоляторов содержится перечень предметов, разрешенных к передаче и хранению; все вещи, которые не включены в этот перечень, считаются запрещенными, за их хранение или использование заключенного ждет наказание,

Свидания предоставляются как с родственниками (указанными в личном деле заключенного), так и с иными лицами. В колонии получение свиданий является правом осужденного в соответствии со Ст. 84 УИК РК. Следует отметить, что зачастую лишаются возможности получать свидания как раз те лица, которые в наибольшей степени нуждаются в них, поведение которых можно было бы стабилизировать, используя социально полезные связи. Например, в одной из колоний осужденный трижды водворялся в СИЗО за членовредительство. Его матери, которая узнала о необычном поведении сына, было отказано в предоставлении внеочередного свидания с ним, как в дальнейшем выяснилось, осужденный действовал так по причине уверенности в том, что родственники утратили к нему интерес.

Дня осуществления телефонного переговора осужденный пишет заявление на имя начальника ИТУ, которое регистрируется в книге учета, хранящейся у ответственного за комнату переговоров. Эти телефонные переговоры могут предоставляться в кредит.

Формой социально-полезных связей предоставление отпуска с краткосрочным выездом за пределы мест лишения свободы

Такие выезды могут быть разрешены осужденным:

в случае тяжелой болезни или смерти кого-нибудь из близких родственников — на срок ежегодного оплачиваемого отпуска;

в случае стихийного бедствия, причинившего значительный ущерб заключенному или его семье — на срок ежегодного оплачиваемого отпуска;

осужденным женщинам, имеющим детей, для устройства детей у родственников, опекунов или в детские учреждения — на срок до 7 суток не считая времени необходимого для проезда туда и обратно;

Во время нахождения в своей семье у осужденных может возникнуть нежелание возвращаться в ИТУ в силу нерешенности семейных проблем, тяжелого состояния здоровья близкого человека, страха перед попаданием в условия несвободы и т. д. Тем не менее, количество лиц, не вернувшихся в ИТУ после отпуска в срок, составляет лишь около 6%, а количество тех из них, кто скрылся с целью уклонения от наказания, — менее 0,1%.

Несмотря на это, КУИС предлагает проводить систематические проверки практики предоставления осужденным права на выезд в период отпуска за пределы ИТУ, а для проверки степени исправления тех, кому предоставляется отпуск, — использовать критерии добровольного участия в работе самодеятельных организаций и оказания помощи администрации ИТУ.

Кроме того, заключенные имеют право участвовать в гражданско-правовых сделках, в том числе заключать договоры в страховании со страховыми агентствами, приобретать сертификаты и ценные бумаги, открывать лицевые счета в отделениях банка, оформлять доверенности, а также вступать в брак и расторгать брак, участвовать в судьбе своих детей.

В случае ареста гражданин через своих родственников либо органы опеки и попечительства решает вопрос о направлении своих несовершеннолетних детей к родственникам, опекунам или в детские учреждения. Дети в возрасте до трех лет могут проживать со своими отбывающими наказание матерями. (Ст. 96 УИК) В случае если у заключенного нет родственников или они не могут позаботиться о его малолетних детях или имуществе, эти обязанности возлагаются в соответствии с законом на лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело.

Заключенный не имеет права распоряжаться своим имуществом, в том числе выдавать доверенности на распоряжение или пользование им другим лицам, если на это имущество наложен арест.

Некоторые технологии социальной работы, направленные на восстановление, поддержание и развитие социально полезных связей.

Для восстановления и развития социально-полезных связей осужденного социальный работник может использовать следующие технологии:

1. розыск родственников и иных лиц — путем направления запроса в паспортный стол органов внутренних дел по месту последней регистрации (прописки) этих лиц. В запросе указываются полные анкетные данные разыскиваемых, а также место, куда они могли выбыть;

2. интервьюирование прибывших на свидание родственников — с целью получения дополнительной информации о заключенном в случае, если у него обнаруживаются социально-психологические проблемы, а также для повышения эффективности социальной работы с ним. Выяснению подлежит широкий круг вопросов: ценности, проблемы и интересы заключенного, наиболее яркие события его жизни, наиболее авторитетные для него лица и источники информации, его реакция на различные виды воздействия, статус, к которому он стремится, ситуации, в которых он использует помощь посторонних лиц, ситуации или события, которых он боится, пытается избежать, события, которые доставляют ему удовольствие, радость или страдание;

3. активизация связи заключенного с его малолетними детьми, братьями или сестрами — путем установления переписки с работниками детских учреждений или родственниками, на воспитании у которых они находятся. Если обращения в эти учреждения или к родственникам нежелательны, надо установить контакт с инспектором органов опеки и попечительства (Комиссии по делам несовершеннолетних), попросить их навестить семью, установить переписку с объектам связи;

4. сюрприз для заключенного — в случае, если социальный работник знает о приближающемся дне рождения родственника заключенного или близкого ему человека и поможет достать поздравительную открытку или конверт, переправить адресату небольшой подарок,

5. восстановление социально полезной связи заключенного с родственником или другим близким ему человеком — лучше всего в преддверии дня рождения заключенного или праздничного дня. К письму адресата целесообразно приложить фотографию заключенного. Если адресат не отвечает, стоит посетить его лично или попросить об этом социального работника или представителя местной администрации, участкового инспектора милиции по месту жительства. Объект социально полезной связи может уклоняться или не проявлять активности в поддержании, этой связи по различным причинам: обида на заключенного, равнодушие к его судьбе, необязательность, стесненность в финансовых средствах. Следует выяснить истинные причины, проанализировать их и доказать объекту связи нравственную и социальную несостоятельность и ошибочность его позиции. Следует учитывать, однако, что некоторые связи не могут вызвать позитивных последствий для заключенного и его следует оберегать от таких связей (здесь уместно использовать термин «социальный вампир» — человек, который рассматривает заключенного исключительно как средство достижения своих целей с причинением ему существенного ущерба);

6. преодоление препятствий к предоставлению заключенному права на свидание, получению посылки (передачи) или телефонного разговора. Если препятствием является нежелание следователя, прокурора или суда, надо потребовать письменное мотивированное объяснение и обжаловать его вышестоящему прокурору, а отказ судьи — в соответствующую квалификационную коллегию судей (правда, в этом случае можно получить обескураживающий ответ: судья независим и коллегия не может приказать ему предоставить свидание). Не исключено, что против предоставления внеочередного свидания выступает начальник отряда или руководство ИТУ. Но если социальный работник имеет социальную карту на заключенного, в которой отражены проблемы, которые планируется решить путем предоставления ему внеочередного свидания или права на внеочередную посылку, шансы добиться успеха достаточно высоки. Следует советоваться со всеми сотрудниками и учитывать в своей работе их мнение, однако строить свою работу социальный работник должен так, чтобы окончательное решение на основе его рекомендаций принимал начальник ИТУ или его заместитель по воспитательной работе, т. е, компетентное лицо, а не «старший ассистент младшего оперативника». Если препятствием для прибытия на свидание является отсутствие у родственников заключенного средств на оплату проезда, то следует выдать им письмо от имени учреждения, заключающее в себе просьбу к сотрудникам органов контроля на транспорте в порядке исключения, в связи с излагаемыми в письме обстоятельствами разрешить родственникам заключенного бесплатный проезд к месту нахождения ИТУ или СИЗО и обратно;

7. телефонные переговоры — как с теми родственниками, которые не контактируют или недостаточно часто контактируют с заключенным, так и с теми, которые поддерживают интенсивные связи с заключенным, обнаруживающим признаки социального неблагополучия;

8. установление и улучшение отношений с семьями заключенных путем посещения этих семей лицами, отбывшими наказание, с которыми у социального работника сложился рабочий контакт и которые предварительно проинструктированы о цели посещения и характере решаемых при посещении проблем;

9. наличие под рукой списка и адресов СМИ, служб знакомств, которые оказывают бесплатные услуги в публикации объявлений, адресов глав и органов администрации тех административных образований, жители которых составляют основной контингент обслуживаемого социальным работников учреждения, списка (с разбивкой по регионам) семей, которые в первую очередь следует посетить;

10. В настоящее время осужденным предоставляется право участвовать в жизни своей семьи, оказывать материальную поддержку членам семьи согласно статьи 103 п.2, п3 УИК РК. Все осужденные к лишению свободы обязаны трудиться. Из заработка, пенсий, пособий и иных доходов производится удержание алиментов и иных обязательных отчислений.

11. В исправительных учреждениях на лицевой счет осужденных зачисляется, независимо от всех удержаний не менее 25 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов, а на лицевой счет мужчин старше 60 лет, женщин старше 55 лет, инвалидов 1 и 2 групп, несовершеннолетних, беременных женщин, женщин, имеющих детей в домах ребенка, — не менее 50 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов.

12. ведение экрана динамики социально полезных связей, в котором указываются список заключенных, чьи связи подлежат активизации; показатели социально полезных связей (количество свиданий, посылок, писем, их качественные характеристики) на момент начала социальной работы с клиентом, показатели его социального благополучия (включая количество поощрений и взысканий), изменений показателей социально полезных связей и социального благополучия в результате проводимой социальной работы. Эта технология продемонстрирует и социальному работнику, и скептическому наблюдателю, что укрепление социально полезных связей позитивно влияет на различные аспекты поведения человека, включая дисциплину и производственные показатели.

13. Для мониторинга проводимых мероприятий необходимо ввести социальную базу данных на заключенных, что позволит систематизировать социальную работу в пенитенциарном учреждении. (Приложения 1-6).

3.2 Социальная терапия в местах лишения свободы

Опыт и возможности социальной терапии в процессе осуществления правосудия достаточно перспективны, хотя имеют определенные границы. Дело в том, что места лишения свободы, хотя и являются закрытыми учреждениями, имеют обычную структуру, в которую входят и подразделения открытого типа, а также социально-терапевтические учреждения, часто имеющие экспериментальный характер.

В социально-терапевтических учреждениях работает целый ряд специалистов — педагоги, психиатры, социальные работники, психологи мастера производственного обучения и т.д. В деятельности этих учреждений доминирует психолого-терапевтический подход.

Немецкие исследователи уделяют значительное внимание психотерапевтической модели в терапевтически-психологическом подходе. Более узкая психотерапевтическая модель связана, в первую очередь, с представлением о том, что так называемые «основные симптомы», находящиеся в непосредственной связи с криминальным действием, объясняются нарушениями самой психики, затрагивающими центральное «Я». Нарушения в развитии в раннем детстве могут выявляться в генезисе криминального поведения. Неблагоприятные семейные условия ребенка могут привести к выраженной слабости «Я-функций», и развивающаяся психопатия проявляется впоследствии в том, что из-за концентрации внимания человека на инфантильных фантазиях возникает неправильная оценка реальности и невозможность ее адекватного восприятия со всеми втекающими последствиями.

Эти концепции становятся основой аналитически ориентированной психотерапии и социально-терапевтических устремлений. Однако успешной психотерапия может быть только при условии позитивного отношения клиента к терапевтам и их службе — в этом случае стабильная объективная связь и идентификация могут быть достигнуты уже после нескольких месяцев работы. При этом объектом воздействия является лично сам пострадавший со всеми своими психическими проблемами, так как при таком подходе социальная терапия представляет собой индивидуальную терапию.

Более широкий терапевтически-психологический подход характеризуется прежде всего попыткой создать терапевтическую общность, когда особое внимание уделяется трудностям клиента, касающимся отношений с окружающими. Так, например, на основе нарушений эмоционального плана у клиента устанавливается недостаточная способность вступать в контакт, строить его без постоянного страха разочарования. Преодоление трудности соразмерного общения друг с другом становится центральным фактором модели действия.

По мнению немецких специалистов, столь же необходимо обратить внимание на дальнейшее отношение личности с окружающим ее миром. Методическое действие, техника терапевтической общности характеризуется еще и необходимостью создания социального окружения с целью улучшения лечения усиления разнообразных коммуникаций, выражения чувств и концепции обучающего учения и образа жизни. Не менее важным является то, что окружение, в котором живет клиент, определяет собой не только рамки, в которых применяются определенные техники лечения, но и непосредственно одну из техник. Эта концепция направлена на то, чтобы помочь уголовным преступникам выработать собственную концепцию выздоровления, что означает разрушение криминальной структуры, создание у всех членов групп, участвующих в лечении, положительной установки по отношению к пребывающим в местах лишения свободы. Очень важно при этом суметь организовать общее собрание, основанное на демократических принципах, которое смогло бы проработать существующие проблемы и попытаться найти пути их решения.

В отличие от описанных моделей, подходы педагогического, социально-педагогического и педагогически-терапевтического типов не имеют особенно большого значения в социально-терапевтических учреждениях, играют в них второстепенную роль. И хотя деятельность социальных работников, именно социальных педагогов, очевидна и всегда расценивается как очень важная, до сих пор ее применение остается довольно ограниченным и не является центром усилий социальной терапии. Педагогический и социально-педагогический подходы к проблемам клиента характеризуются, прежде всего, тем, что социально-педагогическое действие чаще всего имеет дело с проблемами социального окружения клиента, а не с его собственными внутренними проблемами. При этом в противоположность психолого-терапевтическому социально-педагогическое действие понимается как «небеспристрастная практика», которая должна сосредоточить свои усилия на определении проблемы клиента. Этими концепциями определяются формы и методы работы с клиентом, которые обусловлены его образом жизни, его повседневностью. В конкретной ситуации это означает, что терапия осуществляется, по крайней мере 23 часа в сутки. В связи с этим некоторые авторы считают необходимым поддерживать, концепции терапевтического окружения, представляя повседневную жизнь приюта или учреждения лишения свободы как сосуществование и сотрудничество терапевтов и пациентов.

Многие исследователи, работающие с этими проблемами стремятся сделать результативной повседневность учреждений закрытого типа, не давая при этом самому забывать о повседневности, существующей за стенами учреждений, поскольку это отвечает будущим потребностям и интересам клиентов. Видимо этот путь может оказаться более успешным, чем другие модели. Однако речь, разумеется, идет не об устранении психологов и психиатров из этих учреждений, но об их интеграции в повседневность жизни учреждения, а также о возможности приглашения их в качестве специалистов при возникновении особых проблем с отдельными заключенными. Таким образом, перспективным представляется сотрудничество, кооперация различных специалистов с целью овладения повседневной ситуацией, а не как это было ранее, работая в одной группе, «команде». Подобные подходы находят поддержку во многих зарубежных учреждениях, хотя психологам нелегко отказываться от прежних «доменов» (индивидуальная и работа в группах в определенное время и в специальных помещениях). Для большинства социально-терапевтических учреждений закрытого типа характерно развитие не по психотерапевтической модели, а с акцентом на групповой работе.

Ситуация с трудовой деятельностью в социально-терапевтических учреждениях закрытого типа мало соответствует таковой в условиях обычной жизни. Предлагаемая работа, как правило, представляет собой простейшие виды деятельности и не отвечает возможностям заключенных. Это не может стимулировать развитие мотивации к работе, которая и так не особенно выражена. О выборе работы и обсуждении предпочтений заключенного вообще не идет речи. Собственно, все представители учреждения (сотрудники и заключенные) недовольны ни той работой, которая предлагается, ни монотонностью процесса труда.

Социальная терапия открывает возможность для изменения рабочей ситуации в местах лишения свободы, чтобы максимально приблизить предложения работы к интересам заключенных, сделать их более разнообразными. При этом труд не должен рассматриваться как часть «терапии занятости», как времяпровождение либо как источник дохода учреждения, но как учебная ситуация для клиентов, имеющая целью подготовку их к жизни вне стен учреждения.

В казахстанских учреждениях пенитенциарной системы каждый осужденный обязан трудиться. Он может работать как на государственных предприятиях, так и на предприятиях любой формы, а также заниматься индивидуально-трудовой деятельностью.(Ст. 99 п.1. УИК РК) Трудовая деятельность осужденных подчинена не целям извлечения прибыли, а целям наказания.

Не позднее чем за два месяца до истечения срока ареста либо за шесть месяцев до истечения срока ограничения свободы или лишения свободы администрация учреждения исполняющего наказание, уведомляет местные исполнительные органы по избранному осужденным месту жительства о его предстоящем освобождении, наличия у него жилья, его трудоспособности и имеющихся специальностей (Ст. 176 п.1.УИК РК)

Особое внимание следует обратить также на организацию свободного времени заключенных, необходимо создавать возможности для пробуждения их собственной инициативы, знакомить их с реальностью проведения свободного времени вне стен учреждения с последующим обсуждением.

Особо важной задачей остается развитие личной ответственности заключенных, прежде всего навыков самообслуживания, установления контактов, привычки соблюдать обязательства, обучение ведению счетов, денежных расчетов. Для этого производится распределение ролей в пределах сложившихся групп. В Дании и Голландии распространен опыт самообслуживания заключенных, объединенных в группы по 10—12 человек (ведение общей кассы для осуществления необходимых покупок приготовление еды, стирка, уборка помещения и т.д.). Самообслуживание представляет собой серьезную основу развитии личной ответственности.

К задачам социального работника в пенитенциарных учреждениях относится также содействие обеспечению своевременной медицинской помощи заключенным. В казахстанских ИТУ порядок оказания медицинской помощи осужденным определяется совместно МВД и Минздравом РК. Заключенный имеет право обратиться за консультацией и лечением в государственные и медицинские учреждения, а также в организации, предоставляющие платные медицинские услуги. Заключенные проходят регулярные медосмотры. Основными заболеваниями, представляющими угрозу здоровью в учреждениях, являются туберкулез, сердечно-сосудистые, желудочные и психические заболевания.

По мнению западных специалистов, «терапевтизация» всей деятельности пенитенциарного института подразумевает терапевтическое проникновение во все сферы функционирования учреждения с целью создания естественных форм общения в максимально приближенных к обычной жизни ситуациях. Развивая с этой целью идею относительной открытости учреждения и включения внешнего мира в его оздоровление, некоторые ученые предусматривают следующие меры:

1. «импорт» специалистов и возможных услуг: приглашение специалистов, не работающих непосредственно в правовой системе, например, для консультаций по правовым вопросам, по проблемам социального страхования, регулирования денежных вопросов, для проведения специальных видов терапии. Подобные мероприятия имеют то преимущество, что заключенные встречаются не только с представителями юстиции, но и с обычными гражданскими лицами и сами могут общаться с ними как обыкновенные граждане. Эта модель должна также способствовать развитию самообслуживания, когда близлежащие магазины предоставляют свои товары, банковские служащие или библиотекари предлагают свои услуги и т.д.;

2. «экспорт» услуг учреждения в общество: например, предоставление специалистами учреждения консультационных услуг гражданам близлежащей части города, предоставление в их пользование помещений учреждения (спортивных площадок, залов, бассейнов и т.д.);

3. проведение в учреждении мероприятий общественного характера, на которых могут присутствовать как общественность, так и заключенные;

4. организация для заключенных опыта реальности вне учреждения (возможность свободного выхода и возвращения), например, работа за пределами учреждения, выход за покупками и т. д.;

5. привлечение к процессу оздоровления клиентов лиц, имеющих значение для его успешной реализации;

6. организация встреч с населением и т.д.

Все эти мероприятия и формы работы предусматривают прежде всего установление и развитие социально-полезных связей между заключенным и внешним миром. Все социальные связи, которые поддерживает заключенный можно условно разделить на социально-полезные, социально-нейтральные и социально-негативные. При определении социально полезных связей необходимо учитывать следующие критерии: заключенный стремится к их устойчивости и стабильности, возлагает определенные надежды на их сохранение и развитие в будущем; эти связи способствуют таким изменениям в личности и поведении заключенного, которые приближают его к социально приемлемым стандартам. Таким образом, социально-полезные связи имеют три особенности: заключенный является их активным субъектом; они имеют большое значение для заключенного; они позитивно влияют на самого клиента. Объектом социально-полезных связей могут выступать семья, близкие и друзья, представители бывшего трудового коллектива, общественных организаций, органов власти и самоуправления. Задача социального работника — выступать активным посредником, всячески способствовать развитию социально-полезных связей заключенного.

Все эти формы работы уже представлены в деятельности учреждений лишения свободы за рубежом.

Проблемы социально-терапевтической работы. В практике социально-терапевтических учреждений имеют место препятствия, которые, на первый взгляд, кажутся непреодолимыми. Обусловленность социальной терапии рамочными условиями (приказы, предписания, законы и т.д.) препятствует ее деятельности, так как пока еще никому не удавалось определить последовательную направленность деятельности с помощью приказов, предписаний, законов органов надзора. До сих пор для мест лишения свободы она характеризовалась с традиционной точки зрения органа наказания как поддержание безопасности и порядка, контроль за заключенными, жесткая дисциплина и организация. Конфликт между целью оздоровления клиента, с одной стороны, и задачей охраны заключенные (и безопасности учреждения), с другой, обычно решается однозначно в пользу охраны. И это вызывает значительную долю сомнения, поскольку ограничивает возможности действий, как заключенных, так и сотрудников, причем идеи социального не лечения оттесняются на второй план.

Сложность социальной терапии, направленной на уголовных преступников, по мнению зарубежных авторов, состоит также в различии мировоззрения заключенных и сотрудников, в частности в том, что сотрудники постоянно открывают у заключенных проблемы, которые те не видят или не хотят видеть. В целом, в процессе терапии это различие уменьшается, и новая концепция терапии, включающая как реальные жизненные ситуации, актуальные конфликты, так и конструктивные от- ношения заключенных между собой, находит все больше сторонников. Каким будет дальнейшее развитие этих тенденций, покажет будущее. Однако приходится признать, что существует и опасность «дисциплинарного перерождения» сотрудников учреждения, что проявляется в заформализованности в общении, предубеждениях, выдвижении условий, усилении недоверия к заключенным, ограничении помощи при попытках клиента самоутвердиться.

Почти неразрешимыми кажутся конфликты между работниками учреждений, особенно между специалистами и сотрудниками общих служб надзора. С одной стороны, удалось лишь незначительной степени поколебать иерархическую систему учреждений лишения свободы. Например, до сих пор исключается участие сотрудников в принятии важных решений по учреждению. Профессионализация части сотрудников, как того требовали специалисты: психологи, психиатры, социальные работники, педагоги, не привела, как ожидалось, к демократизации отношений между сотрудниками, но к еще большей иерархии. С другой стороны, возникли попытки осмысленной кооперации сотрудников между собой: образование терапевтических групп, состоящих из различных специалистов (психологов, социальных работников, педагогов, работников служб надзора), разработка программ социального лечения клиентов. Такая организация труда позволила, в свою очередь, снизить число конфликтов между сотрудниками.

К проблемным аспектам социальной терапии относится определение ее эффективности. Однако первые же исследования испытательных сроков уголовных преступников, вышедших из социально-терапевтических учреждении закрытого типа, показали позитивные результаты, подтвердившие эффективность деятельности социальных работников.

Места лишения свободы как поле деятельности социальных педагогов. Уголовными законодательствами многих стран (например, ФРГ) цель социального лечения определяется следующим образом: отбывая наказание лишением свободы, заключенный должен научиться со всей социальной ответственностью вести в будущем жизнь без преступлений.

Эта «цель лечения» должна достигаться при участии представителей различных профессий, среди которых и социальные педагоги, которые могут работать и в местах лишения свободы.

Область деятельности социального педагога в этих учреждениях можно обозначить только в общих чертах, так как эта работа зависит от целевой рабочей ситуации, т.е. от числа подопечных заключенных, администрации, желания сотрудничать и квалификации служб надзора, от сроков заключения отдельных клиентов и т.д.

Область деятельности социальных педагогов подразумевает три рабочих поля (которые в реальности, естественно; пересекаются): управление, персонал (рабочая команда), заключенные.

Под управлением здесь понимается административная деятельность, которая не предполагает прямого общения с клиентом и, как правило, носит бумаготворческий и распорядительный характер. Главным образом предполагается обработка и передача дальше по инстанциям заявлений и прошений заключенных (касающихся посещений, телефонных переговоров, отпусков и т.д.), переговоры с учреждениями социальной помощи, социальной судебной помощи, отделами по труду, производственными предприятиями и т.п.

Работа педагога с персоналом должна соответствовать тому чтобы само наказание служило цели сознательного лечения чтобы служба надзора сознательно и активно участвовала в лечении клиента. Правильное сотрудничество с персоналом открывает перед социальным педагогом возможность создания терапевтической среды.

Непосредственная работа с заключенными распространяется, с одной стороны, на индивидуальные и групповые консультации, в ходе которых обсуждаются практические возможности помощи, касающейся различных сторон жизни (например, семья, квартира, работа, счета, обучение). С другой стороны эта работа должна включать «обучение жизни» при обмене опытом и опосредованной индивидуальной консультации в группах. И наконец, в задачи социального педагога входит помощь заключенному в осознании своих психических дефектов (например, страхов) и организация консультаций и лечения у специалистов с целью их устранения. Цель этой деятельности состоит в обучении возможности социально акцептированного решения конфликта.

В работе с заключенными и персоналом социальный педагог использует супервизию, которая может осуществляться как индивидуально, так и в группе.

В настоящее время социальный педагог, как и каждый, кто хочет преобразовать место лишения свободы в своеобразное лечебное учреждение, должен быть готов разрешать проблемы, возникающие по всей «линии»: со стороны института (администрации учреждения, службы надзора, другие сотрудники), со стороны правовых органов и судов (отклонение предложений о структурных изменениях, отклонения прошений о сокращении сроки заключения) и со стороны заключенных, которые видят в нем и желающего помочь (и помогающего), но и представителя учреждения. Этот ролевой конфликт должен быть решен им лично, проработан, вербализован относительно администрации учреждения и заключенных. Только таким образом социолог может смягчить противостояние администрации и заключенных.

Из-за негативного общественного отношения к отбывшим срок лишения свободы, отсутствия последующего социального сопровождения и враждебной настроенности большинства заключенных социальный педагог, казалось бы, не вправе ожидать высокой эффективности своей работы. Однако, как показывает международный опыт, результативность интенсивной терапии в Лондоской «Portman-Clinik» еще до второй мировой войны составляла 60%, а в датской тюрьме Herstedvester — около 50%.

Одна из самых важных задач социальных работников/социальных педагогов состоит в том, чтобы переформировать институт тотального типа, каким являются места лишения свободы, в институт социального обучения.

В настоящее время в нашей стране разрабатывается переход пенитенциарной системы от карательно-репрессивного характера к системе, построенной на охранно-защитной концепции.

Однако, как подчеркивается в специальной литературе, если исправительная система намерена отойти от свойственного ей в течение веков подхода, то ей необходимо признать ряд истин:

1) тюрьмы никогда не предотвращали преступлений и не обеспечивали серьезной защиты общества;

2) тюрьмы являются средством наказания;

3) тюрьмы требуют больших затрат, и поэтому в них должны содержаться только те, кому в наибольшей мере соответствует эта мера наказания;

4) тюрьма должна находиться в той местности, откуда в нее поступает контингент заключенных;

5) поддерживаемый в тюрьмах уровень безопасности должен соответствовать действительной необходимости;

6) размеры тюрем должны быть ограничены;

7) в тюрьмах должен быть предусмотрен набор услуг, который отвечал бы конкретным потребностям заключенных.

Программы коррекции поведения и соответствующие ресурсы должны быть направлены на искоренение преступности и изучение методов ее профилактики.

Система уголовного судопроизводства должна использоваться только против лиц, представляющих опасность для окружающих.

Преступление порождается местными условиями, и подходить, к борьбе с ним следует с использованием местных возможностей.

Необходимо искать, опробовать и использовать формы наказания, альтернативные лишению свободы.

Требуется проводить большую исследовательскую работу для оценки эффективности всех программ.

В связи с перспективами развития исправительной системы перед социальными работниками открывается широкое поле деятельности, охватывающее разные этапы работы с преступниками. На них лежит обязанность оповещать общественность о проблемах в области отправления уголовного правосудии и Стимулировать изменения в отношении общества к осужденным как категории граждан.

В рамках уголовного процесса социальные работники могут принимать участие в программах работы с жертвами и свидетелями преступлений.

Специфика социальной работы с осужденными подростками. В настоящее время во всем мире чрезвычайную остроту приобретают проблемы, связанные с заметным ростом и «омоложением» подростковой преступности.

Многие правозащитники выступают за создание в Казахстане института ювенального судопроизводства в системе «подросток — государство». Предполагаются следующие исходные пункты для деятельности ювенального судьи:

В подавляющем числе случаев подростковой преступности основная часть вины лежит на социальном окружении, и семье, в которой проживает несовершеннолетний.

Почти всегда для общества наиболее желательными являются действия, направленные на нормализацию внутрисемейных отношений (членов семьи и подростка, ребенка), на сохранение семьи. При этом исключение должны составлять только те случаи, когда сохранение семьи невозможно без реальной непосредственной угрозы здоровью и жизни подростка.

Непосредственное уголовное наказание должно стать чрезвычайной мерой наказания подростка.

Институт ювенального судопроизводства должен стать неотъемлемой частью реабилитационного пространства и включать в себя совокупность правовых и социально-психологических конструкций, гармонично сочетающихся для нахождении оптимального для подростка (а в конечном итоге и для общества) решения весьма серьезных проблем.

Правозащитная деятельность социальных работников в системе пенитенциарных учреждений в Казахстане еще только формируется. Однако его перспективы тесно связаны с общими тенденциями развития системы социального обслуживания и диктуются настоятельной необходимостью помочь заключенным в их самоисправлении, подготовить их к выходу на свободу, обеспечить, успешное прохождение процесса их последующей ресоциализации.

Работа с осужденными не прекращается за стенами пенитенциарного учреждения, а продолжается и при освобождении от отбывания наказания. Местные исполнительные органы по месту жительства оказывают содействие в трудовом и бытовом устройстве, а также в предоставлении других видов социальной помощи лицам, освобожденным от отбывания наказания. В соответствии с пунктом 3 статьи 176 УИК РК, инвалиды I и II групп, а также мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет по их просьбе и представлению учреждения, исполняющего наказание, направляются органами социальной защиты в дома инвалидов и престарелых. За период с января 2003 года по июль 2006 года количество освобожденных лиц, направленных в дома престарелых и инвалидов, составило 6 человек. В соответствии с пунктом 4 статьи 95 УИК РК, осужденные, получающие заработную плату, и осужденные, получающие пенсию и пособие, возмещают стоимость питания, вещевого имущества и коммунально-бытовых услуг, кроме стоимости спецпитания и спецодежды.

Создаются специализированные адаптационные центры для лиц освободившихся из мест лишения свободы. Так в городе Павлодаре такой центр расположен по адресу: ул. Вс. Иванова 49, директором которого в настоящее время является Омиржанов Алибек Альбейсенович. На 1 декабря 2008 года в Центре содержалось в течение 2007-2008 г.г — 77 человек, документировано – 17 человек, трудоустроено – 46 человек. В целях обеспечения здорового образа жизни в Центре создана «Школа здоровья», методическое руководство которой осуществляют Областной центр по проблемам ЗОЖ


Заключение

Для преодоления кризиса в пенитенциарной системе необходимо реформировать основы уголовно-исполнительной политики. Исправительно-трудовые учреждения должны стать своеобразными клиниками, где будет осуществляться целенаправленный социально-педагогический, реабилитационный процесс перевоспитания, «лечения» социально запущенных заключенных.

Деятельность группы социальной защиты осужденных в исправительной колонии нацелена на то, чтобы с первых дней пребывания в местах лишения свободы человек готовился к выходу на свободу, а, освободившись, знал, как ему строить отношения с обществом. Задача сотрудников исправительного учреждения – не только обеспечить исполнение наказания в отношении осужденного, но и помочь ему устроиться в новой жизни в постпенитенциарный период.

Такое решение возможно и обязательно, но оно должно быть дополнено участием в пенитенциарной деятельности специалистов – социальных работников, ориентирующихся в своей деятельности в первую очередь на нравственно – гуманистические принципы по отношению к заключенным. Опыт зарубежных стран наглядно это показывает: в странах, где деятельность по перевоспитанию осужденных опирается именно на гуманистические принципы, наиболее низок процент рецидивной преступности и общий уровень преступности в обществе.

Ресоциализация осужденных, оказание им содействия в бытовом и трудовом устройстве регламентированы законодательством РК, однако механизмы решения этих вопросов до конца не отрегулированы.

Исходя из этого предлагаются следующие рекомендации:

Развитие общественного мониторинга пенитенциарных учреждений Республики Казахстан

1. постоянно привлекать неправительственные правозащитные организации к разработке и обсуждению нормативно-правовых актов, касающихся соблюдения прав заключенных;

2. продолжить работу по обеспечению более высокого социального статуса и улучшению общественного имиджа сотрудников уголовно-исполнительной системы; созданию правовой и материальной основы сохранения кадровой базы уголовно-исполнительной системы;

3. создать прочную правовую основу для осуществления неправительственными организациями и физическими лицами мониторинга мест лишения свободы, включая места досудебного содержания и полицейские участки;

4. законодательно закрепить обязательства администрации учреждения по оказанию содействия общественным контролерам, физическим лицам и тем организациям, которые проводят общественный контроль;

5. в высших учебных заведениях Казахстана к специальности «социальный работник» ввести специализацию «специалист по социальной работе в уголовно-исполнительной системе», разработать специальный курс по мониторингу прав человека для включения в учебные программы.

Гуманизация и улучшение правового положения заключенных:

1. продолжить работу по созданию условий содержания заключенных, соответствующих Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, принятыми ООН;

2. правительственным и неправительственным структурам обеспечить эффективный доступ к квалифицированной правовой помощи в местах лишения свободы;

3.при осуществлении деятельности по защите прав заключенных обратить особое внимание на особые категории — женщины и несовершеннолетние;

4.обратить особое внимание на вопросы реабилитации и ресоциализации заключенных (образование, профессиональное обучение и переподготовка).

Открытость и прозрачность деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы, сотрудничество с неправительственными, международными организациями и СМИ:

— способствовать развитию взаимодействия с неправительственными и международными организациями по дальнейшему реформированию уголовно-исполнительной системы;

— общественным и международным организациям: оказывать содействие и поддержку в повышении профессионального уровня сотрудников уголовно-исполнительной системы;

— правительственным и неправительственным структурам: усилить сотрудничество со средствами массовой информации для привлечения внимания гражданского общества к деятельности пенитенциарной системы, обеспечения ее открытости и прозрачности, а также изменения общественного мнения в сторону лучшего понимания функций уголовно-исполнительных учреждений;

— неправительственные организации должны стремиться к увеличению профессиональных ресурсов, необходимых для осуществления мониторинга мест лишения свободы на постоянной основе, осознавая свою меру ответственности в этом процессе;

Продолжить обмен положительной информацией и опытом, а также налаживать конструктивное сотрудничество с пенитенциарными системами других стран.


Список использованных источников

1 Конституция РК.- Алматы 2007

2 Уголовно-исполнительный кодекс РК от 13 декабря 1997 года в редакции закон 27.07.2007

3 Корнюшина Р.В. Зарубежный опыт социальной работы стр. 53-54

4 Миканадзе Г. Общественный контроль в пенитенциарных учреждениях Грузии/ Материалы круглого стола.-Алматы,2003

5 Общественный мониторинг пенитенциарных учреждений Республики Казахстан материалы круглого стола Алматы, 29—30 сентября 2003 года

6 Петросян Л. Пенитенциарная система и общественный контроль в Армении/ Материалы круглого стола.-Алматы,2003

7 Социальное досье на заключенных, специалиста по социальной работе в пенитенциарной системе. Программа — версия 4 Вологодский институт права и экономики

8 Теория социальной работы: Учеб.пособие/М.В. Ромм, Андриенко Л.А., Осьмук И.А., Скалабан и др; Под ред. М.В. Ромам.- Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2000.Ч2.-112с

9 Филимонов О. В. Общественный контроль пенитенциарных учреждений: опыт Российской Федерации/Материалы круглого стола.-Алматы,2003

10 Фирсов М.В., Студенова Е.Г. Теория социальной работы.- М.: Владос,2001.-432

11 Холостова Е.И. Социальная работа. М.:2000

12 www.pavlodar.kz Информация о ходе выполнения постановления акимата области «Об итогах социально-экономического развития области, исполнении бюджета области за 2007 год и задачах на 2008 год» от 20 февраля 2008 года по состоянию на 1 декабря 2008 года

13 www.Ombudsman.kz Доклад Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан «О соблюдении прав пожилых людей в Республике Казахстан» Пенитенциарные учреждения

14 www.unesco.kz Анализ соблюдения прав человека и гражданина в пенитенциарной системе.

15 www.prison-visit.com Современное состояние уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан: проблемы и перспективы

16 www.akimvko.gov.kz

17 www.akuis.kz

еще рефераты
Еще работы по государству и праву