Реферат: Моделирование в структуре ситуационного подхода в криминалистике и следственной практике

Ситуационный подход — чрезвычайно многогранное и многоплановое направление, которое реализуется в самых различных научных сферах и областях деятельности (кибернетике, социологии, психологии, педагогике, юриспруденции), в различных типах исследования (качественном и количественном, аналитическом и синтетическом, индуктивном и дедуктивном), на различных уровнях познания (философском, специально-научном, эмпирическом).

Ситуационный подход позволяет:

* осуществить диагноз ситуации для решения главных задач;

* сформулировать цели и выявить принципиальный путь их достижения;

* изучить характеристику ситуации и отделить те факторы, которые влияют на принятие решений, разработать альтернативные курсы действий;

* оценить каждую альтернативу и определить, которая из них наилучшим образом соответствует требованиям ситуации.

Суть ситуационного подхода не столько в названых процедурах, сколько в попытке теоретически сформулировать эмпирически проверить и затем практически рекомендовать различные типовые решение применительно к каждой из типовых ситуаций из их ясно сформулированного набора.

В настоящее время значение и перспективы ситуационного подхода в юридической науке и практике весьма велики. Ситуационный подход приобретает огромное значение и актуальность для совершенствования правоприменительной деятельности в сфере самых различных отраслей как процессуального, так и материального права, к примеру, в административном, уголовном, трудовом, экологическом праве, в гражданском и арбитражном праве и процессе. Полагаем, что это определяется следующими факторами.

1. Оценка и типизация соответствующей ситуации составляет основу процесса принятия решений, через который осуществляется взаимосвязь между наукой и юридической практикой, а практические рекомендации, сформулированные в различных юридических науках, реализуются именно в ходе принятия юридических решений субъектами правоприменительной деятельности.

2. На обеспечение процесса принятия правовых решений в типовых правовых ситуациях ориентированы кодексы, их комментарии, юридические справочники, а также разнообразные методические разработки, базы данных, компьютерные системы, основанные на знаниях.

3. Основное содержание практических умений и навыков, приобретаемых в вузах юридического профиля и в процессе профессиональной деятельности юриста, также связано с ориентацией на соответствующие типовые правовые ситуации.

Ситуационный подход может дать позитивные результаты при исследовании отдельных общеправовых проблем. Так, анализ ситуации позволяет точнее уяснить сущность юридического факта, его социальный источник, поскольку юридический факт есть не что иное, как фрагмент социальной ситуации. Закрепляя юридический факт, законодатель тем самым фиксирует основное содержание социальной ситуации, позволяет ее идентифицировать в процессе применения права. Ситуационный подход дает возможность увидеть, что юридический факт и действие субъекта внутри правоотношения — не разрозненные явления, а звенья единой развивающейся ситуации, элементы механизма ее урегулирования.

Ситуационный подход к юридическим фактам может оказаться полезным при формализации юридических норм, автоматизированном поиске правовой информации.

Идеальная модель юридического факта (фактического состава) закрепляется в гипотезе юридической нормы или нескольких из них. Правовое регулирование социально значимых ситуаций неизбежно требует их обобщения и типизации. В связи с этим возникает вопрос о практической значимости ситуационного подхода к теории юридических фактов.

Представляется, что рассмотрение юридического факта как основания для принятия юридического решения и соответственно подход к правовому регулированию как к разрешению социальных ситуаций может в значительной мере обогатить учение о юридических фактах. Роль и значение этого состоит в следующем.

Во-первых, категория ситуации четко определяет роль и место юридических фактов в механизме правого регулирования. С этих позиций функция юридических фактов состоит в том, чтобы зафиксировать юридически значимую ситуацию. Появление юридического факта свидетельствует о наличии юридически значимой ситуации, что, в свою очередь, позволяет использовать типовую программу, заложенную в норме права, то есть «запустить» в действие весть механизм правового регулирования.

Во-вторых, ситуационный подход дает возможность исследовать юридические факты и правовые последствия в единой системе. В этом плане юридические факты и действия субъектов внутри правоотношения — не разрозненные явления, а звенья единой генетически развивающейся социальной ситуации, элементы ее урегулирования.

В-третьих, поскольку юридический факт — это фрагмент социальной ситуации, детальный анализ ситуации позволяет полнее представить сущность юридического факта. Так, ситуация безвестного отсутствия в социальном аспекте характеризуется целым рядом признаков: прерываются родственные, семейные связи, остается имущество и проч. Тем не менее в законе закреплены лишь два юридических факта, необходимых и достаточных для идентификации такой ситуации — это отсутствие сведений о месте пребывания гражданина и срок — один год. Короче говоря, в качестве юридических фактов выступают не всякие, а лишь ключевые элементы ситуации, фиксирующие главное в ее социальном содержании.

И наконец, в-четвертых, ситуационный подход весьма перспективен в осуществлении автоматизированного поиска правовой информации, поскольку социальная ситуация в конечном итоге более точный ориентир, чем юридические факты, выбор которых не всегда адекватен содержанию регулируемых правом отношений.

В прикладном же аспекте данный подход позволяет точнее обозначить задачу правоохранительных органов, которая состоит не столько в том, чтобы зафиксировать наличие юридического факта, сколько в том, чтобы установить регулируемую законом социальную ситуацию и оптимально разрешить ее.

Ситуационный подход позволяет внести принципиально новую струю в научную разработку проблем правотворчества и правоприменительной практики. В процессе разработки норм права правоприменительный орган из множества ситуаций должен выделить ситуацию — юридический факт. Между тем не совсем точное закрепление фактов в нормах права либо их неправильная правовая оценка ведут к тому, что в результате одним обстоятельствам законодатель не придает должного значения, другим же — приписывает несвойственные им качества. Юридический факт — не просто передающее звено между нормой права и правоотношением, а активное свойство правового регулирования.

Для комплексной реализации возможностей ситуационного моделирования и теории принятия решений в различных отраслях права и юридических науках первоначально необходимо сосредоточить усилия юристов на разработке классификаторов юридических фактов в рамках теории права. При этом в классификаторе должны быть выделены общеправовые юридические факты и юридические факты отраслей права.

Классификаторы юридических фактов и сконструированные на их базе ситуационные модели позволят:

* в нормотворческой деятельности конструировать на научной основе гипотезы норм права;

* приблизить процесс легального, научного и аутентичного толкования норм права к потребностям правоприменительной деятельности;

* разработать более эффективные тезаурусы для поиска правовой информации в автоматизированных правовых системах;

* создавать ситуационно-моделирующие и экспертные компьютерные системы для различных отраслей права.

И все же хотя в правовых науках проблема ситуационного подхода к юридическим фактам и обозначена, тем не менее, она не может считаться достаточно изученной, особенно с позиций современных информационных технологий. Пожалуй, из всех юридических наук именно в криминалистике ситуационный подход получил наибольшее развитие.

В самых различных отраслях знаний накоплен определенный опыт реализации модельного подхода к решению целого ряда разномасштабных и разноуровневых ситуационных задач. К настоящему времени уже созданы теоретические основы ситуационного управления. Разработан и успешно апробирован в практике модельный метод управления динамическими ситуационными системами, суть которого заключаются в построении компьютерной модели исследуемой ситуации и в выборе соответствующего алгоритма по ее разрешению. Практические разработки в этом направлении ведутся и в криминалистике, в которой создан целый ряд обучающих программ, а также программ поддержки принятия следственных решений.

Важнейшей составной частью моделирования любой деятельности, в том числе и деятельности по расследованию преступлений, является моделирование ситуаций, в которых эта деятельность осуществляется.

Надо заметить, что и разработка проблематики тактических решений в юридической науке стала возможной после проведения серии исследований в рамках ситуационного подхода, с позиций которого в правоприменительной деятельности ключевой проблемой становится ситуационное моделирование, а основным понятием — юридический факт как обстоятельство или условие, с которым правовые нормы связывают наступление определенных правовых последствий.

В чем же состоит сущность ситуационного моделирования, каковы его процессуальные, логические и психологические аспекты? В сфере уголовного судопроизводства ситуационное моделирование должно использоваться в соответствии с принципом законности и нормами права. Поэтому первостепенное значение приобретает решение вопроса о допустимости этого метода в уголовном процессе.

При расследовании преступлений методологическая функция процессуальной нормы состоит в том, что она служит критерием оценки законности проведения следственных действий, приемов и средств расследования, собственных решений следователя и решений других лиц. Справедливо и то, что «метод сам по себе не может быть законным или незаконным, если это действительно научный метод познания. Законными или незаконными могут быть пути, формы и цели применения этого метода в доказывании».

Названные положения с полным основанием можно отнести и к использованию ситуационного моделирования в следственной практике. Его научная обоснованность, достоверно получаемые с его помощью результаты, соответствие указанным в законе условиям, а также опыт использования моделирования как техническими, так и общественными науками — служат достаточными основаниями допустимости этого метода в процессе собирания, исследования и оценки доказательств. Тем не менее, поскольку широкие возможности ситуационного моделирования правовыми нормами предусмотрены быть не могут, при его правовой регламентации следует опираться на общие условия допустимости научно-технических средств и методов, применяемых в уголовном процессе (ст. ст. 2, 3, 141 УПК РФ), а также учитывать регулирование законом правоотношений, возникающих в связи с его использованием (например, ст. ст. 133, 185, 190 УПК РФ).

Кроме того, для обеспечения гарантий правомерности применения этого метода на предварительном следствии необходимо следить, чтобы все условия процессуального режима проводимого следственного действия полностью распространялись и на моделирование.

Например, при использовании компьютерной техники в ходе того или иного следственного действия в его протоколе или в заключении эксперта необходимо зафиксировать как информацию, вводимую в базу данных, так и источники ее получения. Если при этом использовались программы или пакет программ, защищенных авторскими правами, следует указывать их соответствующие реквизиты (выходные данные).

Что касается применения ситуационного моделирования в организационно-управленческой деятельности следователя (в ходе планирования расследования, в процессе принятия тактического решения, оценки следственной ситуации), то оно правовой регламентации и не требует, поскольку специальных правоотношений здесь и не возникает. Организационно-управленческая деятельность следователя осуществляется, как правило, в соответствии с рекомендациями криминалистики.

Психологические аспекты ситуационного моделирования связаны главным образом с определением его роли и места в системе целенаправленной деятельности человека. Существенной особенностью здесь является то, что в этой процедуре наиболее полно реализуются как отражательные, так и регуляторные функции психики.

В ходе решения разнообразных криминалистических задач в сознании следователя появляется динамическая модель проблемной ситуации, требующая своего осмысления и разрешения. Между тем еще до построения модели субъекту необходимо иметь четкое представление о структуре моделируемого объекта. Именно со структурой той или иной ситуации следователь и будет выстраивать ее модель. Причем анализ и синтез информации о ситуации в соответствии с ее структурными компонентами значительно упрощает интеллектуальное осознание и правильное понимание сути исследуемой ситуации. Ведь даже отсутствие информации о каком-либо ее компоненте уже можно расценивать как некое знание: следователю, по крайней мере, известно, какую именно информацию требуется ему искать.

К психологическим особенностям этого метода можно отнести и то, что процесс ситуационного моделирования наряду с репродуктивной включает в себя и продуктивную деятельность.

Выполнение репродуктивной деятельности представляет собой воспоминание, воспроизведение ранее известного для использования его в решении тех или иных задач. Так, при возникновении сложностей в отображении или разрешении ситуации мысль следователя может обратиться к собственному запасу знаний и опыту (здесь мы имеем в виду общественный и профессиональный опыт следователя, знание им криминалистических характеристик преступлений определенного вида и соответствующих криминалистических характеристик расследования) для отыскания необходимой информации.

К примеру, проводя осмотр места происшествия в ходе проверки заявления гр. Н. о самоубийстве его квартиранта С., следователь обнаружил ряд «негативных „обстоятельств: рядом с висящим в петле трупом не было стула, табуретки или какой-либо иной подставки; около сарая, в котором был обнаружен труп С., на земле имелись динамические следы, похожие на следы волочения трупа.

Сопоставив все эти факты с типовой следовой картиной инсценировки самоубийства, следователь усомнился в истинности заявления Н. и возбудил уголовное дело об умышленном убийстве. При последующем допросе Н. в качестве подозреваемого следователь обратил внимание на эмоциональное напряжение допрашиваемого, проявление им суетливости, путаницы в деталях и обстоятельствах его последней встречи с С., что упрочило все сомнения следователя в бескриминальности расследуемого события.

В данном случае правильной и адекватной оценке исходной ситуации способствовали: а) теоретические знания следователя (знание криминалистической характеристики убийств и типовой следовой картины инсценировок); б) его профессиональный опыт допроса лиц, дающих заведомо ложные показания.

Таким образом, при выполнении репродуктивной деятельности следователь оперирует двумя потоками информации:

1) информацией, которую он узнает о конкретной ситуации;

2) ранее сформировавшимися у него понятиями, представлениями, знаниями.

Выполнение следователем продуктивной деятельности, то есть получение нового знания, осуществляется, как правило, посредством мысленного комбинирования элементов ситуации, новой их компоновки, выявления дополнительных связей. Как известно, только лишь механическое накопление информации о ситуации никогда не порождает нового знания, для его получения требуется еще активная переработка и систематизация получаемых решений.

Так, мысленное комбинирование, сопоставление и противопоставление элементов криминальной ситуации помогают поиску неожиданных аспектов решаемой проблемы. В подобных случаях весомую роль приобретает фантазия следователя. По утверждению психологов, взаимодействие фантазии и мысли могут дать рождение инсайту — неожиданной догадке, озарению.

Если затронуть вопросы психологических аспектов инсайта, можно выдвинуть гипотезу о том, что мысленная модель проблемной ситуации способна работать независимо от сознательной деятельности человека, а результат ее решения как бы неожиданно выдается решающему задачу субъекту.

Вышесказанное удачно иллюстрирует пример из следственной практики. Так, в ходе проведенного осмотра места происшествия было установлено следующее. Вдоль полотна железной дороги на протяжении 50 м разбросаны части человеческого тела и одежды, имеющие на себе следы колес поезда. Полотно железной дороги в этом месте с одной стороны окружено лесом, с другой — болотом, ближайший населенный пункт находится в 4 км от места происшествия.

Местные жители опознали труп рабочего леспромхоза Сабурова. До приезда следователя оперативные работники, осмотрев место происшествия, пришли к выводу о том, что, будучи в состоянии алкогольного опьянения, Сабуров по неосторожности попал под поезд. Присутствующий на месте происшествия врач местной больницы Г. заметил, что останки трупа можно предать земле, не производя дальнейшего вскрытия, поскольку труп расчленен на множество частей, а причина смерти никакого сомнения не вызывает. Кроме того, и представитель администрации леспромхоза Д. настаивал, чтобы следственно-оперативная бригада поскорее закончила осмотр, поскольку на улице стоит сильная жара и необходимо как можно скорее открыть движение на железной дороге.

Следователь же оценил исходную следственную ситуации совершенно по-иному. Он обратил внимание на нечеткие следы ног человека, ведущие от болота на железнодорожную насыпь в 3-х метрах от места, на котором были замечены первые капли крови. Оперативные работники предположили, что это и есть следы ног потерпевшего Сабурова, который в нетрезвом состоянии вышел из болота на железную дорогу. Однако построенную оперативниками вероятностную модель криминальной ситуации следователь сопоставил с имеющимися данными и обнаружил ряд несоответствий.

Так, если допустить то, что Сабуров находился в состоянии сильного опьянения, о чем сообщили его сослуживцы, видевшие Сабурова за три часа до происшествия, то следует согласиться и с тем, что он не мог сам пройти от поселка по лесу, а тем более по болоту, ночью. Если бы даже он и прошел этот путь, то на его сапогах имелись бы следы болотной грязи, что при осмотре сапог обнаружено не было.

Исследование построенной следователем мысленной модели криминальной ситуации позволило ему выдвинуть две версии.

Первая. Сабуров сам пошел ночью от поселка по шпалам навстречу поезду и при неизвестных обстоятельствах погиб под колесами поезда.

Вторая. Тело Сабурова было брошено под колеса поезда неким человеком, вероятно, тем, кто оставил на месте происшествия свои следы, которыми и являются обнаруженные при осмотре места происшествия следы сапог.

В ходе проверки версий, при осмотре тела Сабурова, следователь, счищая марлевым тампоном машинную смазку, обратил внимание на веретенообразное отверстие в грудной клетке потерпевшего. Присутствующий при осмотре врач Г. предположил, что это входное ножевое отверстие.

С учетом полученной информации следователь несколько перестроил модель криминальной ситуации, которая стала отражать событие таким образом. Прошлой ночью Сабуров был убит ударом ножа в грудь кем-то из жителей поселка. Затем убийца с целью сокрытия следов преступления вынес труп через лес в болото и бросил его либо на полотно железной дороги перед идущим поездом, либо под колеса проходящего состава. Убийца, вероятнее всего, является местным жителем, поскольку он смог ночью найти дорогу через достаточно густой лес и болото. В вероятностной модели преступника отразилось такое его качество, как сила, по той причине, что лишь в этом случае он смог бы нести на себе труп Сабурова, весивший около 70 кг.

В ходе обсуждения этой версии участковый инспектор Р. предположил, что преступником может оказаться лесник Кондратчик, имевший неприязненные отношения с Сабуровым и неоднократно угрожавший ему расправой. Кроме того, Кондратчик, выпив, любил похвастать о том, что он в поселке единственный, кто может выйти из болота на железную дорогу, не завязнув нем.

Впоследствии при производстве обыска в доме Кондратчика в тайнике был обнаружен нож со следами крови на нем.

Данный пример из следственной практики иллюстрирует свойство мышления — открывать новые признаки объекта через включение его в новые связи. На основе такого анализа модели может возникать новая система обстоятельств, а вместе с нею и новые версии.

В зависимости от применения ситуационного моделирования для решения тех или иных задач прикладного характера можно выделить и некоторые его разновидности. К примеру, при использовании ситуационного моделирования проблемных ситуаций можно использовать следующие его варианты.

1. Метод проблемного моделирования, основанный на оценке тенденций изменения смоделированной проблемной ситуации.

2. Метод целевой имитации — “вхождение» в образ другого человека, группы людей (при его использовании следует поставить себя на место другого человека и попытаться посмотреть на ситуацию его глазами).

3. Метод мозговой атаки — творческое обсуждение проблемы, предполагающей генерирование идей и более точную оценку проблемной ситуации.

Логически ситуационное моделирование представляет собой один из способов решения продуктивных мыслительных задач, ведущих к получению нового знания. В самых общих чертах логика моделирования может быть представлена таким образом:

а) постановка проблемы, определение задач моделирования;

б) создание адекватной оригиналу модели с необходимой для исследования степенью формализации;

в) исследование модели, проведение экспериментов;

г) получение нового знания.

В функционировании ситуационных моделей, согласно теории ситуационного управления, целесообразно выделить два основных логических блока-этапа.

На первоначальном этапе исследователь собирает и накапливает информацию о подлежащем моделированию объекте, строит модель обобщенной ситуации, устанавливает закономерности ее функционирования. На втором этапе осуществляется выработка решения по управлению ситуацией.

Небесспорным является вопрос о том, охватывается ли понятием «ситуационное моделирование» процесс принятия решения по управлению ситуацией. Мы полагаем, что если отыскание на основе исследования модели целого ряда альтернативных решений и их последующее мысленное «проигрывание» (реализация) осуществляется по типу мысленного эксперимента, то, следовательно, выработка решения происходит не иначе, как в рамках моделирования. Окончательное же принятие решения по управлению ситуацией можно рассматривать как цель и конечный результат ситуационного моделирования.

Указанное обстоятельство позволяет четко дифференцировать метод ситуационного анализа и метод ситуационного моделирования.

Анализ ситуации состоит в изучении ее сущности, определении структуры, содержания составляющих ее элементов, т.е. ограничивается лишь познанием, исследованием ситуации. Ситуационное же моделирование кроме всего этого включает в себя и различного рода модельные эксперименты, ведущие к получению нового знания или принятию того или иного решения.

Особо ценное практическое значение приобретает создание многовариантных ситуационных моделей как перспективной, так и ретроспективной направленности.

Многовариантное ситуационное моделирование предоставляет его субъекту «поисковое поле», на котором производится многовариантный выбор: например, избрания того или иного тактического приема, использования той или иной типовой версии. Многовариантное моделирование постоянно вызывает потребность выбирать, сравнивать, искать альтернативы, находить лучшие решения и средства их реализации.

Основными достоинствами многовариантого моделирования являются его многофакторность и многофункциональность, гибкость и продуктивность.

Многовариантое ситуационное моделирование характеризуется необходимостью трансформации статичного мышления в динамичное. Любой блок криминалистической информации по ситуации может быть развернут во времени и пространстве вперед и назад применительно к прошлому и будущему, и с учетом тех или иных следственных ситуаций.

Логическая последовательность процедуры ситуационного моделирования может быть сведена к следующим его этапам:

а) постановка проблемы (определение задач моделирования);

б) построение модели ситуации (моделирование ситуации), т.е. заполнение структурных блоков конкретным содержанием;

в) абстрагирование от несущественных для исследования обстоятельств;

г) диагностика ситуации;

д) учет динамических факторов;

е) определение ряда возможных альтернативных решений по управлению ситуацией;

ж) «проигрывание» решений на модели и выбор оптимального.

Заметим, что далеко не всегда процесс ситуационного моделирования включает в себя вышеназванные этапы. К примеру, моделирование криминальных ситуаций имеет своей целью поэтапную реконструкцию ситуации совершения преступления и ее исследование, изучение взаимосвязей и взаимовлияний составляющих ее элементов, уяснение сущности механизма преступления. Разрешать такого рода ретроспективные ситуации следователь, конечно же, не может, поэтому в подобного рода случаях ситуационное моделирование не включает в себя процесс выработки решения по управлению или разрешению ситуации.

Практика использования ситуационного моделирования в следственной деятельности, основанная лишь на опыте и интуиции следователя, на сегодняшний день малоперспективна. Вместе с тем, при использовании для этой цели компьютерной техники, не следует забывать и о том, что полностью заменить следователя на стадиях оценки ситуации и принятия решений ЭВМ, по всей вероятности, не сможет никогда.

По нашему мнению, повышая оперативность в управлении ситуацией, ЭВМ не отрицает, а предполагает активное участие в нем человека. Ведь именно следователь, а не компьютер принимает окончательное решение на основе оценки и сравнения предлагаемых машиной альтернативных вариантов. На определенном этапе происходит синтез человеческих способностей и материализованных в ЭВМ потенций человеческого интеллекта. Поэтому развитие технических средств вовсе не отрицает роли опыта и интуиции человека в процессе ситуационного моделирования.

Итак, что же есть ситуационное моделирование? Л.Я. Драпкин, пожалуй, одним из первых криминалистов отметил, что «важным шагом для создания эффективных программ раскрытия и расследования преступления является метод обобщения ситуаций, так называемое ситуационное моделирование».

Однако, описывая суть ситуационного моделирования, Л.Я.Драпкин отметил, что «суть этого метода заключается в том, что большое количество конкретных ситуаций, аналогичных в каком-то существенном отношении, „сливаются“, объединяются в одну или несколько обобщенных ситуаций, для которых и разрабатывается оптимальная программа принятия решений и проведения практических действий».

Представляется, что в целом верно определив суть ситуационного моделирования, Л.Я.Драпкин все же необоснованно сузил возможности этого метода, ограничив сферу его применения рамками следственных ситуаций, не учитывая целесообразность его использования в познании ситуаций совершения преступления (криминальных).

Мы понимаем ситуационное моделирование как метод исследования ситуаций, включающий в себя построение модели реальной ситуации и проведение с ней различного рода мысленных экспериментов: прогнозирования направлений ее развития и (или) «проигрывание» на ней предполагаемых решений по управлению ситуацией с целью выбора оптимального.

С одной стороны, ситуационное моделирование выступает как своеобразная форма мыслительной (познавательной) деятельности следователя, с другой — это и инструмент познания (метод), широко используемый в следственной практике.

Возникает вопрос: интентичны ли термины: «моделирование ситуаций» и «ситуационное моделирование»?

Скорее всего, ответ на него следует дать отрицательный. Поскольку если ситуационное моделирование рассматривать как комплексный метод познания и исследования ситуации, то моделирование ситуации выступит в качестве одного из этапов этого метода. Моделирование ситуации предполагает лишь построение модели ситуации, ее анализ. Ситуационное моделирование плюс ко всему этому предполагает также и проведение опытов, мысленных экспериментов с моделью ситуации, например, проигрывание на модели предполагаемых решений и оценка их результатов. То есть ситуационное моделирование — метод, эффективно обеспечивающий оптимальное достижение целей ситуационного управления.

Что касается объектов ситуационного моделирования, то можно констатировать, что они представлены во всем многообразии изучаемых криминалистикой ситуаций. Так, к их числу можно отнести: серию ситуаций криминальной деятельности, следственные ситуации, оперативно-розыскные, экспертные, судебные ситуации.

Внутри каждой из вышеназванных ситуаций также можно выделить свои объекты для моделирования: структуру, содержание, динамику ситуации, направления возможного изменения ситуации, поведение в ней лиц, результаты принимаемых ими решений.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву