Реферат: Гражданско-правовая охрана жизни и здоровья

Оглавление

Введение

Глава 1. Понятие неимущественных прав

1.1 Понятие личных неимущественных правоотношений

Глава 2. Право на жизнь и здоровье как личные неимущественные права физических лиц

2.1 Право на жизнь

2.2 Право на здоровье

Глава 3. Реализация права на жизнь и здоровье

3.1 Осуществление личных неимущественных прав

3.2 Охрана жизни и здоровья

Библиографический список


Введение

Актуальность темы дипломногоисследования. Право на жизнь — первое фундаментальное естественное правочеловека, без которого все другие права теряют смысл. Объективно оно выступаетточкой отсчета, критерием всего института прав и свобод в демократическомобществе. И когда утверждается, что права человека являются высшей социальнойценностью (так записано и в Конституции РФ), при этом имеется в виду и самчеловек как носитель этих прав. Без человека, вне человека, в отрыве от неголюбые права превращаются в ничего не значащую абстракцию.

Права есть условие и составнаячасть жизни индивида. Именно поэтому в основе всех проводимых в Россиипреобразований и реформ, провозглашаемых программ и целей, выработкиэкономической политики лежит «человеческое измерение».

Человек, его жизнь, здоровье,честь, достоинство, безопасность — это базовые, основополагающие ценности, скоторыми должны соотноситься все правовые системы. Право на жизнь даетсячеловеку природой (в некоторых концепциях — богом), но никогда — государствомили властью. Последние обязаны лишь признавать, уважать и всемерно защищать этуценность, которая доминирует над всеми остальными. Но если оценивать реальноеобеспечение этого права, то, несмотря на всю его универсальную значимость,нигде в мире на сегодняшний день оно не получает универсальных гарантий. Болеетого, в современном мире право на жизнь как никогда раньше находится подсерьезной угрозой.

Однако право на жизнь в широкомсмысле — это не просто право на то, чтобы жить, чтобы человека никто не могпроизвольно лишить жизни (что само собой разумеется), а право на то, чтобы житьсвободно, мирно, нормально. Еще Аристотель заметил, что государство создаетсяне для того, чтобы обеспечить возможность жить, а преимущественно для того,чтобы жить счастливо. Иными словами, право на жизнь — это право на достойноечеловеческое существование, включающее в себя целый ряд так называемых смежныхправ (на образование, на охрану здоровья, на свободу от унизительного илибесчеловечного обращения, на уважение к частной и семейной жизни и др.).

Степень научной разработанности темы. Вопросыжизни и здоровья граждан, их охраны и защиты, рассматривали такие авторы как АкоповВ.И., Басин Ю.Г., Бакунин С.Н., Беляева Н.Г., Богатырев Ф.О., Богданова Е.Е., БрагинскийМ.И., Братусь С.Н., Будякова Т.П., Викторов И.С., Гоглашвили А.У., Голубев К.И.,Грибанов В.П., Добровольский А.А., Дробышевская Т.В., Иоффе О.С., Калинин В.М.,Кашицев Л.Ю., Красавчикова Л.О., Ларионов А.А., Малеина М.И., Мелехин А.И., МихайловаИ.А., Нохрина М.Л., Пешкова О.А., Романовский Г.Б., Рясенцев В.А., Сараев Д.В.,Свердлык Г.А., Страунинг Г.А., Сиятскова Л.А., Соловьев В.П., Стефанчук Р.А., ФлейшицЕ.А., Чернега К.А., Эрделевский Л.М., Яценко Т.С. и многие другие.

Целями дипломного исследованияявляются проанализировать само понятиежизни и здоровья, а также гражданско-правовые положения, определяющие изакрепляющие охранительные мероприятия в обозначенном выше направлении,исследовать доктринальные идеи и предложения по совершенствованиюзаконодательства в целях создания более совершенного и действенного механизматакой охраны, в том числе определить понятие, сущность и значениеобстоятельств, возникающих из причинения вреда, оснований ответственности затакие действия, а также определить основные направления совершенствованиядеятельности по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью граждан.

Эти основные цели выражены вкомплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловилструктуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей,определены следующие основные задачи дипломного исследования:

определить понятие неимущественных прав;

рассмотреть классификацию неимущественных прав и определить место правана жизнь и здоровье в системе нематериальных ценностей;

рассмотреть жизнь и здоровье как правовые категории;

оценить гражданско-правовые способы защиты жизни и здоровья граждан;

предложить пути совершенствования законодательства о защите жизни издоровья.

Объектом исследования дипломнойработы являются общественные отношения возникающие в области обеспечения защитыжизни и здоровья граждан.

В прямой зависимости от объектанаходится предмет исследования, который составляют:

нормы Гражданского кодекса РФ ифедеральных законов;

научные публикации и материалыпериодической печати, относящиеся к теме исследования;

материалы судебной практикиВерховного Cуда РФ и судебных органов Самарской областиприменительно теме исследования.

Методика исследования. Проведенноеисследование опирается на диалектический метод научного познания явленийокружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснованиеположений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе,осуществлено путем комплексного применения следующих методовсоциально-правового исследования: историко-правового, статистического илогико-юридического.

Структура работы. Дипломнаяработа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключенияи библиографического списка.


Глава 1. Понятие неимущественных прав/>1.1 Понятие личныхнеимущественных правоотношений

В последние годы личныенеимущественные правоотношения привлекают все большее внимание исследователей.

Вопрос о понятии личныхнеимущественных прав тесно связан с определением предмета гражданского права. Впервые годы советской власти признавалось, что предметом гражданского праваявляются имущественные и личные неимущественные отношения, связанные симущественными. Оставляя в стороне вопрос о понятии имущественных отношений (которыйи в настоящее время не получил общепринятого решения), следует отметить, чтонет признанного (хотя бы большинством исследователей) определения личныхнеимущественных прав

В работах, опубликованных до50-х годов, личными неимущественными называли права на блага, не отделимые отличности[1].Позднее начинает формироваться точка зрения, согласно которой личныминеимущественными являются отношения, в которых выражаются индивидуальностьличности и возможная ее морально-политическая оценка социалистическим обществом[2].

Наименование рассматриваемыхправ личными дает основание полагать, что они принадлежат личности гражданина. Нов этом смысле любое право, в том числе имущественное, можно назвать личным,если им обладает гражданин. Еще М.М. Агарков и Е. А Флейшиц отмечали широкийспектр значений, в которых юридическая литература использовала слово «личный»[3].Кроме того, сейчас законодательно признано, что личные права могут принадлежатьи юридическим лицам (ст.48 ГК РФ), что вполне оправдано.

Чтобы подчеркнуть отличиерассматриваемых отношений от имущественных, которые считаются основнымпредметом гражданского права, их называют неимущественными. Такой способопределения неэффективен хотя бы потому, что тем самым лишь подчеркивается, чтосоответствующие объекты не входят в определенное множество имущественныхотношений. Но все равно остается открытым вопрос, в чем же состоят ихотличительные свойства. Анализ случаев использования данного критерия влитературе демонстрирует его ненадежность.

Так, среди неимущественныхотношений давно принято выделять отношения неимущественные, связанные симущественными. По мнению О.С. Иоффе, это означает соединение неимущественныхотношений в едином комплексе общественных отношений (авторских,изобретательских и т.п.) [4],в которые входят право на получение вознаграждения, право на заключениелицензионного договора и которые являются имущественными. М.Н. Малеина идетдальше своих предшественников. Она относит к отношениям неимущественным, носвязанным с имущественными, также право юридического лица на фирменное наименование,поскольку по ст.519 ГК оно переходит к покупателю в составе имущественногокомплекса, если иное не предусмотрено договором о продаже предприятия. Онаотносит сюда также право на обозначения, с помощью которых индивидуализируетсядеятельность предприятия и которое передается арендатору по договору в составеимущественного комплекса (п.1 ст.656 ГК) [5].Она приводит и другие примеры. Приводит М.Н. Малеина и другие примеры, которыепо ее мнению подтверждают, «что права коммерческих организаций ииндивидуальных предпринимателей на наименование, деловую репутацию,коммерческую тайну являются неимущественными, связанными с имущественными»[6].Л.О. Красавчикова, останавливаясь на этих положениях, сформулированных М.Н. Малеиной,отмечает, что фирменное наименование, права на обозначения, индивидуализирующиедеятельность предприятия, деловая репутация не могут выступать самостоятельнымпредметом договоров купли-продажи, аренды, коммерческой концессии, простоготоварищества. Эти личные права следуют за передачей комплекса прав (имущественных,исключительных), так как непосредственно связаны с их обладателем. «Следовательно,права на фирменное наименование, на деловую репутацию юридического лицаостаются личными неимущественными, не связанными с имущественными… „[7].

Как видно из приведенных точекзрения, на основе одних и тех же аргументов делаются противоположные выводы.

Неопределенность критерия дляопределения понятия “неимущественные отношения» проявляется и приобсуждении вопроса о природе корпоративных отношений. Одно из обстоятельныхисследований этого вопроса принадлежит Ф.О. Богатыреву[8].Он констатирует, что и в советской юридической литературе, и в публикацияхпоследних лет распространена точка зрения, согласно которой право членства ворганизации рассматривается в качестве личного неимущественного права[9].Ф.О.Богатырев относит субъективное корпоративное право к числу относительныхнеимущественных прав, поскольку «его объектом является поведениенеимущественного характера: обязанное лицо (как правило, сама корпорация) недолжно по требованию управомоченного лица (члена корпорации) предоставлятькакое-либо материальное благо. Это касается поведения корпорации при всехразновидностях корпоративных прав: право на участие в управлении, право наинформацию и пр. ». Автор резюмирует: "… корпоративное право, понашему мнению, является относительным неимущественным правом вне зависимостиоттого, о какой корпорации идет речь — коммерческой ил и некоммерческойорганизации"[10].На каком основании Ф.О. Богатырев относит участие в управлении имуществом иполучение информации к неимущественным правам — не поясняется.

Развитие теоретическихпредставлений о личных неимущественных правоотношениях проводило н целомпараллельно с развитием законодательства.

В ходе подготовки ко второйкодификации гражданского законодательства советского периода авторы некоторыхпубликаций пришли к выводу, что гражданское законодательство регулируетимущественные и личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, атакже в случаях, прямо указанных в законе, неимущественные отношения, которыене связаны с имущественными. Эта точка зрения была воспринята в законодательстве.Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (1961 г) игражданские кодексы союзных республик (1963-1964 гг.) в состав последнихпричисляли отношения по поводу зашиты чести и достоинства.

О.С. Иоффе справедливо называлтакой подход ненаучным[11],поскольку, наряду с общим определением предмета, в гражданско-правовой наукеиспользуются и дополнительные прямые указания закона. Поэтому после введения вдействие Основ и ГК союзных республик вокруг вопроса о предмете гражданскогоправа началась новая дискуссия. В процессе обсуждения одни авторы поддержалиопределение, данное законодательством, другие (например. Ю.К. Толстой) предлагаливключить в предмет гражданско-правового регулирования все неимущественныеотношения, свойство которых — равенство участников[12],третьи полагали, что в составе предмета гражданского права имеется еше однабольшая группа регулируемых им отношений — организационные[13].

В Основах гражданскогозаконодательства Союза ССР и республик, принятых в период интенсивногопреобразования экономических отношений в социалистическом обществе (1991 г) иначавшегося распада Советского Союза, с одной стороны, установлено (п.1 ст.1) правило,аналогичное тому, которое предусматривалось в Основах 1961 г, (гражданскоезаконодательство регулирует личные неимущественные отношения, связанные симущественными, а также н случаях, прямо указанных в законе, неимущественныеотношении, которые не связаны с имущественными), а с другой — в п.2 той жестатьи определено, что «личные неимущественные отношения, не связанные симущественными, регулируются гражданским законодательством, поскольку иное непредусмотрено законодательными актами Союза ССР и республик… либо не вытекаетиз существа личного неимушественного отношения». Иначе говоря, отношенияпоследнего вида по общему правилу подлежали регулированию гражданскимзаконодательством. Это соответствовало активно формировавшейся в тот периодточке зрения о том, что господствовавшие при социализмепланово-административные отношения, когда основные права и обязанности сторонопределялись государством и его органами, должны быть заменены отношениямисвободных субъектов, наделенных автономией воли и экономическойсамостоятельностью.

Наиболее последовательнымпроявлением этой позиции явилась Конституция РФ 1993 г. Прежде всего, в данномконтексте следует обратить внимание, что ст. ст.17 и 18 Конституции содержатряд фундаментальных норм о «правах и свободах». Такая формулировкадает основание полагать, что речь идет о рядоположных понятиях прав и свобод. Нофактически в этих и других статьях определяются свободы, которые выражены всубъективных правах, закрепленных в нормах Конституции, которые вне правовогооформления в подавляющем большинстве существовать не могут. Нельзя не вспомнитьв этой связи ч.1 ст.34, которая устанавливает: «Каждый имеет право насвободное использование своих способностей и имущества для предпринимательскойи иной не запрещенной законом экономической деятельности». Вывод о том,что нормы гл.2 Конституции в сущности определяют границы автономии личности,почти непосредственно вытекает из ее ст.64: «Положения настоящей главысоставляют основы правового статуса личности в Российской Федерации...»

Поэтому ГК РФ, определяяотличительные признаки отношений, регулируемых гражданским законодательством,одним из таких признаков называет автономию ноли его субъектов. Тем самым онпроводит ограничительную черту в экономической жизни страны период, когда воляучастников товарно-денежного обмена определялась нормативными и индивидуальнымиуказаниями административно-командной системы, закончился, и теперь участникиэтих отношений автономны

Правде, ГК РФ (в принципиальнойст.2), очерчивая предмет гражданско-правового регулирования, снова возвратилсяк прежней формуле: личные неимущественные отношения, несвязанные симущественными, не включены в предмет ведения гражданского законодательства.

Тем самым в «конституцииэкономической жизни» (иногда так называют ГК РФ) как будто отраженасформировавшаяся еше в советское время точка зрения, согласно которойнеимущественные отношения гражданским правом не регулируются, а лишь защищаются[14].Фактически такой взгляд не соответствует духу и непосредственному содержаниюцелого ряда других норм самого ГК, который, вопреки декларации п.1 ст.2,все-таки регулируетличные неимущественные отношения. Об этом свидетельствует п1 ст.150 ГК, который устанавливает, что права на неимущественные благанепередаваемы и неотчуждаемы иным способом[15].Это правило представляет собой уже не норму о защите от нарушений, а позитивноеустановление пределов правомочий субъектов соответствующих прав, т.е. пряморегулирует данную область общественных отношений.

Уместно отметить, что в пределахвозможностей, очерченных субъективным правом, например, правом на здоровье,человек может его беречь или не беречь, восстанавливать (в случае заболевания) еготем или иным способом либо не восстанавливать. Перед человеком открываетсяширокий диапазон выбора места пребывания и проживания. Здесь видны признакисущественного сходства с возможностями, которые принадлежат лицам, имеющимправа на продукт интеллектуальной деятельности или веши. Если же рассмотретьцелый ряд иных нормативных правовых актов, которые регламентируют отношения поповоду объектов неимущественного характера (Закон РФ от 25 июня 1993 г. «Оправе граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор местапребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25.06.1993;«Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»(в ред. oт 22 августа), Федеральный закон от 10 января2002 г. «O6 охране окружающей среды» (в ред. от22 августа 2004 г. и другие), то станет очевидно, что личные неимущественныеотношения именно регулируются нормами гражданского права, а не толькоохраняются. Поэтому следует согласиться с авторами, которые полагают, чтогражданское право должно регулировать[16]и на самом деле регулирует личные неимущественные отношения[17].

Признавая права и свободычеловека и гражданина, Конституция считается с тем фактом, что человеку отрождения принадлежит автономия воли по отношению к обществу и государству. Когдаличные неимущественные права признает гражданское законодательство, этоозначает, что участники гражданских правоотношений (физические и юридическиелица, публично-правовые образования) обладают автономией по отношению друг кдругу. Именно в силу такой автономии их отношения регулируются гражданскимзаконодательством.

Смысл автономии воли лиц,участвующих в гражданских правоотношениях, более обстоятельно раскрывается в п.1ст.1 ГК, которая устанавливает, что «гражданское законодательствоосновывается на признании равенства участников регулируемых им отношений,неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольноговмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственногоосуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, ихсудебной защиты».

«Автономия воли» и«автономия» — близкие, хотя и не совпадающие понятия Автономия волиостается у субъекта всегда, даже в тех случаях, когда у него нет свободыдействий (в силу, например, заключения под стражу либо обращения его в рабство).В дальнейшем указанные термины используются как взаимозаменяемые. Это во-первых.Во-вторых, автономия совсем не означает, что субъект не испытывает никакихограничений при принятии решений гражданско-правового характера. Его лимитируютфакторы, прежде всего, внутреннего порядка, например, ограниченностьматериальных ресурсов, состояние здоровья и др. В процессе своего выбора онучитывает и внешние ограничения: правовые и нравственные нормы,социально-экономические предпочтения своих партнеров, состояние природной средыи т.д.

Содержание понятия «автономияволи» обсуждается в литературе[18].

Права, перечисленные в ст.150 ГК.в сущности представляют собой определение традиционным способом (перечислениемличных неимущественных прав) нового для российской правовой системы понятия«автономия воли».

Автономию воли субъекта можнорассматривать в качестве его единого свойства. В нем отражается тот факт, чтосубъект самостоятелен в выборе способов поведения. Вместе с тем, автономияпредполагает возможность выборов по нескольким направлениям: воздействие насвои физические и психические процессы, определение направлений реализациисвоих физических и духовных возможностей, выбор партнеров по жизни и методоворганизации взаимодействия с ними и т.д. Он волен самостоятельно определять,как построить свою личную жизнь, руководствуясь только одним критерием — непересекать пределы автономии других субъектов либо сообщества в целом, членомкоторого он состоит. И можно считать отнюдь не случайным тот факт, что наначальном этапе формирования теории личных прав предлагалось выделять единоесубъективное право, которое охраняло бы все личные проявления индивида, все егонеимущественные интересы[19].Данное предложение не было лишено оснований.

Однако законодательноерегулирование практики правоприменительных органов не могло не считаться с темобстоятельством, что автономия субъекта находит разные проявления. Жизнь издоровье предполагают, что никто не должен вмешиваться в процессыжизнедеятельности субъекта. Физическая свобода выражается в том, что субъектволен перемешаться по планете по своему усмотрению и выбирать место жительствав соответствии с правилами той страны, в которой находится. Право на внешнийоблик предполагает, что гражданин сам выбирает стиль одежды, форму прически,походку и т.д. Каждый из сегментов автономии предполагает, что в пределахданного сегмента выбор лица проявляется в специфических действиях. Возможностькаждого из множества таких действий предполагает особое субъективное право. Поэтомузаконодательство и теория права пошли по другому пути: они признают некоторыйнабор субъективных прав, которые в совокупности определяют содержаниеавтономной воли субъекта. М.П. Нохрина на основе анализа литературы,российского и зарубежного законодательства называет достаточно широкий переченьблаг, которые предлагается считать неимущественными: право на изображение,тайну переписки, имя, безопасность, неприкосновенность, свободу слова, неприкосновенностьжилища и иных сфер личной жизни, состояние здоровья, на свободу выбора вустановленных законом рамках по собственному усмотрению модели поведения, правона жизнь и здоровье, честь и достоинство, телесную неприкосновенность, насвободное передвижение и свободное избрание места жительства, на избрание родасоциально полезной деятельности, на неприкосновенность личной документации,наличную предприимчивость, телесную (физическую) целостность, национальнуюпринадлежность, на родной язык, и выбор языка общения, на вероисповедание, наличную тайну, на обработанные с помощью ЭВМ данные, относящиеся к личности, навнешность, гражданскую честь, на высказывания и бумаги личного характера, навидовые снимки и звуковые записи, касающиеся гражданина, на благоприятноеэкологическое состояние личности и целый ряд других[20].

То, что в настоящее времяпринято называть неимущественными, или нематериальными, или духовными благами,- вполне материальная, принадлежащая субъекту от рождения (или с момента егосоздания, когда речь идет о всякого рода социальных образованиях) возможностьвыбирать определенный круг решений в рамках автономии. Впрочем, он имеет иобязанности по отношению к автономии других субъектов.

Автономия в целом, как иотдельные ее проявления в виде неимущественных благ, не имеет экономическойоценки. Видимо, по этой причине эти блага называют нематериальными. Эти блага,конечно, невещественны. Однако даже при таких условиях называть ихнематериальными вряд ли оправданно: автономия в целом и ее проявления каксвойства субъектов гражданских правоотношений вполне материальны, как и всякиеиные свойства субъекта. Весьма сомнительно, что такие блага можно считать несвязанными с имущественными отношениями, как это определяет законодатель и какединогласно признают авторы множества публикаций.

Неимущественные блага (в смыслест.150 ГК) тесно и даже органически, неразрывно связаны с имущественными: наоснове и в пределах своей автономии субъект вправе создавать и фактическисоздает материальные и информационные объекты, которые приобретаютэкономическую ценность. Это обстоятельство и послужило основанием для О.С. Иоффев свое время признать, что неимущественные авторские права входят в составсложных авторских и изобретательских правоотношений. Но ведь точно так же правона частную жизнь, а более конкретно — на свободу любой экономическойдеятельности органически связано с правами человека на произведенные вещи: есливещь изготавливается за счет собственных средств, то субъект вправе показывать(или не показывать) ее другим лицам (что соответствует праву на обнародованиетворческого произведения), объявлять или не объявлять себя ее собственником (чтосоответствует праву на авторство), передавать или не передавать ее другим лицами т.п. Поэтому неимущественные права в той или иной степени связаны симущественными. Другое дело, что сами по себе они неотделимы от своих субъектов,не подлежат отчуждению каким бы то ни было способом.

Таким образом, всякое личноенеимущественное право как проявление автономии воли будучи неимущественным,тесно связано с имущественными, поскольку является основой для формированияпоследних, аналогично тому, как неимущественные права авторов связаны с правамиавторов на продукты их интеллектуальной деятельности. В свете такого подходаустановление в п.1 ст.2 ГК правила о том, что гражданское законодательстворегулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения,приобретает существенно иной смысл: личные неимущественные права как отдельныепроявления автономии воли представляют собой основу для формированияимущественных отношений и именно поэтому регулируются гражданским законодательством.

Не случайно признаниеКонституцией естественных свобод человека, с одной стороны, и введение вгражданское законодательство понятия «автономия воли» субъектовсоответствующих правоотношений и принятие к гражданско-правовому регулированию широкогоспектра неимущественных прав граждан и юридических лиц — с другой, произошлиисторически почти одновременно: в начале 90-х годов.

Не случайным является также тообстоятельство, что некоторые авторы смысл личных неимущественных прав видят втом, что они обеспечивают самостоятельность субъекта, его автономию,индивидуализацию личности, оценку его достоинств со стороны общества и т.д.

М.Н. Малеина в качестве критерияклассификации личных неимущественных выделяет цели осуществления каждой группыправ и среди них называет права, обеспечивающие физическое и психическоеблагополучие, индивидуализацию личности в обществе и ее автономию[21].Т.В. Дробышевская также прибегает к перечислению, отмечая, что личноенеимущественное право — юридически обеспеченная мера возможного поведения лицав сферах физического благополучия, индивидуализации и автономии личности[22].

Если принять во внимание, чтофизическое, психическое и прочее благополучие — также проявления автономиисубъекта, го можно прийти к выводу, что множество личных неимущественных благ — отдельные проявления (сегменты) автономии субъектов, в пределах которых онимогут вести себя по своему усмотрению. В сущности, к этому сводится смыслмногих научных публикаций[23].

Таким образом, личноенеимущественное право можно определить как принадлежащую субъекту естественнуювозможность самостоятельно в соответствии с принадлежащей ему автономией воливыбирав варианты собственного поведения, касающиеся его существования илисоциального поведения. Личные неимущественные правоотношения — отношения,которые складываются между субъектами по поводу их личных неимущественных благ.

Выбор совершается свободно, но: приэтом не должна нарушаться автономия других субъектов и в целом сообщества, вкотором находится тот. кто делает выбор. Пределы автономии данного лица — границыавтономии, которые принадлежат другим субъектам.

Автономия субъекта как целостныйкомплекс субъективных прав отличается от его правосубъектности. Правосубъектность,как известно, включает в себя правоспособность и дееспособность. Правоспособность- возможность иметь права. Частично она реализуется с момента рождения (когдафизическое лицо сразу становится обладателем комплекса неимущественных прав,обеспечивающих его автономию) или создания (когда уже в момент созданияорганизация приобретает статус юридического лица и в связи с этим — наборнеимущественных прав). Другие нрава в соответствии с содержанием правоспособностипоявляются в связи с другими юридическими фактами (сделки, юридические поступкии т.д.). Дееспособность — способность субъекта своими действиями приобретать,реализовывать, изменять и прекращать права и обязанности. В ГК установлено (п.2ст.28), что начальная дееспособность появляется у гражданина по достижениишести лет, когда он получает возможность совершать некоторые юридическизначимые действия по поводу имущества. Действия в пределах своей автономии волифизическое лицо совершает еще до достижения шестилетнего возраста, когдасамостоятельно (под влиянием взрослых и средств массовой информации) формируетсвой внутренний мир, совершает акты творчества, выбирает друзей для общения и т.д.Нередко он принимает собственные правила общения со взрослыми и настойчивопроводит их в жизнь в кругу семьи, а нередко — и за пределами членов семьи.

Имея набор личныхнеимущественных благ, а также права на них, зная методы управления ими, субъект(гражданин или организация) получает возможность формировать свою индивидуальность.Пренебрежение своими благами, например, физическим и психическим здоровьем,внешним обликом и другими — также один из вариантов автономного выбора. Поэтомув литературе справедливо отмечается, что неимущественные блага обеспечиваютразвитие индивидуальности того, кому они принадлежат[24].

Признание обществом (игосударством) неимущественных благ субъекта проявляется в признании за нимсоответствующих прав. А наличие субъективного права дает их обладателювозможность защищать свой внутренний мир, частную жизнь и частную деятельностьот необоснованного воздействия государства, его органов и иных участниковобщественных отношений[25].

Неимущественными принято считатьправа, которые возникают по поводу объектов или благ, которые не имеютстоимостной оценки в обществе.

Содержание ст.150 ГК даетоснование считать нематериальными благами и сами блага (жизнь, здоровье, честь,доброе имя и т.п.), и права на них. Некоторые авторы приняли такую формулировкукак руководство к действию и признают объектами прав и блага, и сами права[26].

Такая позиция законодателявстретила критическую оценку в литературе[27].Эти нормы гл.8 ГК следовало бы уточнить. Дело не только в том, что существенноне полон перечень благ, с чем еще можно было бы смириться: в конце концов естьже имущественные права как разновидность объектов гражданских прав. Болеесерьезная погрешность этой главы в ином. Уже в названии говорится о защите благ.В п.2 ст.150 устанавливается, что «нематериальные блага защищаются всоответствии с настоящим Кодексом… ». Здесь заключено отступление отсамого понятия права и его роли в обществе: право регулирует отношения (а неотдельные объекты — вещи и т.д.) и предусматривает защиту прав, а ненепосредственно благ, какими бы значимыми для общества они ни были. Поэтомупредложения об уточнении редакции норм гл.8 ГК РФ заслуживают безусловнойподдержки.

Неимущественные права существуютне сами по себе. В юридической науке уже давно стало господствующим мнение,согласно которому субъективным правам непременно корреспондирую к обязанностидругих субъектов. Праву субъекта на его неимущественные блага противостоитобязанность всех других субъектов (общества, государства, муниципалитета,физических и юридических лип) воздерживаться от нарушения права. Вследствиетого, что все окружающие обязаны воздерживаться от нарушения неимущественныхправ данного субъекта, обеспечивается автономия последнего. Таким образом,основное назначение неимущественных прав — обеспечить субъектам гражданскогоправа автономию воли.

Автономия — объективное иестественное свойство человека в обществе. Право как система норм его признаети обеспечивает. Обеспечение автономии со стороны гражданского законодательствазаключается в том, что оно предоставляет управомоченному лицу возможностьсвободного поведения в пределах своей автономии, а иногда при этом раскрываетспектр тех действий, которые вправе совершать обладатель личного неимущественногоправа. Вот почему целесообразно говорить о содержании правомочия лица, которомупринадлежит то или иное неимущественное право.

Неимущественные правоотношенияимеют сложную структуру, включающую в себя субъектов, связывающие их права иобязанности, а также объект, по поводу которого между участниками складываютсявзаимные права и обязанности.

Структура неимущественныхправоотношений подробно рассматривается в последующих параграфах.

/>1.2 Жизнь и здоровье в системе личных неимущественных прав

Попытки построить систему личныхнеимущественных прав имели место еще тогда, когда они небыли признаны советскимправом. Одним из первых такую попытку предпринял В.А. Рясенцев. Смысл егоклассификации состоял в следующем[28].Он выделял:

1) личные неимущественные права,сущность которых составляют личные неимущественные блага, не отделимые отличности (жизнь, здоровье, неприкосновенность личности);

2) личные неимущественные прав; воснове которых лежат неимущественные блага, индивидуализирующие человека вколлективе (имя, честь, достоинство и т.д.);

3) личные неимущественные правав сфере брачно-семейного права;

4) личные неимущественные правав сфере творческой деятельности, а также интересы, возникающие из права наобразование, на отдых, разно образные культурные запросы и т.д.;

5) личные неимущественные права,в основе которых лежат имущественные интересы. В цело современные представленияо системе личных неимущественные правоотношений ушли далеко вперед[29],но нетрудно заметить, что первая классификация В.А. Рясенцева оказывает на нихсвое влияние и в наши дни.

Достаточно детальнуюклассификацию личных неимущественных прав провела Т.В. Дробышевская[30].В этом безусловная ценность исследования. Но и ее результат вызывает вопросы. Так,в одну групп (вторую) объединены субъективные права, обеспечивающие индивидуальностьличности и адекватность ее восприятия обществом. Уже из названия видно, чтоздесь объединены права на основе разных критериев. В состав этой группывключены:

«1) Право на честь,достоинство и деловую репутацию:

а) право на использование сложившихсяв обществе представлений о себе в различных сферах деятельности;

б) право на изменение содержаниячести и деловой репутации.

2) Право на имя (право на имя,отчество, фамилию, подпись):

а) право обладать определеннымименем,

б) права пользоваться своимименем;

в) право на сокрытие своегоимени;

г) право на изменение и переменуимени;

д) право на передачу своегоимени ребенку;

е) право на запрещение (разрешение)использования своего имени после смерти;

ж) право на установление своегоимени

3) Право на идентификациюнациональной принадлежности:

а) право на определение своейнациональной принадлежности;

б) право на указание своейнациональной принадлежности.

4) Право на идентификациювероисповедания.

5) Право на индивидуальный облик:

а) право на самостоятельноеопределение своего индивидуального облика;

б) право на использование своегоиндивидуального облика.

6) право на голос;

а) право на использование своегоголоса (в рекламе, эстрадных номерах и т.д.);

б) право на звукозапись своегоголоса.

7) Право на национальный язык.

8) Право на неприкосновенностьгенома человека.

9) Право наличный герб»[31].

Зачисление в одну группу прав,представляющих собой возможность идентификации национальной принадлежности ивыбор вероисповедания, никак нельзя рассматривать в качестве средстваиндивидуализации личности в обществе, потому что нередко такой набор делаетсябез огласки. Да и на восприятие субъекта обществом эти признаки мало влияют,особенно когда человек отказывается от религиозного мировоззрении или простоскрывает свое вероисповедание. Выбор национальности — это скорее шаг к самоидентификации.Право на использование своего облика (в том числе голоса) в рекламе и эстрадныхпредставлениях имеет скорее имущественный характер и переходит в другую областьнаучного анализа.

Трудности в деле классификацииличных неимущественных прав вызнаны в значительной степени тем, чтопредставления о них формируются в некотором смысле стихийно. Право на автономиюпризнавалось еще в древних источниках права. Об этом свидетельствуют нормы обответственности за лишение жизни, причинение вреда здоровью, покушение нафизическую неприкосновенность и т.д. В Дигестах Юстиниана устанавливалисьправила зашиты людей, которые пострадали вследствие своей ошибки (промаха) илиобмана; понесшим ущерб вследствие страха или чужого лукавства[32].Такое неправомерное поведение в древности рассматривалось как стремлениевоздействовать или фактическое воздействие на другого субъекта с целью лишитьего возможности принимать решения на основе своей автономии воли. СогласноАртикулам военным 1715 г. (артикул 149)«сочинение пасквили илиоскорбительного письма, а также если злой умысел припишет, вследствие чегодоброму имени вред причинен будет, то сочинителю полагается наказание, котороегрозило оговоренному»[33].Стремление воздействовать на репутацию оговоренного помимо его воли (внарушение его автономии) влекла серьезные последствия для сочинителя.

Законодательство, формулируянормы о личных неимущественных правах, зачастую руководствуется остротойвопроса в современном обществе. Так. ч.1 ст.29 Конституции устанавливает, чтокаждому гарантируется свобода мысли и слова. Отсюда непосредственно вытекаетправо иметь любые религиозные убеждения. Однако в Конституции праву на свободувероисповедание посвящена отдельная норма: печальные уроки истории вынуждаютзаконодателя ввести (в ст.28) специальное правило. Часть 1 ст.29 Конституциипредусматривает, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать,производить и распространять информацию. Эта норма безусловно распространяетена случаи, когда человек нуждается в квалифицированной юридической информации, т.е.в получении юридической помощи. Жизнь, однако, диктует, что необходимоспециальное установление такого права. И соответствующая норма включена в ст.48Конституции.

Сложность задачи вызвана такжетем, что приходится решать вопросы классификации таких труд но определимыхобъектов, как личные неимущественные блага. Но и не решать ее нельзя. Представляется,что уязвимость проведенных классификации вызвана тем, что избранные критерии оказывалисьнеопределенными, а потому и ненадежными. При распределении личныхнеимущественных правоотношений по видам следует, прежде всего, учитывать, что вних участвуют не только физические лица (как это сделано в предыдущихклассификациях), но также юридические липа и всякого рода публичные образования.Кроме того, надо принимать во внимание процессы, которые действительнопроисходят при установлении, изменении и прекращении личных неимущественныхправ, а также входе их реализации управомоченными субъектами.

Напрашивается оговорка, котораяимеет существенное значение. Она состоит r том, чтообычно обсуждается классификация личных неимущественных прав, хотя всякоеправоотношение (в том числе личное неимущественное) включает в себя иобязанности. Но обязанности носят пассивный характер, слабо различимы междусобой. Поэтому в абсолютных правоотношениях распределение по видам правозначает, что тем самым к соответствующему виду принадлежат и правоотношения вцелом.

В процессе классификации личныхнеимущественных правоотношений (прав) исходным фактором служит тообстоятельство, что законодательство признает субъектами гражданскихправоотношений тех, кто обладает автономией воли (и вытекающими из нееравноправием и имущественной самостоятельностью по отношению к другим субъектам).Личные неимущественные права представляют собой континуум возможностей,принадлежащих субъекту. Континуум охватывает все сферы существования идеятельности субъекта независимо оттого, попали ли в поле зрения наукиотдельные компоненты этого континуума, т.е. отдельные сегменты автономии воли.

Автономия предполагает, чтосубъект имеет право на самостоятельное существование и, в соответствии с этим,свободу выбора и осуществления деятельности в пределах автономии.

С раннего периода своей историичеловек не мог существо пап" I изолированно. Впоследствиипоявившиеся в обществе организации также были рассчитаны на взаимодействие сдругими субъектами — физическими и юридическими. Отсюда следует; право насвободу участия в социальных взаимодействиях (в том числе — в правовыхотношениях). Наряду с отмеченными аспектами автономии имеется еще один — недопустимостьдля пocтoронних проникновенияза ее границы, иначе говоря, право на неприкосновенность, недопустимостьпересекать ее границы любыми способами.

В соответствии с этимприменительно ко всем видам участников гражданских правоотношений их личныенеимущественные права можно разделить на два вида:

права на самостоятельноесуществование;

права на автономную деятельность(активность в пределах автономии)

Каждый из этих видов допускаетих изучение в качестве отдельного предмета. Но в условиях современного высокогоуровня развития регулирования рассматриваемых правоотношений, а такжеинтенсивных теоретических исследований в данной области, обычно принято врамках каждого вида выделять отдельные права. Вместе с тем, представления оправах, принадлежащих отдельным субъектам, могут существенно различаться междусобой и по содержанию, и по названию. Так, граждане имеют право на' жизнь издоровье, а сходные правомочия юридического лица и публично-правовыхобразований требуют другого названия — право на существование. Право наавтономию у юридического лица существенно иное по сравнению с аналогичнымправом сельского или поселкового поселения.

Поэтому личные неимущественныеправа физических лиц (граждан), юридических лиц и публично-правовых образованийприходится рассматривать отдельно.

У каждого субъекта имеется рядотдельных прав каждого вида.

В праве человека насуществование выделяются право на жизнь, на здоровье, психическое благополучие(как одно из проявлений здоровья), на достоинство (как одно из проявленийпсихологического состояния).

В правах человека на социальноебытие можно выделить личную жизнь и частную деятельность. Они проявляются вобщении с другими субъектами, для чего данное лицо вправе формировать свойвнешний облик. В обществе множества людей и других субъектов невозможнообойтись без собственного имени, а потому за ним признается право на получениеимени.

Аналогично у юридического лица ипублично-правовых образований можно выделить права на существование и наавтономию, последнее, в свою очередь, включает в себя возможность иметьрепутацию, вступать во взаимодействие под своим наименованием и т.д.

Как уже показано выше, личноенеимущественное право — возможность некоторого поведения в пределах автономиисубъекта. В пределах этой возможности только управомоченный располагаетвозможностью вести себя активно. Все другие лица лишены права каким бы то нибыло способом пересекать границу автономии. В этом смысле соответствующийсубъект имеет право на неприкосновенность соответствующего блага. Поэтомунередко принято говорить о праве на неприкосновенность блага. Так, ч.1 ст.22Конституции говорит о личной неприкосновенности. Статья 23 Конституции признаетза каждым право на неприкосновенность частной жизни. О неприкосновенностичастной жизни говорит и ст.150 ГК[34].Подобные примеры легко умножить.

Строго говоря, такаяформулировка нормативно-правового акта не совсем точна. Из ее буквальногосмысла получается, что некоторое лицо обладает каким-то самостоятельным благом- неприкосновенностью в определенной сфере. Неприкосновенность идинедопустимость нарушения границ автономии вытекает непосредственно из того, чтоавтономия — субъективное право. В его пределах субъект может выбирать вариантыповедения и рассчитывать, что автономию никто не нарушит. Такой вывод вытекаетнепосредственно из сущности субъективного права. Поэтому в ч.1 ст.22Конституции достаточно установить, что каждый имеет право на личную свободу. Вчасти 1 ст.23 достаточно признать право на частную жизнь (или свободу частнойжизни). А уже из 'этих установлений (ведь субъективное право обеспеченопринудительной силой государства) непосредственно вытекает, что законгарантирует и неприкосновенность названных прав.

Самостоятельного же права нанеприкосновенность не существует, что, впрочем, не исключает специальноготеоретического анализа неприкосновенности соответствующего сегмента автономии[35].

Один из способов пересеченияграницы автономии — информационное воздействие на управомоченного, в том числе,путем снятия (сканировании) информации с событий в частной жизни человека,юридического лица или публичного образования. Недопустимость такогосканировании вытекает уже из того факта, что частная жизнь неприкосновенна длялюбых способов, в том числе для сбора информации. Поэтому правило ч.2 ст.23Конституции могло бы выглядеть так: «Каждый имеет право на переписку,телефонные переговоры, почтовые, телеграфные и иные сообщении». Отсюданепосредственно следует и право на соответствующие тайны. Впрочем, иногда влитературе само право на личную жизнь связывается с неприкосновенностью итайной. Так, М.В. Баглай полагает, что «частную жизнь составляют тестороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делатьдостоянием других»[36].Получается, таким образом, что если из каких-то фактов своей жизни человек неделает тайны, то эти факты и не относятся к сфере ею личной жизни. Данноепризнание было бы существенно неточным.

Конечно, распространенные внастоящее время формулировки ряда правовых норм имеют свою предисторию ипризваны подчеркнуть значимость именно неприкосновенности соответствующих блага виде тайны или коммерческой тайны. Анализу прав именно с этой стороныпосвящена обширная литература[37].

Изложенные выше замечания лишьпризваны объяснить, почему среди личных неимущественных прав не рассматриваютсяотдельно права на неприкосновенность и всякого рода тайны. Однаконеприкосновенность и тайны существуют, они могут быть предметомсамостоятельного научного анализа.


/>/>Глава 2. Право на жизнь и здоровье как личныенеимущественные права физических лиц

/> 

2.1 Право на жизнь

Личная сфера жизни человеканастолько многообразна, что с трудом поддается описанию. Не менеезатруднительно выбрать критерием для классификаций отдельных ее проявлений. Сэтой точки зрения можно утверждать, что каждая классификация, предложенная влитературе, имеет право на существование, поскольку описывает сложную системуличных прав человека в определенном аспекте, даже если автор допускаетнекоторые погрешности в своей системе, а потому подвергается критике.

Особый интерес вызываетпредложение Л.О. Красавчиковой разделить все множество личных прав человека надва вида: связанных с физическим существованием и социальным существование[38].Преимущество такого подхода заключается в том, что отдельные права могут бытьраспределены по группам, не вызывая упреков противоречивости.

В одну из них попадают право нажизнь, сохранение физического здоровья, психическое благополучие,энерго-информационное поле, право на благоприятную окружающую среду,собственное достоинство. Другую группу составляют права, которые даютвозможность человеку вести активную социальную деятельность.

В рассматриваемой классификацииследует уточнить названия. Существование человека может быть только физическим(в широком смысле этого слова). Если нет физического существования, то исоциальное существование оказывается под вопросом. Посему данную группудостаточно назвать правами, обеспечивающими физическое существование гражданина.

Термин «социальноесуществование» уводит в сторону от смысла тех личных прав, которые онобозначает: они отражают признание за человеком права на деятельность и правана выбор сферы деятельности в обществе. Другими словами, речь идет о выборевзаимодействия с другими людьми для осуществления индивидуальной либо групповойдеятельности. По этой причине, может быть, вторую сферу деятельности точнееназвать социальной жизнью человека, которая возможна в той мере, в какой егофизическое существование обеспечено.

Следует подчеркнуть, что права всфере социального бытия — возможность делать всякого рода выборы в рамкахопределенного круга возможностей. Когда выбор сделан и наступил ожидаемый илинеожидаемый результат, начинаются другие отношения, связанные с вещным илиинформационным объектом либо совместная деятельность, основанная на иных нормах- семейного, трудового, гражданского, международного частного права.

В этой области автономиичеловека возможно выделение различных прав. Все зависит от принятого критерия иуровня развития законодательства.

Л.О. Красавчикова в 1994 г. предлагалавключить в отдельную группу права на имя, достоинство и деловую репутацию, начастную (личную) жизнь, на свободу передвижения[39].

Т.В. Дробышевская среди прав,обеспечивающих физическое благополучие, выделяет лишь право на жизнь, наздоровье, на физическое благополучие и на благоприятную окружающую среду[40].

А вот ГК Украины среди прав насуществование выделяет право на устранение опасности, угрожающей жизни издоровью, на медицинскую помощь, информацию о состоянии своего здоровья, тайнуо состоянии своего здоровья, на свободу, на личную неприкосновенность, на семьюи некоторые другие. Такой подход законодательства Украины открывает простор длярасширения перечня личных неимущественных прав в этой сфере. Он оправдан, хотяи уязвим для критики. Здесь не нашлось места праву на благоприятную окружающуюсреду, но зато включено право на семью, хотя в последнем случае речь идетскорее о социальном бытии человека.

Ниже обсуждаются личныенеимущественные права, назначение которых в обеспечении физическогосуществования человека.

Хотя жизнь — благо, котороезнакомо каждому человеку, ее научное определение до сих пор вызывает дискуссии.В соответствии с современными представлениями жизнь есть специфическая формаорганизации материи, которая связана с обменом веществ. Но некоторыепредставления, сложившиеся еще в далекой древности, связывают жизнь сэнерго-информационным обменом, который непрерывно осуществляется междуорганизмами (в том числе и человеком) и космосом. Многие наблюдения ифизические эксперименты подтверждают наличие такого обмена.

Субъект права на жизнь — человек.В соответствии с законодательством РФ (п.2 ст.17 ГК) это право, как и другиеестественные личные неимущественные права, возникает с рождения и прекращаетсяв момент смерти. Но жизнь начинается еще до отделения ребенка от матери. Поэтомуне исключается защита его интересов и прав еще до рождения[41].

Содержание правоотношения,связанного с жизнью, включает субъективное право каждого лица и обязанностьвсех остальных субъектов уважать это его право.

Это право признается зачеловеком всеми правовыми системами древних времен, даже если в явном виде ононе было сформулировано. В предыдущие общественно-исторические эпохи егопризнание выражалось в том, что предусматривались те или иные формыответственности за лишение жизни другого человека.

Пользование этим благом состоитв том, что человек живет.

Распоряжение своей жизнью также, как вещами, невозможно. И тем не менее человек в состоянии распорядиться еюнесколькими способами. Во-первых, он вправе выбрать такие виды деятельности,которые связаны с повышенным риском наступления смерти — спасатели, альпинисты,минеры и др[42].Человек подвергает опасности свою жизнь, когда участвует в отдельныхрискованных ситуациях — тушение пожара, спасение утопающих и т.д. Во-вторых, всовременном мире значительное число людей (около 500 тыс. ежегодно) сводят счетыс жизнью путем самоубийства. Такой способ решения индивидуальных проблем непреследуется законом, хотя и осуждается обществом и целом, и отдельнымиобщественно-политическими движениями, и частности, религиозными течениями[43].

Покушение на жизнь человека — социально-опасноедействие, которое сурово карается действующим уголовным законодательством.

Вместе с тем, убийство другогочеловека — не всегда преступление. Если оно совершается в ходе вооруженногоконфликта между государствами, военнослужащие каждой из сторон получают нетолько официальное благословение, но поощрение к убийству: тем самым ониисполняют свой патриотический долг. Оружие разрешается применять в ходестолкновений с правонарушителями внутри страны, если нет иной возможностивосстановить законность и порядок.

Любой человек вправе применитьнасилие к другому человеку и даже лишить его жизни, если это диктуетсяусловиями необходимой обороны. В соответствии с обычаями кровной мести, которыедо сих пор действуют в некоторых сообществах, родственники погибшего вправесвоими средствами отомстить убийце и даже лишить его жизни.

Государство вправе лишитьгражданина жизни в связи с совершением им особо тяжких преступлений. Правда, вомногих странах Европы в настоящее время смертная казнь отменена. В России такаямера наказания в Уголовном кодексе предусмотрена, но на ее применение наложенмораторий в связи с вступлением Российской Федерации в Совет Европы.

Как показывают социологическиеисследования, большинство участников опросов (не только в России) полагают, чтоза совершение некоторых видов тяжких преступлений смертная казнь должна бытьвосстановлена. Такая позиция общественности вполне понятна: для большинствалюдей смерть — событие не только нежелательное, но и вызывающее ужас. Голосуяза смертную казнь, граждане полагают, что и отпетые уголовники также боятсясмерти. На самом деле, как свидетельствуют работники учреждений, где отбываютнаказание «пожизненники», большинство этих людей готовы уйти из жизнипо доброй воле[44].Так что еще надо взвесить, какими мерами следует наказывать отпетыхуголовников, если желать им тяжких испытаний.

В литературе с давних пор стоитвопрос о том, можно ли убить I человека по его просьбе.

Обычаи некоторых народовдопускают убийство тяжело больного или престарелого родственника по его просьбе.Сократ и Платон полагали правомерным убийство тяжело больного человека, дажеесли он не давал на это согласия. Т. Мор писал: «Если болезнь не только неподдается врачеванию, но и доставляет постоянные мучения и терзания, тосвященники и власти обращаются к страдальцу с такими уговорами: он не можетсправиться ни с какими заданиями жизни, неприятен для других, в тягость себесамому и, так сказать, переживает уже свою смерть».

В настоящее время законодательствомподавляющего большинства стран современной цивилизации убийство даже по просьбепотерпевшего признается преступлением. И вместе с тем, многие годы обсуждаетсявопрос о допустимости лишения жизни человека по его просьбе в случае его тяжелойи неизлечимой болезни[45].В настоящее время эвтаназия разрешена законом только в Голландии. В другихстранах данная проблема активно обсуждается. В международном праве она нерешена.

Необходимо отметить, чтоэвтаназия возможна в двух формах. При одной из них врач непосредственно несовершает акт по преднамеренному лишению жизни пациента. Он лишь предлагаетбольному рекомендации по применению тех или иных средств в целях самоубийства (например,выписывая желающему покончить с собой пациенту лекарство, врач информирует егоо дозе, которая приведет к смертельному исходу). Это так называемое «ассистированноесамоубийство». Обязательным его признаком является осознание врачомпоследствий своего поступка, что невозможно без осведомленности врача онамерении пациента лишить себя жизни. В решениях Всемирной медицинскойассоциации и законодательстве ряда зарубежных стран, в частности, Голландии,«ассистированное самоубийство» не признается эвтаназией[46].

В российском законодательствеэвтаназия безоговорочно запрещена. Согласно ст.45 Основ законодательстваРоссийской Федерации об охране здоровья граждан эвтаназия представляет собой«удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либодействиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер поподдержанию жизни». А значит, можно было бы полагать, что любое содействиебольному в ускорении ухода из жизни представляет собой уголовно наказуемоедействие.

Но К.А. Чернега считает иначе. Онаобращает внимание на то, что согласно ст.105 УК РФ, убийство представляет собойумышленное причинение смерти другому человеку. Очевидно, что по ряду признаковэвтаназия тождественна убийству. Субъективная сторона эвтаназии характеризуетсяналичием у врача прямого умысла, направленного на лишение жизни пациента. Вместес тем некоторые особенности эвтаназии не позволяют отождествить ее с убийствомпо ст.105 УК РФ. Прежде всего, отмечает К.А. Чернега, следует иметь в видусостояние пациента, которое вызывает сострадание. На эвтаназии нередконастаивают люди, осознающие, что болезнь приведет к неизбежному распаду ихличности (например, в результате утраты отдельных функций головного мозга) сосмертельным исходом. Данные факторы придают эвтаназии колорит «милосердногоубийства» с типичными мотивами жалости, сострадания к пациенту и (или) егоближним, неверного представления о врачебном долге облегчить боль и т.д. Указанныемотивы при определении меры уголовной ответственности за эвтаназию могутрассматриваться как смягчающее обстоятельство. Ведь убийство по ст.105 УКхарактеризуется насилием над личностью. Впрочем, осуществление эвтаназии можетбыть основано на иных мотивах — не исключен, в частности, корыстный мотивполучения вознаграждения за последующую трансплантацию органов жертвы. Подобныемотивы несомненно должны расцениваться как отягчающее обстоятельство[47].

Далее К.А. Чернега констатируетэволюцию позиции международных правил в данном вопросе. Впервые Всемирнаямедицинская ассоциация рассмотрела вопрос об эвтаназии в 1950 г. и осудила еесовершение «при любых обстоятельствах». Однако впоследствии в актахВМА появились нормы, в известной степени оправдывающие пассивную эвтаназию. Речьидет о Лиссабонской Декларации прав пациента (сентябрь/октябрь 1981 г),согласно которой пациент имеет право, получив «адекватную информацию,отказаться от лечения», а также право «умереть достойно». ВенецианскаяДекларация о терминальном состоянии (октябрь 1983 г) прямо обязывает врачаосуществлять пассивную, в том числе принудительную (на основе волеизъявленияродственников), эвтаназию: «Врач не продлевает мучения умирающегобольного, в том числе связанные с неизлечимой болезнью и уродством, прекращаяпо его просьбе, а если больной без сознания — по просьбе его родственников,лечение, способное лишь отсрочить наступление неизбежного конца».

Вскоре международные этическиенормы были закреплены в законодательных актах отдельных государств. Вчастности, они (за исключением права на достойную смерть) были воспринятыроссийским законодательством: наряду с запретом эвтаназии, ст.45 Основзаконодательства РФ об охране здоровья граждан включает в перечень правпациента при оказании медико-социальной помощи, во-первых, право на облегчениеболи, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством допустимымиспособами и средствами; во-вторых, право на отказ от медицинского вмешательствапри осведомленности пациента о его возможных последствиях (ст.30).

Норма ст.30 Основзаконодательства РФ об охране здоровья граждан (пациент имеет право на «отказот медицинского вмешательства») послужила основанием для оправдания вроссийской литературе так называемой пассивной эвтаназии. К.А. Чернегавыступает категорически против законодательного разрешения эвтаназии в любых ееформах. Хотя некоторые авторы допускают ее применение и даже полагают, чтоотсутствие в законодательстве РФ нормы, разрешающей эвтаназию, унижаетчеловеческое достоинство[48].

Возможность эвтаназии допускаети М.Н. Малеина, но она полагает необходимым ввести сложную процедуру принятия иреализации подобных решений[49].По ее мнению, условия проведения эвтаназии могут выглядеть следующим образом:

1) решение об этом долженпринимать сам дееспособный гражданин; решение по просьбе несовершеннолетнего ввозрасте от 14 до 18 может быть отложено до достижения больным 18-летнеговозраста; заявление об эвтаназии несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет нерассматривается;

2) просьба гражданина обэвтаназии добровольна, сознательна, устойчива; он не должен страдатьзаболеваниями, сопровождающимися навязчивой идеей смерти;

3) при принятии решения должнабыть доказана невозможность спасти жизнь, установленная консилиумомврачей-специалистов при обязательном их единогласии;

4) должна быть установленаневозможность облегчить сильные физические и нравственные страдания больногоизвестными средствами;

5) принятию решения должнапредшествовать санкция прокурора (или решение суда).

Право на жизнь неотъемлемо отправа на здоровье. В законодательстве и литературе принято рассматривать каждоеиз них в качестве самостоятельного блага./>


2.2 Право на здоровье

В законодательстве и влитературе[50]принято выделять здоровье в качестве самостоятельного личного неимущественногоблага. Конечно, надо учитывать, что оно тесно связано с жизнью. Ведь нередконарушение здоровья чревато лишением жизни. Иногда именно таким способомсовершается покушение на жизнь человека.

Известные определения здоровьяотличаются существенным многообразием. Так, Большая Советская Энциклопедияопределяет его как «естественное состояние организма, характеризующеесяего уравновешенностью с окружающей средой и отсутствием каких-либо болезненныхизменений»[51].В соответствии с Уставом Всемирной организации здравоохранения здоровье — этосостояние полного физического, душевного и социального благополучия. Этиопределения призваны отличить состояние здоровья от нездоровья с точки зрениямедицины. Конечно, состояние отдельного человека может характеризоваться иотсутствием гармонии со средой. Но пока он жив, у него есть и здоровье (пустьдаже очень плохое), а значит, он имеет право на пользование им. Это правопровозглашено в ст. ст.8 и 37 Декларации прав и свобод человека и гражданина. ВРоссии оно определяется нормами ст.41 Конституции РФ, Основами законодательстваРоссийской Федерации об охране здоровья граждан, Законами РФ от 29 июня 1991 г.«О медицинском страховании граждан в Российской Федерации», от 2 июля1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»,от 9 июля 1993 г. «О донорстве крови и ее компонентов» и другими. Важнуюроль в этом регулировании играют главы 8 и 59 ГК РФ[52].

Анализ перечисленных вышенормативных правовых актов дает возможность определить, что право на здоровьепредставляет собой возможность человека пользоваться состоянием своегоорганизма по своему усмотрению.

Правоотношение по поводуздоровья является абсолютным. Хотя в публикациях к этому виду иногда причисляюти отношения физического лица с другими конкретными субъектами, в ходе которогостороны совершают в адрес друг друга положительные действия. Так, Л.О. Красавчиковаи М.Н. Малеина включают в состав отношений, связанных с правом на здоровье,отношения с медицинскими учреждениями и органами медицинского страхования[53].

Человек владеет здоровьем совсемне так, как вещью: он просто живет с тем состоянием организма, которое имеетсяв данный период.

Человек самостоятельно пользуетсясвоим здоровьем. Пользование не предполагает обращения к медицинскимучреждениям и другим лицам со своими медицинскими проблемами. Оно означает, чтогражданин просто живет так, как позволяют его физические возможности. Внормальных случаях здоровье употребляется на получение выгоды — ведениедеятельности по изготовлению вещей и производству информационных продуктов,оказанию услуг, выполнению трудовых функций в организации и т.д.

Здоровье может быть использованов интересах других лиц, например, вынашивание ребенка в качестве суррогатнойматери, а также в общественных интересах: проведение медицинских экспериментовдля апробации лечебных препаратов и процедур.

Когда человек по своемуусмотрению решает вопрос о том, как ему относиться к проблемам, связанным с егоздоровьем, это нередко напоминает действия по распоряжению здоровьем. Этивопросы достаточно обстоятельно регламентированы Основами законодательстваРоссийской Федерации об охране здоровья граждан.

Естественно, гражданинупринадлежит право на отказ от медицинского вмешательства или требования егопрекратить, как это предусмотрено в ст.33 Основ. При отказе от медицинскоговмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для негоформе должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинскоговмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью вмедицинской документации.

При возникновении необходимостигражданину принадлежит право на обращение к медицинским учреждениям дляустранения проблем со здоровьем. В связи с этим обращением гражданин имеетширокие полномочия. Согласно ст.30 Основ он, в частности, вправе рассчитыватьна:

1) уважительное и гуманноеотношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала;

2) выбор врача, в том числесемейного и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выборлечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательногои добровольного медицинского страхования;

3) обследование, лечение исодержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;

4) проведение по его просьбеконсилиума и консультаций других специалистов;

5) облегчение боли, связанной сзаболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами исредствами;

6) сохранение втайне информациио факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иныхсведений, полученных при его обследовании и лечении;

7) информированное добровольноесогласие на медицинское вмешательство;

8) возможность отказа отмедицинского вмешательства;

9) получение информации о своихправах и обязанностях и состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц,которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии егоздоровья.

За помощью в лечении человекможет обратиться по любому адресу, т.е. не только в медицинское учреждение, нотакже к знахарям, колдунам, соседям, просто к случайным людям. Только впоследних случаях его полномочия уже не столь широки, как при обращении кмедикам.

Вместе с тем, отношение человекак своему здоровью — это не всегда исключительно его личное дело. Как известно,в ряде случаев оно тесно связано с общественными интересами. Это обстоятельствоотражено в ст.34 Основ: оказание медицинской помощи (медицинскоеосвидетельствование, госпитализация, наблюдение и изоляция) без согласияграждан или их законных представителей допускается в отношении лиц, страдающихзаболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц, страдающихтяжелыми психическими расстройствами, или лиц, совершивших общественно опасныедеяния, на основаниях и в порядке, установленных законодательством РФ.

В связи с отказом от медицинскихуслуг последствия могут оказаться и принципиально иными, как этопредусматривает ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» от17.09.1998 № 157-ФЗ. Статья 5 предусматривает, что при осуществлениииммунопрофилактики граждане имеют право на получение от медицинских работниковполной и объективной информации о необходимости профилактических прививок,последствиях отказа от них, возможных поствакцинальных осложнениях; выборгосударственных, муниципальных или частных организаций здравоохранения либограждан, занимающихся частной медицинской практикой; бесплатныепрофилактические прививки, включенные в национальный календарь профилактическихпрививок, и профилактические прививки по эпидемическим показаниям вгосударственных и муниципальных организациях здравоохранения и другие права, втом числе отказ от профилактических прививок. Отсутствие профилактическихпрививок влечет: запрет для граждан на выезд в страны, пребывание в которых всоответствии с международными медико-санитарными правилами либо международнымидоговорами РФ требует конкретных профилактических прививок; временный отказ вприеме граждан в образовательные и оздоровительные учреждения в случаевозникновения массовых инфекционных заболеваний или при угрозе возникновенияэпидемий; отказ в приеме граждан на работы или отстранение граждан от работ,выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями.

Защиту права на здоровье отпокушений других лиц человек может осуществлять своими действиями, в частности,путем отказа от медицинского вмешательства. В этом деле он может рассчитывать ина содействие государственных органов (суд, прокуратура, милиция и другие).

Имеется еще одна сфера — психическоесостояние, которое является продолжением или результатом функционирования тела.В литературе оно иногда выделяется в качестве самостоятельного неимущественногоблага[54].

Психическое состояние можноизменить в ту или иную сторону, воздействуя на тело человека. Негативныеизменения и психике вызывают нравственные страдания. Психическое благополучиеявляется и самостоятельным свойством человека, которое может изменятьсянезависимо от состояния его физического тела и биополя. Такие изменения впсихике человека происходят под информационным воздействием.

Поэтому можно говорить осамостоятельном неимущественном благе человека — психическом благополучии. Термин«благополучие» не вполне удачен: человек по неосмотрительности либопо другой причине может оказаться в таком настроении, что благополучием егоникакие назовешь. Точнее было бы сказать, что он имеет право на то психическоесостояние, в котором он находится. И никто не вправе без его согласия выводитьего из такого состояния даже с самыми благими намерениями.

Право на психическоеблагополучие отчетливо проявляется в случаях, когда оно подвергается грубомупротивоправному или аморальному воздействию со стороны других лиц. Например,гражданин, желая доставить неприятности своему знакомому, отправляет телеграммуего близким родственникам о его якобы наступившей смерти, и родственникисъезжаются на траурную церемонию.

Право на психическоеблагополучие — принадлежащая исключительно человеку возможность самостоятельноопределять свое психическое состояние. Он пользуется этим состоянием для болееили менее успешного выполнения своих социальных функций — обучения, ухода зачленами семьи, развлечений, работы в организации и т.д.

Человек может управлять своимпсихическим состоянием путем внушения, физических упражнений, а также другимисредствами — экскурсии, путешествия, перемена вида деятельности, обращение копределенным мировоззренческим системам, налаживание взаимодействия с другимилюдьми, обращение к научным занятиям или к искусству и т.д.

Человек может управлять своимпсихологическим состоянием используя известные психотехники, употребляямедикаментозные средства и психотропные вещества и т.д.


/>Глава 3. Реализацияправа на жизнь и здоровье/>

 

3.1 Осуществление личных неимущественных прав

Личное неимущественное право,как и всякое иное субъективное право, — возможность некоторого поведения. Отсюданепосредственно вытекает, что осуществление права представляет собой совершениетех действий, которые возможны в силу его содержания. Такова позиция,выраженная в большинстве публикаций. Хотя в некоторых случаях можно встретитьопределение, согласно которому осуществление права есть реализация еговозможностей[55].Получается, что известное слово — «осуществление» определяется черезего менее известный синоним — «реализация».

Движущим фактором процессаосуществления является воля субъекта. Она — основа принятия решения, онауправляет физическими компонентами человека и юридического лица, которые ивоплощают возможность в действительность.

Вопрос о том, какова природадействий, посредством которых субъект реализует свои правомочия, в литературеостается открытым. Некоторые действия являются, бесспорно, юридическими, когдаправо осуществляется путем совершения сделок либо иных юридически значимыхактов, как это имеет место в случае подачи заявления с просьбой изменить имяили фамилию. «Под фактическими способами осуществления субъективного правапонимается действие или система действий управомоченного лица, не обладающиепризнаками сделок, или иные юридически значимые действия»[56].В качестве иллюстрации приводится пример использования собственником дома дляпроживания либо автомобиля для перевозки собственных предметов домашнегообихода. Если распространить эту логику на сферу личных неимущественныхотношений, то можно назвать также прием пиши для поддержания жизни илилекарственных средств — для восстановления здоровья, перемещение на другоеместо жительства, изменение внешнего облика и т.д. Называть такие действия лишьфактическими вряд ли правильно. Если рассмотреть соответствующие акты в целом (именноприем пиши, а не ее пережевывание и глотание, именно перемещение, а неотдельные движения ногами и руками), то они также юридически значимы. Сделкаминазвать такие действия трудно, по крайней мере, большинстве случаев. Ноюридическими поступками они безусловно являются. Разумеется, если онисовершаются в пределах закона, то, как правило, не влияют на содержаниеправомочия, не влекут его изменения либо прекращения. Потому их юридическаяприрода и остается вне поля зрения исследователей. Но если субъект реализуетсвое естественное право, например, на собственный внешний облик таким образом,что тем самым бросает вызов правилам приличия в обществе, то общество вполнеможет отрицательно реагировать на такой способ «фактического» поведенияи привлечь автора к ответственности за хулиганство.

Другим примером может служитьустановление прозрачных границ своей личной жизни, как бы за стеклом. В такомслучае всякий другой субъект получает возможность наблюдать за поведениемоткрытого субъекта и снимать любую информацию, т.е. формировать и передавать оповедении любые сведения. В связи с этим приходится делать вывод, что действияпо осуществлению личных неимущественных прав — юридически значимы.

Выбор способа осуществленийправа — вопрос воли того, кому право принадлежит. Без его согласия никто невправе воздействовать на этот процесс. Можно выделить два способа осуществленияличных неимущественных прав.

Одна группа актов ориентированаисключительно на внутреннюю сферу человека: управление своим физическим ипсихическим состоянием, мыслительная деятельность, выбор способоввремяпровождения в своем жилище и т.п. Вторая группа — действия, имеющиезначение для внешней сферы, а именно, такие действия, как изменение внешнегооблика, отдыхи развлечение вне своего жилища, изменений места пребывания ипроживания и т.д. Такие же две сферы выделяются и при осуществлении неимущественныхправ юридическими лицами и муниципальными образованиями. К их внутренней сфереотносятся сбор, переработка, хранение информации, в том числе принятие решений,формирование и изменение структуры должностей, преобразования и материальнойкомпоненте (замена мебели и офисного оснащения, перестройка здания, установка иперестановка производственного оборудования и т.д.). Внешним проявлениемосуществления личных прав организации является формирование фирменного стиля,поиск контактов с клиентурой и т.п.

Осуществление личныхнеимущественных прав как фактически совершенный выбор не ведет к прекращениюправа, равно как не влияет на его пределы (границы); вслед за состоявшимсядействием по реализации вполне возможно совершить аналогичные или иные действия.

Если вследствие осуществлениянеимущественного права возникает объективированный результат (например,создание произведения науки, литературы или искусства, решение техническойзадачи, изготовление новой вещи, присвоение бесхозной вещи и т.д.), то этопорождает права на такие объекты: право собственности на информацию, правособственности на вещи либо иное имущественное право, предусмотренноезаконодательством. Личное неимущественное право субъекта на автономию в том илиином сегменте служит основой для возникновения его информационных прав и правна вещи. Появление таких прав не влияет на содержание и пределы его автономии,а значит, соответствующих личных неимущественных прав: он сохраняет возможностьповторить свой выбор либо сделать иной выбор.

Распоряжение личнымнеимущественным правом как правом на вещь невозможно. Дело в том. чтонеимущественные блага принадлежат человеку от рождения, а юридическому лицу — смомента его создания. Да к тому же ст.150 ГК устанавливает, что эти благинеотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Но нечто похожее в неимущественныхправоотношениях их участниками совершается: человек разрешает проводить надсобой медико-билогические эксперименты и тем самым сужает границы своейфизической неприкосновенности.

Неотчуждаемости личных неимущественныхправ не противоречит норма ст.150 ГК, которая предусматривает, что «вслучаях и в порядке, предусмотренных законам, личные неимущественные права идругие нематериальные блага, принадлежащие умершему, могут осуществляться изащищаться другими липами, в том числе наследниками правообладателя». Аналогичноеправило действует и применительно к юридическим лицам; с начала процедурыпризнания их несостоятельными многие принадлежащие им права, в том численличные неимущественные, могут осуществлять арбитражные управляющие. Даже еслиза правообладателя права осуществляют другие липа, последние не приобретаютсоответствующие личные права. Полномочие на осуществление правомочий возникаетнепосредственно в силу указания закона. Сами же правомочия остаются заправообладателем и прекращаются вместе с его смертью (физической илиюридической).

Личные неимущественные права немогут быть очерчены с достаточной четкостью. Этому есть две причины. Во-первых,они возни кают в связи с фактом рождения, когда, естественно, никакие договорыуправомоченного с другими липами невозможны. Вторая причина состоит в том, чтов таких отношениях участвует неопределенное множество обязанных лиц. Поэтомупределы осуществления прав устанавливаются непосредственно в законе, но путем установлениисамых общих критериев.

Известно несколько способовуказания в законе пределов осуществления субъективных прав вообще и личных — вчастности.

Такие ограничения для всехучастников личных неимущественных правоотношений и на все случаи установлены вч.3 ст.17 Конституции РФ. Это правило Конституции — продолжение принципов,установленных в международном праве. Так, ст.1 Всеобщей декларации правчеловека предусматривает: «Все люди рождаются свободными и равными в своемдостоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать вотношении друг друга в духе братства». Одним из критериев, который долженсоблюдаться при законодательном ограничении прав, названная Декларацияпредусматривает (ст.29) должное уважение и признание прав других.

Общества с традиционнодемократическими основаниями развития обычно исходят из того, что индивидуализмявляется основой их успеха. Однако в настоящее прими, в условиях высокою уровнямобильности населения, широкого развития телекоммуникационных и транспортныхсвязей между народами и отдельными людьми, принцип индивидуализма неизбежноотодвигается на второй план. Наряду с ним получает широкое хождение идеясолидарности, для формирования которой и ее успешного развития необходимосогласование интересов общества, социальных трупп в отдельной личности.

Но даже при отсутствии явносформулированной и установленной обязанности солидаризма ни одно общество неможет предоставить отдельному человеку безграничную свободу. Если бы этослучилось, общество пришло бы в состояние войны каждого с каждым, а такоесостояние неизбежно привело бы к его гибели. Поэтому, введение ограничений правотдельного индивида правами других лип объективно необходимо. Оноустанавливается в интересах всех субъектов.

Законом могут быть введены специальныеограничения прав, в том числе — личных неимущественных, в чрезвычайныхобстоятельствах. Статья 56 Конституции (ч.1) предусматривает, что в условияхчрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защитыконституционного строя в соответствии с федеральным конституционным закономмогут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределови срока их действия. Такие меры могут включать в себя ограничение въезда ивыезда, а также свободы передвижения на территорию, на которой введеночрезвычайное положение: запрет находиться в общественных местах безспециального пропуска и удостоверения личности в установленное время суток (комендантскийчас), проверка документов в местах скопления граждан и другие.

Ограничения могут вводиться наосновании специального закона при возникновении чрезвычайных ситуацийлокального характера — стихийных бедствий, массовых заболеваний и т.д.

В соответствии с отдельнымизаконами специально уполномоченные органы могут устанавливать ограничения прав(в том числе личных неимущественных) в отношении отдельных граждан июридических лиц. Такие ограничения возможны, если это необходимо для выполненияданными органами своих социальных функций. Вправе вводить такие временныеограничения правоохранительные органы, когда осуществляют задержание, обыск,выемку документов и вещей, отбирают подписку о невыезде, Ограничением являетсятакже вызов в правоохранительные органы для дачи показаний, для экспертныхзаключений и т.д. Эти действия совершаются тогда, когда конкретный гражданинпричастен к каким-то событиям либо имеются основания предполагать, что такаяпричастность не исключена.

Ограничение прав для отдельныхграждан может быть введено, если 15 связи с противоправным поведением на нихналагается наказание, связанное с личными ограничениями (например, лишениесвободы либо запрет совершать какие-то действия — занятие определенным видомдеятельности, управление транспортным средством).

Пределы осуществления личногонеимущественного права определяются также самим содержанием этого права, изкоторого, как показано выше, вытекает, кто вправе совершать действия, где,когда, каким способом, по отношению к кому и т.д. Каждый из этих признаковпредопределен не только правовыми нормами, но и добросовестностью самого управомоченногов личных неимущественных отношениях, поскольку нормы нередко указывают крайнеширокие пределы.

Советское законодательство (ст.5Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и,соответственно, ст.5 ГК РСФСР) предусматривало, что гражданские праве должныосуществляться в соответствии с их назначением в социалистическом обществе. Критерийэтот не был определен в нормативном порядке, а потому всегда была возможностьпресечь нежелательное действие ссылкой на то, что оно не соответствуетназначению права. Действующий ГК РФ не содержит подобного критерия. Более того,в п.1 ст.1 ГК установлено, что одним из основополагающих начал гражданскогозаконодательства является недопустимость вмешательства кого-либо в частные делаи беспрепятственного осуществления гражданских прав. Более того, в п.2 этой жестатьи предусмотрено, что «граждане (физические липа) и юридические лицаприобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своеминтересе» В сущности, такой же критерий установлен и в 1 1 с г.9 Г К:«Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащим гражданские права».

Но пределы осуществления праввсе-таки имеются. При решении данного вопроса надо учитывать ч.3 ст.17Конституции, которая, как уже указано выше, устанавливает, что приосуществлении своих прав нельзя преступать границы прав других лип.

Если граница субъективного правав нормативных правовых актах прямо не определена, то при его осуществленииследует исходить из требований разумности, добросовестности и справедливости (п.2ст.6 ГК). Пункт 3 ст.10 ГК предусматривает, что гражданские права должныосуществляться разумно и добросовестно. Критерии «разумности» и«добросовестности» обсуждаются в ряде публикаций[57].

В законодательстве возможноуказание и на другие способы определения границ личных неимущественных прав.

Понятие злоупотребления правомнеоднократно обсуждалось в литературе по гражданскому праву.

М.М. Агарков в свое время вообщеусматривал опасность в признании понятия «злоупотребление правом». Онсчитал, что его введение и использование предполагает большею роль судейскогоусмотрения при квалификации действий лица как злоупотребление правом. Скореевсего, аналогичными соображениями руководствовался Н.С. Малеин, которыйутверждал, что если управомоченное лицо действует в пределах своего права, тооно не злоупотребляет им. Если же при осуществлении это лицо выходит за пределысвоего права, границы которого определены законом, и тем самым нарушает закон,то оно не злоупотребляет правом, а совершает правонарушение, за которым должнапоследовать ответственность. В таком случае нельзя говорить «злоупотребленииправом[58].

Эту позиция наиболеепоследовательно выражает М.Н. Малеина, которая согласна с теми, кто утверждает:»осуществление права не может быть противоправным"[59].И далее она пишет: «Действия, которые называют злоупотреблением правом, насамом деле совершены за пределами права, они лишь внешне напоминаютосуществление права, фактически являясь противоправными по характеру»[60].

В.П. Грибанов, которыйобстоятельно исследовал осуществление и защиту гражданских прав[61].также утверждает, что «проблема злоупотребления правом связана нессубъективным правом вообще, не с его содержанием, а с процессом его реализации,с его осуществлением»[62].И далее он поясняет, что за рамками содержания предоставленного ему правасоответствующий субъект выступает уже не как управомоченный, поэтому в подобныхслучаях и нет оснований говорить о злоупотреблении правом[63].Изложенная позиция господствует в цивилистической литературе. Не вдаваясь вдетали данного вопроса, который касается не только личных неимущественных прав,но и юридической природы иных неправомерных юридических действий, например,сделок с имуществом (ряд авторов недействительные сделки также не признаетсделками), необходимо отметить лишь, что если осуществление неимущественногоправа — юридический поступок, то ненадлежащее осуществление — неправомерныйюридический поступок. Если неправомерный поступок представляет собой нарушениеправ других лиц, то наступают связанные с этим поступком последствия.

В.П. Грибанов не только признавал,что злоупотребление правом находится за пределами права, но и полагалнеобходимым отличать содержание субъективного права и его границы отосуществления права и его пределов. И при этом он утверждал, что именнонарушение пределов осуществления права как раз и есть злоупотребление правом.

С такой позицией нельзясогласиться. Из нее следует, что закон определяет границы личногонеимущественного права, а еще отдельно способы и пределы его осуществления. Вышеуже было показано, что, поскольку субъективное право — возможность некоторогодействия, то определяется она по всем параметрам; относящимся к будущемудействию, в том числе и относительно способа осуществления. Установление правасовершить то или иное действие, не указывая способ выполнения, просто не имеетсмысла. Способ любого действия — его неотъемлемый параметр. Выбор неадекватногоспособа реализации права уже есть нарушение права и потому — злоупотреблениеэтим правом.

Скорее надо признать, чтозлоупотребление правом — одна из разновидностей гражданских правонарушений.«Основная его специфика состоит в том, что действия нарушителя формальноопираются на принадлежащее ему право, однако при конкретной его реализации ониприобретают такую форму и характер, что это приводит к нарушению прав иохраняемых законом интересов других лиц»[64].Например, если гражданин настолько увлекается музыкой, что в своей квартиреслишком громко днем и ночью запускает проигрывающее устройство, то такойпоступок, естественно, есть осуществление права на пользование своим и пещами,но способ удовлетворения потребности переходит нормальные границы, в частности,пределы прав соседей на пользование своим жильем, на отдых, на выбордеятельности, а потому такие действия представляют собой правонарушение. Вслучаях, когда коммерческая организация, пользуясь свободойпредпринимательства, заключает с некоторыми партнерами соглашения с цельюустановить доминирование на рынке продаж своей продукции, она также реализуетсвое право, но делает это способом, прямо запрещенным законом. Исключатьреализацию права, совершенную ненадлежащим способом, из множестваправореализующих действий значит ограничивать возможности для их теоретическогоисследования. Поэтому изложенная выше позиция В.П. Грибанова от том, что надоразличать пределы субъективного права и пределы осуществления права, вызываетсерьезные сомнения в своей обоснованности.

Выше злоупотребление правомрассматривалось как неправомерное и виновное действие, когда обладатель праваставит задачу удовлетворить свои потребности (влечение к музыке илиматериальному благополучию), но переходит прямо предусмотренные или вытекающиеиз смысла закона границы личного неимущественного права. Нарушениенеимущественного права (как и всякого иного) может выражаться не только ввыборе неадекватного способа, но и в совершении действия в ненадлежащее время,ненадлежащем месте, по отношению к ненадлежащему адресату. При этом у лица нетспециальной цели нарушить права и интересы других. Если действиеуправомоченного нарушает один какой-либо параметр (признак) субъективногоправа, тогда оно представляет собой ненадлежащее осуществление именно данногосубъективного права. Если же оно по всем основным признакам не совпадает справомочием, только тогда и можно говорить, что данное действие находится запределами соответствующего субъективного права.

Помимо этого, ГК (ст.10) специальнозапрещает совершение действий, когда гражданин или юридическое лицо осуществляютправо исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Такие действияполучили название «шикана»[65].

/> 

3.2 Охрана жизни и здоровья

Конституция Российской Федерациипровозглашает охрану и защиту основных ценностей общества — жизни и здоровья,которые являются высшими неотчуждаемыми благами человека. Их утрата нивелируетмногие другие ценности. Вследствие сказанного возникает необходимость всемернойохраны жизни и здоровья человека.

Поскольку личные неимущественныеправа возникают в связи с рождением гражданина или созданием юридического лица,их содержание определяется непосредственно нормами права. Значит, нарушениеэтих прав есть правонарушение в прямо" смысле этого слова.

Поведение, не соответствующееправовым нормам, привлекает достаточно широкое внимание исследователей[66].Правонарушение обладает рядом отличительных признаков. Оно всегда представляетсобой действие субъекта права, а не воздействие сил природы или предметов, недействия животных. Оно получает объективированное выражение в поступках.

Степень социальной опасности правонарушенияразлична и зависит от двух обстоятельств — наличия вреда и его общественнойоценки. Если правонарушение опасно не только непосредственно для потерпевшего,но и для других лиц, то оно объявляется преступлением либо административнымправонарушением. В таком случае на нарушителя возлагается публичнаяответственность в уголовном или административном порядке. В других случаях онпривлекается к ответственности на основе норм частного права.

Границы правомерности инеправомерности поведения участников личных неимущественных отношений порой нетак очевидны, как это может показаться на первый взгляд. Зачастую приходитсяприбегать к норме ч.3 ст.17 Конституции РФ, которая устанавливает: «Осуществлениеправ и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы другихлиц».

В зависимости от характерадействий обязанного лица можно выделить три вида нарушений. Во-первых,нарушитель может из корыстных соображении вторгаться в сферу другого субъекта. Примеромздесь служит шикана, когда одно лицо реализует свое право исключительно с цельюнарушения прав другого субъекта (например, намеренно слишком громким поведениемв своей квартире создает помехи соседям). При этом у него могут быть и иныекорыстные мотивы. Во-вторых, нарушение может совершаться и без видимых мотивов,так сказать, чисто из хулиганских побуждений. В-третьих, возможны неосторожныеправонарушения, когда управомоченный осуществляет свое право на определенноеповеление или некто исполняет возложенные на него обязанности, нарушая права другихлиц. Так, авторы выступлений в прессе, преследуя вполне благородные цели, чтоназывается, «выводят на чистую воду» свою жертву, которая в ходебеспристрастного рассмотрения конфликта оказывается ни в чем не повинной передобщественной нравственностью. Потерпевший, личные неимущественные правакоторого нарушены, может требовать их защиты даже в случаях нарушения его правбез всякой вины. В этом случае отсутствие вины имеет значение только приопределении форм ответственности — потерпевшему будет отказано в возмещенииубытков и компенсации морального вреда, если иное не предусмотрено законом.

Смысл регулированиянеимущественных отношений не только в том, что гражданское законодательствопризнает за субъектами определенные возможности, но и в том, что оно предусматриваетдля них правовую защиту. Защита гражданских прав включает в себя всюсовокупность мер, обеспечивающих обладателю благ их неприкосновенность иреализацию им возможностей по поводу этих благ. В широком смысле слова сюдавключаются меры не только правового, но и экономического, политического и иногохарактера, направленные на создан не необходимых условий для осуществлениясубъективных прав.

Как известно, в теориигосударства и права признано, что система нормативных правовых актов уже однимсвоим существованием воздействует на людей и социальные структуры, информируяих о допустимом поведении и предоставляя возможность сориентироваться всоциальных ценностях[67].

Право управомоченному липу назащиту включает в себя возможность применения к нарушителю мер, которыепозволяют либо предотвратить нарушение, либо восстановить уже нарушенное право.Соотношение субъективного права и правомочия на защиту неоднозначно. Влитературе по этому поводу сформировались две точки зрения.

В.С. Ем полагает, что право назащиту является правомочием, которое входи г в состав субъективного права:"… субъективное право на защиту — это юридически закрепленнаявозможность управомоченного лица использовать меры правоохранительногохарактера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий,нарушающих право"[68].Матузов Н.И. занимает аналогичную позицию. Он считает, что «один из видоввозможных действий, поведения обладателя субъективного права» — обращениек принудительной силе государства, иначе говоря, такая возможность естьсоставная часть права субъекта[69].

Такой подход широко признан влитературе[70].Эта точка зрения объясняется следующим образом: «Данное право в качествереальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивногогражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего иреализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданскогоправоотношения»[71].

Однако и сам этот подход, и егообоснование не согласуются с сущностью субъективного права как возможности,признанной и защищаемой государством. Е.А. Флейшиц отмечала, что правомочия назащиту реализуются в рамках уже других правоотношений, регулируемых нормамипубличного права — административного, граждански-процессуального и др. [72].По мнению Иоффе О.С. и Шаргородского М.Д., «возможность прибегнуть внеобходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существуетне параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственнаим самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями»[73].Действительно, возможность защиты существует с момента возникновения права и независима от факта нарушения и оспаривания. И обладатель права принимаетвсяческие меры для предотвращения его нарушений, делает подобающие заявлении,прибегает к помощи охраны, надежно фиксирует факт появления у него права,приобретает средства самозащиты и т.д. При отсутствии принудительной правовойзащиты возможность совершения того или иного действия остается в лучшем случаенравственной, а то и вообще теряет свое социальное значение. После фактанарушения возможность защиты становится более активной, что проявляется, вчастности, в обращении к административным и правоохранительным органам дляпринятия мер принудительного воздействия на нарушителя.

Позиция авторов этой точкизрения представляется более убедительной и получила не менее (по сравнению сранее изложенной концепцией) широкое признание в литературе[74].

Противоправные действия могутбыть совершены различными способами

Прежде всего, следует указать нато, что нарушитель нередко физически воздействует на управомоченного. Этимспособом он лишает его здоровья причиняет ущерб здоровью, ограничивает егоправо на свободу передвижения и т.д. Физические действия могут совершаться такжев отношении юридических лиц и публичных образовании, что приводит к нарушениюих свободы внутренней деятельности, а также взаимодействия с другими лицами.

Второй способ нарушений — воздействиена биополе потерпевшего, что может привести к нарушению его здоровья ипсихического состояния.

Третий способ — активноеинформационное воздействие (например, передача шокирующих сообщений или ложныхсведений), что ведет к изменению сформировавшеюся психического состояния атакже к принятию неадекватных решений. Этим способом совершается и такоеправонарушение, как отрицание права нарушитель сообщает управомоченному, что онего право не признает полностью либо ограничивает некоторые его параметры.

Четвертые способ — проникновениеза пределы автономии управомоченного с целью снятия (сканирования) информации опроцессах касающихся личности, личной или частной деятельности субъекта (физическогоили юридического). Тем самым нарушается право на тайну. Тайны каксамостоятельного объекта не существует. Тайна всего лишь отдельное свойствоавтономии субъекта, вытекающее из его неприкосновенности.

Личные неимущественные правамогут защитить прежде всего сами обладатели прав.

Самозащита — действии самогоправообладателя с целью оградить неимущественные блага от возможных или ужесостоявшихся нарушении. Они совершают такие воздействия без обращения запомощью к государственным или иным компетентным органам.

Статья 12 ГК трактует самозащитув качестве одного из способов шииты гражданских прав. С такой позициейзаконодателя трудно согласиться[75],так как здесь смешаны два разных понятия — субъект шииты и применяемые имспособы. В пределах своих возможностей обладатель нарушенного права можетприменить различные способы воздействия на нарушителя, предотвращающие (ибопресекающие правонарушение

В литературе последних четсамозащите уделяется достаточно этого внимания[76].Однако нет однозначного мнении относительно того, какова юридическая природадействии по самозащите права

Так. Грибанов В.П. подсамозащитой понимал «совершение управомоченным лицом не запрещенныхзаконом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных илиимущественных прав и интересов»[77].Эту точку зрения воспринял В.С. Ем. При этом о считает необходимым уточнить,что средствами самозащиты охраняются также интересы других лиц и государств[78].Ю.Г. Басин полагает что под самозащитой гражданских прав понимаются не толькофактические действия управомоченного лица, но и всякие допускаемы закономодносторонние действия заинтересованного лица в целя обеспечениянеприкосновенности права[79].

В целом такой подход не вызываетвозражений. Но при этом надо иметь в виду, что действия по самозащите являютсяскорее юридическими, чем фактическими.

Самозащита реализуетсянесколькими способами, которые ставят перед собой цели предотвратить опасностьнарушений права; прекращения уже состоявшегося нарушения права; восстановленияположения, существовавшего до нарушения.

Самозащита может осуществлятьсяи в состоянии крайней необходимости. По ст.1067 ГК РФ крайняя необходимость — этообстоятельства, при которых создается угроза самому обладателю прав или другимлицам, если эта опасность при данных, обстоятельствах не могла быть устраненадругими средствами. И действия в состоянии необходимой обороны ГК такжепризнает правомерными.

Органами государства, которымпредоставлено право защищать гражданские личные неимущественные права,являются, прежде всего, суд, арбитражный суд, прокуратура, а такжеадминистративные органы, которые оперативно вмешиваются и предотвращаютнарушения (предотвращение хулиганских действий, пресечение шиканы и т.д.).

Способы защиты личныхнеимущественных прав — меры, посредством которых восстанавливаются нарушенныеправа или предотвращается их нарушение, а также последующее воздействие направонарушителя.

Перечень способов защиты любыхсубъективных прав содержится и ст.12 ГК РФ. В данной работе выделяются те изних, которые применяются для защиты личных неимущественных прав.

Признание права — средство егозащиты в тех случаях, когда оно ограничивается действиями другого лица.

Статья 31 Основ законодательстваоб охране здоровья граждан от 22.08.1993 установила право на получениеинформации, находящейся в медицинских учреждениях, о состоянии своего здоровья.До введения и действие Основ граждане такого права не имели. В районныйнародный суд обратился с иском Н., который просил признать незаконными действияглавного врача медицинского центра «Психиатрия», выразившиеся вотказе ознакомить его с медицинскими картами за 1984-1986 годы. Решением судаот 21 июля 1987 г.Н. в удовлетворении его требований было отказано, так какнормативного акта, аналогичного Основам законодательства об охране здоровьяграждан, тогда еще не было, а ст.9.5 Закона РФ «О психиатрической помощи игарантиях прав граждан при ее оказании» давала гражданину, страдавшемупсихическим расстройством, только право на получение в доступной для него формеи с учетом его психического состояния информации о характере имеющегося у негопсихического расстройства и применяемых методах лечения. До введения в действиеОснов пациент не имел права непосредственно знакомиться с медицинскойдокументацией, отражающей состояние его здоровья. На следующий день послевступления Основ законодательства об охране здоровья граждан в силу Н. обратилсяв центр «Психиатрия» с требованием ознакомить его с медицинскимикартами за 1984-1986 годы. Получив письменный отказ, он обжаловал его в суд. Приэтом он просил признать за ним право на получение информации о состоянии своегоздоровья. Районный народный суд, рассмотрев жалобу Н., признал действияглавного врача центра «Психиатрия» незаконными и обязал егоознакомить Н. с его медицинскими картами за 1984-1986 годы. В данном случае судсовершенно обоснованно применил ч.4 ст.31 Основ, которая дает гражданину правонепосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояниеего здоровья, а также получать копии соответствующих документов, если в них незатрагиваются интересы третьей стороны[80].

Признание факта или признаниеправа ведут к тому, что личное неимущественное право может быть защищено, еслионо нарушено либо нарушение может состояться в будущем. В отличие отоспаривания факта и права другие действия ведут к тому, что права нарушаютсяуже в момент совершения действий. Следствием этого является возможностьпредъявления требования о восстановлении прежнего положения.

Пресечение является в рядеслучаев первым шагом выделе защиты, так как вслед за этим возможны и иныедействия. Если, например, нарушение выразилось в том, что на территориюорганизации осуществлено вторжение, нарушившее ее планомерную деятельность, всвязи с чем возникли убытки, то пресечение нарушения — первый шаг, вслед закоторым могут последовать имущественные санкции.

Так Л. обратилась в Оренбургскийобластной суд с исковым заявлением к Министерству обороны Российской Федерацииоб устранении обстоятельств, создающих угрозу и опасность для жизни и здоровьялюдей, а также о компенсации морального вреда. В обоснование иска Л. ссылаетсяна то, что Министерство обороны Российской Федерации предоставляет жителямвоенного городка поселка Первомайский Оренбургской области услугу по холодномуи горячему водоснабжению. Вода подается с территории полигона, деятельностькоторого входит в перечень сведений, составляющих государственную тайну. Вводозаборной зоне проводятся работы. В этой же зоне хранятся отходыдеятельности полигона. Теплоноситель не соответствует установленным нормам погорячему водоснабжению[81].

Сфера применения данного способадовольно широка. Он может быть использован для защиты практически каждоголичного неимущественного права. Если, допустим, гражданин, поддаваясьнеприязненному отношению к сослуживцу, в обращении к нему и в беседах стретьими липами постоянно искажает его имя, то сотрудник вправе потребоватьпрекращения таких действий со стороны недоброжелателя.

Так согласно п.3 ст.222 ГК РФправо собственности на самовольную постройку не может быть признано лицом, ееосуществившим, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые закономинтересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Ф. обратилась в суд с иском к П.,указав, что в 2001 году по договору купли-продажи приобрела жилой дом. Владельцемсоседнего земельного участка и жилого дома является П. Расположенная на этомучастке баня затопляет и затеняет ее участок. Жилой дом, возведенный на местестарого, расположен к ее участку ближе, чем прежний. На границе участкавозведен гараж, который закрывает ей свет. Кроме того, в плане земельногоучастка от 1974 года его площадь составляет 486 кв. м, а на плане 2001 года — 483,9кв. м. Ссылаясь на то, что указанные обстоятельства создают ей препятствия впользовании занимаемым ею земельным участком, Ф. просила обязать П. перенестихозяйственную постройку с баней от ее участка на расстояние 1 метр, признатьвозведенный П. жилой дом самовольной постройкой и снести его, обязать ответчицувосстановить границу между участками в соответствии с планом границ от 1974года, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 30 000 руб. и судебныерасходы.

В соответствии с п. п.1, 2 ст.222ГК РФ самовольной постройкой является дом, другое строение, сооружение или иноенедвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этихцелей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданноебез получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушениемградостроительных и строительных норм и правил. Самовольная постройка подлежитсносу осуществившим ее лицом либо за его счет.

Из акта обследования земельногоучастка, проведенного отделом архитектуры и градостроительства администрацииКрасноглинского района, следует, что на участке N 6 самовольно с нарушениемстроительных норм возводится жилой дом. Расстояние от дома до границы сучастком N 8 составляет 0,74 м, что является нарушением существующих норм. Награнице участка N 6 по границе с участком N 8 возведено капитальноехозяйственное строение (баня).

Согласно п.5.3.4 СП 30-102-99«Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства»расстояние от границы участка до жилого дома должно быть не менее 3 м, дохозяйственной постройки — не менее 1 м.

В соответствии с примечанием 1СНиП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских исельских поселений» в районах усадебной застройки расстояние от окон жилыхпомещений до хозяйственных построек (сарая, гаража, бани), расположенных насоседних земельных участках, должно быть не менее 6 м. Хозяйственные постройкиследует размещать от границ участка на расстоянии не менее 1 м.

Отказывая Ф. в удовлетворенииисковых требований, суд сослался на то, что перед началом реконструкции жилогодома, принадлежащего П., был составлен проект строительства дома.

Согласно п.3 ст.222 ГК РФ правособственности на самовольную постройку не может быть признано за лицом, ееосуществившим, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые закономинтересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан[82].

Иногда причинитель вреда можетсам устранить его. Допустим из-за хулиганских действий потерпевший получаетвывих конечности. Если причинитель окажется знаком с такого рода травмами, то всостоянии устранить вывих. Если вследствие неосторожных действий медицинскогоучреждения причинен вред здоровью пациента (вследствие чего он теряет сознаниеили получает другое расстройство), медицинское учреждение в силах восстановить(при определенный условиях) прежнее положение, применив известные ему процедуры.В том и другом случае собственных действий причинителя оказывается вполнедостаточно. Когда же гражданин из-за неправомерных действий следственныхорганов заключен под стражу и перемешен в другой населенный пункт, то, в случаепризнания таких действий незаконными, его надо не только освободить из-подстражи, но и доставить к месту проживания.

Однако полное восстановлениепрежнего положения маловероятно хотя бы потому, что след от неправомерныхдействий остается еще, по крайней мере, некоторое время. Получивший травмуиспытывает болевые ощущения.

Впрочем, возможны случаи, когданарушенное право восстанавливается полностью: если, к примеру, характеристика сизложением ложных порочащих сведений направлена определенному третьему лицу, азатем заменена на другую, в которой ложные сведения отсутствуют, то инцидентможно считать исчерпанным, если он не имел негативных последствий дляпотерпевшего.

Обязанность восстановитьположение, существовавшее до нарушения личного неимущественного права,возлагается на нарушителя независимо оттого, виновен он в своих действиях илинет. Возложение на нарушителя такой обязанности вполне естественно: ведьпотерпевший тоже не виновен в том, что он испытывает негативные последствия,наступившие для его неимущественных благ. Поэтому меры для восстановлениязаконного статус-кво должен принять тот, кто нарушение допустил, пусть даже ислучайно.

Компенсации нарушения личныхнеимущественных прав — еще одна группа мер, применяемых по отношению кнарушителю.

В отличие от ранее рассмотренныхспособов защиты, когда действия, совершаемые управомоченным, ориентированынепосредственно на предотвращение возможного нарушения своих прав либо защитуих после состоявшегося нарушения, ГК предусматривает также меры, цель которых — компенсация потерь, возникших в связи с причинением ущерба личнымнеимущественным благам.

Имущественная ответственность занарушение личных неимущественных прав выражается в том, что, если вследствиенарушения личных неимущественных прав потерпевший понес материальный ущерб,такой ущерб подлежит возмещению[83].

Здесь требуется наличие обычныхусловий имущественной ответственности, известных гражданскому законодательству.

Во-первых, такая ответственностьнаступает, если совершено противоправное нарушение личных неимущественных прав.Понятие такого правонарушения рассматривалось выше.

Во-вторых, необходимое условие — наличие имущественных убытков. Если при нарушении личных неимущественных правубытки не возникают, то такое основание ответственности не может быть применено.Если, допустим, потерпевший утратил трудоспособность, но продолжает работать иполучает заработную штату в прежнем и даже в большем размере, если лицо,утратившее кормильца, не относится к категории тех, у кого возникает право навозмещение — во всех таких случаях у причинителя нет обязанности компенсироватьвред[84].

В-третьих, об ответственностипричини геля можно говорить при условии, если между его действиями и возникшимиубытками имеется причинная связь. О том, что такая связь не всегда очевидна,свидетельствует следующий пример. А. работала оператором камнедробильнойустановки. Рядом трудилась ее подруга Т. Однажды А. увидела, как установказахватила Т. за голову и начала втягивать ее внутрь. А. попробовала спастисоседку, ухватив за ноги. Но спасти было невозможно и машина несколько разпрокрутила тело Т. на глазах у присутствующих. А. настолько переживаласлучившееся, что тяжело заболела и лишилась трудоспособности. Администрацияпредприятия отказалась компенсировать потерю заработка А., поскольку считала,что причиной психического заболевания А. является ее слабое здоровье, а нетрагедия: происшедшее наблюдали несколько человек, а заболела одна.

Четвертое условие — наличие виныпричинителя убытков.

К. обратилась с иском к Военномукомиссариату Республики Адыгея и Министерству обороны РФ о возмещении вреда послучаю потери кормильца.

В обоснование своих требованийуказала, что ее муж старший лейтенант К.Н. погиб 1 сентября 2000 года приисполнении правительственного задания в Чеченской Республике. Она получаетпенсию по случаю потери кормильца на содержание сына К.Р., 25 августа 1993 годарождения, выплачиваемую Военным комиссариатом Республики Адыгея.

К. полагала, что в соответствиисо статьей 1088 Гражданского кодекса РФ и главой 59 Гражданского кодекса РФнесовершеннолетний ребенок погибшего имеет право на получение единовременной иежемесячной компенсаций по случаю потери кормильца, выплата которых Военнымкомиссариатом Республики Адыгея добровольно не производится. В связи с чемистица просила обязать Военный комиссариат Республики Адыгея за счет средствМинистерства обороны РФ на содержание сына К.Р. за период с 25 августа 2001года по 24 августа 2004 года выплатить 288433 руб.80 коп. и начиная с 25августа 2004 года установить ежемесячные платежи в размере 8012 руб.05 коп. споследующей индексацией пропорционально повышению минимального размера оплатытруда.

Согласно ст.1084 ГК РФ вред,причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорныхобязанностей, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милициии других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотреннымнастоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокийразмер ответственности.

В силу пункта 1 статьи 1064Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, атакже вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению вполном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с пунктом 2статьи 1064 Гражданского кодекса РФ ответственность за причинение вреданаступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотреновозмещение вреда при отсутствии вины причинителя.

Вместе с тем возмещение вреда,причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя положениямистатьи 1084 Гражданского кодекса РФ не предусмотрено.

Поскольку вред причинен истицене Министерством обороны Российской Федерации, вины ответчика в гибели мужаистицы не установлено, то оснований к удовлетворению иска не имеется.

Кроме того, судебнымиинстанциями не принято во внимание то обстоятельство, что поскольку гибель (смерть)военнослужащего произошла при исполнении служебного долга, то членам его семьивместо возмещения вреда государством согласно пункту 2 статьи 5 Федеральногозакона от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями)«Об обязательном государственном страховании жизни и здоровьявоеннослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового иначальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации,Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотомнаркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органовуголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговойполиции» выплачиваются страховые суммы.

Согласно пункту 1 статьи 18Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, подлежат обязательномугосударственному личному страхованию за счет средств федерального бюджета.

В силу пункта 2 статьи 18Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»в случае гибели (смерти) военнослужащих или граждан, призванных на военныесборы, наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы (на военныхсборах), членам семей погибших (умерших) военнослужащих, проходивших военнуюслужбу по контракту, в том числе офицеров, призванных на военную службу всоответствии с Указом Президента Российской Федерации, граждан, призванных навоенные сборы в качестве офицеров, прапорщиков и мичманов, выплачивается вравных долях единовременное пособие в размере 120 окладов денежного содержания,установленных на день выплаты пособия.

Как усматривается из материаловдела, Министерство обороны РФ в отношении истицы обязательства по возмещениювреда, причиненного смертью кормильца, установленные действующимзаконодательством РФ, выполнило в полном объеме, поскольку 24 октября 2000 годаВоенно-страховой компанией ей было перечислено единовременное пособие в размере76160 руб. и страховое обеспечение в размере 47600 руб. Кроме того, истицаполучает пенсию по случаю потери кормильца на содержание несовершеннолетнегосына, выплачиваемую Военным комиссариатом Республики Адыгея.

По утверждению Министерстваобороны РФ, в связи с выплатой в указанных размерах денежных сумм для взысканияв соответствии со ст.1084 Гражданского кодекса Российской Федерации основанияотсутствуют, поскольку в соответствии с данной нормой закона возмещение вредавозможно лишь в том случае, если законом или договором не предусмотрен болеевысокий размер ответственности, а выплаченный истице размер возмещениясущественно выше[85].

В некоторых случаях закон предусматривает(ст.1079 ГК), что ответственность наступает независимо от вины, например, когдавред причинен источником повышенной опасности — движущимся транспортнымсредством, строительными механизмами, электрическим током высокого напряжения,взрывчатыми веществами, сильнодействующими ядами и т.п.

Компенсация морального вреда — видимущественной ответственности, сравнительно недавно установленный российскимгражданским законодательством.

Если возмещение убытков имеетцелью компенсировать потерпевшему имущественные потери, причинно связанные сущемлением не имущественных благ (но не сами ущемленные блага), то компенсацияморального вреда предусмотрена дня предоставления некоторой суммы или иногоматериального объекта, с тем чтобы утешить (потому компенсация) человека,испытывающего страдания (физические или нравственные). Этот способ также неможет восстановить положение,) существовавшее до нарушения личногонеимущественного блага.

Ответственность путемкомпенсации вреда наступает (как следует из ст.151 ГК) при следующих основаниях:наличие морального вреда, противоправность поведения причинителя, причиннаясвязь между вредом и действием, а также вина причинителя.

Статья 151 ГК устанавливает, чтоморальный вред — это нравственные и физические страдания. Нельзя не отметитьнекоторою тавталогичность данного определения, поскольку смысл слов «мораль»и «нравственность» весьма близок. Может быть более верный путьидентификаций морального вреда состоит в указании на то, что «наличиеморального вреда предполагает негативные изменения в психической сферечеловека, выражающиеся в претерпевании последним физических и нравственныхстраданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, чтоэти негативные последствия происходят в сознании потерпевшего и форма ихвыражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего»[86].

Доказывать наличие моральноговреда в принципе обязан потерпевший в соответствии с общими нормами ГПК РФ. Носудебная практика пошла по другому пути: наличие морального вредапредполагается, А причинитель вправе при водить доводы о том, что на самом делеморального вреда нет, например, по причине недееспособности потерпевшего[87].

Из смысла ст.151 ГК следует, чтоответственность в виде компенсации наступает, если нарушение неимущественныхправ носит законченный характер, т.е. нарушение состоялось. Но такое условиенеобязательно. Поскольку в этой норме говорится о действиях, посягающих напринадлежащие гражданину нематериальные блага, то ответственность можетнаступить и при незавершенном правонарушении. Так, если нравственные страданиявозникают в связи с тем, что о гражданине распространены порочащие егосведения, то компенсировать страдания придется даже тогда, когдараспространение информации не привело к ухудшению мнения окружающих опотерпевшем.

Противоправность действийпричинителя морального вреда — следующее условие для возложения на негоответственности. Критериями для такой оценки действия причинителя являютсяобщие нормы права, выраженные в Конституции РФ, и специальные нормы иныхнормативных актов, на основе которых осуществляют свою деятельность отдельныеорганы государственной и муниципальной власти, а также должностные лица (судьи,следователи, пожарные и санитарные инспекторы и т.д.). Важным критерием оценкидействий правонарушителя служат смежные субъективные права окружающих его лиц,которые он должен соблюдать при осуществлении своих неимущественных прав.

«Наличие причинной связимежду противоправным действием и моральным вредом, — как считает А.М. Эрдслевский,- предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условиемнаступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий»[88].Причинная связь между противоправным действием и изменениями в психическомсостоянии человека представляется очевидной, но нередко установить ее наличиене так просто. Трудности эти возникают тогда, когда нарушается право напсихическое благополучие: вред потерпевшего может быть вызван не толькодействиями другой стороны, но и повышенной психической уязвимостью инеуравновешенностью самого потерпевшего.

Х. и Т. признаны виновными иосуждены за разбойное нападение на Д., совершенное 24 июня 2004 года в г. БратскеИркутской области, с целью хищения чужого имущества с применением насилия,опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору с применениемпредметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровьюпотерпевшей; за убийство Д., 1974 года рождения, совершенное 24 июня 2004 годав г. Братске группой лиц, сопряженное с разбоем.

Нарушенийуголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, изматериалов дела не усматривается.

Вместе с тем по данному делусудом допущено нарушение закона при рассмотрении иска о компенсации моральноговреда.

В соответствии с требованиямигражданско-процессуального закона компенсация морального вреда производится вдолевом порядке с учетом степени вины лица и участия его в преступлении. Поданному же делу суд в нарушение требований закона компенсацию морального вредавзыскал с Х. и Т. в солидарном порядке, следовательно, в этой части приговор подлежитизменению, и взысканию с Х. и Т. в счет компенсации морального вреда по 100000(сто тысяч) рублей с каждого в пользу Д[89].

При возложении обязанностикомпенсировать моральный вред необходимым условием является вина причинителя. Вч.2 ст.151 ГК установлено, что «при определении размера компенсацииморального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя… ». Значит,если вины нет, то нарушитель не обязан компенсировать вред.

Специальными законами может бытьустановлено, что моральный вред возмещается независимо от вины лица, его причинившего.Такие случаи предусмотрены в ст.1100 ГК., когда моральный вред вызван причинениемвреда жизни или здоровью человека источником повышенной опасности; незаконнымосуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности или незаконнымприменением в качестве меры пресечения заключения под стражу ил и подписки оневыезде, незаконным наложением административного ареста или исправительныхработ; причинен вследствие распространения сведений, порочащих честь,достоинство или деловую репутацию.

Применительно к возможностямзащиты жизни и здоровья гражданским правом следует отметить, что применяютсямногие его институты. Однако в цивилистической литературе авторами наряду стермином «защита» используется и такой термин, как «охрана»,который имеет более емкое содержание, включающее обеспечительные мерыполитического, экономического, организационного, правового и иного характера[90].Применяются и другие термины, в том числе «меры», «способы»,«средства», «формы»[91].

В теории как гражданского, так ипроцессуального права различают несколько классификаций форм защиты права. Этовполне объяснимо, поскольку определяющим является критерий, положенный в основуклассификаций. Приведем основные подходы. Так, А.А. Добровольский и С.А. Ивановаотмечают исковую и неисковую формы защиты гражданских прав и при этом полагают,что «все сложные правовые требования, подлежащие рассмотрению ссоблюдением процессуальной формы защиты права, называются исковыми, а правовыетребования, подлежащие рассмотрению без соблюдения установленной закономпроцессуальной формы защиты права, в законодательстве и в теории вполне справедливоне называются исковыми»[92].Профессор О.А. Красавчиков склонен считать, что формы защиты следуетразграничивать с учетом специфики объекта и характера защищаемого права. Кчислу таковых относятся признание права, восстановление положения,существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих права,принуждение к исполнению обязательства в натуре, прекращение или изменение правоотношения,взыскание причиненных убытков, а в случаях, предусмотренных законом илидоговором, неустойку[93].

Профессор А.П. Сергеев[94]выступает за две формы защиты: юрисдикционную и неюрисдикционную. Рамкамиюрисдикционной формы защиты права охватывается защита в судебном и вадминистративном порядке. Самостоятельная деятельность гражданина илиорганизации по защите гражданских прав без обращения к государственным или инымкомпетентным органам квалифицируется в качестве неюрисдикционной. Самозащитагражданских прав — это форма, а не способ.

Г.А. Свердлык, Э.Л. Страунинг, Е.Е.Богданова констатируют наличие в действующем законодательстве трех форм защиты:судебной, административной и самозащиты. Учитывая, что ст.14 ГК РФ допускаетзащиту нарушенных гражданских прав самостоятельно управомоченным лицом,которое, защищая принадлежащее ему право, устанавливает фактическиеобстоятельства, применяет нормы материального права, определяет способ защитыот посягательства и принимает конкретное решение, которое само и воплощает,вполне логично представить самозащиту как форму защиты гражданских прав[95].

Рассматривая судебную формузащиты жизни и здоровья граждан, необходимо указать, что она, как правило,реализуется в рамках искового производства. При этом под защитой можно пониматьсовершение управомоченным лицом дозволенных действующим законодательствомдействий по принудительному осуществлению субъективных прав либо ввоспрепятствовании от их неправомерных посягательств.

Вред жизни и здоровью может бытьпричинен при реализации как вещных, так и обязательственных правоотношений. Также очевидно, что при возможном нарушении прав абсолютного характера делинкветзаранее неизвестен как в относительном, а любой и всякий. Обязательствосуществует в смысле ненарушения, но в случае неисполнения, воздержаниявозникают известные последствия. В целом возмещение вреда здоровью на основаниист.1085 ГК РФ состоит из утраченного заработка (дохода), который потерпевшийимел либо определенно мог иметь, а также дополнительных расходов, вызванныхповреждением здоровья.

Защита жизни и здоровья вадминистративном порядке осуществляется путем обращения к вышестоящему органуили должностному лицу. Однако в п.2 ст.11 ГК РФ закреплено, что защитагражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях,предусмотренных законом. Примером осуществления административной формы защитыжизни и здоровья является Инструкция Министерства юстиции РФ о порядкевозмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотрудникууголовно-исполнительной системы, а также ущерба, причиненного имуществусотрудника уголовно-исполнительной системы или его близких.

Рассматривая самозащиту, Э. Страунинготмечает, что это допускаемые законом или договором действия (фактического илиюридического характера) управомоченного лица, направленные на обеспечениенеприкосновенного права пресечения нарушения и ликвидацию последствий такогонарушения[96].Одним из проявлений самозащиты при причинении вреда можно назвать соглашение одобровольном возмещении вреда. Разумеется, что к правовому регулированиюпорядка и последствий заключения таких соглашений нужно подходить оченьосторожно, чтобы не нарушить тонкую грань взаимного интереса сторон. Представляется,что правовое регулирование должно охватывать следующие моменты:

Соглашение о добровольномвозмещении вреда, причиненного жизни гражданина, должно заключаться вписьменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (ихпредставителями). Нарушение формы соглашения должно влечь его ничтожность.

Соглашение о добровольномвозмещении вреда должно быть подписано в присутствии не менее чем двухсвидетелей, о чем должна быть сделана отметка с указанием их фамилии, имени,отчества, адреса места жительства. Соглашение должно содержать личные подписисвидетелей.

Нарушение требований, касающихсяприсутствия свидетелей, должно влечь признание соглашения оспоримой сделкой.

Способность потерпевшего,подписывающего соглашение, понимать значение своих действий или руководить имидолжна быть прямо отражена в содержании такого соглашения.

По требованию об уплатевозмещения, предусмотренного соглашением с причинителем, потерпевший не обязандоказывать его размер.

Заключение соглашения должноисключать право потерпевшего (его представителя) требовать в последующемвозмещение вреда в части, превышающей размер возмещения, предусмотренныйзаключенным соглашением сторон.

Право на получение возмещения,вытекающее из соглашения о добровольном возмещении вреда, является личнымимущественным правом потерпевшего и не может быть продано и иным образомуступлено им третьим лицам.

В случае неисполнения илиненадлежащего исполнения причинителем своих обязанностей, вытекающих из соглашенияо добровольном возмещении вреда, взыскание с причинителя задолженностипроизводится в бесспорном порядке на основании исполнительной надписи нотариуса.


Заключение

1. В составе гражданского праванеобходимо выделить подотрасль, которая (наряду с правом собственности,обязательственным правом и другими) специально признана регулировать личныенеимущественные отношения. Причем, он утверждает, что для обеспечения ихединства необходимо выделить общие положения, которые относились бы ко всемнормам, составляющим данную подотрасль. Необходимо включить нормы о личныхнеимущественных правоотношениях в ГК сразу после раздела I«Основные положения», т.е. до раздела о праве собственности.

2. Действующий ГК РФ прямоуказывает в ряду возмездного оказания услуг медицинские услуги, «распространяя»таким образом на них нормы и исследуемого правового института. Причем воизбежание споров относительно существа медицинской помощи (большинства еенаправлений) законодатель указывает в самом наименовании договора на его возмездныйхарактер. На наш взгляд, отсутствуют серьезные аргументы в пользунеприменимости к отношениям в сфере здравоохранения норм классическогогражданско-правового института обязательств вследствие причинения вреда,поэтому следует вред причиненный жизни и здоровью следует возмещать исходя изнорм гл.39 ГК РФ, однако учитывая при этом положения гл.59 ГК о чем прямоследует указать в ст.783 ГК РФ дополнив ее абзацем следующего содержания:«Вред причиненный жизни и здоровью возмещается по правилам гл.59 ГК РФ».

3. Институт обязательстввследствие причинения вреда многоаспектен, поскольку включает основание иусловия возникновения деликтных правоотношений, определяет объем возмещениявреда, права и обязанности сторон, а также закрепляет иные атрибуты, к числу которыхследует отнести закрепление управомоченных и обязанных лиц.

Целесообразно принятиефедерального закона, где детально регламентировался бы механизм возмещениявреда, в том числе более четкое закрепление лица, имеющего право на возмещениевреда, а также лица, обязанного его осуществить.

4. Необходимо в гражданскомкодексе предусмотреть возможность решить вопрос о возмещении причиненного жизнии здоровью вреда во внесудебном порядке. Целесообразно предусмотреть статью ГКРФ в содержании которой включить следующие пункты:

«1. Соглашение одобровольном возмещении вреда, причиненного жизни гражданина, должнозаключаться в письменной форме путем составления одного документа, подписанногосторонами (их представителями). Нарушение формы соглашения должно влечь егоничтожность.

2. Соглашение о добровольномвозмещении вреда должно быть подписано в присутствии не менее чем двухсвидетелей, о чем должна быть сделана отметка с указанием их фамилии, имени,отчества, адреса места жительства. Соглашение должно содержать личные подписисвидетелей.

3. Нарушение требований,касающихся присутствия свидетелей, должно влечь признание соглашения оспоримойсделкой.

4. Способность потерпевшего,подписывающего соглашение, понимать значение своих действий или руководить имидолжна быть прямо отражена в содержании такого соглашения.

5. По требованию об уплатевозмещения, предусмотренного соглашением с причинителем, потерпевший не обязандоказывать его размер.

6. Заключение соглашения должноисключать право потерпевшего (его представителя) требовать в последующемвозмещение вреда в части, превышающей размер возмещения, предусмотренныйзаключенным соглашением сторон.

7. Право на получениевозмещения, вытекающее из соглашения о добровольном возмещении вреда, являетсяличным имущественным правом потерпевшего и не может быть продано и иным образомуступлено им третьим лицам.

8. В случае неисполнения илиненадлежащего исполнения причинителем своих обязанностей, вытекающих изсоглашения о добровольном возмещении вреда, взыскание с причинителязадолженности производится в бесспорном порядке на основании исполнительнойнадписи нотариуса.»

5. При возмещении вреда,причиненного в состоянии крайней необходимости, закон исходит из того, чтолицо, спасавшее собственную или чужую жизнь, или здоровье, или имущественныеблага, причинило вред третьим лицам для предотвращения еще большего вреда.

Представляется, что за неимениемв действующем ГК РФ более четких указаний на этот счет вред можно возмещать поправилам главы 50 ГК, предусматривающей последствия действия в чужом интересебез поручения. Это обязательство было известно еще в римском праве и относилоськ разряду квазидоговорных обязательств, т.е. обязательств, возникающих как быиз договоров. Было бы более целесообразно не адаптировать главу 50 ГК РФ кделиктным отношениям, а предусмотреть в главе 59 ГК специальный параграф овозмещении вреда, причиненного при спасании жизни или здоровья граждан, а такжеимущества граждан, юридических лиц, государства или муниципальных образований. Нов любом случае вред не может остаться без возмещения, иначе право будетспособствовать возрастанию у членов общества равнодушия к чужой жизни илиздоровью, к любой чужой беде, а такое решение противоречило бы нормамнравственности.


Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1.    Конституция Российской Федерации // Российская газета. — 1993. — № 237.

2.    Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) № 51-ФЗ от 30.11.1994.(в ред. от 10.01.2006 г) // Собрание законодательства РФ. — 1994. — № 32. — Ст.3301.

3.    Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) № 14-ФЗ от 26.01.1996.(в ред. от 02.02.2006 г) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 5. — Ст.410.

4.    Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) № 146-ФЗ от 26.11.2001.(в ред. от 02.12.2004 г) // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 49. — Ст.4552.

5.    Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (ред. от05.01.2006 г) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — ст.2954.

6.    Федеральный закон от 21.11.1995 г. № 170-ФЗ (ред. от 22.08.2004г)«Обиспользовании атомной энергии» // Ведомости Съезда народных депутатовРСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1995. — № 45. — Ст.1488.

7.    Федеральный закон от 13.12.1996 г. № 150-ФЗ (ред. от 29.06.2004 г)«Оборужии» // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 51. — ст.5681.

8.    Федеральный закон РФ от 12.01.1996 г. № 8-ФЗ (ред. от 21.04.2005 г)«Опогребении и похоронном деле» // Собрание законодательства РоссийскойФедерации. — 1996. — № 3. — Ст.146.

9.    Федеральный закон РФ от 20.04.1995 г. № 45-ФЗ (ред. от 22.08.2004 г)«Огосударственной защите судей, должностных лиц правоохранительных иконтролирующих органов» // Собрание законодательства Российский Федерации.- 1995. — № 17. — Ст.1455.

10. Закон РФ от 02.07.1992г. № 3185-1 (ред. от 22.08.2004 г)«Опсихиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» // ВедомостиСъезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. — 1992. — № 43. — Ст. 1913.

11. Закон РФ от 09.06.1993г. № 5142-1 (ред. от 22.08.2004 г)«Одонорстве крови и ее компонентов» // Ведомости Съезда народных депутатовРФ и Верховного Совета РФ. — 1991. — № 28. — Ст.1064.

12. Закон РФ от 28.06.1991г. № 1499-1 (ред. от 23.12.2003)«Омедицинском страховании граждан в Российской Федерации» // ВедомостиСъезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1991. — № 27. — Ст.520.

13. Закон РФ от 27.04.1993 г. № 4866-1 (ред. от 14.12.1995 г)«Обобжаловании в суд действий и решении, нарушающих права и свободы граждан»// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного CoветаРФ. 1993. — № 19. — Cт.685.

14. Закон РФ от 26.06.1992 г. № 3132-1 (ред. от 05.04.2005 г)«О статутесудей в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ иВерховного Совета РФ. — 1992. — № 311. — Ст.1792

15. Закон РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 (ред. от 20.06.2000 г)«Отрансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости Съезданародных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. — 1993. — № 2. — Ст.63.

16. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья гражданот 22 июля 1993 г. (ред. от 02.02.2006 г) // Ведомости Съезда народныхдепутатов РФ и Верховною Совета РФ. — 1993. — № 33. — Ст.1318.

17. Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. // ВедомостиСъезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1991. — № 52. — Cт.1865.

Специальная и учебная литература

18. Акопов В.И. Этические, правовые и медицинские проблемы эвтаназии // Медицинскаяэтика и право. — 2000. — № 1. — С.51-52.

19. Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективныхгражданских прав // Проблемы применения Основ гражданского законодательства иОснов гражданского судопроизводства СССР и союзных республик. — Саратов., 1971.- 456 с.

20. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. Изд.2-е.- М., БЕК. 1999. — 562 с.

21. Бакунин С. К вопросу об основании возникновения обязательств вследствиепричинения вреда жизни или здоровью гражданина // Арбитражный и гражданскийпроцесс. — 2006. — № 1. — С.32.

22. Бакунин С.Н. Субъекты обязательств вследствие причинения вреда жизни илиздоровья гражданина // Российский судья. — 2006. — № 1. — С.32.

23. Белов В.А. Добросовестность, разумность справедливость как принципыгражданского права // Законодательство. — 1998. — № 8. — С.49.

24. Беляева Н.Г. Право на неприкосновенность частной жизни и доступ кперсональным данным // Правоведение. — 2001. — № 1. — C.101-114.

25. Богатырев Ф.О. Состав относительных неимущественных гражданскихправоотношении // Журналист. — 2002. — № 11. — С.84-94.

26. Богданова Е.Е. Формы и способы защиты гражданских прав и интересов // Журналроссийского права. 2003. — № 11. — С.40.

27. Богданов Е. Категория «добросовестности» в гражданском праве// Российская юстиция. — 1999. — № 9. — С.12.

28. Большая Советская Энциклопедия. — М., Наука. 1972. Т.9. — 856 с.

29. Брагинский М.И. Осуществление и защита гражданских прав // Вестник ВАСРФ. — 1995. — № 7. — С.101.

30. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. — М., Юридическаялитература. 1963. — 624 с.

31. Будякова Т.П. Личные неимущественные права испытуемого в психологическихисследованиях // Право и образование. — 2003. — № 1. — С.106-112.

32. Викторов И.С., Простова В.М. О практике рассмотрения судами гражданскихдел о возмещении вреда причиненного жизни и здоровью граждан в результатенесчастных случаев на производстве // Трудовое право. — 2006. — № 3. — С.27.

33. Вопросы общей теории советского права / Под ред. Братуся С.Н. — М.,Госюриздат. 1960. — 568 с.

34. Герасимова О. Содержание конституционного права человека на достойнуюжизнь // Право и жизнь. Независимый правовой журнал. Манускрипт. — 2001. — № 41.- С.120-140.

35. Гоглашвили А.У. Можно ли предоставить право на добровольный уход изжизни заключенным пожизненно? // Уголовная юстиция: проблемы правоприменения. Сборникнаучных трудов. — Волгоград., 2003. — С.59.

36. Голубев К.И., Нарижний СВ. Компенсация морального вреда как способзашиты неимущественных благ личности.2-е изд., доп. — СПб., Изд-во Юридическийцентр. 2001. — 382 с.

37. Глушкова Н.И. Воздействие деструктивных факторов на психическое здоровьеучителя // Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Материалы 1Междисциплинарной конференции — «круглого стола» 6 декабря 2002 г. г.Ставрополь. — Ставрополь, Изд-во Ставроп. ин-та им.В.Д. Чурсина. 2002. — С.85-95.

38. Гражданское право. Ч.1/Под ред. Калпина А.Г. Масляева А.И. — М., Юристъ.1997. — 620 с.

39. Гражданское право. Часть 1 Учебник / Под ред. Калпина А.Г., Масляева А. И.2-еизд. — М., 2001. Юристъ. — 684 с.

40. Гражданское право В 2 т. Т.1 Учебник/Отв. ред. Суханова Е. А.2-е изд. — М., Волтер Клувер. 1998. — 640 с.

41. Гражданское право В 2 т. Том 1 Учебник / Отв. ред. Суханов Е.А. — М.,Волтерс Клувер. 2002. — 874 с.

42. Гражданское право. В 2 т. Том I. Учебник / Отв. ред. Суханов Е.А. Изд.2-е.- М., Инфра. 2003. — 784 с.

43. Гражданское право России. Общая часть Курс лекций / Под ред. Садикова О.Н.- М., Норма. 2001. — 364 с.

44. Гражданское право: Учеб. Ч.1.2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. СергееваА.П., Толстого Ю.К. — М., Проспект, 1997. — 538 с.

45. Гражданское право Том I Учебник / Под ред. Сергеев А.П., Toлстой Ю.К. Изд6-е. — М., Норма. 2002. — 642 с.

46. Гражданское право. Том I. Изд.6-е / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К.- М., Норма. 2004. — 738 с.

47. Гражданское право. Учебник для вузов Ч.1. / Под общ. ред. Илларионовой Т.И.,Гонгало T. M., Плетнева Т.А. — М., БЕК. 1998. — 672 с.

48. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. — М., Статут. 2000.- 652 с.

49. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав — М.,Юрайт. 2000. — 326 с.

50. Денисов Ю.А. Общая теория правонарушения и ответственности. — Л., Изд-воЛГУ. 1983. — 364 с.

51. Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защитыправа. — М., Изд-во МГУ. 1979. — 268 с.

52. Дробышевская Т.В. Личные неимущественные права граждан и ихгражданско-правовая защита — Красноярск., 2001. — 326 с.

53. Иванский В.П. Правовая защита информации о частной жизни граждан: Опыт современногоправового регулирования. — М., Изд-во РУДН, 1999. — 342 с.

54. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву — М., Статут. 2000. — 678 с.

55. Иоффе О.С. Советское гражданское право — Л., Изд-во ЛГУ. 1971. — 642с.

56. Иоффе О.С., Шарогородский М.Д. Вопросы теории права. — М.,Государственное издательство юридической литературы. 1961. — 672 с.

57. Калинин В.М. Жизнь и здоровье военнослужащих — под охрану закона // Правов Вооруженных Силах. — 2001. — № 4. — С.32.

58. Кашицев Л.Ю. Принцип неприкосновенности личности в сфережизнедеятельности в правовом регулировании общественных отношений: Автореф. дис.кан. юрид. наук. — Нижний Новгород., 2004. — 92 с.

59. Козьминых Е. Обязательства вследствие причинения вреда здоровью приоказании медицинских услуг // Российская юстиция. — 2001. — № 2. — С.22.

60. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/ Под ред. Садикова О.Н. издание третье, исправленное, дополненное ипереработанное. — М., ИНФРА-М. 2005. — 652 с.

61. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/ Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. — М., Юрайт. 2006. — 674 с.

62. Красавчикова Л.О. Понятие система личных не связанных с имущественными,прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Автореф.дис. докт. юрид. наук. — М., 1994. — 94с.

63. Красавчикова Л.О. Рец. на кн Малеина M.Л. Личные неимущественные праваграждан: понятие, осуществление, защита. — М., Юрайт. 2000 // Государство иправо. — 2002. — № 11. — С.137-138.

64. Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советскоегосударство и право. — 1966. — № 10. — С.50-57.

65. Красавчиков О.А. Защита чести и достоинства // Советское государство иправо. — 1962. — № 7. — С.61-63.

66. Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. — М., Юрлитиздат. 1986.- 452 с.

67. Ларионов А.А. Понятие и содержание права на возмещение вреда,причиненного жизни или здоровью ребенка // Юрист. — 2006. — № 6. — С.31.

68. Малеина М.И. Личные неимущественные права граждан: понятие,осуществление, защита. — М., Юрайт. 2000. — 424 с.

69. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. — М.,Юридическая литература. 1985. — 368 с.

70. Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость — М., БЕК. 1992.- 436 с.

71. Мелехин А.И. Вопросы возмещения вреда жизни и здоровью и обязательногострахования лиц из числа авиационного персонала и пассажиров, перевозимыхвоздушным судном // Трудовое право. — 2006. — № 8. — С.23.

72. Михайлова И.А. Право на жизнь: актуальные проблемы законодательства,теория и практика // Российский судья. — 2005. — № 8. — С.22.

73. Михайлова И.А. Распоряжение жизнью по действующему законодательству (филосовско-правовыеаспекты) // Российский судья. — 2005. — № 7. — С.22.

74. Нохрина М.Л. Гражданско-правовое регулирование личных неимущественныхотношении, не связанных с имущественными. — СПб., Питер. 2004. — 352 с.

75. Памятника римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. ДигестыЮстиниана — М., Спарк. 1997. — 432 с.

76. Пешкова О.А. Ответственность и защита при причинении вреданеимущественным правам и нематериальным благам граждан и юридических лиц. Автореф.канд. дисс. — Волгоград., 1998. — 92 с.

77. Романовский Г.Б. Право на жизнь и право на самоубийство // Юрист. — 2003.- № 1. — С.38-42.

78. Рясенцев В.А. Неимущественный интерес в советском гражданском праве // Ученыезаписки Московского юридического ин-та — М., Юрлитиздат. 1939. Вып.1. — С.26-27.

79. Сараев Д.В. О соотношении понятий нематериальные блага и личныенеимущественные права // Юрист. — 2002. — № 7. — С.3-6.

80. Свердлык Г.А., Страунинг Г.А. Защита и самозащита гражданских правУчебное пособие. — М., Юрайт. 2002. — 320 с.

81. Сергеев Ю.Д., Поспелова С.И. Правовые аспекты посмертного донорства: современноесостояние и проблемы регулирования // Медицинское право. — 2006. — № 2. — С.23.

82. Сиятскова Л.А. Самозащита как общеправовой феномен (к методологиианализа) // Современные проблемы государства и права. Сборник научных трудов. — Нижний Новгород., Изд-во Нижегор. акад. МВД России. 2003. Вып.3. — С.80-86.

83. Сиятскова Л.А. Самозащита по действующему российскому законодательству (постановкапроблемы) // Юристъ-Правоведъ. — Ростов-на-Дону., Изд-во Изд-во Рост. юрид. ин-таМВД России. 2004. — № 1. — С.71-76.

84. Советское гражданское право: Учеб. В 2 т. Том 1/Под ред. Красавчикова О.А.3-е изд., испр. и доп. — М., Высшая школа, 1985. — 562 с.

85. Советское гражданское прво. Учебник. Часть I. / Под ред. Смирнова В.Т., ТолстогоЮ.К., Юрченко А.К. — Л., Издательство ЛГУ. 1982. — 642 с.

86. Соловьев В.П. Личные неимущественные права в соотношение снематериальными благами // Российский судья. — 2001. — № 3. — С.17-18.

87. Солонченко И. Право индивида на неприкосновенность частной жизни, личнуюи семейную тайну // Юридический вестник. — 2003. — № 2. — С.16-18.

88. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. — М., Норма. 1996. — 532 с.

89. Стефанчук Р.А. Право на психическое здоровье как личное неимущественноеправо физических лиц // Медицинское право. — 2006. — № 1. — С. 19.

90. Стефанчук Р.А. Современное состояние и перспективы развития институталичных неимущественных прав физических лиц в гражданском законодательствеУкраины // Право и политика. — 2006. — № 2. — С.25.

91. Страунинг Э. Самозащита гражданских прав — нетрадиционная форма борьбы сгражданскими правонарушениями: нетрадиционные подходы к решению проблем борьбыс правонарушениями. — Омск., 1997. — 284 с.

92. Тасоков С. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство // Российскаяюстиция. — 2003. — № 2. — С.40-42.

93. Теория государства и права / Под ред. Бабаева В.К. — М., БЕК. 1999. — 678с.

94. Тесаков С. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство // Российскаяюстиция. — 2003. — № 2. — С.40-42.

95. Титов К.Ю. Хрестоматия по истории государства и праву России. Учебноепособие. — М., Юрайт. 2000. — 738 с.

96. Толстой Ю.К. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961-1965).Автореф. докт. дисс. — Л., 1970. — 86 с.

97. Толстой В.С. Система гражданского права и система общественных отношений/ Социальные проблемы права Сб. статей Вып 1. — М., Союз 2000. — С.64-65.

98. Трахов А. Жизнь и здоровье требует более строгой защиты. Сравнительныйанализ — российского и зарубежного законодательства // Российская юстиция. — 2001. — № 12. — С.55-56.

99. Третьяков С.В. Автономия воли и односторонние коллизионные нормы вмеждународном частном праве // Вестник Московского университета. — 2002. — №5.- С.90-104.

100.   Троценко Т. Самозащита как способ защиты гражданских прав // Закон иправо. — М., ЮНИТА-ДАНА. 2000. — № 5. — С.13-15.

101.   Флейшиц Е.А. Личные права в гражданском праве СССР и капиталистическихстран. — М., Госполитиздат. 1941. — 316 с.

102.   Чернега К.А. Правовые проблемы эвтаназии в России // Гражданин и право. — 2003. — № 1. — С.37-55.

103.   Эрделевский Л.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарийзаконодательства и судебной практики. — М., Норма. 1999. — 342 с.

104.   Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история исовременность. — М., Статут. 2003. — 426 с.

Материалы юридической практики

105.   Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 28.04.1994 г. «Осудебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждениемздоровья» // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1994. — № 7. — С.3-9.

106.   Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10«О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации моральноговреда» // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1995. — № 3. — С.4.

107.   Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 21.12.1993 г. «Орассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободыграждан» // Бюллетень Верховного Cyдa Российской Федерации. — 1994. — № 3. — С.5.

108.   Определение Верховного Суда РФ от 19 мая 2006 года по делу № 24-В06-2 //Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2006. — № 11. — С.34.

109.   Определение Верховного Суда РФ от 18 июля 2006 года по делу № 47-г06-187// Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2006. — № 7. — С.31.

110.   Определение Верховного Суда РФ от 2 мая 2006 года по делу № 66-о05-139 //Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2006. — №10. — С.29.

111.   Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда №0706/592 от 29.09.2005 года // Судебная практика. Самара. — 2006. — № 1. — С.4.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву