Реферат: Вопросы расследования убийств, замаскированных инсценировкой

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОБ УБИЙСТВАХ, ЗАМАСКИРОВАННЫХ ИНСЦЕНИРОВКАМИ


СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………… С.3.

1. Инсценировка как способ сокрытия преступлений……………С.5.

2. Признаки инсценировки и методы ее выявления………………С.14.

3. Возбуждение уголовного дела и характеристика

первоначальных следственных действий………………………С.21.

Список использованной литературы……………………………….С.31.


ВВЕДЕНИЕ

Одним из важнейших условий успешной борьбы с преступностью несомненно является повышение эффективности предварительного следствия с тем, чтобы оно обеспечивало своевременное раскрытие и качественное расследование совершенных преступлений.

Перед правоохранительными органами поставлены ответственные задачи по укреплению законности и правопорядка: «не допустить криминализации общества, остановить рост уголовной преступности, обеспечить безопасность личности, для выполнения которых необходимо не только повысить эффективность, но и существенно улучшить качество разработок теоретических и практических положений, касающихся совершенствования расследования преступлений.

Несмотря на предпринимаемые меры, направленные на значительное усиление борьбы с преступностью, в практике все еще встречаются случаи, когда особо опасные преступления, в частности убийства, остаются нераскрытыми, а убийцы – безнаказанными, что вызывает чувство законного возмущения со стороны широкой общественности. В этой связи необходимо всемерно повышать уровень следовательского мастерства, научиться распознавать сложные способы маскировки преступления, применяемые убийцами.

По методике расследования убийств в криминалистической литературе имеется ряд специальных работ и статей. Значительное внимание этой теме уделяется и в учебниках криминалистики. Однако во всех этих работах преимущественно освещается вопрос расследования лишь одной категории дел об убийствах – дел, возбуждаемых в связи с обнаружением трупа потерпевшего с явными признаками насильственной смерти, где нет никакого сомнения в том, что смерть вызвана именно убийством. Что же касается методики расследования убийств, замаскированных инсценировками, когда преступники, стремясь уйти от ответственности, скрывают не факт смерти определенного лица, а лишь конкретную причину смерти и в этих целях создают ложную видимость гибели потерпевшего от самоубийства, несчастного случая, от болезни или в результате убийства, совершенного другими лицами, то она еще недостаточно разработана. Хотя в следственной практике такие преступления встречаются не часто, раскрыть их достаточно сложно. Эти обстоятельства и оказали решающее значение для выбора данной темы исследования.

Работа подготовлена на основе изучения действующего законодательства и других правовых актов, специальной литературы, материалов следственной и судебной практики.


1. Инсценировка как способ сокрытия преступлений.

Умышленные убийства могут совершаться при внезапно возникшем умысле и с заранее обдуманным умыслом. И в том, и в другом случае, но чаще в последнем, виновное лицо может предпринимать действия по сокрытию преступления.

Способы сокрытия преступлений преследуют разные цели, а именно:

– скрыть само событие преступления;

– скрыть его преступный характер;

– скрыть участие и заинтересованность в нем преступника.

Так, убийца, тщательно спрятавший труп потерпевшего и объясняющий его исчезновение отъездом, стремится скрыть сам факт смерти потерпевшего. Убийца, применяющий во время совершения преступления перчатки, засыпающий место происшествия табаком и т.д., пытается скрыть лишь свое участие в убийстве. Лицо, инсценирующее убийство по ложным мотивам, пытается скрыть свою заинтересованность, свои подлинные мотивы и цели совершения данного преступления. Преступник, совершив убийство путем нанесения ударов тупым предметом потерпевшему, сбрасывает труп с высоты на землю и, инсценируя самоубийство, пытается скрыть преступный характер события. По содержательной стороне можно выделить сокрытия преступления путем утаивания, маскировки, уничтожения, фальсификации информации и ее носителей, а также смешанного способа (различных инсценировок).[1]

Таким образом, инсценировка является одним из способов сокрытия преступления.[2]

При обнаружении трупа убитого чаще всего нет никаких сомнений в том, что смерть вызвана именно убийством: характер, локализация, а иногда и количество повреждений, местоположение трупа, окружающая обстановка – все это вместе взятое обычно дает представление о происшедшем.

В то же время встречается немало случаев, когда установить, чем вызвана смерть погибшего – убийством, самоубийством или несчастным случаем, оказывается сложной задачей. В частности, следователю приходится сталкиваться с неясными случаями смерти при обнаружении трупа в водоемах, при установлении смерти от падения с высоты, от действия высокой температуры, от огнестрельного ранения. Во всех этих ситуациях смерть могла явиться последствием собственной неосторожности погибшего, самоубийства, а равно и убийства.

Следственной практике известно немало убийств, при совершении которых преступники, стремясь уйти от ответственности, считают возможным и достаточным скрыть не факт смерти определенного лица, а лишь конкретную причину смерти. В этих целях они создают ложную видимость гибели потерпевшего от самоубийства, несчастного случая, от болезни или в результате убийства, совершенного другими лицами.

Сообразно этим целям убийца до прибытия следователя на место происшествия уничтожает или маскирует одни следы, в то же время создавая другие, удаляет те или иные предметы, перемещает труп, подчас на значительное расстояние, или изменяет его позу, посмертно наносит дополнительные телесные повреждения и т.д.

Таким путем преступник достигает того, что созданная им на месте преступления обстановка приходит в соответствие с картиной будто бы происшедшего события, которое он описывает в своих показаниях.

В литературе имеется несколько определений инсценировки преступления. Так, ее определяют как „совокупность действий, направленных на сокрытие виновности определенного лица в совершении данного преступления путем создания ложной видимости иного события“.[3]

О.Я.Баев и А.С.Одиноких под ней понимают „умышленное создание преступником доказательств, которые в своей совокупности образуют обстановку, характерную для определенного, желаемого преступником события“.[4]

Р.С.Белкин пишет, что инсценировка преступления есть „создание обстановки, не соответствующей практически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться поведением и ложными сообщениями, как исполнителя инсценировки, так и связанных с ним лиц“.[5]

В.А.Образцов отмечает, что инсценировка – одна из разновидностей противодействия правоохранительным органам и представляет собой создание видимости события путем целенаправленного внесения в обстановку реального события изменений, направленных на дезориентацию следователя.[6]

Последнее определение, по нашему мнению, является наиболее точным и полным.

Инсценировки, как правило, включают систему действий преступника по предупреждению возникновения следов, уничтожению, фальсификации, утаиванию, маскировке возникших в результате убийства изменений, созданию новых следов, подтверждающих версию субъектов сокрытия.[7]

Структура деятельности, связанной с инсценировкой, складывается из следующих операций:

– анализа и оценки ситуации, в которой оказался будущий инсценировщик;

– принятия решения об инсценировки;

– рассмотрения возможных вариантов инсценировки и определения наиболее целесообразного варианта;

– создания мысленной модели события, которое предполагается инсценировать;

– реализация разработанной модели;

– подготовка объяснений, рассчитанных на то, чтобы убедить других лиц, включая работников правоохранительных органов, в реальности инсценированного события и его причин;

– определения линии поведения на следствии и подготовка объяснений на случай разоблачения инсценировки.

Цель инсценировки – подтвердить ложную версию преступника, нейтрально для него объясняющую причину, характер и обстоятельства расследуемого события.

Инсценировки классифицируются по различным основаниям:

по субъекту : а) выполняемые участниками преступления; б) выполняемые другими лицами по просьбе преступника или по своей инициативе; в) выполняемые преступником совместно с другими лицами;

по месту : а) на месте совершения преступления; б) в ином месте;

по времени осуществления : а) до совершения преступления; б) во время совершения преступления; в) после совершения преступления;

по целям : а) сокрытие преступления; б) сокрытие некриминального события; в) в иных целях;

по объекту : а) инсценирование преступления; б) инсценирование события некриминального характера; в) инсценирование отдельных элементов, подсистем события;

по содержанию : а) инсценирование материальных следов на месте происшествия; б) инсценирование материальных следов в сочетании с выработкой и реализацией соответствующего варианта дезинформирующего следствие поведения и сообщения ложных сведений.

Способ убийства преступник избирает уже с таким расчетом, чтобы применение его создавало видимость смерти от другой причины: а) самоубийства, б) несчастного случая, в) убийства, совершенного другим лицом (лицами), г) ненасильственной смерти и д) при бесспорной их причастности к убийству – совершение его в состоянии необходимой обороны или по неосторожности.

Инсценировка как способ сокрытия убийства используется преступником в том случае, когда он знает или предполагает, что ему придется объяснять, почему и как погиб убитый им человек. Давать же такие объяснения приходится только убийцам, более или менее близко связанным с потерпевшим. Это, как правило, члены одной семьи, соседи по квартире, квартирная хозяйка и жильцы, любовники и т.д.

Однако далеко не всегда преступник, убивший близкого ему человека, подтверждает свое объяснение его смерти инсценировкой. В большинстве случаев он скрывает сам факт смерти потерпевшего, уничтожает либо тщательно скрывает сам труп.

К факторам, обуславливающим выбор „своим“ преступником такого способа сокрытия, как инсценировка, следует отнести совершение убийства на общей квартире преступника и потерпевшего, т.к. это дает возможность использовать достаточно времени, чтобы инсценировать нейтральную причину смерти. Большое значение имеет и способ совершения преступления, обуславливающий характер нанесенных потерпевшему повреждений или их отсутствие. Так, если потерпевший погиб в результате сбрасывания с высоты, то характер повреждений полностью совпадает с получаемыми при аналогичном падении в результате неосторожности или самоубийства. При утоплении и отсутствии наружных повреждений преступник выдвигает версию о самоубийстве или несчастном случае.

Немаловажное значение имеют и обстоятельства, не дающие преступнику возможности прибегнуть к другим способам сокрытия, например, к таким, которые связаны с удалением трупа из помещения, где было совершено убийство, и с необходимостью затем объяснять причину исчезновения потерпевшего (убитый был болен и не мог передвигаться).

Давая свои объяснения об обстоятельствах смерти потерпевшего, преступник стоит перед выбором: либо он должен утверждать, что отсутствовал в момент наступления смерти, либо отвечать, почему он не предотвратил наступление смерти, если в это время находился вместе с потерпевшим. Выбор преступником той или иной разновидности оправдательной версии не случаен и определяется, во-первых, местом совершения убийства, во-вторых, характером связи убийцы с потерпевшим, и, наконец, родом и видом инсценируемой смерти. При совершении убийства по месту жительства потерпевшего, либо в ином месте, не совпадающем с местом жительства преступника, виновные почти всегда отрицают, что потерпевший умер при них, и ссылаются на алиби. В тех же случаях, когда убийство совершается там, где совместно проживают и преступник и потерпевший, то виновные выдвигают либо версию своего отсутствия, либо он находился в другой комнате, спал, не мог предвидеть „несчастье“ по независящим от него причинам. При инсценировке убийства „другими лицами“ преступник в большинстве случаев утверждает, что нападение происходило в его отсутствие, и, возвратившись домой, он обнаружил потерпевшего уже мертвым, или „убийцы“ напали одновременно на него и потерпевшего, но ему (преступнику) „чудом“ удалось спастись. При таких же инсценировках, как „смерть по болезни“, преступник, как правило, не отрицает своего присутствия при смерти потерпевшего, а при версии об убийстве „неосторожном“ или вызванном „необходимой обороной“, естественно всегда утверждает, что убийство произошло при нем.

Виновный, выдвинувший версию о смерти потерпевшего в его присутствии, обычно утверждает, что кроме них двоих при этом никого не было. Объяснения преступника носят иной характер лишь в случаях, когда ему удается подговорить других членов семьи, соседей или иных лиц, подтвердить выдвинутую им версию, дав соответствующие ложные показания.

Инициатива оказаться наедине с потерпевшим почти всегда принадлежит преступнику, поэтому он или отсылает куда-нибудь остальных лиц под вымышленным надуманным предлогом, или приходит туда, где потерпевший, заведомо для него, находится один, или уводит потерпевшего в какое-нибудь уединенное место и т.д. Излагая же свою версию о случившемся, убийца представляет дело так, будто наедине с потерпевшим он оказался случайно.

Решив инсценировать тот или иной род смерти потерпевшего, преступник после убийства принимает все необходимые меры, чтобы создать обстановку, подтверждающую намеченную им версию, и уничтожить следы убийства. В этой связи он не сразу заявляет о „случившемся“, т.к. затрачивает необходимое для него время для инсценировки, а иногда и для того, чтобы уговорить своих близких подтвердить его показания.

Виновный, выдвинувший версию о смерти потерпевшего в его отсутствие, чаще всего не отрицает, что последний раз виделся с потерпевшим в день его смерти, находясь с ним наедине. И хотя такое признание для преступника опасно, однако, он понимает, что отрицать данное обстоятельство, как правило, бессмысленно, поскольку следствие легко может изобличить его во лжи. В то же время преступник обязательно утверждает, что он куда-то уходил, оставив потерпевшего одного. Данное утверждение необходимо убийце по двум причинам: во-первых, чтобы объяснить, почему смерть потерпевшего не могла быть им предотвращена, а во-вторых, чтобы создать себе алиби, поскольку согласно его версии именно в это время и произошла смерть потерпевшего.

В большинстве случаев сразу же после совершения убийства и выполнения задуманной инсценировки преступник действительно куда-нибудь уходит, стараясь при этом, чтобы либо его видели знакомые, либо его пребывание в определенном месте было зафиксировано. В отдельных же случаях преступник фактически вообще никуда не уходит после убийства, ограничиваясь ложными утверждениями о своем отсутствии вплоть до обнаружения трупа потерпевшего.

Для данного рода версий характерно также то, что преступник, уходя из жилища после совершенного убийства и заранее зная, что, вернувшись домой, обнаружит труп потерпевшего, часто принимает меры к тому, чтобы это произошло при третьих лицах. В частности, убийца с этой целью делает вид, что не может попасть домой, т.к. дверь заперта, на стук никто не открывает, а ключей у него нет.

Обращаясь за помощью соседей, дворника либо других посторонних лиц, преступник использует их присутствие для того, чтобы продемонстрировать перед ними свое удивление, отчаяние, жалость и т.п. Сразу же после обнаружения трупа преступник либо сам сообщает о случившемся в милицию, либо просит это сделать кого-нибудь из окружающих, подчеркивая этим, что у него не было никаких оснований скрывать от соответствующих органов смерть потерпевшего или чего-либо опасаться в связи с этим событием.

Все сказанное здесь об особенностях поведения преступника, выдвинувшего версию о смерти потерпевшего в его отсутствие, относится к тем случаям убийства, замаскированных инсценировками, когда преступление совершается в месте совместного проживания убийцы и потерпевшего. Если же убийство совершается на квартире потерпевшего, или в ином месте, то поведение преступника в подобных ситуациях существенно меняется. Поскольку тесной связи с потерпевшим большинство таких убийц не имеют, то главная их надежда на уклонение от ответственности основана на том, что подозрение, скорее всего, на них вообще не падет. К инсценировке же они прибегают на случай, если им придется все же объяснять причину смерти потерпевшего.

Исходя из этого, такие преступления, как правило, тщательно скрывают свою встречу с потерпевшим в день убийства и, лишь будучи изобличенными во лжи, вынуждены признать указанное обстоятельство и стараются его объяснить, выдвинув версию о той или иной „нейтральной“ причине смерти потерпевшего.

Преступники, проживающие отдельно от потерпевшего, как правило, не „обнаруживают“ труп убитого, не сообщают о его смерти следственным органам, а при допросе всегда ссылаются на алиби.

Знание следователем того, какие факторы обуславливают выдвижение преступником той или иной оправдательной версии, связанной с инсценировкой, на что рассчитывают преступники, выбирая тот или иной вид инсценировки, и от чего зависит этот выбор, как вообще ведет себя преступник после убийства в различных ситуациях, – все это крайне важно для анализа поведения обвиняемого (подозреваемого) и проверки вопроса о его виновности.

2. Признаки инсценировки и методы ее выявления.

В тех случаях, когда в стадии возбуждения уголовного дела нет полной ясности, – действительно ли совершено убийство или смерть погибшего вызвана иной причиной, например, самоубийством, – следователь сталкивается с необходимостью проверить, произошло ли в данном случае:

– самоубийство, похожее (по обстановке) на убийство;

– убийство, случайно напоминающее некоторыми своими признаками картину самоубийства;

– убийство, замаскированное инсценировкой.

Таким образом, следователь, прежде всего, должен разрешить важнейший для данной категории дел вопрос: от чего и при каких обстоятельствах наступила смерть потерпевшего, что произошло? Вопрос этот для дел анализируемой категории приобретает первостепенное, а зачастую и решающее значение. От его решения зависит весь дальнейший ход расследования. В первую очередь необходимо установить причину смерти и определить, является ли она насильственной. Ответ на эти вопросы следователь получает нередко уже при проведении первоначальных следственных действий: осмотра трупа и места его обнаружения, судебно-медицинской экспертизы трупа и допроса выявленных на месте происшествия свидетелей. Однако в большинстве случаев на начальном этапе следствия еще не ясен вопрос о роде, а иногда и о причине смерти погибшего. Если не считать дел с инсценировкой убийства, совершенного якобы третьими лицами, и с версиями о неосторожном характере убийства или о совершении его в состоянии необходимой обороны (когда факт убийства очевиден и никем не отрицается), во всех остальных случаях факт убийства лишь предполагается. Именно это предположение и вызывает необходимость в возбуждении уголовного дела.

Отсюда, естественно, вытекает, что по всем делам анализируемой категории с самого начала расследования надо выдвигать версию об убийстве независимо от того, имеются ли данные об убийстве, замаскированным инсценировкой какой-либо нейтральной причиной смерти, или признаки инсценировки отсутствуют и налицо просто сомнительный случай смерти, возможно вызванный убийством.[8] Наряду с версией об убийстве, следователь, исходя из данных судебно-медицинского исследования трупа и других обстоятельств, обязательно должен включить в план для тщательной проверки и другие версии о роде смерти погибшего. Обязательной проверке подлежат также версии, выдвинутые кем-либо из членов семьи, близких и знакомых погибшего.

Версии об убийстве и версия подозреваемого, подтверждаемые инсценировкой, должны проверяться уже в процессе проведения первоначальных следственных действий. При осмотре места происшествия и трупа, при допросе свидетелей следователь обязательно должен стремиться получить ответы на вопросы, вытекающие из версии об убийстве. Соответствующие вопросы следователь ставит и судебно-медицинскому эксперту.

Однако, если по положению трупа и окружающей обстановке можно предположить самоубийство или несчастный случаи либо близкие погибшего прямо заявляют, что его смерть последовала от одной из этих причин, то вполне очевидно, что, и производя осмотр места происшествия, и назначая экспертизы, и допрашивая свидетелей, следователь будет исходить из этой версии.

Наконец, в случаях, когда факт убийства очевиден, и никем из близких людей или окружающих потерпевшего не оспаривается, однако совершение преступления либо приписывается ими посторонним лицам, либо объясняется неосторожностью или состоянием необходимой обороны, следователь наряду с соответствующей версией, проверяет версию о совершении умышленного, не спровоцированного убийства кем-либо из близких потерпевшего.

Таким образом, одной из главных тактических задач в ситуации, когда нет явности в отношении расследуемого события, является „установление наличия или отсутствия инсценировки, ее содержания и направленности“.[9]

Независимо от того, прибегает ли убийца к инсценировке смерти потерпевшего от какой-нибудь нейтральной причины или ограничивается выдвижением соответствующей версии, он в обоих случаях преследует одну цель – обмануть следователя, помешать ему установить истину и изобличить виновного.

Предвидя, что следователь в первую очередь будет осматривать труп и окружающую обстановку, преступник оценивает их состояние с позиции своей версии. Если он находит, что местоположение и поза трупа, имеющиеся на нем повреждения, равно как и вся обстановка места происшествия, ничем не противоречит намеченному им в свое оправдание объяснению, убийца не прибегает к изменению обстановки. Если же обстановка на месте происшествия не соответствует версии преступника, то он нередко создает новые – искусственные – следы и признаки, специально оставляет на месте происшествия те или иные предметы, т.е. инсценирует обстановку нейтральных для него причин и рода смерти.

Однако внимательный, умеющий сопоставить факты следователь всегда может распознать инсценировку. Объясняется это тем, что абсолютно точно воссоздать обстановку инсценируемого происшествия убийца не может. Прежде всего, впервые убивший, не имеет опыта в инсценировках. После совершения убийства преступник почти всегда находится в возбужденном состоянии, что не позволяет ему заметить все детали окружающей обстановки, осмыслить значение каждой из них. Далеко не все следы убийства, изобличающий характер которых понятен преступнику, могут быть им полностью уничтожены или замаскированы.

В литературе есть несколько мнений по поводу признаков инсценировки. Одни авторы к ним относят следующие:

– случайно не уничтоженные преступником и потому уцелевшие следы и предметы, явившиеся признаками-последствиями совершенного им убийства;

– нарочито утрированный, неестественный характер следов и предметов, подтверждающих версию о нейтральных причинах смерти погибшего;

– следы, предметы, признаки и обстоятельства, противоречащие обстановке при смерти от нейтральной причины, указанной в версии близких погибшего или вытекающей из общей картины места происшествия;

– невозможность совершения действий, приписываемых погибшему;

– противоречия в объяснениях заинтересованных лиц поведения потерпевшего и действительных причин его смерти.[10]

Другие авторы указывают следующие признаки инсценировки:

– обнаруженные на месте происшествия следы, которые не должны быть, если исследуемое событие было не мнимым, а реальным;

– следы, которые не обнаружены в силу их отсутствия, но которые с необходимостью должны были возникнуть в случае реальности инсценированного события;

– обнаруженные на месте происшествия следы относятся к числу характерных для инсценированного события следов, однако, их состояние не соответствует тому, в котором они должны находиться в сложившейся ситуации.[11]

В связи с вышеизложенным следует остановиться на понятии негативных обстоятельств. Под негативными обстоятельствами понимаются такие факты и следы, которые не соответствуют, противоречат фактам и следам, обычным и необходимым при определенном событии (или объяснениями определенных лиц о якобы имевшем место событии). Основное свойство негативных обстоятельств заключается в том, что они отрицают данное объяснение, данную версию, т.е. один и тот же факт оказывается негативным обстоятельством к одной версии, вместе с тем может подтверждать другую.[12]

Среди таких негативных обстоятельств чаще всего указывают на инсценировку:

– изменения в обстановке места преступления;

– признаки борьбы, в частности следы самообороны на теле потерпевшего;

– признаки перемещения трупа с места, где наступила смерть;

– несоответствие положения трупных пятен позе трупа;

– характер повреждений на трупе, не вытекающий из способа и обстоятельств лишения жизни, описанных в версии близких погибшего;

– несоответствие указанного в этой версии времени смерти погибшего состоянию трупных явлений, обнаруженных при осмотре.

Криминалистическое значение негативных обстоятельств особенно велико в тех ситуациях, когда следователю кем-нибудь предлагается готовая версия о сущности или причине события, либо такая версия сама напрашивается из обстановки на месте происшествия. Следователю обычно как бы преподносится готовое объяснение того, почему и при каких обстоятельствах умер потерпевший. Это объяснение либо содержится в показаниях близких погибшего, либо само вытекает из ряда фактов и обстоятельств.

Расследуя дела об убийствах, замаскированных инсценировкой, следователь уже в процессе проведения первоначальных следственных действий применяет специальные методы, наиболее эффективные для установления, имело ли место убийство или смерть погибшего была вызвана какой-либо иной причиной.

Сущность этих методов выражается в следующем:

1. Сопоставление картины смерти погибшего, данных в объяснениях близких, с объективными обстоятельствами, устанавливаемыми первоначальными следственными действиями, в частности, осмотром трупа на месте его обнаружения и судебно-медицинской экспертизой.

2. Сопоставление каждого из выявленных объективных обстоятельств с обычной обстановкой при смерти от причины, указанной в объяснениях близких потерпевшего или вытекающих из обстановки на месте происшествия.

3. Выявление обстоятельств, в частности, негативных, указывающих либо на то, что в обстановку внесены умышленные изменения, т.е. произведена инсценировка либо просто опровергающих версию, выдвинутую близкими погибшего, и указывающих на ее заведомо ложный характер.

4. Выявление обстоятельств, прямо или косвенно указывающих на то, что смерть погибшего вызвана убийством, в частности, умышленно совершенным кем-либо из лиц, выдвинувших версию о нейтральной причине смерти.[13]

Перечисленные приемы применяются при проведении первоначальных следственных действий взаимосвязано и одновременно. Это обеспечивает целеустремленность всей деятельности следователя, начиная уже с начальных действий, направленных на установление действительной причины и обстоятельств смерти погибшего.

И в том случае, когда преступник пытается инсценировкой подтвердить свою версию о причине, обстоятельствах и виновнике смерти потерпевшего, как и в том, когда он ограничивается одними объяснениями по этим вопросам, цель его всегда одна и та же – уклониться от ответственности за убийство.

Все эти действия преступника, направленные на маскировку содеянного, будучи установленный следствием, превращаются в улики поведения, косвенно его изобличающие.

В большинстве случаев доказательственное значение опровержения ложной версии и тем более разоблачение инсценировки быстро становится ясным и для преступника. Как правило, сразу же после того, как следователю удается наглядно опровергнуть ложную версию о причинах смерти погибшего или установить факт инсценировки, преступник дает правдивые показания.

3. Возбуждение уголовного дела и характеристика первоначальных следственных действий.

Во всех неясных случаях смерти человека, когда она могла быть вызвана преступлением, в первую очередь убийством, а равно доведения до самоубийства или чьим-либо неосторожным действием, повлекшим за собой несчастный случай со смертельным исходом, необходимо возбуждать уголовное дело и безотлагательно приступать к следствию в полном объеме. В частности, это, безусловно, необходимо, когда личность погибшего неизвестна, а причина его смерти, например, в связи со значительной ее давностью, не может быть точно установлена.

Преступники зачастую настолько искусно воспроизводят соответствующую обстановку, что распознать действительный род смерти без применения научно-технических методов следствия, в частности, различного рода экспертиз, просто невозможно, и лишь всестороннее и глубокое расследование может в подобных случаях установить, в результате чего умер погибший и был ли в этом кто-нибудь виновен.

Лишь в тех случаях, когда уже из самой обстановки на месте происшествия и показаний незаинтересованных лиц, очевидцев смерти погибшего, бесспорно вытекает, что она вызвана либо его собственной неосторожностью, либо действиями стихийных сил природы, можно ограничиться проверочными действиями, предусмотренными ст.99 УПК и вскрытием трупа.

К сожалению, практика показывает, что при поступлении сообщений в дежурную часть об обнаружении трупов граждан без явных насильственных признаков, оперативная группа в полном составе на место происшествия не выезжает. Участковый инспектор, не имея хорошей профессиональной подготовки, осмотр места происшествия производит поверхностно, не выясняет всех обстоятельств смерти погибшего, не отрабатывает в полном объеме версию о возможном убийстве, замаскированном инсценировкой, а отобрав два-три кратких объяснения от родственников либо знакомых погибшего, приобщив к ним акт судебно-медицинского заключения контрольного вскрытия трупа, а, порой, не имея такового, отказывает на основании ст.6 УПК в возбуждении уголовного дела. Такая порочная практика не дает гарантии, что в каком-либо из подобных отказных материалов будет скрыто замаскированное убийство.

В этой связи необходимо подготовить совместную инструкцию прокуратуры и МВД, обязывающую ОВД и органы прокуратуры на местах производить осмотр места происшествия и первоначальные следственные действия с участием всех необходимых специалистов, во главе со следователем прокуратуры. Одновременно запретить по дедам данной категории оформлять проверочные материалы участковым инспекторам ОВД.

Возбуждение уголовного деда и проведение всестороннего расследования в некоторых случаях необходимо проводить и при обнаружении трупа в обстановке, указывающей на возможность самоубийства.

Иногда обстановка на месте обнаружения трупа и его положение прямо указывают на самоубийство как на единственное, казалось бы, объяснение смерти погибшего. Типичным примером может служить висящий в петле труп. Но даже такая, на первый взгляд, бесспорная картина, далеко не всегда правильно отображает действительность. В данном случае может иметь место убийство, либо доведение погибшего кем-либо до самоубийства.

Как и по всем делам об убийстве, возбуждаемым в связи с обнаружением трупа, в качестве первоначальных следственных действий по делам анализируемой категории проводятся: осмотр места происшествия и трупа, судебно-медицинская экспертиза, допрос свидетелей, обыски у лиц, на которых падает подозрение в убийстве.

Основными задачами осмотра являются:

1. Проверить, действительно ли все произошло так, как об этом рассказывают близкие погибшего или окружающие его лица, либо подсказывает первоначальное впечатление об обстановке на месте происшествия.

2. Выяснить, нет ли признаков, указывающих на умышленное убийство, замаскированное той или иной инсценировкой.

Особенности тактики проведения осмотра места происшествия прямо вытекает из задач этого следственного действия: для проверки обоих названных выше версий необходимым рабочим приемом оказывается сопоставление каждой обнаруженной осмотром детали (будь то, например, состояние запоров или расстояние от орудия, причинившего смерть, до трупа и т.д.) с соответствующими подробностями версии близких погибшего, а также с тем значением, которое данный факт может иметь место для версии об убийстве.[14]

Как уже отмечалось, одно и то же обстоятельство может одновременно противоречить одной версии и подтверждать другую, т.е. оказывается негативным обстоятельством относительно первой и доказательством второй. Например, обнаружение цепочки пятен крови на пути, ведущем к полотну железной дороги, где обнаружен труп человека, опровергает версию о транспортном наезде на погибшего и в то же время подтверждает предположение о том, что на полотно был принесен уже труп.

Поэтому при осмотре следователь, с одной стороны, оценивает каждую мелочь, каждую черточку обстановки с позиций того, может ли она быть объяснена тем ходом событий, о котором рассказывают близкие погибшего (или который вытекает из обстановки на месте происшествия), а с другой – ставит перед собой вопрос: не могла ли та же деталь появиться вследствие убийства или действий, направленных на его маскировку.

Одной из особенностей осмотра места происшествия по делам об убийствах, замаскированных той или иной инсценировкой, заключается в том, что следователь не может рассчитывать на обнаружение явных следов убийства, поэтому одной из основных задач следователя в связи с этим, должно быть обнаружение следов, оставшихся незамеченными или не полностью уничтоженных преступником.

Существенное значение имеет установление времени и места наступления смерти погибшего, что иногда играет решающую роль при разоблачении инсценировки. Объясняется это тем, что по таким дедам следователю часто преподносится готовое более или менее развернутое объяснение о причинах и обстоятельствах смерти погибшего. Естественно, что в объяснении обычно содержатся указания на то, когда он еще был жив. Еще точнее указывается место, где находился погибший в момент наступления смерти или где был обнаружен его труп.

Чтобы обеспечить судебно-медицинскому эксперту возможность более точно определить давность смерти, следователю при осмотре трупа вместе с судебным медиком надлежит самым подробным образом зафиксировать в протоколе осмотра все трупные явления. В частности определяется степень охлаждения различных частей трупа на ощупь и обязательно измеряется его температура в подмышечных впадинах и в прямой кишке. Необходимо также измерять и фиксировать в протоколе осмотра температуру окружающей труп среды.

Далее определяется наличие или отсутствие окоченения и степень их выраженности в нижней части челюсти и верхних и нижних конечностях. Отмечаются расположение, степень выраженности и окраска трупных пятен, их побледнение и скорость восстановления окраски при давлении на кожу пальцем.

Подробно описываются и признаки расположения: от зеленоватой окраски кожи до полного отсутствия мягких тканей, наличие жировоск мумификации и т.п.

Насекомые, обнаруженные на трупе, их яйца и личинки также описываются, собираются (в баночку, коробочку).

При соблюдении всех перечисленных условий судебно-медицинский эксперт может с максимально возможной точностью определить время, прошедшее с момента смерти до осмотра.[15]

На время смерти могут указывать и другие данные: состояние пятен крови, как на самом трупе, так и на окружающей обстановке, показаниями свидетелей при их допросе и т.д.

Очень важно определить место, где наступила смерть погибшего. При инсценировке преступник обычно перемещает труп с места убийства на другое или хотя бы изменяет его положение и позу. О перемещении или изменении положения трупа можно судить: по следам волочения на самом трупе, надетой на нем одежде, на окружающей обстановке; по пятнам крови, стекавшей с трупа при перемещении, ее брызгам, указывающим место убийства, или отсутствием вокруг трупа значительных пятен крови, несмотря на ранение, которое должно было вызвать обильное кровотечение. Об изменении положения трупа свидетельствует и несоответствие расположения трупных пятен позе трупа, направлении потеков крови.

Следует еще раз подчеркнуть значение тщательного осмотра одежду трупа. Кроме пятен крови и следа волочения, на ней могут быть обнаружены мелкие частицы сыпучих или клейких веществ, краски, почвы, части растений, а также микрочастицы-отслоения с одежды преступника.

Все карманы одежды должны быть детально осмотрены, а все обнаруженное в них изъято и приобщено к делу. Иногда в карманах могут оказаться вещи или документы, объясняющие причину и обстоятельства смерти погибшего.

Во всех случаях, когда при осмотре места происшествия, трупа или в результате допроса первичных свидетелей выявляются признаки инсценировки, и возникает обоснованное предположение, что погибший был убит кем-либо из близких ему лиц, в данном помещении и в помещении по месту жительства подозреваемого, помимо осмотра необходимо провести обыск. Задачей такого обыска являются: поиски замаскированных следов преступления, обнаружение орудия убийства, предметы, которые использовались для сокрытия убийства путем инсценировки, а также переписка, дневники и другие документы, могущие пролить свет на характер взаимоотношений потерпевшего с близкими.[16]

В зависимости от способа лишения жизни погибшего следователю необходимо представить себе, как могло быть совершено его убийство, какие следы при этом должны были образоваться, и какие меры преступник мог принять для их сокрытия, в частности, что именно он мог спрятать, что замаскировать и что уничтожить.

В первую очередь следует придумать вопрос о том, что было совершено убийство, какое оружие или орудие могло быть для этого использовано.

При личном обыске подозреваемого следует сосредоточить внимание на таких местах одежды и обуви, где пятна крови могли остаться незамеченными преступником.

Кроме того, необходимо, конечно, принимать меры к обнаружению различных вещей, связанных с совершением преступлений и, возможно, спрятанных на себе подозреваемым.

По делам анализируемой категории среди первоначальных следственных действий очень велико значение судебно-медицинской экспертизы.[17]

Заключение эксперта совершенно необходимо для решения следователем основного вопроса начальной стадии следствия: отчего и при каких обстоятельствах умер погибший. При организации экспертизы следователь обязан полностью использовать все ее возможности. Целесообразно поручать исследование трупа эксперту, участвовавшему в осмотре трупа на месте происшествия. В сложных условиях предпочтительнее назначать комиссионную экспертизу.

В зависимости от способа причинения насильственной смерти и ее возможного рода на разрешение эксперта ставятся следующие вопросы:

1. Какова причина смерти и способ ее причинения? Ставя этот вопрос перед экспертом, следователю необходимо узнать и каково было вызвавшее смерть внешнее воздействие. При наличии на трупе повреждений необходимо выяснить вопрос о причинной связи повреждений со смертью. Если судебно-медицинское исследование выявит у погибшего серьезное заболевание, то необходимо выяснить, не являло ли оно причиной смерти.

Если заключение недостаточно ясно или обосновано, эксперта следует дополнительно допросить.

2. Прижизненное или посмертное происхождение повреждений, обнаруженных на трупе? Данный вопрос помогает распознать инсценировку, если, например, повреждения были причинены погибшему посмертно. В других же случаях наличие на трупе только посмертных повреждений может поставить под сомнение версию об убийстве.

3. Какова давность наступления смерти? Нередко этот вопрос ставится следователем для выяснения обстоятельств смерти и проверки причастности к убийству определенного круга подозреваемых. При этом необходимо иметь в виду, что кроме трупных явлений, время смерти может быть дополнительно уточнено и временем, истекшим с момента последнего приема пищи погибшего.

4. Имеется ли в крови погибшего алкоголь и степень его концентрации?

5. Какой группы кровь погибшего? Данный вопрос позволяет исключить как не относящиеся к факту его смерти пятна крови иной группы.

Помимо этих обязательных вопросов для дел анализируемой категории специфичны и вопросы, которые следователь ставит перед экспертами в связи с проверкой версии близких погибшего о нейтральной причине смерти, в частности, о способе внешнего воздействия, механизме этого способа, причине смерти, времени и месте ее наступления, о позе погибшего в момент нанесения ему повреждений, а такт о положении, в котором после смерти находился труп.

Одним из основных следственных действий по анализируемой категории дел является выявление и допрос свидетелей, которые могут дать показания по обстоятельствам расследуемого события. Это, прежде всего, очевидцы смерти потерпевшего; лица, первыми обнаружившие труп; лица, находившиеся поблизости от места происшествия, и, наконец, лица, хорошо знавшие погибшего.

Задачи допроса выявленных в начале следствия свидетелей в основном сводятся к освещению трех групп вопросов.

Во-первых, это обстоятельства наступления смерти погибшего и ее причины, а также возможные виновные.

Во-вторых, это обстоятельства обнаружения трупа и изменения обстановки на месте происшествия.

В-третьих, взаимоотношения между погибшим и связанными с ним лицами, в частности, с его близкими, а также поведение последних непосредственно перед смертью погибшего и сразу после нее.[18]

Лица, не связанные с погибшим, но знающие что-либо о том, при каких обстоятельствах наступила смерть, могут иногда оказаться особенно ценными свидетелями, как по содержанию своих показаний, так и по их объективности. Они, например, могут нарисовать подробную картину того, в каком именно месте и в какой позе находился труп при его обнаружении и не заметили ли они каких-либо изменений после первоначального обнаружения трупа до прибытия оперативно-следственной группы.

Посторонние свидетели могут дать важные показания и о том, как вели себя близкие погибшего, не было ли чего-нибудь необычного в их поведении в день смерти.

В случае смерти одного из супругов и возможности подозрения в причастности к этому другого супруга, ценные данные об их взаимоотношениях может дать немедленный допрос ближайших родственников умершего (родителей, братьев, сестер, детей от первого брак, если такие имеются), в т.ч. и живущих в других населенных пунктах.

Некоторую специфику представляет собой допрос тех свидетелей, на которых, судя по их взаимоотношениям с погибшим, могут пасть подозрения в причастности к убийству. Главная задача допроса таких лиц – выяснение их позиции, выдвигаемой ими версии о причине и обстоятельствах смерти погибшего. В случае противоречия фактов, приведенных в показаниях допрашиваемого, обстоятельствам, твердо установленным по делу, его версия была взята под сомнение, а следователю необходимо выдвинуть и проверить версию о виновности автора ложной версии в убийстве погибшего.

Вполне очевидно, что обязательное условие допроса данной категории свидетелей – крайняя осторожность в постановке вопросов и даже в тоне, каким они задаются. Допрашиваемому не следует давать понять, что есть какие-то предположения о его причастности к убийству. Любое проявление подозрения или даже недоверие к показаниям такого лица могут его заранее насторожить, если он действительный убийца, или незаслуженно обидеть, если он не причастен к убийству Аналогичный тактике допроса следует придерживаться и при допросе уже заподозренных лиц.


Список использованной литературы

1. Уголовно-процессуальный кодекс.

2. Аленин Ю.П., Тищенко В.В. Особенности расследования тяжких преступлений против личности. – Одесса: Бахва, 1996.

3. Арцишевский Л.Я. Выдвижение и проверка следственных версий. – М., 1978.

4. Бахин В.П., Когамов М.И., Карпов Н.С. Допрос на предварительном следствии. – Алма-Ата, 1999.

5. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории – к практике. – М., 1988.

6. Белкин Р.С. Курс криминалистики. – М., 1997. – Т.3.

7. Белкин Р.С., Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. – М., 1997.

8. Быховский М.Е. Осмотр места происшествия. – М., 1973.

9. Васильев А.Н. Следственная тактика. – М., 1976.

10. Денисюк С.Ф., Шепитько В.Ю. Обыск. – Харьков, 1999.

11. Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. – Волгоград, 1983.

12. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. – Свердловск, 1992.

13. Колмаков В.П. Следственный осмотр. – М., 1969.

14. Коновалова В.Е. Допрос: тактика и психология. – Харьков, 1999.

15. Криминалистика. /Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. – М., 1994.

16. Криминалистика. /Под ред. А.Ф.Волынского. – М., 1999.

17. Криминалистика. /Под ред. В.А.Образцова. – М., 1999.

18. Ларин А.М. От следственной версии – к истине. – М., 1976.

19. Лузгин Н., Лавров В. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. – М., 1980.

20. Медведев С.И. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. – Волгоград, 1973.

21. Михайлов А.И., Юрий Г.С. Обыск.– М., 1971.

22. Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками. – М., 1973.

23. Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрываемых инсценировками. – Харьков, 1979.

24. Осмотр места происшествия. Справочник следователя. – М., 1982.

25. Осмотр трупа на месте его обнаружения. – М., 1989.

26. Пещак Ян. Следственные версии. М., 1976.

27. Расследование отдельных видов преступлений. /Под ред. О.Я.Баева. – Воронеж, 1986.

28. Руководство по расследованию убийств. – М., 1977.

29. Советская криминалистика. Методика расследования преступлений. – К., 1988. – С.96.

30. Справочник следователя.– М., 1990. – Вып.1.

31. Судебно-медицинская экспертиза. – М., 1980.

32. Судебные экспертизы. Сборник вопросов. – Харьков, 1994.

33. Усманов У.А. Справочник следователя. – М., 1998.


[1] Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории – к практике. – М., 1988. – С.218-220; Белкин Р.С. Курс криминалистики. – М., 1997. – Т.3. – С.366.

[2] Подробнее о способе сокрытия преступления и соотношении его с инсценировкой см.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. – Свердловск, 1992; Лузгин Н., Лавров В. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. – М., 1980; Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрываемых инсценировками. – Харьков, 1979.

[3] Руководство по расследованию убийств. – М., 1977. – С.246.

[4] Расследование отдельных видов преступлений. /Под ред. О.Я.Баева. – Воронеж, 1986. – С.43.

[5] Криминалистика. /Под ред. А.Ф.Волынского. – М., 1999. – С.246.

[6] Криминалистика. /Под ред. В.А.Образцова. – М., 1999. – С.594.

[7] Криминалистика. /Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. – М., 1994. – С.348.

[8] О понятии следственных версий, основаниях их выдвижения, классификации см.: Васильев А.Н. Следственная тактика. – М., 1976; Ларин А.М. От следственной версии – к истине. – М., 1976; Пещак Ян. Следственные версии. М., 1976; Арцишевский Л.Я. Выдвижение и проверка следственных версий. – М., 1978 и в других источниках.

[9] Аленин Ю.П., Тищенко В.В. Особенности расследования тяжких преступлений против личности. – Одесса: Бахва, 1996. – С.15.

[10] Советская криминалистика. Методика расследования преступлений. – К., 1988. – С.96.

[11] Медведев С.И. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. – Волгоград, 1973. – С.23-25.

[12] См.: Расследование отдельных видов преступлений. /Под ред. О.Я.Баева. – Воронеж, 1986; Медведев С. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. – Волгоград, 1973.

[13] Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками. – М., 1973. – С.28-29.

[14] Подробнее об общих тактических приемах осмотра места происшествия см.: Колмаков В.П. Следственный осмотр. – М., 1969; Быховский М.Е. Осмотр места происшествия. – М., 1973; Осмотр места происшествия. Справочник следователя. – М., 1982; Справочник следователя.– М., 1990. – Вып.1.; Усманов У.А. Справочник следователя. – М., 1998.

[15] Подробнее см.: Осмотр трупа на месте его обнаружения. – М., 1989

[16] О тактике обыска см.: Михайлов А.И., Юрий Г.С. Обыск.– М., 1971; Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. – Волгоград, 1983; Денисюк С.Ф., Шепитько В.Ю. Обыск. – Харьков, 1999.

[17] О порядке организации и назначения данного вида экспертного исследования см.: Судебно-медицинская экспертиза. – М., 1980; Судебные экспертизы. Сборник вопросов. – Харьков, 1994.

[18] Подробнее о тактике допроса см.: Белкин Р.С., Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. – М., 1997. – С.97-128; Бахин В.П., Когамов М.И., Карпов Н.С. Допрос на предварительном следствии. – Алма-Ата, 1999; Коновалова В.Е. Допрос: тактика и психология. – Харьков, 1999.

еще рефераты
Еще работы по государству и праву