Реферат: Демографическая ситуация в России

План.

 

1.  Вступление.

1

2.  Демографическая проблема, как она есть.

3

    2.1.  Общие сведения.

3

    2.2.  Динамика численности населения.

4

            2.2.1.    Особенности демографического перехода.

5

           2.2.2.    Воспроизводство населения в военный период.

8

           2.2.3.    Семейная структура. Браки. Разводы.

10

           2.2.4.   Рождаемость и планирование семьи.

12

           2.2.5.    Миграция населения. Интеллектуальная эмиграция из России.

15

           2.2.6.  Детская смертность. Самоубийства.

17

    2.3.   Смертность и здоровье населения.

17

   2.4.   Демографическое прогнозирование.

22

   2.5.   Справочный материал.

23

3.  Заключение.

33

4.  Список используемой литературы.

35

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 1. Вступление.

 Как это не удивительно, столь широко употребляемоеслово как «народонаселение» сначала возникло как научное понятие.Произошло это около двух веков назад. Появление данного термина в русском языкеначала девятнадцатого века вызвало к жизни специальную науку и родило ещё однослово, ставшее повседневным уже в наше время, — «демография».

Вообще, демография — это наука о закономерностяхвоспроизводства населения в общественно-исторической и социальнойобусловленности этого процесса.

Сегодня одемографических проблемах говорят и пишут ученые и журналисты, выходят сериипопулярных работ, курс демографии преподается в ряде вузов России. Демографиясейчас — это наука со всеми присущими атрибутами (собственными методами,теориями, практическими задачами). Более того, демография становится актуальнойнаукой, порождающие перекрёстные области знаний, новые их отрасли. К примеру,на перекрестке двух областей знаний (истории и демографии) постепенно сложиласьновая научная дисциплина — историческая демография (или демографическаяистория), предметом изучения которой является объективный процесс историческойэволюции воспроизводства населения. В последние десятилетия, когда мы сталисвидетелями «демографического взрыва» в развивающихся странах иснижения показателей воспроизводства населения в экономически развитых,историческая демография привлекает к себе широкое внимание.

На протяжении всей истории существования России властискрывали многие данные о демографической ситуации в стране. До «хрущевскойоттепели» демографическая статистика была под грифом «совершенносекретно»  и только с концапятидесятых годов начала появляться в документах с пометкой «Дляслужебного пользования». С того времени и вплоть до 1985 года сведения очисленности населения, количестве родившихся и умерших приводились лишь вспециальных изданиях, сведения же, например, о продолжительности жизни,младенческой смертности и числе абортов не публиковались никогда и нигде. Ипонятно почему:  именно продолжительностьжизни и уровень смертности населения, детская рождаемость, младенческаясмертность, число абортов, как ничто иное, отражают состояние государства.

В современнойРоссии, правопреемнице СССР, неизбежно сохраняются те же демографическиетенденции, что отличали ее непосредственного исторического предшественника.Иначе быть и не может: тот же народ, те же традиции.

В даннойработе отдельный параграф будет отведен на тему демографии семьи. Необходимостьдополнения традиционного демографического анализа (в центре которого индивид,лишенный каких-либо иных характеристик кроме пола и возраста) обращением кдемографии семьи, необходимость включения именно семьи как объекта исследованияи одновременно единицы наблюдения, обусловлено тем, что«индивидуалистическая» демография близка к исчерпанию своегоэвристического и прогностического потенциала. Демография семьи  важна для изучения, ведь она является наукой,предметом которой являются закономерности формирования, функционирования ираспада семейно-родственных групп и домохозяйств.

Что касается обоснования своего выбора данной темы, тоон аргументирован актуальностью решения демографических проблем России насегодняшний день. Вопросы демографического кризиса в нашей стране, безсомнения, заслуживают особого внимания.

2. Демографическая проблема как она есть.

2.1. Общие сведения.

 

Население РоссийскойФедерации, по предварительным данным переписи населения (октябрь 2002),составляет 145287,4 тыс. человек. Плотность на­селения относительно невелика.Она втрое ниже, чем в США, в 17 раз ниже, чем в Европейском союзе, и почти в 15раз ниже, чем в Китае. Если евро­пейская часть Российской Федерации (РФ) поплотности насе­ления сопоставима с некоторыми раз­витыми странами (здесь онапримерно такая же, как в США), то в азиатской части, занимающей 75% территориистраны, проживает всего 22% населе­ния (32 млн. чел.), а плотность населе­ниячрезвычайно низка — 2,5 человека на 1 км2. Демографический потенциалСибири и Дальнего Востока явно недо­статочен для освоения расположенных здесьприродных богатств и создания достаточно развитой, более или менее сплошнойэкономической и поселен­ческой структуры даже в пределах «главной полосырасселения», протя­нувшейся вдоль Транссибирской же­лезнодорожной магистрали.

Положение усугубляется тем,что если до начала 1990-х гг. доля азиатской части РФ в её населении пусть имед­ленно, но росла, то с 1992 наблюдается абсолютная убыль её населения. Ин­тенсивнотеряет население и Европей­ский Север. За счёт превышения чис­ла выехавших надприбывшими в 1992—2000 Восточная Сибирь потеряла 155 тыс. чел., Дальний Востоки Яку­тия— 810 тыс., Северный район — 290 тыс. чел., что составляет 3% от всегонаселения азиатской части РФ, почти 5% от населения Северного рай­она и 10% отнаселения Дальнево­сточного района (на начало 1992). В по­следнее десятилетиемиграция способ­ствовала повышению концентрации населения в западных и южныхрегио­нах РФ. Отъезд же части населения Крайнего Севера и Приполярья можетрассматриваться и с положительной точки зрения, поскольку будет стиму­лироватьразвитие низкозатратной и более эффективной экономики в этих районах. Другиесеверные страны, на­пример Канада, не имеют столь мно­гочисленного населения вэкстремаль­но-климатических зонах. 

Численность постоянногогородс­кого населения РФ на начало 2001 со­ставляла 105599,6 тыс. чел. По срав­нениюс началом 20 в. число городов уве­личилось в 2,5 раза (с 460 в 1897 и 461 в1926 до 1097 в 2001). Доля го­родского населения выросла почти в 5 раз (в1897—14,7%, 1926—17,7%, 1939 —33,5 % 1959 — 52,4%, 2001 — 72,9%). Стремительноераз­витие урабанизационных процессов в России было заложено отменой крепостногоправа и, в особенности, в ходе индустриализации в 1930-х гг., но ещё в начале1950-х гг. большая часть населения России проживала в сель­ской местности.Большинство ны­нешних российских горожан — не­посредственные выходцы из дере­вень(лишь 40 лет назад вероятность родиться в городе превысила 50%).

Сельское постоянное населениена начало 2001 составило 39219,5 тыс. чел. (27,1%). Если исключить периодГражданской войны и 1-ю пол. 1920-х гг., то его относительная численность не­прерывносокращалась вплоть до начала 1991. Затем наступило четырёхлетие абсолютногоприроста численности сельских жителей (увеличение в 1991—94 составило 1,2 млн.чел.). Воз­никновение этого феномена главным образом обязано изменению админи­стративногостатуса многих посёлков городского типа (пгт) — они стали сель­скиминаселёнными пунктами (в 1990 было 2203 пгт, в 2001 — 1864). Это объясняет приростсельского населе­ния более чем на 61% за указанный период, что отражает нецеленаправ­ленную государственную политику, а сугубо интересы местных жителей,из­влекающих выгоду от смены статуса (сельские жители обладали некото­рымильготами при оплате за электро­энергию, в землепользовании и др.). Значительнуюроль в увеличении чис­ленности сельского населения сыграл мощный потокмигрантов из респуб­лик бывшего СССР после его распада, направленный, в томчисле и по инициативе федеральных служб, преимущественно в сельскую местность,где легче реша­ются проблемы с трудоустройством и жильём. В последнее пятилетие20 в. тенденция к сокращению числа сель­ских жителей вновь возобладала —миграционный прирост, оставаясь положительным, не компенсирует ес­тественнуюубыль.

Главными сельскими ареалами вРФ выступают Центрально-Чернозём­ный район, где к концу 20 в. доля сель­скихжителей во всём населении состав­ляла от 35 до 42%, Северный Кавказ (40—65%),за исключением урбанизированных Ростовской обл. и Северной Осетии, а такжеотдельные республи­ки — Тува (53%), Калмыкия (61%), Рес­публика Алтай (76%), атакже авто­номные округа — Агинский Бурятский (68%), Коми-Пермяцкий (70%),Эвенкийский (70%), Корякский (75%) и Усть-ордынский Бурятский, в которомгородские жители, согласно официаль­ной статистике, отсутствуют вообще.

 

 

 

 

 

 

 

2.2.  Динамика численности и воспроизводство

населения.

 

Наиболее ранний период, длякото­рого имеются приблизительные оцен­ки численности населения России,  основанные на каком-либо учёте, относятся, ксередине 17 веке. В 1646—47 годах была проведена первая перепись податныхдворов и их мужского населения («подворная перепись»). Скорректировав данныеэтой переписи с учётом женского и неподат­ного населения, а, также внесяпоправки на возможный недоучёт, специалисты при­ходят к выводу, что натерритории тог­дашней России проживало 6,5—7 млн. чел. К концу 17 векачисленность населения в изменившихся границах Российского государства составила10,5 млн. чел. Более надёжные сведения о населении относятся к концу правленияПетра I. Около 1719 былапроведена первая реви­зия населения, согласно которой на об­ширной территории,близкой к совре­менной площади РФ, проживало 13,4 млн. чел. Не случайноприезжающих в Россию в первую очередь поража­ли её малозаселённость инеосвоенность (см. таблицу 1 и  диаграмму2).

В 18 веке среднегодовыеприросты численности населения составляли 0,8%, в 19 в. они поддерживались присильных ежегодных колебаниях на уровне 1% в год, а со 2-й пол. 1890-х возрослидо 1,8—1,9%, что может служить признаком начав­шегося изменения режимавоспроизводства населения, или, как его назы­вают специалисты, демографическогоперехода. Под демографическим пе­реходом понимается долговременная тенденция кснижению смертности и рождаемости при опережающем изме­нении смертности, чтообычно вызы­вает временное увеличение естествен­ного прироста и увеличениетемпов роста численности населения. За 270 лет население, проживаю­щее натерритории, близкой к совре­менной, выросло с 13,4 млн. (1719) до 148,7 млн.чел. (1992), или в 11 раз, что свидетельствует о большом увеличении численностина фоне развитых стран Европы (Великобритания — в 7 раз, Германия — в 5 раз,Франция — в 3 раза за тот же период), но во много раз ниже, чем в США — странеимми­грантов. Начиная с 1719 удвоение численности населения России наблю­далосьтрижды: приблизительно к 1805 (за 86 лет), к 1878 (за 73 года) и к 1939 за 61год). Четвёртое

удвоение не со­стоялось из-задемографических кри­зисов, вызванных социальными

 потря­сениями 1-й половине 20 в., и вряд лиуже возможно.

Демографические кризисы ввиде резкого уменьшения темпов роста чис­ленности населения или даже его аб­солютногосокращения происходили в России многократно. Их причиной становились войны,эпидемии, неуро­жаи, голод. Однако наиболее сильны­ми стали демографическиекризисы 20 в. по глубине падения темпов рос­та населения, длительности, частоте и последствиям они не имеют аналогов врассматриваемый 300-летний пери­од истории России.

Это кризисы 1916—21 — 1-ямировая война, Граж­данская война, «военный коммунизм», эпидемии, голод 1920—21; 1928— 1934 — свёртываниенэпа, массовое насилие в ходе коллективизации, массовый голод в 1933—34; 1939—47 —2-я мировая война и голод в 1946.

Общие демографические потерив кри­зисные годы, включающие потери от повышенной смертности, снижениярождаемости и роста эмиграции,— ве­личина расчётная и условная, завися­щая отпринятых гипотез. В услови­ях активно протекавшего в те годы в  России демографического перехода приростыменьше 1 % в год могут рас­сматриваться как предкризисные. Сле­довательно, еслипредположить, что темпы прироста численности в кри­зисные годы  не падали бы, а сохранялись постоянными науровне 1 % в год, то разница  междуфактической и ги­потетической численностью населе­ния была бы близка кминимальной оценке демографических потерь (без отдалённых, связанных снарушением воз­растной структуры). Рассчитанные таким образом потери для России в целом в результатекризиса 1916—21 составят приблизительно 12 млн. чел.  (13% пред­кризисной численностинаселения),  кри­зиса 1928—34 — 5 млн.чел. (5%), кри­зиса 1939—46 —21 млн. чел.  (19%). Расчёт при условии сохранения посто­яннымитемпов роста численности на уровнях, наблюдавшихся непосредствен­но передкризисами, даёт максималь­ную оценку величины  потерь — соот­ветственно 18,6, 6,5 и 24,5 млн.чел.

Социальные катастрофы 1-йполовине 20 в. необратимо подорвали демогра­фический потенциал страны, ибо онисвели на нет демографический выиг­рыш, который приносит большинству страндемографический переход и свя­занный с ним временный ускоренный рост населения.Из-за прямых (гибель, эмиграция), косвенных (падение рож­даемости) и отдалённых(нарушения в половозрастном составе) послед­ствий рассматриваемых кризисов Рос­сиянедосчиталась более 100 млн. жиз­ней. К середине 1990-х гг. численность рос­сиянмогла бы быть сопоставима с чис­ленностью населения США.

 

 

 

 

2.2.1. Особенностидемографического перехода.

 

 

 Россия позднее других развитых европейских стран вступи­ла на путьснижения смертности и рождаемости — в конец 19 — начало 20 вв. Протекал переходв России сравни­тельно быстро и в основных чертах завершился к середине 1960-хгг.

На фоне других развитых стран свое­образиероссийского пути выражено до­статочно отчётливо. Причина заложена, с однойстороны, в существовавшей в России до перехода принципиально иной стратегиивоспроизводства насе­ления, а с другой — в социальных кри­зисах 20 в., которыенарушали законо­мерности нормальной эволюции.

Допереходная (конец 19 века)страте­гия воспроизводства населения харак­теризовалась: очень высокой, вособен­ности детской, смертностью (общий ко­эффициент смертности — 35%, коэф­фициентмладенческой смертности — 330 на 1000 новорождённых, до воз­раста 15 лет недоживало более половины родившихся, ожидаемая продол­жительность жизни длямужчин и жен­щин— 29 и 31 год соответственно), ранней и всеобщей брачностью(для женщин средний возраст вступления в брак — около 20 лет, доля браков ввозрасте 20 лет и моложе — 50%, доля окончательного безбрачия — менее 5%),очень высокой, не регулируемой на внутрисемейном уровне рождаемо­стью (общийкоэффициент рождаемо­сти — 50 %, коэффициент суммарной рождаемости — 7,5ребёнка на одну женщину). В результате такой стра­тегии поддерживался умеренныйре­жим замещения поколений. В сред­нем каждое новое поколение быломногочисленнее не более чем на 40% (нетто-коэффициент воспроизвод­ства — около1,4). В Западной Европе до начала демографического перехо­да сходная величинакоэффициента воспроизводства складывалась за счёт иной стратегии — гораздоболее низ­ких смертности и рождаемости, по­здней брачности и более высокой ве­роятностиокончательного безбрачия. Столь устойчиво высокий уровень детской смертности,как в России в конце 19 в., в западноевропейских стра­нах либо наблюдался в16—18 вв., либо не встречался вообще. Сущность трансформации режимавоспроизводства населения в ходе де­мографического перехода в России сводится кследующему. В конец 19 в. россиянка за свою жизнь рожала в среднем 7,5 ребёнка,в т.ч. 3,9 маль­чика и 3,6 девочки, из них имели шанс дожить до возраста 15 лет1,9 маль­чика и 1,8 девочки, а из них до конца репродуктивного периода (женщиныдо возраста 50 лет, мужчины — 60 лет) доживали — 1 мужчина и 1 женщина. Врезультате 1,4—1,5 взрослой девоч­ки в среднем замещали свою мать. В конец1960-х гг. у россиянки рождались в среднем двое детей (чуть более од­ногомальчика и чуть менее одной де­вочки), оба из них со средней вероят­ностьюболее 95% доживали до 15 лет и с вероятностью 91% для женщины и 66% для мужчины— до конца реп­родуктивного периода. В результате чуть менее одной девочки(0,96) в среднем стало приходить на смену своей матери. Режим воспроизводствастал суженным, не обеспечивающим простое замещение поколений. В то же время входе эволюции резко воз­росла экономичность воспроизводства населения и,соответственно, снизилась «цена» простого воспроизводства («де­мографическаяцена» поддержания чис­ленности населения постоянной). Что­бы обеспечить простоевоспроизводство населения и скомпенсировать влияние сверхвысокой смертности,каждым 100 российским женщинам в 19 в. при­ходилось рожать более 530 детей обо­егопола, в то время как каждым 100 современным женщинам — не бо­лее 213.

Демографический переход в Рос­сиине сопровождался ярко выражен­ным «демографическим взрывом» как вследствиепочти одновременного на­чала снижения смертности и рождае­мости (для ЗападнойЕвропы это не исключение, но в современных раз­вивающихся странах наблюдаетсяредко), так и по причине частых демо­графических кризисов социальной этиологии.

С другой стороны, социальныека­таклизмы, по-видимому, ускоряли сни­жение рождаемости — широчайшиесоциальные слои вынужденно приоб­щались к практике внутрисемейного ограничениярождаемости, корректи­ровали возраст, вступления в брак и календарь рождений.Кризисы также стимулировали более активное вне­дрение современных технологийборь­бы со смертностью (в частности, очи­стка питьевой воды, вакцинация насе­ленияв 1920—30-х гг., лечение суль­фаниламидами и антибиотиками в 1940—50-х гг.). Врезультате к середине 1960-х гг. Россия по своим демогра­фическимхарактеристикам сблизи­лась с развитыми странами. Однако демографическийпереход в России в некоторых важных чертах ещё да­лёк от завершения. Так, ростсмерт­ности, происходивший с короткими перерывами со 2-й пол. 1960-х гг. (в1985—88, 1995—98 смертность сни­жалась), вновь развёл Россию и раз­витыестраны, усилив своеобразие её демографического пути.

Демографический переход в Рос­сиизародился в центральных и севе­ро-западных, к тому времени наибо­лееурбанизированных и индустриаль­но развитых регионах и в дальнейшемраспространялся из центра на пери­ферию и с запада на юг и восток. Напротяжении перехода лидировали ре­гионы Москвы и С.-Петербурга, а так­жеЯрославская и Новгородская обла­сти. Устойчиво отсевали в европей­ской частиПермская, Оренбургская и Астраханская области, но особенно сильно Калмыкия инациональные об­разования Северного Кавказа, в азиат­ской части — Тува, Бурятияи Якутия.

<img src="/cache/referats/21390/image002.jpg" align=«left» hspace=«3» v:shapes="_x0000_s1026">

<span Arial",«sans-serif»;color:black">1800      1820      1840      1860     1880       1900       1920     1940       1960     1980     2000


Рис.1. Темпыприроста численности населения в пределах современной территории РФ, 1800-2000%

По мере развёртывания демогра­фическогоперехода в России была подтверждена закономерность перво­начального увеличениярегионально-демографического разнообразия за счёт появления авангардных и арьер­гардныхрегионов, а затем — уменьше­ния региональных различий по мере достижениясовременного режима вос­производства.

В конце 19 в. наиболее вероятные пределырегионального варьирования коэффициента младенческой смерт­ности и коэффициентасуммарной рождаемости, вносящих основной вклад в режим воспроизводства на­селения,составляли 250—410 на 1000 новорождённых и 5,9—8,7 рождения на одну женщинусоот­ветственно. В 1958—59 вариация коэффициента младенческой смертно­сти былав пределах 32—52, коэффи­циента суммарной рождаемости — 2,1-3,5, а в1978—79—16—30 и 1,6—2,1 соответственно.

Демографическиехарактеристики режима воспроизводства населения России за разные годы приведеныв таблице 2. Неравномерность динамики обнаруживает себя даже при том, что вэтой таблице содержатся данные для наиболее спокойных (некризисных) лет. Вкризисные годы показатели рез­ко ухудшались, диспропорциональ­ностьполовозрастного состава усили­валась, что надолго определило ярко выраженноеволнообразное изменение прироста численности населения. Так, по имеющимсяоценкам, в период го­лода 1933—34 естественная убыль на­селения достигала 19%,младенческая смертность поднималась до 300 на 1000 родившихся, ожидаемая продол­жительностьжизни падала до 15 лет у мужчин и 20 лет у женщин, нетто-коэффициентвоспроизводства состав­лял 0,5 (Е.М. Андреев, Л.Е. Дарский, Т.Л. Харькова,1998), что соответствует режиму воспроизводства, при котором каждое последующеепоколение бу­дет в два раза менее многочисленным. Приблизительная оценка резуль­татоввоспроизводственной деятельно­сти реальных поколений, родившихся в России с середины19 в., приведена в таблице 3. Социальные кризисы и здесь нашли отражение. Так,наиболее не­благоприятным образом сложилась де­мографическая судьба поколений,родившихся в 1911—20.

            Расширенное воспроизводствообеспечивали поко­ления, родившиеся до 1905—07. По­коления более позднегорождения имели суженное воспроизводство (нетто-коэффициент воспроизводстваменее 1) как по причине очень высо­кой смертности (поколения, родившиеся до 2 –й мировой войны), так и по причине недостаточного уровня рождаемости (впослевоенные поколения). Длительное сохранение суженного режима воспроизводствапоколений предопределило наступление отрицательного естественного прироста исокращение численности насе­ления, которые наблюдаются в РФ с начало 1990-х гг.В последнее десятиле­тие тенденция к недовоспроизводству поколений усилилась.Можно ожидать, что численность детских поколений, приходящих на смену своимродителям, будет меньше на 20—30%, что делает нереальным быстрый переломтенденции к сокращению численнос­ти населения страны.

 

2.2.2. Воспроизводство населения в послевоенный период.

После окон­чания ВеликойОтечественной войны возобновился рост населения, прерванный войной. К 1955довоен­ная численность была восстановле­на, и ещё примерно в течение десяти лет(до 2-й половины 1960-х гг.) рост насе­ления оставался достаточно высоким.  Но с середины 1960-х гг. в связи с даль­нейшимснижением рождаемости, пре­кращением снижения смертности, а также постарениемнаселения вели­чина среднегодового прироста населе­ния сократилась почти вдвое.Затем, несмотря на колебания, драматических изменений не происходило. При срав­нениитемпов роста населения РФ с другими странами особого своеобра­зия обнаружить неудаётся, даже, не­смотря на драматичные перемены пос­ледних лет. В 1980—90население России выросло более чем на 7%, что выше наблюдаемых темпов приростав западноевропейских странах и Япо­нии и чуть ниже, чем в США. Но с конец1980-х гг. падение темпов роста приобрело серьёзный характер. В 1991численность населения России вырос­ла всего на 0,11% (162 тыс. человек про­тив700—800 тыс. в год на протяжении предыдущих 15 лет). С 1992 ус­тановиласьотрицательная динамика, которая, как показывают прогнозы, сохранится, поменьшей мере, на полто­ра-два десятилетия (см. таблица 4).

Сокращение численности населе­ниядоходит до 0,5% в год. Сходные процессы происходят и в бывших ев­ропейскихреспубликах СССР, а так­же в Болгарии, Венгрии, Румынии, вос­точных землях ФРГ,государствах, об­разовавшихся на территории бывшей Югославской Федерации.Низкий и даже отрицательный естественный прирост, определяющий сокращениечисленности населения, не представ­ляет собой чего-то необычного в конец 20 в.Об этом говорит, в частности, опыт многих европейских стран: даже в тех из них,где естественный при­рост сохраняется, он невелик и чаще всего уменьшается.Положительная динамика численности во многих раз­витых странах поддерживаетсямиг­рационным притоком.

До середины 1980-х гг.динамику общей численности населения определял его естественный прирост, тогдакак вли­яние миграции долгое время оставалось ничтожным. Более того, с середины1950-х гг. по 1974 из России выехало больше, чем приехало, на 2,4 млн. чел. Сейчас положение изменилось, иуже  оба фактора играют важную,хотя и ' неодинаковую роль (см. таблица 5). Это произошло как вследствие усилениямиграционного притока в Россию в 1-й половине 1990-х гг., так и из-за значитель­ногопадения естественного прироста. Начиная с 1992 возросший приток  мигрантов в РФ не смог скомпенсироватьестественную убыль населе­ния. «Стрессовая» волна мигрантов к  концу 1990-х гг. «сошла на нет», что зна­чительноснижает возможность ста­билизации численности населения РФ или хотя бысокращения темпов её убыли.

Коэффициент естественного при­ростав России вплоть до середины 1980-х гг. значительно превосходил соответству­ющийпоказатель экономически раз­витых стран. Подобно общему приро­сту, естественныйприрост населения России резко сократился в середине 1960-х гг., когда егоабсолютная величина впер­вые опустилась ниже 1 млн. человек (в 1966), аотносительная (коэффициент естественного прироста) упала с 11,2%  в 1963 до 5,7% в 1969.

            Столь резкое падение в значительнойстепени объясняется малочисленностью поко­лений, рождённых в годы Великой Оте­чественнойвойны. Демографическое эхо прошедшей войны дало о себе знать и в конце 1980-х —начале 90-х гг., когда стали формироваться семьи «внуков войны». Вплоть доконца 1980-х гг. естественный прирост оста­вался довольно значительным и прак­тическипостоянным (см. таблица 6). До 1992 численность населения России продолжалаувеличиваться лишь благодаря потенциалу роста, на­копленному в его относительномоло­дой возрастной структуре, и миграци­онному приросту. Длительное господ­ство«недовоспроизводства» поколений  вело кпостарению населения и пога­шению инерции роста.

            В 1992 есте­ственный приростнаселения сменил­ся естественной убылью.

Коэффициент естественного приро­ста лишь вконце 1980-х гг. вышел на уровень, характерный для западных стран. Величинаданного коэффициента складывается за счёт близкого к среднеевропейскомузначению коэффи­циента рождаемости и более высокой величины коэффициентасмертности. В РФ наблюдается пока ещё более молодая, чем в западноевропейскихстранах, возрастная структура населения. При похожей возрастной струк­туренаселения в РФ коэффициент смертности был бы ещё выше наблю­даемого, и,соответственно, выше коэф­фициент естественной убыли.

Ведущая вековая тенденция эво­люциивозрастной структуры на­селения России — его постарение, обусловленноеснижением рождаемо­сти. Оно стало особенно выраженным с конца 1950-х — начала1960-х гг.— в период наиболее бурного падения рождаемости. В 1959—89 гг.средний возраст населения увеличился с 29,5 до 34,7 года, в 2001 он достиг 37,6года. Доля лиц в возрасте 60 лет и старше возросла с 9% в 1959 до 15,3% в 1989и 18,7% в 2001 (см. таблица 7). Сниже­ние смертности в детских и молодыхвозрастах, интенсивно протекавшее в 1950—60-х гг., лишь тормозило этот процесс.Поскольку снижения смертно­сти в средних и старших возрастах в России впослевоенный период не происходило, то этот фактор, в отличие от другихразвивающихся стран, не оказал никакой роли в увеличении доли пожилых. Всоответствии с демографически­ми прогнозами ожидается, что удель­ный веспожилого населения (старше 60 лет) к 2015 превысит 20% и срав­няется с долеймолодёжи до 20 лет. К этому времени каждый третий из чис­ла пожилых будетнаходиться в возра­стной группе старше 75 лет.

Трансформация возрастнойструк­туры в сторону её постарения необра­тима, что ведёт к изменению демогра­фическойнагрузки, приходящейся на трудоспособное население: детьми (до 15 лет) ипожилыми (мужчины — 60 лет и старше, женщины — 55 лет и старше). В 2001 на 1000трудоспособ­ного населения приходилось 663 потен­циально нетрудоспособных. Донедав­него времени большую часть совокуп­ной демографической нагрузки состав­лялидети. С конца 1990-х гг. наблюда­ется обратное соотношение — нагрузка пожилымив 2001 составила 51,7% (в 1959 — 27%, в 1989 — 42,0%). Пере­распределениедемографической на­грузки в пользу пожилых будет усиливаться и в дальнейшем попрогнозу на 2015 год она составит 71 %, В 2000 доля пенсионеров по старости иинвалидности составила в РФ 23,2 % от общей численности населения (в 1980 – 14%).

2.2.3.  Семейная структура. Браки. Разводы.

В конце 19 – начале 20 в. преобладающимтипом семьи в России была относительно многочисленная, многодетная крестьянскаясемья, час­то состоящая из представителей не­скольких поколений, нескольких суп­ружескихпар. По переписи населе­ния 1897, средний размер сельской семьи составил 6,6человека (доля се­мей с 5 и более членами — около 65%), в 1920-х гг.— 5,7человека. За истек­шее столетие тип российской семьи ко­ренным образомизменился, на первое место вышла городская семья (см. таблица 8) — не толькопотому, что быст­ро росла доля семей, живущих в горо­дах, но и в смыслеизменения размера, состава, характера внутрисемейных от­ношений, семейногоцикла и т.п. Глав­ную тенденцию изменения семейной структуры за прошедшеестолетие оп­ределяют как «нуклеаризацию» семьи. В России около 90% всего населе­нияпроживает в семьях (семейных домохозяйствах). Наиболее распрос­транены триразновидности семьи: А — супружеская пара с детьми или без детей (полнаянуклеарная семья); Б — один из родителей с детьми (не­полная нуклеарная семья);В — суп­ружеская пара с детьми или без де­тей с одним из родителей супругов идругими родственниками (сложная се­мья с супружеским ядром). На их долю в1970—90-е гг. приходилось св. 90% всех семей, из них 71% —пол­ные нуклеарныесемьи (см. таблица 9). Эти виды семей наиболее часто встре­чались и в прошлом,хотя их преобла­дание было не столь значительным. По-видимому, исчезновениесложных многопоколенных семей и возраста­ние доли трёх основных видов малыхсемей — историческая тенденция, свя­занная с изменениями, переживае­мымиинститутом семьи. Микропере­пись населения 1994 показала, что средний размердомохозяйства в РФ составляет 2,84 человека (без одино­чек — 3,3 человека,сравните с таблицей 8), а из общего числа домохозяйств из одного человекасостоят — 19,2%, двух человек — 26,2%, трёх чело­век — 22,6%, четырёх — 20,5%,пяти и более — 11,5%.

В процессах заключения ипрекра­щения браков, появления детей, их вы­деления из родительской семьи ит.п. в течение 20 в. произошли очень боль­шие изменения, которые дают основа­нияговорить о возрастающем много­образии форм семейной жизни, расту­щейматримониальной и «жизнеустроительной» мобильности людей.

В меньшей степени перемены кос­нулисьпервых браков. В отличие от большинства стран Западной Европы, вплоть до самогопоследнего времени в РФ продолжала сохраняться ранняя и почти всеобщаябрачность. Лишь в периоды наиболее острых социальных кризисов и связанных сними нару­шений половозрастного состава коле­бались возраст и интенсивностьвступ­ления в брак.

Сейчас, как и прежде,большинство мужчин и женщин каждого поколе­ния рано или поздно вступают в брак.По данным переписи 1979, в РФ в воз­расте 45—49 лет было всего 1,9% мужчин и4,0% женщин, никогда не состоявших в браке, по переписи 1989, соответственно3,7 и 3,5%, по микро­переписи 1994 — 5,5 и 4,6%. После­дние цифры практическине отлича­ются от тех, которые наблюдались в России до 1917. <img src="/cache/referats/21390/image003.gif" v:shapes="_x0000_s1030">На протя

еще рефераты
Еще работы по географии, экономической географии