Реферат: Ответы на экзаменационные вопросы по философии

Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, ее предмет и функции.

 

Слово «философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>» в переводе с древнегреческого <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зыка означает «любовь к мудрости». Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – это древнейша<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,но вечно обновл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>юща<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>с<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> формамысли, теоретически развитый, логически разработанный вид и уровеньмировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>– это форма общественногосознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, предметом которой <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> наиболее общие, универсальные отношени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в системе “человек-мир”. Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> вырабатывает общий целостный взгл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>д на мир и место человека в нем. Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – наиболее теоретическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>форма общественного сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> имеет дело сдействительностью не непосредственно, а опосредованно, через отражениедействительности другими формами общественного сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>(наукой, искусством, моралью, правосознанием и др.) Она опираетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> на весь исторический опыт человечества, обобщаетего мировоззренческие элементы.

Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>– многогранна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, сложна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> система знаний, духовной де<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тельности.Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> де<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тельностьимеет свою особую структуру, функции, проблематику, средства. Все этикомпоненты, стороны философской де<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тельностине <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> абсолютными, не измен<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ющимис<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, вечными. Наиболее существенные изменени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> они претерпевают при смене исторических типовмировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

Каждый исторический тип мировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> вырабатывает свой определенный исторический способфилософствовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Это значит, чтокаждый новый исторический тип мировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,во-первых, порождает новые специфический философские проблемы, во-вторых, частьстарых (перешедшие из других типов мировоззрений) либо разрешает, либо простоснимает их, отказываетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> от них какот псевдопроблем; в-третьих, другую содержательные оттенки. Иначе говор<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, в конкретно-исторической системе философской де<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тельности есть два основных вида проблем:

1.<span Times New Roman"">       

“вечные”, старые проблемы, переход<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>щиеиз одного исторического типа мировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>в другой;

2.<span Times New Roman"">       

проблемы, имевшие смысл в рамках только данного исторического типамировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

Среди “вечных” проблем философии — вопрос оботношении мышлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и быти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Его еще называют основным вопросом философии.

Основной вопрос философии – вопрос об отношениимышлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> к бытию, сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> к материи, природе. Он имеет две стороны. Перва<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>занас представлением о том, что <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>первичным, исходным, начальным – матери<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>(бытие) или сознание (мышление). Втора<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>сторона основного вопроса философии – это вопрос о том, способно личеловеческое мышление познать мир?

В зависимости от решени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>первой стороны основного вопроса философии философы подраздел<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> надва больших лагер<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – материалистови идеалистов. Материалистическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> исходит из того, чтопервичным, исходным <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>матери<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, природа, а мышление,сознание, дух <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вторичным, производным от материи. Идеалистическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, наоборот, считаетпервичным сознание, мышление. Идеализм утверждает, что матери<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – это продукт, производное, следствие сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, мышлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.Истори<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> философии во многом былаисторией борьбы материализма и идеализма как противоположных философскихмировоззрений.

Начина<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>с античных времен (в Европе – с 7-6 вв. до н.э.), философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> как учение о бытии и услови<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>хего познани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> становитс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> одним из видов профессиональной де<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тельности людей, специально посв<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тивших ей свою жизнь и творчество, — философов. Нопрофессиональна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> стала возможной лишь потому, что почти каждыйчеловек в душе своей «немножко философ» (даже если он никогда не слышал этогослова).

Функции философии:

Прежде всего, философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> вы<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етнаиболее общие идеи, представлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,формы опыта, на которых базируетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>та или ина<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> конкретна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> культура или общественно-историческа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> жизнь людей в целом. Их называют универсали<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ми культуры. Важное место среди них занимаюткатегории, к которым относ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>т такиеуниверсальные пон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, как бытие, матери<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,предмет, <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вление, процесс, свойство,отношение, изменение, развитие, причина – следствие, случайное – необходимое,часть – целое, элемент – структура и др. Категории отражают наиболее общие св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зи, отношени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вещей. В своей совокупности они составл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютоснову человеческого разумени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,интеллекта. Эти пон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> приложимы не к какой-то одной области <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>влений, а к любым <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>влени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>м.

В комплексе самых общихоснований культуры важное место занимают обобщенные образы быти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и его различных частей (природа, общество,человек) в их взаимосв<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зи,взаимодействии. Подвергшись теоретической обработке, такие образытрансформируютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в философскоеучение о бытии – онтологию (от греч. ontos– сущее и logos — учение). Кроме того, теоретическому осмыслению подлежат различные формыотношений мира и человека – практические, познавательные и ценностные; отсюда иназвани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> соответствующих разделовфилософии: праксеологи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> (от греч. gnoseos — познание) и аксиологи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> (от греч. axios — ценный).

Помимо функции экспликации«универсалий» философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> какрационально-теоретическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> формамировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> берет на себ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и задачу рационализации – перевода в логическую,пон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тийную форму, а такжесистематизации, теоретического выражени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>суммарных результатов человеческого опыта во всех его формах.

Разработка обобщенных идей ипредставлений с самого начала входила в задачу философии какрационально-теоретической формы мировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.В процессе исторического развити<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>база философских обобщений мен<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ласвой вид, охватыва<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> все болееобширные опытные, а затем и теоретические знани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.Источником обобщенных философских идей, пон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тийслужила и продолжает служить критика и рационализаци<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>нефилософских форм мировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.Так, вз<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>в от космогоническоймифологии многие ее темы, идеи, вопросы, ранн<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName><st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>переводила поэтические образы мифа на свой <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зык,поставив во главу рациональное осмысление действительности. Источникомформировани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> общих философскихпредставлений в последующие эпохи нередко <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>лась религи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.Дело заключаетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в общей ориентациифилософской мысли на рационализацию, выражение в общих пон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>хвсевозможных форм человеческого опыта, идей, представлений. Выполн<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName><st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> этуфункцию, философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в идеале как быстремитс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> охватить, обобщить,осмыслить, оценить не только интеллектуальные, духовные, жизненно-практическиедостижени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> человечества в целом, нои его негативный исторический опыт.

К этому примыкает также важна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> критическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>функци<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, которую выполн<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ет философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>в культуре. Поиск решений сложных философских вопросов, формирование новогомировидени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, обычно сопровождаетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> критикой разного рода заблуждений, предрассудков,ошибок, стереотипов, встающих на пути к истинному познанию, правильномудействию. По отношению к предшествующему и наличному культурно-историческомуопыту философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> выполн<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ет роль своего рода мировоззренческого «сита».Передовые мыслители, как правило, став<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тпод сомнение, расшатывают, разрушают устаревшие взгл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ды,догмы, схемы миропонимани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Вместе стем они стрем<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> сохранить в отвергаемых формах мировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> все ценное, рациональное, истинное, оказать емуподдержку, обосновать, развить. Это значит, что в системе культуры философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> берет на себ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>роль критической «селекции», аккумул<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>циимировоззренческого опыта и его передачи последующим периодам истории.

Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> обращена не только к прошлому и насто<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>щему, но и будущему. В качестве формы теоретическоймысли она обладает мощным конструктивными возможност<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>митворческого формировани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>принципиально новых идей, мировоззренческих образов, идеалов. Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> способна выстраивать, мысленно «проигрывать»различные варианты миропонимани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>(«возможные миры»), как бы заготавлива<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>пробные системы мировоззрени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> будущего, которое полно неожиданностей, никогда небывает всецело <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>сным дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> ныне живущих людей. Это подтверждаетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, в частности, существованием в истории философииразных вариантов понимани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и решени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> мировоззренческих проблем.

Отталкива<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>сь от ранее сложившихс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>форм дофилософского, внефилософского или философского миропонимани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, подверга<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>их критике, рациональному переосмыслению, систематизации, философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> формирует на этой основе обобщенный теоретическийобраз мира и его соотнесенности с человеческой жизнью, сознанием и соответствующийданному этапу исторического развити<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.В мире философии перевод<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> на особый теоретический <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зыки мировоззренческие идеи, рождаемые в политическом, юридическом, нравственномрелигиозном художественном, техническом и других формах сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Важнейшей функцией философии вкультурно-исторической жизни людей <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>согласование, интеграци<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> всех формчеловеческого опыта – практического, познавательного и ценностного. Ихцелостное философское осмысление – необходимое условие гармоничной исбалансированной общественной жизни. Соответствующа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>интересам человечества мировоззренческа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ориентаци<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> требует интеграции всехосновных задач, ценностей человеческой культуры. Их согласование посильно лишьдл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> универсального мышлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, обеспечиваемого той сложной духовной работой,которую в человеческой культуре вз<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>лана себ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

Итак, основна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> функци<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>философии – мировоззренческа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Нелюбому обществу нужна философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, даи не в любом обществе она возможна. Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>рождена свободой и дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> свободы.Только там, где от непреложной, природной необходимости люди поднимаютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> к свободному управлению своей жизнью, где передними возникает реальна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> возможность(а следовательно, — и реальна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>проблема) жизненного выбора, и сделать этот выбор они должны сами, сообразу<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>сь только с собственным разумом и собственнойсовестью, а не по велению традиции, не по готовому рецепту или стандарту, — только там возникает потребность в стратегии решений, т.е. в стратегии свободы.А разработка стратегии свободы – это и есть философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

Философии не могло быть вдревнейшем (первобытном) обществе, с его родоплеменной организацией. В немкаждый поступок, каждый шаг члена рода или племени был определен и отмерен, ивсе находились под строгим и неусыпным контролем вождей, жрецов, старейшин.Долгие века и тыс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>челети<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> отча<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ннойборьбы за жизнь закрепили в социальной пам<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тиколлектива оптимальные стандарты поведени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,внешне это про<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>лось в ритуалах, а в сознании существовало в формемифа – первой исторической формы социального регул<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тива.

По сравнению с мифом, религи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>– более сложное и развитое сознание, отвечающее более высокой, более зрелойступени общественной организации, когда высшим судьей дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>себ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> люди признают не человеческий,а сверхчеловеческий разум, сверхприродную реальность – Бога, которых в глазахверующих и есть абсолютное, вечное Добро, абсолютное воплощение нравственности.Религи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – втора<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> (после мифа) историческа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>форма социального регул<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тива. Онаеще не есть свобода, но есть мечта, греза о ней.

Но и в достаточно развитомобществе – если только это общество тоталитарного, казарменного режима –философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> не нужна и невозможна. Онабыла нужна демократическим Афинам и не нужна казарменной Спарте.

Философское знание по природесвоей антидогматично, антиавторитарно. Природа и лоно философии, ее главна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> функци<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>и предназначение в обществе – критика. Критика наличного знани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, суд над ним есть – опосредованно – критика  быти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,т.е. существующего стро<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и образажизни. Критический (а не апологетический) дух философии не вызывал к нейбольшой любви и сочувстви<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> состороны власти, по отношению к которой философское «вольнодумство» чаще было нев согласии, а в оппозиции. Но без такой критики в обществе наступает застой.

Диалектика, этапы ее развити<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и основные формы. Диалектика и метафизика.

 

В истории сложились две противоположные философскиеметодологические традиции (два метода) – метафизическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>и диалектическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> (метафизика идиалектика). Истоки их различи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – впротивоположных решени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>х следующих(в сущности, мировоззренческих) вопросов:

1.<span Times New Roman"">      

развиваетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> ли мир и отдельные его части;

2.<span Times New Roman"">      

зависит ли существованиевещи от ее св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зей с другими вещами;

3.<span Times New Roman"">      

дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>познани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> вещи нужно или не нужноучитывать развитие этой вещи и ее взаимосв<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зис другими вещами.

Метафизика(вплоть до второй половины 19 в.) считала возможным в познании мираисходить из того, что, во-первых, вещи и предметы существуют изолированно другот друга, вне св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зи их между собой;и, во-вторых, предмет познани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> можнорассматривать как неразвивающийс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.Так, в 17-18 в. любимый девиз метафизиков был: “Ничто не ново под Луной!” Всвоих современных формах метафизика выступает часто как негибкое, бо<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>щеес<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>противоречий абстрактное теоретизирование.

Диалектикастоит на противоположных позици<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>х.Диалектика исходит из того, что в познании мира, во-первых, вещи надорассматривать во взаимосв<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зи их другс другом, не брать изолированно; и, во-вторых, вещи надо рассматривать в ихизменении и развитии. В соответствии с диалектической методологией сущностьвещи может быть полностью пон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>татолько тогда, когда известна истори<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>становлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> этой вещи, отраженоразвитие этой вещи. Метафизика ближе обыденному, повседневному, нефилософскомусознанию. Мыслить метафизически проще. Диалектический же метод требует глубокойфилософской, теоретической культуры, постижени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>историко-философского опыта.

В истории философии выдел<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> следующие исторические формы диалектики:

1. Стихийна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, наивна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> диалектика античности (наиболее <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ркий представитель – Гераклит).

2. Идеалистическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>диалектика немецкой классической философии 18 – первой половины 19 вв. (И.Кант,Г.Фихте, Ф.Шеллинг, Г.Гегель).

3. Диалектика революционных демократов 19 в. (А.И.Герцен, В.Г.Белинский, Н.Г.Чернышевский, Н.А. Добролюбов и др.).

4. Материалистическа<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>диалектика (К.Маркс, Ф.Энгельс и В.И.Ленин).

<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">

Сознание и самосознание какфилософска<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> проблема.

 

Сознание — это особое состо<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ние,свойственное только человеку, в котором ему одновременно доступен и мир, и онсам. Сознание мгновенно св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зывает,соотносит то, что человек увидел, услышал, и то, что он почувствовал, подумал,пережил. Многие философы определ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютсознание как чудо из чудес мироздани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,как великий благостный дар человеку, ибо лишь в сознании он дан сам себе как “<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>”, устремленное к вершинам духовного быти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, возвышенной любви и дружбы, сострадани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и радости и т. д.

В сознании дано не только все знание о мире, но и вс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> боль мира. Не случайно, чтобы ун<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ть боль (душевую или физическую), отключают накакое-то врем<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> сознание с помощьюнаркотиков, алкогол<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и т. д. Именнопотому, что у человека есть сознание, он способен к душевному страданию;самоубийство — чисто человеческий акт: животные, не облада<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> сознанием, не знают и самоубийства.

Познать, описать, определить сознание очень трудно, поскольку оно несуществует как отдельный предмет или вещь. Нам все дано благодар<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> сознанию: оно непременно присутствует в каждомнашем образе воспри<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, оно мгновенно приводит в св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зь,в соотнесение наши ощущени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, воспри<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,мысли, чувства, причем без нашего на то согласи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,а тем более контрол<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Сознание нельз<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> “вытащить” из этой содержательной св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зи, потому что вне ее оно не существует.

   Смысл проблемысознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

Проблема сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> — одна изсамых трудных и загадочных. Перед взором человека предстает мир, разворачиваетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> зрелище бесчисленных предметов, их свойств,событий и процессов; люди пытаютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>разгадать тайны мироздани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, объ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>снить причины своих переживаний, вызванных встречейс красотой или, наоборот, с безобразным, пон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тьсмысл своего существовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, отыскатьистоки своих мыслей и т. д. Но все процедуры данности нам мира и переживаний,чувства и мыслей проход<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>т через то,что называют сознанием. Сознание есть то неуничтожимое, вечное, вездесущее, чтосопутствует человеческому освоению мира, оно входит об<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зательной“добавкой” во все, что мы воспринимаем как данность. Чтобы войти в состо<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ние сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,недостаточно просто, мыслить, просто переживать, чувствовать, воспринимать:необходимы какие-то дополнительные акты, с помощью которых <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> не просто мыслю, а “<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>мыслю, что <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> мыслю”, <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> не просто переживаю, а “<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>переживаю, что <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> переживаю”, <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> не просто что-то знаю, но “<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>знаю, что <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> знаю” и т. д.

В истории философии проблема сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>имеет два уровн<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> своего решени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Первый заключаетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>в описании способов, каким вещи даны в сознании, существуют в нем. Нафилософском <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зыке — это описаниефеномена сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Второй — имеетцель объ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>снить, как возможно самосознание, т. е. объ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>снить самфеномен. В философии античности и Нового времени указанные уровни неразличались, а потому считалось, что если описаны способы, каким вещисуществуют в сознании, то тем исчерпан вопрос о природе сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>: В XX в. философы выделили вопрос о возможностисознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в самосто<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тельный.

Познать, описать, определить сознание очень трудно, поскольку оно несуществует как отдельный предмет или вещь. Нам все дано благодар<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> сознанию: оно непременно присутствует в каждомнашем образе воспри<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, оно мгновенно приводит в св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зь,в соотнесение наши ощущени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, воспри<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ти<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,мысли, чувства, причем без нашего на то согласи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,а тем более контрол<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Сознание нельз<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> “вытащить” из этой содержательной св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зи, потому что вне ее оно не существует. Поэтому-товплоть до XX в. философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> занималасьлишь описанием способа существовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вещей в сознании, “раст<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>гивало” вовремени и пространстве акт сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,выдел<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName><st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>такие его “шаги”, как ощущение, воспри<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тие,представление и так далее. В нашем столетии философы дерзнули задать вопрос:как и почему эти “шаги” мгновенно сворачиваютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>в образ, благодар<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> которомувозникает св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зь человека с миром и ссамим собой. Ответить же на вопрос, как возможно воспри<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тиеобраза, значит объ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>снить феноменсознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

Кажда<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> эпоха имела своипредставлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> о том, что такоесознание. В итоге то, что называлось сознанием в одной эпохе, могло непризнаватьс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в качестве такового вдругой. Представлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> о сознаниитесно св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>заны с господствующимимировоззренческими установками, а потому античный космоцентризм, средневековыйтеоцентризм и антропоцентризм Нового времени формировали разное пониманиесознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. В свою очередь от того,как представл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ли себе сознание людитой или иной эпохи, зависел их образ мира, их понимание нравственности,политики, искусства, ибо сознание всегда “вплетено в <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зыкреальной жизни” (К. Маркс).

Сознание есть не что иное,как ее Самосознание, ибо сознание, мышление, по Спинозе, — этоспособность идеального движени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> пологике любого предмета и всей совокупности предметов. «Пор<st1:PersonName w:st=»on">я</st1:PersonName>док и св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зьидей те же, что пор<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>док и св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зь вещей"

Только подход к <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>влению сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>как к исторически станов<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>щемус<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> феномену позвол<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етпон<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ть его сложную структуру,в частности, такие <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>влени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, как самосознание и бессознательное.

Самосознание — это начало подлинногочеловеческого сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Толькотогда, когда у человека по<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>самосознание, он становитс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>способным к умственному труду, к работе с символами как носител<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ми идеального, только тогда он становитс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и самооценивающим и самоконтролирующим существом,поощр<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ющим либо порицающим самогосеб<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> за правильный или неправильныйвыбор программы поведени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. С по<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>влением самосознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>человек становитс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> способнымоценивать все аспекты своего поведени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>в обществе — не только правильность своего мышлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>,но и нравственного облика, идеалов и мотивов своего поведени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. А это означает, что с по<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>влениемсамосознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> у человека по<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> возможность стать и быть личностью, т. е. творцомсамого себ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и своей судьбы.

 

<span Times New Roman",«serif»; mso-fareast-font-family:«Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language: RU;mso-bidi-language:AR-SA">

Патристика и схоластика какфилософские учени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> Средневековь<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Философские концепции А.Аврели<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, Ф.Аквинского, У.Оккама.

 

<span Times New Roman",«serif»">Средневекова<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> европейска<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – содержательный ипродолжительный этап в истории мысли, занимающий отрезок от распада Римскойимперии до эпохи Возрождени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – почтицелое тыс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>челетие. Философска<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> мысль этого периода уходит своими корн<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ми в религии единобожи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>(монотеизма). К таким религи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>мпринадлежат иудаизм, христианство и мусульманство, и именно с ними св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>зано развитие как европейской, так и арабскойфилософии средних веков. Средневековое мышление по существу своемутеоцентрично: реальностью, определ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ющейвсе сущее, дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> него <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>етс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> не природа, а бог.

<span Times New Roman",«serif»">Характернымисвойствами средневекового мышлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ютс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> ретроспективность и традиционализм, т.е.обращенность в прошлое: чем древнее суждение, тем оно подлиннее, чем оноподлиннее, тем истиннее – такова максима средневекового философского сознани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. В соответствии с данным подходом, Библи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, как самый древний текст, есть единственный всвоем роде свод всех возможных истин. Считалось, что достаточно усвоить смыслбиблейских высказываний, чтобы знать о мире все. Однако этот смысл хот<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и присутствует в тексте Библии, но не находитс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> на поверхности, и задача философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> расшифровать библейский текст, раскрытьзаключенные в нем истины. Философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>становитс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> экзегезой, т.е.толкованием св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>щенных текстов, про<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>сн<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ющимне<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>сные, трудные дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> понимани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>места.

<span Times New Roman",«serif»">Вэтом смысле патристика (философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>и теологи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> отцов церкви идуховно-религиозных вождей христианства 1-7 вв.), как <st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вление,близкое по времени апостольской традиции, представл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ласьнаиболее авторитетным направлением мысли. Созданна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>патристикой философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> должна быластать как бы образом, прообразом вс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>когобудущего философствовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, неким классическимэталоном. Люба<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> форма новаторстваполагалась за про<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вление гордыни исуетности, а степень подоби<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>библейскому образу была пр<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>мопропорциональна степени истинности высказанного философского суждени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>.

<span Times New Roman",«serif»"> Однако некоторой теоретической свободой средневековыймыслитель все же обладал: он был несвободен в выборе предмета исследовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> – им практически всегда был текст, слово Библииили св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тых Отцов, но литературна<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> аранжировка принадлежала все-таки интерпретатору,философу-экзегету, истолкователю. Согласно средневековым представлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>м, канонический текст всегда многозначен,символичен. Эта символичность текста и есть начало относительно свободноготеоретизировани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>, условие самогосуществовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> средневековойфилософии. Если бы средневековые тексты были однозначны и не оставл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ли свободы дл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>интерпретатора, то не существовало бы ни философской патристики, ни теологии,ни многовековой традиции самой средневековой философии.

<span Times New Roman",«serif»">Помимотрадиционализма и ретроспективности, к специфическим чертам средневекового способафилософствовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> относ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>т дидактизм, т.е. учительство, назидательность.Почти все средневековые мыслители были проповедниками или преподавател<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>ми богословских школ и университетов. Учительскийхарактер средневековой философии более всего про<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>вл<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>лс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в том,что в ней на прот<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>жении столетийразрабатывались проблемы объ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>снени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и почти совсем не затрагивалась проблематеоретического исследовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>. Этафилософи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> была в полном смысле этогослова «схоластикой» (от лат. – ученый, школьный и греч. — школа), т.е. «школьной»философией и сводилась к объ<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>снениюистин, содержащихс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> в авторитетныхтекстах Библии или св<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>тых Отцовцеркви.

<span Times New Roman",«serif»">Средневекова<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> философи<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>– это диалог учител<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> и ученика, гдеучитель уважаем, прежде всего, за эрудицию и педагогическое мастерство, а ученик– за прилежание и восприимчивость. Факт наследовани<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName>некоторых античных установок и учительство во многом определили консерватизмсредневековой философской мысли и монолитность культуры вообще.

<span Times New Roman",«serif»">

<span Times New Roman",«serif»">

<span Times New Roman",«serif»">Всредневековой философии можно выделить, как минимум, два этапа ее становлени<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> — патристику  и схоластику,

<span Times New Roman",«serif»"><span Times New Roman",«serif»">четкую границу между которыми провести довольнотрудно.

<span Times New Roman",«serif»">Патристика

<span Times New Roman",«serif»">(от лат. patres — отцы, подра­зумеваетс<st1:PersonName w:st=«on»>я</st1:PersonName> «церк
еще рефераты
Еще работы по философии