Категория: Деятели истории
Работа на тему: Выдающиеся деятели Чувашии
Тип: Реферат

Похожие рефераты:

Реферат: Выдающиеся деятели Чувашии

ПАТРИАРХ
Вся жизнь выдающегося просветителя И.Я.Яковлева была по священа бескорыстному служению своему народу. Его подвижнический труд на ниве образования получил мировое признание — 150-летие со дня рождения нашего Учителя отмечалось не только в России, но и далеко за ее пределами. Открывая Дни культуры Чувашской Республики в Москве, посвященные знаменательному юбилею, Президент Чувашской Республики Н.Федоров сказал: «Имя Яковлева известно теперь не только каждому чувашу, но и каждому просвещенному россиянину. Он дал родному народу Книгу. Мы вправе гордиться и возвеличивать своего Патриарха, так как не каждому народу Бог дал таких людей, каким является для чувашей великий Иван Яковлев».
И.Я.Яковлев родился 13 (25) апреля 1848 года в деревне Кошки-Новотимбаево Бюргановского приказа Жуковского прихода Буинского уезда Симбирской губернии (ныне Тетюшский район Республики Татарстан).
Родители Яковлева были коренными жителями деревни, которую издавна окружали мордовские, татарские и русские поселения. «Моя мать, Настасья Васильевна Макарова, скончалась спустя три дня после моего рождения, я был виновником ее смерти», — писал в автобиографии гимназист Иван Яковлев, к сожалению, не оставивший воспоминаний о своем отце.
Ивана усыновил удельный крестьянин той же деревни Пахом Кириллов, который в 1837 потерял сразу двух своих сыновей, умерших от холеры.
В доме, где жил Яковлев, было две семьи: самого Пахома, и его сына Андрея. Среди этих людей Иван не был чужим: «меня не обижали, относились как к родному ребенку... Пахомовы мне о моем происхождении не говорили. Только... когда я уже учился в гимназии... я узнал, что это не родная моя семья».
До поступления в школу Яковлев был подпаском у татарина Хакима, учился у него татарскому языку, игре на флейте, искусству плести лапти. Беззаботное детство продолжалось недолго: в 1856 году Ивана забрали в удельное училище. Для крестьян запись детей на учебу была равносильна рекрутскому набору, к тому же обучение очень дорого обходилось родителям — нужно было платить за квартиру, обеспечивать приличной одеждой и обувью. Многие из более состоятельных откупались. Летом 1856 г. священнику Баратынскому удалось записать только Ивана Яковлева, которого доставили прямо с поля. Крестьяне, собравшиеся на сход, были довольны: священник оставит их детей в покое, а Ивану, мол, все равно, он сирота.
Без согласия опекунов мальчика взяли в удельное училище в с.Бурундуки. Для Кирилловых это было большим ударом: семья лишалась верного помощника в хозяйстве, да еще и поводыря для слепого Пахома. Тот, очень любивший парнишку, пробовал было подкупить священника Баратынского фунтом цветочного чая, чтобы он отпустил Ваню домой, но видно сумма взятки была незначительна, и Яковлев остался в учениках.
Обучение в удельном училище велось на русском языке и поэтому было тягостным для нерусских детей. Программа занятий включала Закон Божий, краткий катехизис и священную историю, чтение по книгам церковной и гражданской печати и рукописей, чистописание, четыре правила арифметики. Устав училища допускал применение телесных наказаний. Позднее Яковлев с горечью рассказывал: «Находились там малолетние воспитанники, отданные на полный произвол безнравственных, некультурных старших... Священник Баратынский появлялся в училище официально лишь в известные часы... и то ненадолго».
В годы учения в Бурундуках Иван Яковлев дважды тяжело болел. А весной 1859 года его жизнь висела на волоске: ночью во время сна он упал с полатей и расшибся так, что его посчитали мертвым. К счастью, догадались послать за фельдшером. Оправился он только в июле 1859 года. На третий год обучения в школе Яковлев уже был первым учеником. Он хотел учиться дальше, но не было средств. Но все-таки в начале сентября продолжил учебу, живя уже в семье Мушкеевых — русских крестьян, которые приняли живое участие в его судьбе и отнеслись как к родному.
Летом 1860 года Яковлев блестяще окончил удельное училище, но впоследствии вспоминал: «При выходе из Бурундукского училища я плохо усвоил русский язык, будучи в состоянии вести по-русски лишь самый простой несложный разговор. Книги же я стал читать свободно по-русски позднее, лишь в 1864 году».
5 сентября 1860 года Симбирская удельная контора препроводила в уездное училище отношение, в котором просила проэкзаменовать 18 мальчиков, собранных со всей губернии. В ведомости под номером 8 стояла фамилия «... Бюргановского приказа д. Кош-ки-Новотимбаево Ивана Яковлева (из чуваш), 11 1/2 лет» со следующими оценками: священная история 4, катехизис 4, арифметика 2, счетоводство 2, чтение гражданской печати 4, чтение славянской печати 4, чистописание 3, письмо под диктовку 2. «Средний бал + 3, принять». (2 — означало посредственную оценку). Принятые должны были стать учителями сельских начальных училищ. Но той же осенью был недобор при организации землемерно-таксаторских классов при Симбирской гимназии, и дирекция решила пополнить их набранными мальчиками 1 класса уездного училища. Так, неожиданно для себя, Яковлев оказался в землемерно-таксаторских классах, где готовили таксаторов, сельских мерщиков и чертежников. Учащиеся изучали топографию, нивелировку, черчение, планиметрию, естественные науки и межевые законы. Обстановка здесь была лучше, хотя преподавание также велось только на русском языке. В это время Яковлев случайно знакомится с семьей Раевских. Отставной полковник С.Д.Раевский проявил большой интерес к одаренному чувашскому мальчику и позднее не раз поддерживал его материально. Об этой дружбе Яковлев вспоминал с большой теплотой. В документах и отчетах в Казанский учебный округ, в Министерство народного просвещения он сообщал о себе: «Я происхожу из удельных крестьян Симбирской губернии, чува-шенин по происхождению, но воспитан в русской семье, прошел русскую школу», несомненно имея в виду семью Мушкеевых и Раевских.
В апреле 1864 года Яковлев успешно окончил учебу и получил свидетельство на звание частного землемера и таксатора. В течение двух лет он должен был пройти стажировку, но практиковался лишь несколько месяцев и, как самый способный, 16 мая 1864 года был утвержден Департаментом уделов сельским мерщиком с жалованьем 120 рублей в год и направлен в Сызрань.
Жалоб на Яковлева за время его службы не было. Воспитанный с детства в труде, он привык все делать честно, четко и обстоятельно, несмотря на обилие ежемесячных отчетов, необходимость заполнения журналов и ведомостей. Не раз получал за хорошую службу денежное вознаграждение.
Яковлев уже свободно читал и изъяснялся по-русски. Его очень тянуло к книгам и журналам, но денег на их покупку было мало, и он стал брать частные заказы. Ежегодно с ранней весны до поздней осени молодой мерщик ездил по уездам, подолгу жил среди чувашей, русских, мордвы.
Монотонная служба его тяготила. Воспользовавшись давней болезнью (вывих ноги, последствия остались на всю жизнь), он просит о переводе в Симбирск. Здесь Яковлев возобновил свои посещения дома Раевских и стал думать о дальнейшем продолжении Учебы уже в гимназии. И в начале марта 1866 года обращается в Симбирскую удельную контору с просьбой уволить его со службы. После многомесячной переписки по инстанциям, ходатайств Раевского и Баратынского в декабре 1866 года на имя управляющего Симбирской удельной конторой поступил ответ от генерала Ананьева: «...сельского мерщика, вверенного Вашему высокородию Ивана Яковлева уволить от службы согласно с представлениям Вашим...» И Яковлев уволился, причем без всякого выкупа — по законам удельного ведомства он должен был прослужить 10 лет.
Стремясь к образованию, Яковлев задумывался и о судьбе родного народа, он понял необходимость духовного слияния и культурного сближения чувашей с русскими, а средством приобщения должны были стать, по его мнению, родной язык и национальная письменность. Идея Яковлева нашла поддержку у либерально настроенного поляка, помещика О.Л.Косинского, в чьем доме он бывал. Косинские пробудили в нем чувство национального самосознания.
Яковлев готовился поступить в пятый класс гимназии, необходимо было сдать вступительные экзамены, в том числе и по иностранным языкам, которыми не владел. 31 марта 1867 года он представил директору гимназии прошение с просьбой о дозволении держать экзамен в 5-й класс и об избавлении от платы за учение.
Директор гимназии И.В.Вишневский в официальном письме к попечителю Казанского учебного округа писал, что Яковлев «имеет в настоящее время от роду 19 лет... родом из чуваш... истинно желает учиться... может иметь большое влияние на однородцев своих и тем, может быть, подвигнул бы их к образованию, которого они до сего времени чуждаются...»
Попечитель учебного округа П.Д.Шестаков сообщил: «Я разрешаю принять по экзамену в пятый класс вверенной Вам гимназии крестьянина-собственника Ивана Яковлева, о чем и представляю Вам сделать должное распоряжение».
Яковлев был ознакомлен с содержанием письма, его ждали 17 экзаменов. Заболев тифом, он слабо подготовился, но его все-таки зачислили условно, и так он оказался в стенах Симбирской мужской гимназии, о чем давно мечтал. В годы учений, которые совпали с освободительным движением в России, Яковлев выступал со статьями по вопросам просвещения чувашей, с рецензиями на учебники и учебные пособия. Учась в гимназии, И.Я.Яковлев жил у Раевских, это помогало ему оплачивать частные уроки, а также приобретать форменную одежду. Он не забывает о своих сородичах, родных и близких, посылая, например, небольшие суммы денег, чтобы мальчик (Петр Андреев), с которым он вместе воспитывался, был отдан в училище. Но его все чаще стала волновать идея обучения нерусских детей.
В июне 1868 года Яковлев выезжает в Симбирский и Буинский уезды, чтобы набрать учеников. Но удалось уговорить лишь одного — Алексея Рекеева. Итак, обучаясь в гимназии, он становится одновременно и учителем. На второй год учебы Яковлев считал себя вполне подготовленным для организации частной школы. Он много и основательно читает Толстого и Белинского, Писарева, Руссо, Гейне и Добролюбова, не совсем все понимая, как сам признавался. Но учился прекрасно, за что был освобожден от платы за учение и награжден Похвальным листом и книгой.
После неожиданной смерти С.Д.Раевского в начале ноября 1868 года Яковлев вынужден часто менять квартиры. Осенью 1869 он переходит в последний класс — ему уже ясно, что он обязательно будет учиться дальше. В Симбирске тем временем росло детище Яковлева — частная школа. К этому времени учебный округ знал, что Яковлев содержит на свои средства нескольких чувашских мальчиков и готовит их к учительской деятельности.
Яковлев окончил гимназию в июне 1870 года первым учеником. 25 июня состоялось вручение аттестатов и медалей, золотой был награжден «Яковлев — сын крестьянина из чуваш».
Предстояло поступить в университет, и И.Я.Яковлев поехал в Казань. Условия приема были просты: без экзаменов, с оплатой обучения. В своем заявлении директору гимназии И.В.Вишневскому он просит ходатайствовать за него о зачислении на филологический факультет и освобождении от платы за обучение. Вишневский исполнил просьбу Яковлева. По письму попечителя округа П.Д.Шестакова — «считаю рекомендовать Совету университета чувашенина Яковлева» — молодой человек стал студентом Казанского университета. Здесь были некоторые льготы для нерусских студентов-мусульман, около 50 казенных стипендий. Но высокая плата за обучение мешала поступлению в университет других «инородцев». На Яковлева бесплатное обучение не распространялось, т.к. он был «инородец»-христианин. Смутило его и обилие предметов, о которых имел весьма смутное представление. И он стал хлопотать о переводе на математический факультет. По ходатайству декана физико-математического факультета профессора И.А.Больца-ни (ученика выдающегося математика Н.И.Лобачевского) Яковлева до конца обучения в университете освободили от платы за обучение. А с декабря 1870 года по письму попечителя П.Д.Шестако-ва министр просвещения Д.А.Толстой назначил студенту И.Я.Яковлеву «стипендию по 200 рублей в год из суммы министерства...» Яковлев учился и одновременно занимался делами своей школы. Во время каникул он начал сбор материалов устного народного творчества для букваря. Все это совершенно исключало возможность сочетать изучение физико-математических наук с филологическими исследованиями. Испытывая неловкость, Яковлев все же решил вернуться на филологический факультет. В начале 1871/72 учебного года он начал хлопотать о переводе, представив все необходимые документы. Положительно вопрос был решен лишь в октябре.
Яковлев занимался упорно, догнал своих товарищей в изучении греческого языка, давал частные уроки, работал самостоятельно. Его курсовая работа «Несколько памятников устной чувашской словесности» была предложена как основа для написания кандидатской диссертации. В мае 1875 года студент Яковлев успешно сдает выпускные экзамены. 26 мая совет университета разрешил Яковлеву представить работу по теме его курсового сочинения на получение степени кандидата. 17 июля 1875 года он получил временное свидетельство об окончании университета и сразу вернулся в Симбирск. В его школе уже обучалось 52 человека. Забот было много, и он никак не мог вернуться к кандидатской диссертации. Вот почему в университете Яковлеву пришлось учиться 5 лет вместо 4-х, пожертвовав один год историческому делу — созданию нового алфавита, букваря и национальной школы.
Студенческие годы И.Я.Яковлева закончились. 28 августа 1875 года его назначили инспектором чувашских школ Казанского учебного округа. Яковлев уже считался знатоком чувашской культуры и истории. Он был первым из чувашей, который помогал государству в распространении русско-православного просвещения среди своих сородичей. С января 1871 года Министерство просвещения признало его школу и приняло на свой бюджет, в 1872 — одобрило создание нового алфавита, а изданные на его основе учебники рекомендовало использовать в школах. Дальнейшая судьба письменности зависела уже от самого народа.
Став инспектором чувашских школ, Яковлев по-прежнему оставался руководителем и чувашской школы в Симбирске. Ее учебная программа постоянно обновляется, включаются новые предметы, большое место отводится практическим занятиям учащихся. Школа продолжает идейно руководить всеми чувашскими училищами, снабжать их учебниками и пособиями, но не имеет права присваивать своим воспитанникам звание учителя. Лишь в 1877 году постановлением министерства ей было разрешено готовить учителей для чувашских школ Казанского учебного округа. С 1877 года школа называлась Симбирской центральной, а с 1890 года — учительской. Здесь будущие учителя изучали Закон Божий, языки, историю, географию и математику, ремесла. Серьезное внимание уделялось хоровому пению на родном и русском языках. Очень популярен был оригинальный хор мальчиков, которым руководил выпускник Казанской инородческой учительской школы А.П.Петров (Туринге).
В 1878 году Яковлев поднял вопрос об организации при Симбирской чувашской школе женского отделения с курсами двухклассного училища. Министерство не дало согласия из-за отсутствия средств, но Яковлев все равно начал набирать девушек в будущее женское училище, заведовать которым он поручил своей жене Екатерине Алексеевне Бобровниковой — приемной дочери Н.И.Иль-минского. Она была наставницей, воспитательницей и в первые 10 лет существования училища — единственной учительницей, бесплатно неся бескорыстную службу.
В том же 1878 году Яковлев организовал при Симбирской центральной чувашской школе мужское начальное училище, выделив младший класс в отдельное учебное заведение. Школы, женская и мужская, уже действовали, но царское правительство поддерживать их не спешило.
При Симбирской чувашской школе имелись также мастерские, собственные сады, огороды и ферма. Все это укрепляло ее материальную базу. В программу образования входило более 20 предметов, школа занимала одно из первых мест в Казанском учебном округе по прилежанию, успеваемости, обучению учащихся производительному труду. К 1917 году из стен Симбирской чувашской школы вышло более 1000 учителей. Среди ее воспитанников — классики чувашской литературы К.В.Иванов, Н.В.Шубоссинни, известные математики П.М.Миронов, Н.М.Охотников, выдающийся марийский педагог-ученый Г.Я.Яковлев, первая казахская женщина-учительница А.Д.Оразбаева, русский писатель В.И.Маненков.
В 1920 году на базе школы возник институт народного образования — первый вуз в истории чувашского народа. В одном из его зданий ныне находится Государственный музей И.Я.Яковлева и его школы.
За годы руководства Чувашской учительской школой в Симбирске (1868—1919) и будучи инспектором чувашских школ Казанского учебного округа (1875—1903) Яковлев открыл и преобразовал множество сельских школ, создал 14 приходов. Он выпустил также более 100 учебников, пособий и книг по разным отраслям знаний, вместе со своими учениками издал первые художественные произведения чувашской литературы, а также Новый Завет на чувашском языке, организовал школьный театр, духовой и симфонический оркестры.
Деятельность И.Я.Яковлева и его школа способствовали интеллектуально-культурному развитию чувашского народа, зарождению и развитию художественной литературы, музыкального, театрального и изобразительного искусства. Заветной мечтой просветителя были подъем чувашей до уровня русского народа, равноправие и Дружба народов России.
И.Я.Яковлев был крупным общественным деятелем, почетным
членом Британского и иностранного библейского обществ в Лондоне, организатором благотворительных обществ, инициатором перевода и издания Священного писания. Он также поддерживал творческие связи с учеными многих зарубежных стран.
И в наши дни не потеряло своего значения его «Завещание чувашскому народу» — своего рода кодекс нравственных правил.
Скончался Иван Яковлевич Яковлев в Москве 23 октября 1930 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище.
Великий просветитель оставил талантливейшее потомство. Вот некоторые имена. Старший сын А.И.Яковлев — профессор, член-корреспондент АН СССР. Средний сын Н.И.Яковлев — инженер, музыковед. Достойные продолжатели рода — внучка О.А.Яковлева, кандидат исторических наук, внук И.А.Яковлев стал доктором физико-математических наук. Еще две внучки: Е.А.Некрасова — доктор искусствоведения, А.А.Некрасова — профессор Государственного института театрального искусства. Есть известные имена и среди правнуков И.Я.Яковлева. А.Б.Покровская — народная артистка Российской Федерации, А.Б.Покровский — концертмейстер Московской консерватории, В.В.Павлов — заслуженный артист Российской Федерации, Е.В.Павлова — кандидат искусствоведения, Франсуаза Варе — профессор медицины (Франция), М.О.Ефремов — заслуженный артист Российской Федерации. Это уже шестое поколение замечательного сына чувашского народа.
Именем И.Я.Яковлева названы Чувашский государственный педагогический университет в Чебоксарах, 5 улиц в городах и районах Чувашии. Ему установлен памятник перед зданием Национальной библиотеки в столице республики.