Реферат: Оноре де Бальзак

И. Нусинов

БальзакОноре де (Honoré de Balzac, 20/V 1799–20/VIII 1850). Родился в Туре,учился в Париже. Юношей работал у нотариуса, готовясь к карьере нотариуса илиповеренного. 23–26 лет напечатал ряд романов под различными псевдонимами, неподнимавшихся над средним уровнем романтических писаний того времени.Обескураженный литературной неудачей, он увлекается коммерческими делами;ставит опыты производства дешевой бумаги, задумывает издание популярныхфранцузских писателей в неслыханных для того времени тиражах, вступаеткомпанионом в типографию, надеясь — как он после говорил — нажить состояние итаким образом получить возможность целиком отдаться литературе и прославитьсячерез нее. Б. оказался плохим коммерсантом. Разорившись и задолжав, он вернулсяк литературе, вернулся на всю жизнь, чтоб в литературе выразить основнуюстрасть французского буржуа и буржуазного интеллигента его времени: разбогатетьи прославиться.

В1829 выходит первая подписанная именем Б. книга: «Шуаны». В следующем году онпишет семь книг, среди них «La paix du ménage» (Семейный мир), «Gobseck»(Гобсек), привлекших широкое внимание читателя и критики. В 1831 публикует свойфилософский роман «Шагреневая кожа» и начинает роман «Женщина тридцати лет».Эти две книги высоко поднимают Б. над его литературными современниками. 1832 —рекордный по плодовитости: Б. публикует девять полных произведений, III и IVглавы его шедевра: «Женщина тридцати лет» и триумфатором входит в литературу.Читатель, критик и издатель набрасываются на каждую новую его книгу. Если ещене реализована его надежда разбогатеть (т. к. тяготеет огромный долг —результат его неудачных коммерческих предприятий), то осуществлена зато егонадежда прославиться, его мечта талантом завоевать Париж, мир. Успех невскружил головы у Б., как это случилось со многими его молодыми современниками.Он продолжает вести усердную трудовую жизнь, просиживая у своего письменногостола по 15-  16 часов в сутки; работая до зари, он ежегодно публикует три,четыре и даже пять, шесть книг. Не следует однако думать, что Б. писал с особойлегкостью. Многие свои произведения он много раз переписывал, перерабатывал:некоторые свои произведения писал в течение ряда лет, по три, четыре главы в год.Так он писал «Женщину тридцати лет» и др.

Всозданных в первые пять-шесть лет его систематической писательской деятельностипроизведениях (свыше тридцати) изображены разнообразнейшие области современнойему французской жизни: деревня, провинция, Париж; различные социальные группы:купцы, аристократия, духовенство; различные социальные институты: семья,государство, армия. Огромное количество художественных фактов, котороезаключалось в этих книгах, требовало своей систематизации. Художественныйанализ должен был уступить место художественному синтезу. В 1834 у Б.зарождается мысль создать многотомное произведение — «картину нравов» еговремени, огромный труд, впоследствии озаглавленный им «Человеческая комедия».По мысли Б. «Человеческая комедия» должна была быть художественной историей ихудожественной философией Франции, как она сложилась после революции. Бальзакнад этим трудом работает в течение всей своей последующей жизни, он включает внего большинство уже написанных произведений, специально для этой целиперерабатывает их. Это огромное литературное издание он наметил в следующемвиде:

Перваячасть — «Этюды о нравах» (Etudes de Moeurs) — шесть отделов: «Сцены из частнойжизни» (задумано 32 романа, осуществлено 28); «Воспоминания двух молодоженов»(Mémoires de deux jeunes époux, 1842) «Модест Миньон»   (ModesteMignon, 1834), «Семейный мир» (La paix du ménage, 1830), «Тридцатилетняяженщина» (La femme de trente ans, 1831–1835), «Отец Горио» (Le pèreGoriot, 1835) и др.; «Сцены из провинциальной жизни» (19–14): «Евгения Грандэ»(Eugénie Grandet, 1834); две серии романов: «Парижане в провинции» (Lesparisiens en province) и др. (1834–1843); «Сцены из жизни Парижа» (22–18):«Величие и падение Цезаря Биротто» (Grandeur et décadence deCésar Birotteau, 1837), «Банкирский дом Нюсенжан» (Maison Nucingen,1838); серия романов: «Великолепие и нищета куртизанок» (Splendeurs etmisères des Courtisanes, 1838–1843); «Сцены из политической жизни»(8–4): «Эпизод времен террора» (Un Episode sous la Terreur), «Темная история»(Une ténébreuse Affaire, 1841) и др.; «Сцены из военной жизни»:«Шуаны» (Les Chouans, 1829) и «Страсть в пустыне» (Une passion dans ledésert); «Сцены из деревенской жизни» (5–3): «Крестьяне» (Les paysans,1844), «Деревенский врач» (Le médécin de campagne, 1833),«Деревенский священник» (Curé de village, 1839).

Втораячасть — «Философские исследования» (Etudes philosophiques). Задумано 27произведений, из них осуществлено 22: «Шагреневая кожа» (La peau de chagrin,1831), «Неизвестный шедевр» (Le chef-d’oeuvre inconnu), «В поисках абсолюта» (Ala récherche de l’Absolu, 1834), серия романов: «Екатерина Медичи» (SurCatherine de Medicis) и др. (1835–1843).

Третьячасть — «Аналитические исследования» (задумано 5 — осуществлено однопроизведение: «Физиология брака»).

Б.так вскрывает свой замысел: «„Исследование нравов“ дает всю социальнуюдействительность, не обойдя ни одного положения человеческой жизни, ни одноготипа, ни одного мужского или женского характера, ни одной профессии, ни однойжитейской формы, ни одной социальной группы, ни одной французской области, нидетства, ни старости, ни зрелого возраста, ни политики, ни права, ни военнойжизни. Основа — история человеческого сердца, история социальных отношений. Невыдуманные факты, а то, что везде происходит».

Установивфакты, Б. предполагает показать их причины. За «Исследованием нравов» последуют«Философские исследования». В «Исследовании нравов» Б. изображает жизньобщества и дает «типизированные индивидуальности», в «философских исследованиях»он судит общество и дает «индивидуализированные типы». За установлением фактов(«Исследования о нравах») и выяснением их причин («Философские этюды»)последует обоснование тех принципов, по которым должно судить о жизни. Этомупослужат «Аналитические исследования». «Нравы — зрелище, причины — кулисы имеханизм представления комедии человеческой жизни, принципы — автор». Так  человек,общество, человечество будут описаны, судимы, анализированы в произведении, котороебудет представлять собой «Тысячу и одну ночь» Запада. Продемонстрировав своюсистему при помощи поэзии, Б. предполагает ее проверить наукой в «Опыте очеловеческих силах». Воздвигнув этот дворец, он, «дитя и насмешник», исчертитего огромными арабесками «Ста забавных сказок» — «Contes Drôlatiques».

Задуманноегигантское сооружение Б. воздвиг, хотя вместо предполагавшихся 143 произведений«Человеческая комедия» состоит только из 92. Неосуществленными остались гл.обр. «Сцены из военной жизни» — из 25 задуманных Б. произведений он написалтолько два: «Шуаны» и «Страсть в пустыне». Предполагавшиеся «Сцены из военнойжизни» должны были трактовать историю: «Вандейцы», «Французы в Египте»,«Ваграмское поле», «Москва», «Битва под Дрезденом» и т. д. Но Б., создавшийхудожественную историю Франции июльской монархии, был целиком поглощен своейэпохой; история была ему чужда. Точно также Б.-художник не был ни моралистом,ни философом. Между тем «Аналитические исследования» должны были быть развитиеми утверждением его принципов. «Принципы, — говорил он, — это автор». Ноосновным стимулом к творчеству Б. было общество, объективная среда, а не егоавторское субъективное самоуглубление и не его философские научные системы. УБ. таковых не было. Он поэтому только вскрыл среду, не дав обещанной философии,принципов и науки. Он не осуществил серии «Аналитические исследования».«Физиология брака» была написана еще до того, как он разработал свою схему«Человеческой комедии». Но как «Физиология брака», так и произведения, вошедшиев его «Философские исследования», по существу являются дальнейшей разработкойего «Исследований о нравах». Ценность шедевра отдела «Философские этюды»,романа «Шагреневая кожа» — не в рассказе о таинственном куске кожи,символически выражающем мысль, что за каждый миг радости человек платитчастицей своей жизни и чем ближе к желанной цели человек, тем он ближе к концусвоей жизни. Ценность этого произведения в ярком показе парижской жизни, ввыявлении одного из основных сюжетов Б. — борьбы молодого талантливого юноши заславу, за Париж, его отчаяние и самоубийство. Но если Б. не осуществил всегосвоего плана «Человеческой комедии», если осуществленное не во всемсоответствовало схеме замысла, зато он оставил огромное литературное наследие,не вошедшее в этот план. Таковы, помимо намеченных в плане «Забавных сказок»,два лучших его романа «Бедные родственники» («Кузина Бетта» и «Кузен Понс»),драмы («Вотрен»), «Портреты и литературная критика» (Portraits et critiquelittéraire), «Исторические и политические опыты» (Essais  historiques etpolitiques) и два тома писем, содержащих — особенно его «Письма иностранке»(Lettres à l’Etrangère) — огромное количество фактов изфранцузской литературной и общественной жизни и суждений о его великихсовременниках — Вальтер Скотте, Ж. Занд, В. Гюго и мн. др.

Конец20-х и начало 30-х гг., когда Б. вошел в литературу, был периодом наибольшегорасцвета творчества романтизма во французской литературе. Романтики звали отжизни, как она есть, к жизни, какой она должна быть. Консервативные романтики,идеологи погибающей аристократии (Шатобриан, А. де Виньи  и др.) взывали ксредневековью, к «гению христианства», к аристократической монархии.Радикальные романтики, идеологи радикальной мелкобуржуазной демократии — кдемократической республике, к «республике милосердия» (В. Гюго), к утопическомусоциализму (Ж. Занд). Бессильные осуществить свою классовую волю на основереального соотношения социальных сил, романтики взывали к консервативномупрошлому или проецировали утопическое будущее.

Б.— писатель буржуазии, хозяина новой жизни. Он потому и отвернулся отутверждения В. Гюго, что «действительность в искусстве не есть действительностьв жизни», и видел задачу своего великого произведения в показе не «воображаемыхфактов» (des faits imaginaires), а в показе того, что «происходит всюду» (cequi ce passe partout). «Повсюду» сейчас — торжество капитализма,самоутверждение буржуазного общества. Показ утвердившегося  буржуазногообщества — такова основная задача, поставленная историей перед литературой — иБ. ее разрешает в своих романах.

Большойроман в европейской литературе к приходу Б. имел два основных жанра: романличности — авантюрного героя («Жиль-Блаз» Лесажа, «Робинзон Крузо» Д. Дэфо идр.) или самоуглубляющегося, одинокого героя («Страдания молодого Вертера» В.Гёте, «Новая Элоиза» Ж.-Ж. Руссо и др.) и исторический роман (Вальтер Скотт).Роман личности — был апологетикой индивидуальности в условиях, когда молодойбуржуазный коллектив еще бессилен был диктовать свою волю. Исторический романбыл самосозерцанием в зеркале истории в дни ее будней. Теперь буржуазнаяличность больше не одинока и не изолирована: переживания буржуа — это то, что«происходит повсюду». Теперь буржуазия, перефразируя Людовика XIV, заявляет:«история — это я».

Писательбуржуазии отворачивается от романтической избранной индивидуальности, отдемонической личности. И Б. рвет с традицией романа личности. Он отходит отисторического романа В. Скотта. Буржуазии времени Б. предстоит будущее, и ееписателю незачем углубляться в прошлое. Его герой — не демоническая личность ине историческая личность, не «Цезарь полководец и император, а купец, парфюмерЦезарь Биротто» (В. Фриче). Он стремится показать «типизированнуюиндивидуальность» и «индивидуализированный тип», дать картину всего общества,всего народа, всей Франции. Не легенда о прошлом, а картина настоящего,художественный портрет буржуазного общества стоит в центре его творческоговнимания. Если можно и должно уделить внимание истории, то лишь тем еестраницам, на которых начертана запись о политическом рождении буржуазии, о еегероических юношеских днях. Буржуазное господство родилось в огне гражданскихбитв и революционных войн. «Сцены из военной жизни», которые по замыслу авторадолжны были заполнить целых 25 книг «Человеческой комедии», были бы посвященыэтим героическим деяниям буржуазии. «Солдаты республики» (Les soldats de laRépublique), «Ваграмская равнина» (La plaine de Wagram), «Москва»,«Последнее поле битвы» (Le dernier champ de bataille) — таковы темы этихисторических романов.

Ногероические дни — для буржуазии ее прошлое, от которого она все больше отходит.Ее знаменоносец сейчас банкир, а не полководец, ее святыня — биржа, а не полебрани. Исторический замысел Б. остается в своих главных частяхнеосуществленным. Буржуазия самоутверждается. Она и ее писатель поглощены своимисторическим настоящим. Нет у Б. ни необходимых красок, ни пафоса длявоскрешения  тех героических дней и дел. Б. останавливается на историческихэпизодах постольку, поскольку они служат пропаганде его роялистических икатолических убеждений. Последние у Б. являются результатом кризиса егоближайшей социальной группы — старой купеческой буржуазии, который наступилпосле революции с приходом к власти финансовой буржуазии. «Шуаны» — борьбавандейцев против республики, их верность королю — ранний роман (1829), где литературнаягегемония романтиков еще сильно сказывается; «Эпизод из времен террора» (1830)— жертвенная верность религии и престолу; «Вендетта» (1830), «Темная история» (1841)— два эпизода, изобличающие аморальность Наполеона I; во всех этих историческихпроизведениях Б. кается в «грехах революционной молодости» буржуазии,роялистски реабилитирует и прославляет некоторые, по его мнению, незаслуженнопострадавшие святыни, показывает «изнанку современной истории» — «L’Envers del’histoire contemporaine», как был озаглавлен один из его историческихэпизодов. Не героическая личность и не демоническая натура, не историческоедеяние, а современное буржуазное общество, Франция июльской монархии — таковаосновная литературная тема эпохи. На место романа, задача которого датьуглубленные переживания личности, Б. ставит роман о социальных нравах, серию«Исследования о нравах»; на место исторических романов — художественную историюпослереволюционной Франции.

«Исследованияо нравах» развертывают картину Франции, рисуют жизнь всех сословий, всеобщественные состояния, все социальные институции. Ключ к этой истории —деньги. Ее основное содержание: победа финансовой буржуазии над земельной иродовой аристократией, стремление всей нации стать на службу буржуазии,породниться с ней. Жажда денег — основная страсть, высшая мечта. Власть денег —единственная несокрушимая сила: ей покорны любовь, талант, родовая честь,семейный очаг, родительское чувство. По ее приказу дети предают родителей.Накопитель поэтому первый в ряду типов Б.: Гобсек (1830), старик Грандэ (1834),Отец Горио (1835) — не Плюшкины, не скупцы, а накопители. Они — не характеры,не олицетворение определенной страсти, как «Скупой рыцарь» Пушкина, асоциальные категории. Их сбережения не загнивают, не погибают зря, как уПлюшкина. Они — основа новой власти, они — сила, созидающая новую Францию.Грандэ, у которого каждый кусок сахару на учете, держит в своих руках всю своюпровинцию. Гобсек, который живет как нищий, — владыка Парижа; ему покорны все,ибо все у него в долгу. Накопители подготовили приход банкиров. Банкир — второйосновной социальный тип Б. Банкир Нюсенжан («Отец Горио» и «Дом Нюсенжан»,1838), богач  Камюзо («Погибшие мечтания», ч. 2, 1839), банкиры, приведшие кгибели Цезаря Биротто («Величие и падение Цезаря Биротто», 1837) — Наполеоныбиржи. Стратегия этих полководцев столь же сложна, их поражения столь жероковые, а их победа дарует власть над Парижем, над Францией, над миром, какВатерлоо или Аустерлиц; так же вся современная Франция стремится заслужить ихбанкирскую милость, как некогда милость императора. Деньги, банки — солнцеФранции. Бывший лавочник покупает своей дочери в мужья графа, маркиз бросаетсвою возлюбленную, маркизу, чтобы жениться на обладательнице большого приданого(«Отец Горио»). Сам Людовик, вынужденный допустить на свои придворные балыдочерей разбогатевших на военных поставках вермишельных фабрикантов, утешаетсебя: «eiusdem farinae» — эти купеческие дочки «из того же теста», чтовеликосветские дамы, окружавшие некогда двор его абсолютистских предков.Владыка Франции — Париж, господин Парижа — биржа. Она владеет салонами,политикой, прессой, литературой, театром.

Молодыелюди, устремляющиеся в Париж с надеждой завоевать столицу своим талантом,погибают, как Люсьен («Погибшие мечтания»), или делают карьеру, как Растиньяк(«Отец Горио», «Дом Нюсенжан», «Погибшие мечтания»), в зависимости от того,умеют они или не умеют угождать женам банкиров, салонным дамам и актрисам, которыеу политиков и банкиров на содержании. Талантливый поэт и критик Люсьен едет вПариж. Он полон жажды творчества и веры, что путь к славе — через искреннее ипроникновенное вдохновение. Нравы парижской прессы и политических салоновприучают его проституировать свой талант, писать пасквили о книгах, которыми онвосторгается, и восхвалять пошлость и бездарность.

Молодойпровинциальный бедный студент Растиньяк приезжает в Париж с верой в науку.Дочери Горио, которым светские дела не позволяют самим явиться на похороныотца, пожертвовавшего для них всем, но которых светские нравы понуждаютприслать на похороны пустые кареты, эти женщины его учат, что путь к жизни надосебе проложить не через науку, а через их будуары. Опыт Люсьена и Растиньякаобобщает бывший каторжник, объявивший войну обществу, циник Вотрен («ОтецГорио», «Последнее воплощение Вотрена»): «принципов нет, — учит он Растиньяка,— а есть события, законов нет — есть обстоятельства. Порок в силе, презирайтелюдей и высматривайте петли, сквозь которые можно выбраться из сети законов». Вподтверждение «философии» Вотрена Б. показывает гибель талантов, торжествоавантюристов.

ЦиникВотрен, карьерист Растиньяк — «типизированные индивидуальности»,характеризующие всю Францию. «Сцены из  жизни Парижа», видоизменяясь сообразноусловиям и обстановке, находят свое продолжение в «Сценах из жизни провинции»(серии романов: «Холостяки» — «Les Célibataires»; «Парижане в провинции»— «Les parisiens en province»; «Провинциалы в Париже», «Погибшие мечтания»), в«Сценах из деревенской жизни» («Крестьяне», «Деревенский доктор», «Деревенскийсвященник»), в «Сценах из частной жизни», в судьбе «Бедных родственников»(«Кузина Бетта», «Кузен Понс»). Философия Вотрена и практика Растиньякавыражают собой сущность государства и политических партий, прессы и литературы,церкви и семьи. Б. не знает больше целомудренно вздыхающих влюбленных. Он знает«Брачный контракт» (1835), тоску «Старой девы» (1836), «Физиологию брака»,«Великолепие и нищету куртизанок» (1838–1843), «Женщину тридцати лет», котораяприобрела во французской и мировой литературе типовое значение. Жизнь этойженщины «бальзаковского возраста» — беспрерывная цепь лжи, печальныхразочарований и опять-таки «потерянных иллюзий», горьких унижений.

«Человеческаякомедия» — история Франции после революции. Ее основной смысл: миром владеютденьги. Земельная аристократия уступила место финансовой буржуазии, но еслиФранция не пожалела жертв для борьбы против земельной аристократии, зато всепокорны финансовой буржуазии. Борьба идет не за свержение, а за место ее подсолнцем. Единственный независимый человек во Франции — это каторжник Вотрен.

ВремяБ. — время больших театральных успехов его великих литературных собратьев — А.Дюма, В. Гюго  и др. Завоевав литературу, Б. не мог не устремиться на сцену.Его драмы были вообще посредственными переделками его романов («Семейная школа»— «L’école du ménage», 1839 и др.). Большим театральным событиеммогла бы стать его пьеса «Вотрен». Перевоплощение Вотрена из каторжника всалонного льва, его философия цинизма, провозглашаемая с подмостков театра,содержали в себе огромный взрывчатый материал. Буржуазная аудитория освистала«Вотрена» (1840), а правительство июльской буржуазной монархии сняло пьесупосле первой постановки.

ТворчествоБ. обычно характеризовали как стремление внести в литературу принципы научногоисследования, а самый литературный метод Б. рассматривали как результат влияниягосподствовавшего научного метода. Следуя учению Бюффона о влиянии среды наобразование индивидуума, Б. рассматривает человека как продукт среды. Онположил основу методу документальности в литературе и создал базу дляпоследующего так наз. «экспериментального романа» Э. Золя. Но этот методнельзя рассматривать только как результат воздействия науки на литературу; каки  позитивизм в науке, литературный реализм Б. был социальным требованиембуржуазии, результатом ее торжества.

Романтики— писатели уходящего дворянства или немощной мелкобуржуазной демократиипринуждены жизни противопоставить свою тоску о прошлом или утопическую мечту обудущем. Буржуазия времени Б. — могущественна. Она строит мир на основереального соотношения сил. Ее писатель стремится познать и показать мир как онесть. Творчество Б. поэтому имело объективное значение не только для познаванияидеологии его класса, как творчество романтиков, но и для познавания Францииего времени. Б. не боролся против буржуазного порядка. Его критика былакритикой на основе буржуазных отношений, в целях излечения недугов и укреплениявсего организма буржуазного общества. Буржуазии сейчас не угрожала никакаяопасность ни справа, ни слева. Феодализм был побежден; коммунары еще были вколыбелях. Это позволяло писателю буржуазии объективно показать недостатки ипороки буржуазного общества в той мере, в какой это не касалось самих основкапитализма — принципа собственности, проблемы рабочего класса.

Сдругой стороны, прочность буржуазного порядка позволила Б. расценивать опытсвоего класса как «вечную» категорию. Он верит в то, что пишет не только социальнуюисторию, а историю человеческого сердца, историю не только Франции июльскоймонархии, а человечества. «Человеческая комедия» для него «историячеловеческого сердца, разобранная по ниткам, социальная история, разработаннаяво всех своих частях», она — описание, суждение и анализ «человека, общества,человечества». Она является таким же художественным синтезом буржуазногообщества, каким «Божественная комедия» была для уходившего средневековья,«Тысяча и одна ночь» — для Востока. Б. поэтому и заявляет, что его труд будеттем же для Запада, чем была «Тысяча и одна ночь» для Востока, и в соответствиис общим принципом буржуазии, противопоставлявшей земные права правам небесным,божественным, ставит на место «Божественной комедии» — «Человеческую комедию».

Окомедии жизни писали и романтики. А. де Мюссе писал: скучно, потому что «всегдате же актеры и та же комедия», А. де Виньи жалуется на «комедию жизни». Но неих примеру Б. следовал, выбрав заглавие: «Комедия жизни». Для них жизнькомедия, ибо они обмануты ею. Для него жизнь — борьба самоутверждающейся силы.Он пользуется словом «комедия» не в его комическом значении, а в том смысле,какой традиция ему придала при истолковании шедевра Данте: жизнь — извечноепредставление. Для Б «Человеческая комедия» — представление буржуазии передисторией. Силы буржуазии,  значительные еще во время Б., ее оптимистическиесоциальные перспективы породили реализм Б. и объективный характер еготворчества. Объективизм Б., его критика недостатков буржуазного порядка нашлиособенно благоприятные условия в наиболее близкой ему социальной группировке.Творчество Б. в целом — результат торжества буржуазии. Но Б. выражает сознаниеи интересы той прослойки буржуазии, которая переживает кризис приспособления кновому этапу капитализма, к финансовому капиталу. Б. был «идеологом старойкупеческой буржуазии и потому врагом воцарившейся после 1830 буржуазиифинансовой и всего социально-политического режима июльской монархии,построенной на финансовом капитале» (В. М. Фриче). Это сказывается в егосимпатиях к старому купцу Цезарю Биротто («Величие и падение Цезаря Биротто»),ставшему жертвой биржевых операций; это помогает ему заострить критику нравовбуржуазного общества. Отсюда его роялизм и католицизм. Жертвенный путь от купцаЦезаря к банкирскому дому Нюсенжан (В. М. Фриче) объясняет то, что, несмотря насвой так наз. объективно-научный метод, Бальзак не чужд морализирования. Отбуржуазной природы Б. — его реализм, от кризиса приспособления роднойсоциальной группы к новому этапу капитализма — то, что в его творчествесохранились элементы романтизма, которые в первые годы толкали его даже ксозданию полумистических произведений, как «Louis Lambert (1837) и Seraphita (1835).Эти книги, впоследствии прославленные символистами, были справедливо оценены Э.Фаге как дань романтической моде. Основная черта творчества Б. в том, что онидеализирующую схематику романтиков заменяет индивидуализированными типами. Онпреодолевает романтизм тем, что показывает, как романтик в быту изживает своииллюзии. Верный научным принципам, он строит на документе, на факте, но недоверяет действенности факта. Он подсказывает свою оценку, хвалит или осуждает.При всей неисчерпаемости своих комбинаций Б. время от времени подгоняетсобытия. Преодолевая раскрытый прием романтиков, который состоял в том, чтолюди действовали по заранее предписанному автором принципу добра или зла, Б.все же не доходит до скрытого приема Флобера, Мопассана, у которых событияразвиваются по их внутренней закономерности, а типы вырастают с присущей иморганичностью. Приемы Б. лишь полускрытые. Он их разоблачает своимиподсказываниями, авторскими отступлениями, осуждениями и восхвалениями, онпомогает иной раз действию невероятными случайностями и совпадениямипроисшествий. Привнесенные от романтиков идеологизм, элементы обнаженнойтенденции отнюдь не были результатом бессилия Б. до конца  изжить романтическиеканоны. Они отвечали требованиям купеческой буржуазии, которая не смоглаотстоять свои старые позиции против наступления финансового капитала и в этойборьбе стремилась воздействовать на врага моральным причитанием. Б. стремилсядать критику капитализма на основе буржуазных отношений, не указав, посуществу, выхода, не указав врача, который в состоянии был бы излечить недугиего общества. Литературное наследство Б. представляет богатейший арсенал вруках того класса, который призван искоренить эти недуги и пороки.

Список литературы

I. Oeuvres complètes, 24 vv., P., 1869–1876, Correspondence,2 vv., P., 1876

Lettres à l’Étrangère, 2 vv.

P., 1899–1906. Русск. изд.: Собр. сочин. Б., 20 тт., СПБ.,1898.

II.Пелисье Ж, Литературное движение в XIX в., М., 1895

БрандесГ., Литература XIX ст. в ее главнейших течениях, Франц. литература, СПБ., 1895

ЛансонГ., История французской литературы, 2 тт., М., 1898

ТэнИ., Б., Одесса, 1898

ФагеЭ., Ист. франц. литературы XIX в., М., 1901

ГроссманЛ., Библиотека Достоевского, Одесса, 1919, или сб. его статей «ПоэтикаДостоевского», М., 1925. Марксистская литература о Б.: Коган П. С., Очерки поист. зап.-евр. литературы, т. II, П., 1923

ЛуначарскийА. В., Ист. зап.-евр. литературы в ее важнейших моментах, ч. 2, М., 1924

ФричеВ. М., Очерк разв. зап.-евр. литературы, М., 1926. На иностр. яз.: Sainte-Beuve Ch., Causeries du Lundi, t. II, P., 1851–1861

Gautier Th., H. de B., sa vie et ses oeuvres, P., 1858

Taine H., Nouveaux essais de critique et d’histoire, B., 1865

Sainte-Beuve Ch., Portraits contemporains, t. III, P., 1871

Spoelberch de Lovensoul Ch., Histoire des oeuvres de B., P., 1879

Zola E., Le roman expérimental, P., 1880

Егоже, Les romanciers naturalistes, P., 1881

Brunetière F., H. de B., P., 1905 (1906)

Zweig St., Drei Meister, B., Dickens, Dostojewski, Lpz., 1921

Lanson G., Manuel bibliographique de la littératurefrançaise moderne XVI-XIX ss., P., 1925

Baldensperger F., B., 1927

Preston Etnel, Recherches sur la technique de B., 1928

с1926 выходит спец. журнал «Cahiers Balzaciens».

Дляподготовки данной работы были использованы материалы с сайта feb-web.ru/

еще рефераты
Еще работы по биографии