Реферат: Джером Дэвид Сэлинджер

Мальчиком он мечтал бытьглухонемым, жить в хижине на лесной опушке и общаться с глухонемой женой припомощи записок. Теперь он стар, глух, живет в лесистой местности, но особойпотребности в записках не испытывает, поскольку с женой все равно общаетсямало. Общество, изобилующее глупцами и пошляками, уже почти полвека небеспокоит его. Почти. Хижина стала его крепостью, и лишь редкому счастливцуудается проникнуть внутрь ее стен.
  Мальчика зовут Холден Колфилд, и живет он в повести, до сих порбоготворимой миллионами «непонятых» подростков, – «Над пропастьюво ржи». Старик – автор этой книги Джером Дэвид, или на американский манерсокращенно по инициалам, – Джей-Ди, Сэлинджер. Ему 81 год (в 2000 г.), и живетон в городке Корниш, штат Нью-Гэмпшир. С 1965 года не опубликовал ничегонового, практически никому не дает интервью и все-таки остается автором,который пользуется гигантской популярностью и неослабевающим вниманием, причемне только в Соединенных Штатах.
  Изредка, но случается, что писатель начинает жить судьбою своегоперсонажа, подчиняясь его логике, повторяя и продолжая его путь, приходя кзакономерному итогу. Не это ли высшая мера правдивости литературногопроизведения? Вероятно, многим хотелось бы доподлинно узнать, каким сталбунтарь Холден на склоне лет. Но автор, живущий судьбой состарившегосямальчика, никого не подпускает близко, укрывшись в доме, вокруг которого нанесколько километров не обитает ни одна живая душа.
  Правда, для отшельников наше время – далеко не самое лучшее.Человеческое любопытство проникает и сквозь плотно закрытые ставни. Тем болеекогда союзником любознательных становятся родные и близкие старого затворника.Очередным криком-откровением о судьбе Джей-Ди Сэлинджера, непростой ипротиворечивой, стали мемуары его дочери Маргарет Сэлинджер, только чтовышедшие здесь под названием «В погоне за мечтой» (издательство«Вашингтон-сквер пресс»).

Ей 44 года, но она невозражает, когда ее называют ласкательно-уменьшительно, как в детстве, – Пег.Для тех, кто живо интересуется творчеством и биографией Сэлинджера, лучшегорассказчика не найти. Пег росла вместе с отцом в корнишской глуши, и, какутверждает, детство ее было похоже на страшную сказку. Существование ДжеромаСэлинджера далеко не всегда было добровольным заточением, однако, по словамдочери, на жизни его лежал какой-то зловещий отсвет. В этом человеке всегдаощущалась трагическая раздвоенность.
  Почему? Ответ, во всяком случае частичный, можно найти уже впервом разделе мемуаров Маргарет Сэлинджер, посвященном детству отца. Всемирноизвестный писатель рос в центре Нью-Йорка, в Манхэттене. Отец его, еврей,преуспевал в качестве торговца продовольствием. Чрезмерно заботливая мать былаирландкой, католичкой. Однако, подчиняясь обстоятельствам, выдавала себя заеврейку, скрывая правду даже от сына. Сэлинджер, который с особой остротойосознавал себя «полуевреем», на собственном опыте познал, что такоеантисемитизм. Вот почему эта тема неоднократно и достаточно явно проступает вего творчестве.
  Его юность пришлась на беспокойное время. Окончив военноеучилище, Джей-Ди растворился в массе американских «джи-ай»(выпускников). В составе 12-го пехотного полка 4-й дивизии участвовал во Второймировой войне, открывал второй фронт, десантируясь на берег Нормандии. Нафронте было несладко, и в 1945-м будущий классик американской литературы попалв госпиталь с нервным срывом. Еще одна глубокая рана на душе художника? Суверенностью подобное вряд ли можно утверждать, но исследователи творчестваСэлинджера наверняка возьмут этот малоизвестный факт на заметку. Спасибо, Пег.
  Как бы то ни было, «писателем-фронтовиком» ДжеромСэлинджер не стал, хотя, как считает дочь, в его ранних произведениях«виден солдат». Отношение к войне и послевоенному миру у него былотоже… двойственным – увы, другое определение подыскать трудно. В качествесотрудника американской контрразведки Джей-Ди участвовал в программеденацификации Германии. Будучи человеком, всей душой ненавидящим нацизм, оноднажды арестовал девушку – молодого функционера нацистской партии. И женилсяна ней. Как сообщает Маргарет Сэлинджер, немку – первую жену ее отца – звалиСильвия. Вместе с ней он вернулся в Америку, и какое-то время она жила в домеего родителей.
  Но брак оказался недолговечным. Причину разрыва автор мемуаровобъясняет с предельной простотой: «Она ненавидела евреев с той жестрастью, с какой он ненавидел нацистов». Позже для Сильвии Сэлинджерпридумал презрительную кличку «Салива» (по-английски«слюна»).
  Это был его первый, но далеко не последний неудачный роман.Второй его женой стала Клэр Дуглас. Они встретились в 1950 году. Ему был 31год, ей – 16. Девочку из почтенного британского семейства отправили черезАтлантику подальше от ужасов войны. Если бы родители знали, что ожидает ее вАмерике...
  Впрочем, утверждение о том, что Сэлинджер совратил юную Клэр, несовсем точно. Как раз в то время он, духовно совершенствуясь, воздерживался отсекса. Его наставником был некий индийский гуру, а настольной книгой –«Проповеди Шри Рамакришны». Строгое воздержание от плотскихнаслаждений, как и многое другое, нашло своеобразное отражение в творчествеписателя. Как многозначительно напоминает его дочь, именно в медовый месяцкончает жизнь самоубийством Сеймур – герой рассказа Сэлинджера «Хорошоловится рыбка-бананка».
  Джером Сэлинджер и Клэр Дуглас поженились, хотя до окончаниясредней школы ей оставалось еще несколько месяцев. Медовый месяц они провели вКорнише. И, если верить Маргарет Сэлинджер, ее мать едва не повторила судьбувышеупомянутого персонажа. Дом, где не было нормального отопления, можно былолишь с большой натяжкой назвать пригодным для жилья. Но тем не менее, сообщаетМаргарет со слов матери, писатель, уже вкусивший славы, требовал от женыизысканных блюд и смены постельного белья дважды в неделю. Самое трудное времянаступило, когда стало очевидно, что Клэр ждет ребенка: «Она впала вдепрессию и оказалась на грани самоубийства, осознав, что ее беременностьвызывает в нем лишь отвращение».
  Дочь, родившуюся в 1955 году, Сэлинджер хотел назвать Фиби – поимени сестры Холдена Колфилда из своей повести. Но тут уж супруга проявилатвердость. «Ее будут звать Пегги», – заявила она. Позже у парыродился сын Мэтью. По убеждению Маргарет, и она, и ее брат появились на свет«случайно», во всяком случае для Джей-Ди они вряд ли были желаннымидетьми. Но, как ни странно, он оказался неплохим отцом. Охотно играл смалышами, очаровывал их своими рассказами, где «стиралась грань междуфантазией и действительностью».
  Вместе с тем вечная «погоня за мечтой», говорится вкниге, изрядно отравляла жизнь всему семейству Сэлинджера. Его верования, посвидетельству дочери, можно определить как некую смесь индуизма с эгоизмом. Этоувлечение, пожалуй, самое постоянное из всех. Помимо того, гласят мемуары,писатель перепробовал целый ряд экзотических религий: дзэн-буддизм,сайентологию, учение христианской науки. Его духовные искания Маргаретуподобляет «метаниям влюбленного подростка».
  В книге описаны не менее экстравагантные методы «веденияздорового образа жизни». Джей-Ди, утверждает его дочь, то и дело изобреталвсе новые диеты. В течение одной недели он питался лишь сырой пищей, в течениедругой – пищей, из которой начисто исключены белки. В качестве универсальногоснадобья Сэлинджер якобы пил мочу. Результаты, правда, были не самыми лучшими.«Его кожа начала зеленеть, принимая болезненный оттенок, а к дыханиюпримешивался запах смерти, – описывает Маргарет состояние отца. – Таков былитог макробиотики и голодания… Я боялась, что он умрет».
  Тем не менее, преодолев 80-летний рубеж, Сэлинджер жив. А в такомвозрасте люди жизненных принципов обычно не меняют.
  Его действительно все время неудержимо влекло к женщинам, которыебыли намного моложе. В 1966 году он развелся с Клэр, но ее место в уединенномдоме вскоре заняла 18-летняя Джойс Мэйнард, журналистка, всего на два годастарше Маргарет. А теперешняя жена Сэлинджера – Коллин – на 50 лет младше мужа.Кроме того, в уединенном доме обитают три «пронумерованные» кошки:Китти-1, Китти-2 и Китти-3.
  Вряд ли удивительно, что именно женщины стали главным источникоминформации о «корнишском затворнике». Например, Мэйнард опубликовалав 1998 году воспоминания, в которых привела детали своей связи с Сэлинджером, ав прошлом году с молотка были пущены письма, адресованные ей возлюбленным в70-е годы. Эти послания, впрочем, выкупил известный создатель программногокомпьютерного обеспечения Питер Нортон и благородно вернул автору.
  Так много ли мы знаем о Джероме Сэлинджере? Вероятно, да, нотолько частности. Интересные частности содержит и книга Маргарет Сэлинджер,решившей «выдать папе сполна за свое счастливое детство». Стена ржинесколько расступилась, но главное оставалось скрытым, в том числе для близкихписателя. Насколько известно его дочери, десятилетия добровольного заточения небыли для Сэлинджера бесплодными. Он что-то писал. Но что? По одним сведениям, вящике его стола лежит 20 неопубликованных произведений. А может быть, и ниодного. Он мог печататься под псевдонимом, а мог и просто жечь свои труды. Чтоон оставит, покинув этот мир? Никто не знает этого. Маргарет Сэлинджерпочему-то уверена, что отец не доверит своего творческого наследия ни ей, ни еебрату.
  И все же Джей-Ди не уйдет насовсем. «Над пропастью воржи» до сих пор каждый год расходится 250-тысячным тиражом. А Корниш давноуже перестал быть пугающе безлюдным местом. Деревья, обступившие хижинуСэлинджера, то и дело шевелятся. За ветвями постоянно кто-то есть: репортеры,школьники и романтики, уже вышедшие из школьного возраста, – все они надеютсяхоть мельком увидеть человека, при жизни ставшего легендой.

Кратко:
  Джером Дэвид Сэлинджер, американский прозаик. Родился 1 января1919 в Нью-Йорке. Получил образование в нью-йоркских школах, военном училище итрех колледжах. Его первый рассказ Молодые люди (Young Folks) был опубликован вжурнале «Стори» в 1940. Через одиннадцать лет Сэлинджер выпустил свойединственный роман Над пропастью во ржи (The Catcher in the Rye, 1951), которыйвстретил дружное одобрение критики и остается особенно популярным средистаршеклассников и студентов, видящих в герое, Холдене Колфилде, выразителясвоих взглядов и настроений.
  В 1951 вышел сборник Девять рассказов (Nine Stories). В конце1950-х годов Сэлинджер опубликовал еще четыре повести, все в журнале«Нью-Йоркер», – Френни (Franny, 1955), Выше стропила, плотники (Raise High theRoof Beam, Carpenters, 1955), Зуи (Zooey, 1957). В 1961 две повести появилисьотдельной книгой под названием Френни и Зуи (Franny and Zooey), две другиевышли вместе в 1963. В этих повестях членов высокоинтеллектуальной, утонченнойсемьи Глассов Сэлинджер делает проводниками своих идей – синтеза дзен-буддизмаи христианского мистицизма Л.Толстого. После 1965 Сэлинджер прекратилпечататься и вел жизнь затворника, сочиняя только для себя и отказываясь даватьинтервью.

еще рефераты
Еще работы по биографии