Реферат: Иванов Вячеслав Иванович

Годы жизни: 28.02.1866 — 16.07.1949

Иванов Вяч. И. Портрет работы К.Ф. Юона

Родился в Москве. Отец — мелкий служащий Контрольной палаты, скончался в 1871 г. Мать была дочерью сенатского чиновника; она с детства привила сыну патриархальную веру в Бога и любовь к поэзии. В 1-й московской гимназии, которую Иванов закончил с золотой медалью (1875-1884), продолжали формироваться его характер и гуманитарные склонности. Двенадцатилетним гимназистом он по собственной инициативе начинает заниматься древнегреческим языком. Впоследствии он свободно будет владеть многими европейскими языками, в т.ч. немецким, французским и итальянским. Через два года он внезапно ощутит себя «крайним атеистом». А в 15 лет исчезновение детской наивной веры в Бога обернется духовным кризисом, который через два года выльется в попытку самоубийства. В 1884 г. он поступает на историко-филологический факультет Московского университета, два года учится под руководством историка П.Г. Виноградова. Затем по его рекомендации для продолжения образования Иванов вместе с женой уезжает в Берлин (1886). Переезд за границу (до 1905 г. Иванов в Россию приезжал только на короткое время) совпал у него с новым мировоззренческим кризисом. С одной стороны, его влекло к активной подпольной работе, а с другой — он перестает видеть в ней какой-либо этический и содержательный смысл. В Берлине в течение последующих пяти лет он занимается экономико-юридическими аспектами римской истории под руководством знаменитого историка античности Т. Моммзена. После окончания курса (1891) Иванов начинает готовить диссертацию о римских откупах. В это время он живет в Париже, а затем в Лондоне. С 1892 г. с женой и дочерью поселяется сперва в Риме, а затем — во Флоренции, где он изучает памятники античной культуры. Годы пребывания за границей пробудили у Иванова обостренный интерес к России, он начал изучать Вл. Соловьева и Хомякова. С начала 90-х гг. Иванов увлекается изучением Ницше, который, по его словам, становится «властителем наших дум и ковачом грядущего». Однако увлечение немецким философом вскоре превращается у него во внутренний спор, в котором культу ницшеанского антихристианства и волюнтаризма Иванов противопоставляет вечные христианские ценности.

В 1893 г. в Риме он знакомится с Л.Д. Зиновьевой, что приводит его в 1895 г. к окончательному разрыву с дочерью и женой. В 1896 г. Иванов официально разводится с первой женой, но бракоразводный процесс Зиновьевой из-за требований супруга оставить ему всех трех детей (будущих пасынков и падчерицы Иванова) затянулся до 1899 г. В ожидании юридического расторжения брака Зиновьева и Иванов, скрывая свою связь, вынуждены были скитаться по Италии, Франции, Англии и Швейцарии. В начале 1899 г. они были обвенчаны в греческой православной церкви в Ливорно. Летом 1900 г. он вместе с Зиновьевой посещает в Петербурге философа В.С. Соловьева (первое знакомство состоялось в 1896 г.). В 1895 г. Иванов заканчивает работу над диссертацией, написанной на латинском языке, «Об обществах откупщиков в Риме» (опубликована в Санкт-Петербурге в 1910 г.). В дальнейшем все его жизненные интересы сосредоточиваются на религиозно-исторической и эстетической проблематике, на понимании истории мировой культуры и движения истории как религиозно-мифологического феномена. Он работает в Афинах, посещает Египет и Палестину. В начале века Иванов вместе с женой обосновывается в Женеве, где изучает санскрит.

Ранние стихотворные публикации Иванова в русских журналах «Космополис», «Вестник Европы» остались практически незамеченными. Первый сборник стихотворений «Кормчие звезды» вышел за счет средств автора в Петербурге в 1903 г. Критика устанавливает за Ивановым репутацию «Тредиаковского наших дней». Одновременно Иванов продолжает разрабатывать свои философско-религиозные исследования, связанные с античностью. Весной 1903 г. в Высшей русской школе общественных наук в Париже Иванов читает курс лекций об античном дионисийстве. Здесь же на курсах Иванов знакомится с В.Я. Брюсовым, с которым надолго завязываются дружеские отношения. Летом 1904 г. Иванов с женой гостят в кругу московских символистов, где писатель быстро приобретает заслуженный авторитет. В Москве он знакомится с А. Белым, К.Д. Бальмонтом, Ю.К. Балтрушайтисом, а в Петербурге — с Д. С. Мережковским, 3.Н. Гиппиус и А.А. Блоком. Одновременно он начинает сотрудничать в московских «Весах», надеясь сделать их рупором нового религиозного теургического искусства. Однако его расчеты не оправдались, что, видимо, и побудило его по возвращению в Россию выбрать местом жительства не Москву, а Петербург, в котором ярко разворачивалась общественная деятельность четы Мережковских.

В 1904 г. написана трагедия «Тантал», а в Москве выходит «вторая книга лирики» Иванова — «Прозрачность», с воодушевлением встреченная символистами. В 1904 г. написаны статьи «Поэт и чернь», «Ницше и Дионис», «Копье Афины», «Новые маски».

В июле 1905 г. Ивановы окончательно переезжают в Россию, сняв в Петербурге квартиру на Таврической улице, на последнем этаже в башне углового дома. С начала осени «башенные» среды Иванова становятся одним из наиболее известных литературных салонов российской столицы. В «становище» (так называли Мережковские квартиру Ивановых) шла, по словам Белого, «яркая, но сумасшедшая жизнь». Практически в ней перебывал весь цвет литературно-богемного, артистически-художественного и интеллектуального Петербурга. Ночная жизнь ивановских «сред» привлекала к себе как убеленных сединами старцев, так и разнообразную талантливую молодежь. На «башне» в апреле 1910 г. даже состоялась в постановке Вс. Мейерхольда премьера драмы Кальдерона «Поклонение кресту». Особая атмосфера двусмысленности и утонченного эротизма «башни» и внешнего мира разительно между собой расходились. Собрания на «башне» были прекращены осенью 1909 г., когда заседания «Поэтической академии», преобразованной в «Общество ревнителей художественного слова», были перенесены в редакцию «Аполлона».

В 1907 г. выходит третий поэтический сборник Иванова «Эрос».

17 октября 1907 г. в Загорье, в дальнем поместье Могилевской губернии, от скарлатины скоропостижно умирает на его руках жена, его «Диотима», любить которую поэт продолжал всю свою жизнь. Внезапная смерть близкой женщины потрясла Иванова, и вместе с тем она же явилась поворотным моментом в его творчестве и духовных исканиях. Последующий через два с половиной года, брак на падчерице В. К. Шварсалон, очень похожей на мать, смягчил, но не заслонил живой памяти о Лидии Зиновьевой-Аннибал. Своеобразным итогом жизни на «башне» явились два тома стихов «Cor ardens» (лат. «Пламенеющее сердце»), последовательно появившихся в 1911 и 1912 гг., а также примыкающая к ним книжка стихов «Нежная тайна» (СПб., 1912)—дань любви у «милой могилы» Лидии к ее дочери Вере. «Cor ardens» получило высокую оценку у критиков.

В первое десятилетие нового века Иванов принимает активное участие в работе Петербургского религиозно-философского общества, сотрудничает в журналах «Весы», «Золотое руно», «Труды и дни», «Русская мысль» и др. В 1910-1911 гг. преподает историю древнегреческой литературы на Высших женских курсах. После почти двухлетнего пребывания в Швейцарии и Риме Ивановы возвращаются с годовалым сыном Дмитрием в Россию и поселяются в Москве. Здесь Иванов сближается с кругом лиц, группировавшихся вокруг издательства «Путь»: В.Ф. Эрном, П.А. Флоренским, С.Н. Булгаковым, М.О. Гершензоном, знакомится с композитором А.Н. Скрябиным. В это же время он много работает над переводами Алкея, Сафо (1914), Петрарки (1915). Едва ли не большую славу Иванову, не как поэту, а как одному из главных теоретиков русского религиозного символизма, принесли сборники его разнообразных статей по вопросам религии, философии, эстетики и культуры: «По звездам» (1909), «Борозды и межи» (1916), «Родное и вселенское» (1917); сюда же примыкает и «Переписка из двух углов» (1921).

Уже в 1905 г. Иванов определяет духовный кризис европейской культуры как «кризис индивидуализма», которому должна противостоять религиозная, «органическая эпоха» будущего, возрожденная прежде всего в лице России. Функцию религиозного обновления человечества, по представлению Иванова, берет на себя христианство. Если в работах 1903— 1907 гг. дионисийские и христианские символы переплетаются равноправно, то с 1907 г., в связи с отказом от любых «палингенетических» проектов, дионисийская сфера теряет у него всякую самостоятельную роль.

Иванов переходит к размышлениям о религиозно-мистической судьбе человечества, мировой истории и России («Человек», 1915—1919; Париж, 1939). В поэме «Младенчество» (1913—1918; Пбг., 1918), написанной не без полемики с блоковским «Возмездием», поэт через житейскую мудрость вновь возвращается к блаженным годам своего детства, овеянного романтикой древней любви и божественной вечности. До своего окончательного отъезда за границу (1924) Иванов еще раз возвращается к поэзии и драматургии. Стихотворный цикл «Песни смутного времени» (1918) отразил неприятие Ивановым внерелигиозного характера русской революции. В 1919 г. он издает трагедию «Прометей», а в 1923 г. заканчивает музыкальную трагикомедию «Любовь — Мираж».

После событий 1917 года первое время Иванов пытался сотрудничать с новой властью. В 1918-1920 гг. он являлся председателем историко-театральной секции ТЕО Наркомпроса, читал лекции, вел занятия в секциях Пролеткульта. В это же время он принимает участие в деятельности издательства «Алконост» и журнвлв «Записки мечтателей», пишет «Зимние сонеты». В 1920 г. после смерти жены и неудачной попытки получить разрешение на выезд за границу, Иванов с дочерью и сыном уезжает на Кавказ, затем в Баку, куда был приглашен профессором кафедры классической филологии. В 1921 г. он защищает здесь докторскую диссертацию, по которой издает книгу «Дионис и прадионисийство» (Баку, 1923). В 1924 г. Иванова вызывают в Москву, где он вместе с А. Луначарским произносит в Большом театре юбилейную речь о Пушкине. В конце августа он уже навсегда покидает Россию и поселяется с сыном и дочерью в Риме. До 1936 г. он сохраняет советское гражданство, которое не дает ему возможности устроиться на государственную службу. Иванов не печатается в эмигрантских журналах, стоит в стороне от общественно-политической жизни. Не принимая политики воинствующего атеизма и оставаясь верным себе, Иванов, по примеру В. С. Соловьева, 17 марта 1926 г. присоединяется к католичеству, не отрекаясь (по специальному, с трудом добытому разрешению) от православия. В 1926-1931 гг. он занимает место профессора в колледже «Карло Борромео». В 1934 г. Иванов переезжает в Рим, где и живет до конца своих дней.

В последние десятилетия наблюдается относительный спад его творчества. В 1924 г. он создает «Римские сонеты», а в 1944 г.—цикл из 118 стихотворений «Римский дневник», вошедший в подготовленное им, но изданное посмертно итоговое собрание стихов «Свет вечерний» (Оксфорд, 1962). После смерти Иванова осталась незаконченной начатая им еще в 1928 г. 5-я книга прозаической «поэмы» «Повесть о Светомире-царевиче». В последние годы Иванов продолжает публиковать в иностранных изданиях свои отдельные статьи и работы. В 1932 г. он издает монографию на немецком языке «Достоевский. Трагедия — миф — мистика». В 1936 г. для энциклопедического словаря Трекани Иванов на итальянском языке пишет статью «Символизм». Затем для других итальянских изданий: «Форма зиждущая и форма созижденная» (1947) и «Лермонтов» (1958). В последних двух статьях он возвращается к размышлениям о Софии в контексте мировой и русской культуры. В 1948 г. по заказу Ватикана он работает над вступлением и примечаниями к Псалтири. В последние годы жизни вел уединенный образ жизни, встречался с М. Бубером, Ж. Маритеном, Г. Марселем, из русских — наиболее часто с Мережковскими. Умер в Риме.

еще рефераты
Еще работы по биографии