Реферат: Хип-Хоп, как стиль жизни

МОУ «Общеобразовательная гимназия №3»

Реферат

по обществознанию

на тему

Выполнил:

Ученик 11 «В» класса

Беляевский Антон

Руководитель:

Учитель по обществознанию Романова Вероника Станиславовна

Архангельск 2003

Содержание

1) Введение 3

2) Зарождение Хип-Хопа: 3

а) История брейк-данса 5

б) История граффити 6

в) Возникновение рэп музыки 8

3) Русский Рэп: 11

а) группа Bad Balance 11

б) Лигалайз 19

в) Судьба Михея 21

г) Всё ровно! 22

4)Исследование 25

5) Заключение 26

Список использованных источников 27

1) Введение

Для того чтобы начать изучение истории развития хип-хопа, необходимо ознакомиться с таким направлением в музыке, как РЭП, что с перевода буквально означает – ритмическая поэзия (легкий удар палкой).

Большинство из нас знакомо с творчеством таких исполнителей, как Борис Гребенщиков, Виктор Цой и многие другие, чьи произведения мы относим к рок-поэзии. На протяжении многих лет учеными, как литераторами, так и лингвистами изучалось их творчество, и все мы привыкли считать их “ассами” своего дела.

В 90-х годах ХХ века произошли изменения в области политики, экономики и культуры нашей страны. Из разных стран в Россию “привезли” то, что было для наших родителей и для нас неведомо на протяжении всей жизни. То же самое касается культуры и музыки.

Сначала мы рассмотрим, как всё это происходило в Америке – настоящей родине Хип-Хопа, а затем проанализируем, как Хип-Хоп культура появилась в России. Итак, поехали…

2) Зарождение Хип-Хопа

История хип-хопа, как можно вычитать из большой красной советской энциклопедии, началась в 1969 году в Южном Бронксе — черном гетто Нью-Йорка. Правда, словца «hip-hop» тогда еще не было — DJ Африка Бамбаатаа выдумал его пять лет спустя, когда повзрослевшая культура уже нуждалась в общем названии. А в 1969-ом другой легендарный DJ, Кул Херк, придумал другое слово: «b-boys» — сокращение от «break boys» — «парни, пляшущие в брэйках».
Всякая субкультура начинается с имени. Битники, хиппи, панки, растаманы, даже русские нигилисты прошлого века — все осознавали себя движением лишь после того, как обыватели нарекали их какой-нибудь оскорбительной кличкой. Это естественный ритуал — в Африке младенец не считается человеческим существом, пока община не даст ему имя.
И вот Кул Херк придумал словечко «b-boys». Его оригинальное содержание было невинным, но общество, как всегда, расшифровало по-своему, восприняв молодую дискотечную поросль как «bad boys» — «хулиганье». Их подружек обыватели окрестили «flygirls» — «мушки», смазливые, броско одетые уличные девчонки, что-то типа одесской «марухи» или «шмары». Как всегда бывает, молодежь гордо подняла эти погонялки на знамя — и культура хип-хоп вылупилась на свет.

А подоплека была такая: Кул Херк перебрался в Бронкс с Ямайки — и принес с собой традицию кингстонских уличных танцулек, на которых DJ крутит пластинки с рэггей-минусовкой, а поэты вживую начитывают речитатив. Но главное было не в музыке, а в уличности, независимости этих мероприятий и ведущей роли ди-джея. До того американский DJ был бесцветной наемной лошадкой в больших клубах и ставил то, что хотят хозяева — а они любили нудную белую попсу. На Ямайке же DJ был королем, хозяином саунд-системы — музыкальной студии, вокруг которой вертелась вся молодежная жизнь. Он сам устраивал пати, давал микрофон в руки уличных поэтов или лично прогонял пламенные «раста-телеги».
Кул Херк открыл в нью-йоркских гетто — эру дешевых подпольных вечеринок. Не то чтобы в Нью-Йорке все были такие тупые, что сами додуматься не могли (запевалами нового движения были также Pete DJ Jones, DJ Hollywood, Eddie Cheeba, «Love Bug» Starski и прочие местные братья) — просто Кул Херк вовремя оказался там, где его ждали. Черные и пуэрториканские подростки сотнями набивались в подвалы и заброшенные дома, где проводились самопальные пати, толпились у дверей клубов, где играли их любимые ди-джеи. Собственно, там и родилась как таковая клубная культура. Кул Херк первым притащил на вечеринку две вертушки и начал пускать музыку нонстопом. Для этого пластинки пришлось сводить — DJ стал творцом, артистом, харизматическим лидером. Вскоре его стали величать MC («master of ceremonies» — «церемонимейстер»). И хотя словцо было взято из телевизора, где оно применялось к местным якубовичам, фанаты Кул Херка вернули ему древнюю сакральную торжественность.
Для черной общины все это было культурной революцией. До хип-хопа организующим началом, глашатаем и правительством негритянских гетто были черные радиостанции. На самом деле, это было очень хорошее радио. Мы, привыкшие к казенным радиоточкам и заводным FM-попугаям, о таком не слыхали. Это были маленькие станции, жившие одной жизнью с гетто, обсуждавшие всамделишние разборки, крутившие любимую музыку и, главное, поддерживавшие некий местный климат, заставлявший людей чувстовать себя дома. По сути они и делали гетто общиной. Радио ди-джей назывался «griot» — «рассказчик», его истории были культурной пищей сообщества. (Он был чем-то вроде сказочника — специального человека, имеющегося в каждой африканской деревне: по вечерам он пересказывает односельчанам вечные мифы, объясняющие законы их жизни, — и в спорах, сопровождающих каждый такой рассказ, осязается людская сопричастность.)
Телевидение или крупные станции могли быть популярнее в гетто, чем местное радио, но верила черная публика своему гриету. Так что, когда вожди народа вроде Мартина Лютера Кинга хотели донести что-нибудь до негров на местах, они писали обращение к ди-джеям. А фанк-звезды, начиная с Джорджа Клинтона, чтобы подчеркнуть общинность своей музыки, стилизовали альбомы под радиопередачи. (Потом это стало общей модой — даже наш Гребенщиков, не подозревая о первичном смысле приема, записывал между песнями эффектные радиошумы...)
Так было до начала 70-х, когда душевный мир черного радио стал разваливаться. Черные станции, добившись долгожданного равноправия и признания со стороны белых, начали хорошо зарабатывать на рекламе, богатеть и ориентироваться на среднестатистического слушателя. В эфире застучало белое диско. Гриеты еще плели свои расказни, но развитие остановилось. А молодежи все это уже стало казаться надоедливой банальностью. Она осталась одна.

Тут-то и появился Кул Херк со своими маевками. Он крутил родной черный фанк типа Джеймса Брауна или «Sly & Family Stone», соул и ритм-н-блюз. Вскоре для удобства танцоров он начинает повторять инструментальные перерывы (брейки) между куплетами и играть каждый брейк минут по десять. В это время публика расступалась и крутые плясуны по очереди показывали сверстникам свои способности. Их-то Кул Херк и прозвал би-боями. Сам танец, соответственно, получил имя «break-dance».
Году к 1972-му b-boys и flygirls стали оформленным движением — со своей музыкой, одеждой и «оторванным», бесшабашным стилем жизни. Десятилетие спустя этот стиль был заснят в наивном, но культовом фильме «Beatstreet»: малолетние негритята и латиносы живут неизвестно где, тусуются по каким-то зимним нью-йоркским помойкам, пар изо рта идет, воровато встряхивают свои баллончики, чтобы заграфитить очередную стенку или машину — и беспрерывно танцуют...
Легендарный отец панка Малькольм Макларен, первым из белых продюсеров обративший внимание на молодое брейкерское племя, описывал ту атмосферу так:
«Однажды в Нью-Йорке я увидел большого черного человека, который прогуливался в майке „Never Mind The Bollocks“. Мы разговорились, и он мне сказал, что очень любит „Sex Pistols“ — не музыку, а идею, — и пригласил на свою вечеринку в этот же день. Звали его Африка Бамбаата. Я тогда плохо знал Нью-Йорк и два часа ловил такси, потому что никто не хотел ехать в Южный Бронкс. В конце концов, один таксист сказал мне: „Садись, закрывай все окна, прячь свои деньги в носок. Но имей в виду: назад ты никакого такси не поймаешь — их там не бывает.“ Когда мы приехали, уже темнело. Я вышел из машины, чтобы посмотреть тот ли адрес, но когда обернулся, ее и след простыл. Вокруг высились большие нежилые дома с черными проемами окон. Никакой вечеринки видно не было, зато вокруг было много черных парней. На самом деле я немного испугался. И тут я услышал звуки музыки, они доносились оттуда же, откуда струился маленький лучик света. Наконец я увидел грубые столы, на которых стояли вертушки. Черные люди, крутя пластинки, перебрасывались микрофоном и что-то дико кричали в него поверх играющей музыки. Человек, который пригласил меня, стоял надо всем этим, скрестив руки на груди, как повелитель всего этого кромешного ада. И вот я стою рядом с Африкой Бамбаатой и вижу колышущийся океан танцующих людей. Играют пластинки Гарри Ньюмена, „The Cars“, Джеймса Брауна. Двое его здоровенных дружков зажигают факелы, устанавливают их на полу, люди начинают расступаться, расчищая место — и эти парни начинают танцевать на голове! Мне стало казаться, что я не в Нью-Йорке, а в африканских джунглях. Это было очень натурально, первобытно, вдохновляюще...»
Парубки тусовались в спортивных костюмах, дутых болониевых жилетках, бейсболках набекрень и огромных белых кроссовках с длинными язычищами. Дивчины — в таких же жилетках и сочных облегающих лосинах. Потом этот наряд станет парадной униформой хип-хопа, а белоснежные адидасовские шузы — таким же культовым символом поколения, как шляпа для ковбоев. Игрушечный кроссовок будут носить на груди вместо крестика. Но поначалу культового значения этой одежде никто не придавал – «треники» одевали, чтобы плясать было удобнее, а ди-джеи по-прежнему рядились во фриковые, карнавальные костюмы в стиле фанк.
В костюмах b-boys и flygirls тоже встречались придурошно-фанковые детали — типа толстенных «золотых» цепей с массивным знаком $ на груди или узких пластмассовых очков — тех, что в перестройку у нас назывались «лисками». В сочетании со спортивным костюмом голды походили на золотые медали олимпийских чемпионов, что гарлемским хлопцам, конечно, очень нравилось.
Но главным ингредиентом в том «винегрете» был, естественно, танец. Это был универсальный язык, выражавший все чувства, расставлявший людей по местам, отделявший братьев от всего остального города и делавший их могучими колдунами тех джунглей. Танец был ключом к миру, непонятным для родителей, рассказом нового гриета. В каждом брейке танцоры устраивали ритуальную битву перед лицом Господа и подружек. Это был переоткрытый заново древний обряд, бессловесная молитва, соткавшая в гетто новую религиозную реальность.
Сам по себе брейк-данс, конечно, не был новостью. «Впервые он был описан в прошлом веке в Новом Орлеане, как „kongo square dance“. На площади „Kongo Square“ собирались отдохнуть, повеселиться и посостязаться в танце рабы. Особенно распрягались они на ежегодном карнавале „Марди Грасс“ (существующем, кстати, по сию пору), где устраивались даже командные соревнования — с делением по сохранявшемуся еще тогда этническому принципу. Но смутные упоминания об акробатических танцах рабов встречаются и раньше, а схожие элементы хореографии встречаются как в Африке, так и среди диаспоры. (Например, в черной Бразилии бытуют „капоэйра“ — близкая к брейку смесь танца с боевым искусством и „дезафиу“ — жанр, аналогичный рэпу.)»

«Вэйвинг», при котором тело движется свободными волнами, очевидно, возник как ритмический «припев» к тикингу. В том же 1969 году Дон Кэмпбел, собрав разные буги-фортели, создал «кэмпбэллок» — попсовый вариант народного танца. Вскоре его название трансформировалось в «locking», а сам стиль стал сценическим стандартом для черных певцов (большинство звезд MTV типа Джанет Джексон до сих пор так и движутся).
А в дискотечный брейк лос-анжелесский буги пришел в основном в виде стиля «робот». Те, кто «тусовался» в перестройку на Арбате, его помнят: белые перчатки, темные очки и непроницаемая физиономия. «Робот» был танцевальным воплощением мифологии фанка.

Придуманный Джорджем Клинтоном научно-фантастический миф гласил, что в Золотом Веке Фанка на земле жили танцующие народы, которые не стыдились своих желаний и не пытались ничего контролировать. И «свобода была свободной от необходимости быть свободной». Так было, пока власть не захватили священники и политики во главе с сэром Ноузом. Они принесли с собой Принцип Удовольствия и привили людям желание владеть и править. Люди стали жирные, злые и натянутые — а танцевать разучились. Немногие староверы хранили в тайне секрет девственного фанка, но в мире власти и жадности это было все труднее и труднее. Тогда последние ревнители древнего благочестия сели на космический корабль «Mothership» и улетели. И вот теперь, тысячелетия спустя, апостолы фанка возвращаются, чтобы снова научить людей танцевать. Инопланетяне на летающих тарелках, о которых пишут в газетах, — это и есть те самые посланцы. Их, собственно, стиль «робот» и изображал.
Напихав в негритянские головы таких идей, Клинтон плотно подсадил братьев на «сайнс-фикшн». Каждый фанк-концерт превращался в коллективную торжественную встречу пришельцев. «Mothership» ассоциировался у черной публики с мамой-Африкой, в которую не нужно возвращаться, — она сама вот — вот явится тут… Футуристическая идеология фанка повлияла не только на танец, но и на музыку хип-хопа — а именно на нежную любовь ко всякого рода микшерам, сэмплерам, ревербераторам и драм-машинкам. Что же касается брейка, то нью-йоркские би-бои довольно быстро освоили буги, и из двух стилей синтезировался всеми любимый танец. Третьим его компонентом стали стилизованные приемы ушу из репертуара Брюса Ли — например, эффектный подъем с пола пружинистым прыжком.
Году к 72-му в Бронксе и Гарлеме было уже полно брейкерских бригад (нью-йоркское «crew» значит то же, что и лос-анжелесское «clic», — бригада, артель, банда), деливших территорию города и танцевавших каждая на своем перекрестке. Между делом они гоняли на роликах (экзотическая штука в то время) и графитили стены. Бригады постоянно разваливались и, перетасовавшись, собирались под новым названием — всего их была не одна сотня. Самыми известными, существующими и по сей день, стали легендарные «Rock Steady Crew» и «New-York City Breakers». Именно их ритуальные «битвы» позднее будут засняты на видео и, облетев весь мир, встряхнут миллионы подростков, как электрический ток. К «Rock Steady Crew» принадлежал и самый знаменитый брейк-дансер на белом свете, латинос по кличке Крэйзи Легз — впоследствии лауреат всяческих престижных хореографических наград, педагог и заслуженный би-бой Соединенных Штатов.

История граффити.

Другой всем известной ипостасью раннего хип-хопа было граффити. Родилось оно году в 70-м, когда 16-летний негр Деметривс из Вашингтон Хайтс стал метить стены нью-йоркского даунтауна своей кличкой — Taki 183. Такая метка называлась «тэгом» и представляла собой классический пример би-бойских кличек. Она складывалась из собственно псевдонима и номера родной улицы: Lenny Len Lake 2, Rip 7, Tracy 168 и так далее. Иные би-бои выдумывали себе крикливые прозвища в духе индейских вождей — тот же Crazy Legs или, к примеру, The Man With a Thousand Moves...
Сам по себе тэг искусством не был — он, собственно, ничем не отличался от каракуль наших подъездных королей — «Вована» и «Лысого». Taki был ничуть не изобретательней остальных — писал простым маркером и без «наворотов». Но Taki был маньяком: своим тэгом он изгадил пол-Нью-Йорка, заслужив всенародную славу (в 1971 году «The New York Times» напечатала о нем большую статью) и бросив вызов остальным би-боям.
Началось соревнование — каждый стремился наляпать свой тэг на более видном и неожиданном месте, сделать его больше и красивее. По сути это было такой же формой карнавальной перебранки, как брейк или рэп. Очень быстро тэги превратились в настоящие картины («pieces» — вероятно, от «masterpiece» — «шедевр»), с персонажами и индустриальными пейзажами. Лупоглазые персонажы-караксы (от «characters») обычно брались из американских комиксов или японских мультиков-манга.
Скоро в ход пошли пульвера (как правило «крилон») и через несколько лет все тэги стали цветными. Но по началу культовым оружием граффитистов были самодельные маркеры — в банку из-под дезодоранта напихивалась «копирка» и заливалась спиртом с ацетоном; отверстие затыкалось старым носком. Не удивительно, что с такой штуковиной в кармане би-бой чувствовал себя анархистом-бомбометателем. Рисовать граффити на слэнге стало называться «to bomb»...
Зато на кисти существовало табу — художник, застуканный за работой кистью, дисквалифицировался. Картины рисовались сразу и набело — спреем картину не подправишь. Мастерство граффитиста заключалось в твердой руке и умении подбирать цвета и распылители; грамотные бомберы знали бездну номеров, обозначающих оттенки крилона.
К 1972-му в городе появилось несколько граффити-бригад — «The EX Vandals», «The Soul Artists», «United Graffiti Artists». В том же году би-бой Super Kool 223 додумался надеть на пульверизатор распылитель от крема «Gilette». Это дало широкие ровные полосы, и Super Kool нарисовал первую большую цветную картину, превратив граффити в монументальное искусство в духе Сикейроса.
Один за другим возникали новые стили написания тэгов: Phase 2 придумал пузатый шрифт «bubble letters»; Blade и Comet — огромные «плоские» черно-белые буквы «blockbuster»; потом появился, объемный шрифт «3D», придуманный King 2 и Pistoll; и наконец возник самый сложный — «wildstyle», в котором буквы, хитро переплетаясь, складываются в абсолютно нечитаемую паутину — почище китайских иероглифов и арабской вязи.
Между стилями и бригадами шла постоянная борьба, запечатленная в знаменитом фильме «Style Wars» (название взято из одноименного графита работы Knock, посвященного той же теме). Часто соперничество вело к замалевыванию чьих-нибудь картин собратьями по цеху. Одна из бригад даже так и называлась — «Т.С.О.» («The Cross Outs»- «рисующие поверх»), другим известным вандалом был би-бой Cap, а шрифт «blockbuster» изобрели специально для таких подлостей.

Конечно, «кросс-аут» был занятием в высшей степени рискованным — смельчака могли покалечить. Но если бы не дух храбрости и оголтелости, витавший тогда над гетто, — вообще бы не было никакого граффити.
Вскоре бомберы взяли в художественный оборот личный автотранспорт и вагоны метро. Год спустя би-бой Riff продемонстрировал пассажирам первый полностью (top-to-bottom) разрисованный вагон, а Flint 707 «разделал под орех» чью-то машину, создав «top-to-bottom-whole-car».
Публика «обалдела» — журнал «New York Magazine» учредил ежегодную Премию Таки за лучший граффит, а власти объявили бомберам войну. Носить в кармане баллончик стало опаснее, чем пистолет. Десять лет спустя, в 1983-м, художник Майкл Стюарт, застигнутый полицией за бомбингом, был забит до смерти. Брейкерам запретили танцевать в метро. Мэр Нью-Йорка Эд Коч выделил 22 миллиона долларов на строительство двойного забора с колючей проволокой вдоль всех линий подземки. Между рядами забора было установлено патрулирование копов с собаками. Фирма «MTA» изобрела специальную машину «Buffen» для очистки вагонов от живописи, и мэрия закупила десятки таких машин. Вскоре выяснилось, что после общения с «Buffen» вагоны начинают безутешно ржаветь, чахнут и умирают.
Короче, войну власти проиграли – 1981 год, год наибольших репрессий, был для граффити самым продуктивным. У брейкерских бригад стало хорошим тоном устраивать «битвы» в сабвее, под носом у полиции — и разбегаться при ее приближении. «Whole-car» — роспись плохо стоящей машины — тоже стала видом благородной охоты. Кроме того, в ответ на гонения бомбинг приобрел идеологическое содержание и стал для черной молодежи формой революционной борьбы. Как объяснял в интервью политграмотный би-бой Дж.Уолтер Нигроу: «Хитрость в том, чтобы нарисовать там, где они не достанут. И когда Вавилон падет в огне, останется свидетельство того, что не все здесь были болванами...»

Возникновение рэп-музыки.

Yes Yes Y'all,
Yes Yes Y'all,
One Two Y'all
To The Beat Y'all!

Хотя слово «рэп» и описываемая им ритуальная перебранка существовали в черном фольклоре давным-давно. Рэп вообще стар как мир и в той или иной форме существует в любой традиционной культуре. В доисламском арабском мире подобный жанр процветал на ярмарках. Каждый бедуинский клан выставлял своего поэта-ритора, который начитывал импровизационную ругань ярко выражено сакрального характера. Дело обычно кончалось массовой резней. Такие же состязания, называемые «ямб», имели место в Древней Греции на праздниках в честь Диониса и Деметры. В древнескандинавской традиции они известны как «mannjafbr» («тяжба мужей»), — обязательный элемент святочных игр. В одной из эддических песен, «Песне о Харбарде», в бранном поединке сходятся боги Один и Тор. Другая песнь — «Lokasenna» — специально посвящена такой сваре. Там хулиганский бог Локи на пиру богов нарушает ритуальный мир и начинает со всеми ругаться. В староанглийском языке было специальное слово, аналогичное «рэпу», — «yelp». В древнегерманском это «gelp», в старофранцузском — «gab». Михаил Бахтин в своей великой книжке о Франсуа Рабле подробно описывает этот самый «gab» на праздничных парижских площадях.
«Корни собственно рэпа теряются в африканской традиционной культуре: состязаниях на ритмичность между детьми и празднествах культа плодородия. Из последних, видимо, что перешли в рэп ритуальные кощунства и другие элементы карнавального действа: иронические славословия и проклятия.
Обрывочные сведения о подобных рэпу состязаниях среди афро-американцев встречаются давно, но научно рэп и его формы (»dozens" и «signifying», также называемые «talking shits») были впервые описаны в 30-е годы в Гарлеме и Южном Бронксе. Подростки соревновались в том, чтобы как можно четче и ритмичнее сымпровизировать по определенным строго каноническим правилам стихотворный текст, состоящий из поочередно проговаривавшихся трех четверостиший (отсюда «dozens» — «дюжины»). Два соперника по очереди во все нагнетающемся ритме обменивались dozens, пока кто-то один не сбивался либо риторическое превосходство кого-то не становилось очевидным. Целью рэпа было как можно сильнее оскорбить противника. Зачин (первое четверостишие) был посвящен бахвальству: прославлялись достоинства импровизатора с сильными преувеличениями. Затем следовал столь же преувеличенный презрительный отзыв о сопернике и удивление, как он осмелился состязаться с лучшим в мире мастером рэпа, могучим виртуозом. Дальнейшие четверостишия — а их могло быть сколько угодно — строились следующим образом — события жизни квартала, жизненные наблюдения, идеи «Black Power» и вообще все, что могло придти в голову.
Так могло продолжаться часами, и если победитель не выявлялся, то дело решалось дракой с участием болельщиков".
Этнографы описывали dozens как ритуал. Психологи же отмечали его сходство с новейшими психотерапевтическими практиками, при которых терапевт и пациент погружаются в транс и врач начинает по полной программе опускать больного, снимая в нем внутренние зажимы и делая способным к инсайту. При грамотном подходе после такого сеанса пациент чувствует себя не униженным, а свежим и полным вдохновения. Стоит вспомнить, что по статистике самоубийств афро-американцы находятся на одном из последних мест в мире, — и это при повальной криминальности и наркомании...
«Signifying отличался от dozens большей свободой импровизации: применялось синкопирование и намеренное искажение ритма, при которых импровизатор преодолевал головокружительные по сложности пассажи, чтобы выбраться из них и вернуться к изначальному ритму. Signifying близок к русской скороговорке. Такая скороговорка насчитывает десятки строк, причем верхом совершенства считается использование единственной рифмы на протяжении всего текста...»

Вот эти жанры и стали постепенно расцветать на нью-йоркских дискотеках.

Традиции фанк-концертов, на которых публика поет не меньше, чем музыканты на сцене, обязывали би-боев перекрикиваться с ди-джеями. Это заставило всех вспомнить про dozens. Постепенно рэперы стали вылезать к ди-джейскому микрофону и по очереди начитывать свои рифмы. Все это, разумеется, делалось импровизацией — читать по бумажке было бы смертным грехом. Способности черных хлопцев к спонтанной поэзии поражают. Но надо сказать, что наши собственные бабули и дедули умели то же самое: частушки, исполнявшиеся на деревенских «беседах» тоже были чистой импровизацией — никто их заранее не писал. Вообще, частушки, певшиеся по очереди, как вопрос-ответ, удивительно похожи на рэперскую перебранку, а «беседа», мало чем отличалась от гарлемских пати.

Конечно, каждый рэпер втихаря готовил «домашние задания» — выдумывал рифмы и темы для следующего пати; Mele Mel, один из первых чтецов, признавался, что просиживал за этим занятием по-полдня. Но зато и отдача была фантастическая: ранние рэперы проводили у микрофона не час и не два, а всю ночь — нонстопом… И всю ночь нужно было читать так, чтобы держать публику в напряжении и «качать» танцпол. «We born to rock the world!» — пел потом этот самый Mele Mel и в общем не заливал.
В 1976 году Африка Бамбаатаа начинает делать длинные миксы и вскоре сводит свой самый знаменитый бутерброд — накладывает ломаный ритм фанка на пьесу «Trans-Europe Express» группы Kraftwerk, лидеров немецкого электронного авангарда. В результате на свет появляется новый музыкальный стиль — «электро-фанк» или просто «электро» — священная музыка брейкеров, та самая, под которую юная Москва плясала в эпоху борьбы с пьянством и социализмом.
В то же году ди-джеи Grandmaster Flash и Grand Wizard Theodore одновременно изобретают скрэтч. Кроме того, Грэндмастер Флэш придумывает способ автоматически зацикливать брейки — что создает невиданные возможности для би-боев и рэперов. Последние постепенно выходят на авансцену и, спустя пару лет, становятся главными фигурами пати, неблагодарно задвинув MC на задворки.
Тем же летом Грэндмастер Флэш и Кул Херк выносят вертушки в парк и открывают практику «опэн-эйров» — танцулек на открытом воздухе. Там, под сенью деревьев, Флэш и его дружок Ковбой сходятся с Меле Мелом и еще тремя настоящими пацанами и при помощи драм-машины, микшера и вертушек создают первую на свете рэп-группу «Grand Master Flash & The Furious 5».
Строго говоря, рэп под музыку записывали и раньше. В середине 60-х черный поэт-битник Амири Бараку (ранее известный как Лерой Джонс) сочинил рэпообразную поэму «Black and Beautiful» и выпустил на независимой студии «Джихад» пластинку с ней. Спустя какое-то время его товарищ Хаки Мадхубути (не волнуйтесь — это тоже псевдоним) издал пластинку своих стихов «Raping and reading» в сопровождении «Ансамбля африканских освободительных искусств». Наконец, в 1968 году три черных интеллектуала с абсолютно невыговариваемыми именами создали группу «Last Poets» и записали несколько революционных рэп-альбомов. Название «Последние Поэты» было взято из поэмы южноафриканского пиита Вилли Кгоситсайла, писавшего, что время стихов прошло и место поэта — на баррикаде. «Last Poets» тоже считали себя последними буревестниками черного мятежа. В альбоме «Niggers are Scared of Revolution» они на чем свет честили малохольных братьев:

«Запуганные революцией, запуганные комплексом Бога белого человека, запуганные метро, запуганные друг другом, запуганные собой, запуганные когтями американского орла. Риторика сделала вас психами, барабаны заставили продать ваши пальцы. Поэзия, как гашиш, вознесла вас на мягких подушках в самые прекрасные выси...»
В начале 70-х «Last Poets», как и обещали, бросили поэзию, взялись за оружие — и вскоре один из них сел за вооруженный грабеж магазина. Не ведали они, что настоящая, черная революция будет делаться теми самыми стихами, а их группу рэперы будут благодарно величать «первыми поэтами»...
Вообще история хип-хопа — уникальный пример того, как буквально за одно поколение босяцкий фольклор становится поп-мэйнстримом, дворовые скоморохи — суперзвездами, а горячая каша традиции отливается шоубизнесом в формы массовой культуры.
Хип-хоп действительно стал новой точкой сборки черной общины, создав культуру всеобщего участия. Чуть раньше такая же история произошла с рэггей на Ямайке: туристов поражало, что любой кингстонский подросток хуже или лучше, но разбирается в технологии изготовления рэггей-записей и канонах стихосложения и начитки. В то время как в нормальных странах большинство людей являются потребителями музыки, здесь все поголовно были ее производителями. Каждый паренек был так или иначе связан с какой-нибудь саунд-системой: играл в группе, двигал рычажки на пульте, крутил пластинки, начитывал текст или на худой конец таскал колонки на вечеринках. Конечно, такой расклад возможен только во времена культурных и религиозных взрывов, когда высвободившаяся в музыке энергия манит людей, как магнит железную стружку.
1976 год в Бронксе был таким временем. Все плясали, бомбили, сводили, все друг с другом конкурировали, всем было друг до друга дело. Покрытые тэгами поезда катались из одного района в другой, донося информацию о незнакомых художниках и связывая город в единую студию. А мемориальные граффити (картиры, посвященные умершим или погибшим би-боям, музыкантам или просто членам уличных банд) как бы воссоздавали в гетто традиционную африканскую общину, мыслящую себя как соседство живых, умерших и тех, кто еще не родился. (Увы, одним из первых мучеников хип-хопа, запечатленным на поминальных фресках, стал DJ Кул Херк — в 1977 году он был зарезан на пороге клуба во время собственной вечеринки. Но скучно на небесах ему не было — с каждым годом скорбных картин становилось все больше...)

MC стал новым сказочником, хип-хоп — новым мифом и культурным минимумом, определяющим бытие человека в общине. У древних греков таким же минимумом была эпиграмма — она воплощала в себе их риторический рационализм, кодировала структуру мышления. У японцев времен Басе ту же роль играла хокку. Знание их канонов было минимумом, необходимым для принадлежности к той или иной культуре, общине, полису. В Гарлеме и Бронксе эту роль играл рэп — если ты мог ответить на чужой dozens – значит, ты понимал окружающих, участвовал в общей захватывающей жизни, чувствовал себя дома.
Тем временем хип-хоп менялся. В 1974 году DJ Африка Бамбаатаа, бывший в прошлом атаманом уличной банды «Black Spades» («черные совки»), создает полурелигиозную организацию „Zulu Nation“ (а вернее, коренным образом реформирует одноименную группировку футбольных фанатов) — и тем кладет начало идеологизации хип-хопа. Собственно, тогда же появляется и само понятие „хип-хоп“, объединяющее музыку, танец, стиль жизни и идеологию.
Задачей „Zulu Nation“ было культивирование брейка, рэпа, граффити и других „африканских“ искусств — с целью воспитания в черных парнях национальной гордости и отвлечения их от бессмысленной агрессии, преступности, и кокаина. Основываясь на личном опыте, Бамбаатаа призвал «братков» воплощать агрессию в рэпе — ибо это ведет к подлинной африканской духовности.

После второй мировой войны в джаз приходит би-боп — и вместе с ним новый образ черного музыканта. Вместо добродушного улыбчивого Луи Армстронга на сцене появляется загадочный, агрессивный, полусумасшедший артист типа Паркера или Мингуса. С этого момента „Нация Ислама“ становится повальным увлечением черных музыкантов — исполнителей би-бопа, фри-джаза и соул.

В 1984 году балетный театр Сан-Франциско открывает сезон гала-концертом сорока шести брейкеров, сотня би-боев выступает на закрытии лос-анжелесской олимпиады. По стране катит первый коммерческий хип-хоп тур. В Лос-Анжелесе открывается легендарное радио KDAY, вещающее чистый хип-хоп. „Rock Steady Crew“ организуют театральную компанию „Ghettoriginal“, организующую брейк-гастроли по всему миру.
Вскоре на стадионе в Филадельфии перед 20 тысячами восторженных негров „Run DMC“ исполняют хит „My Adidas“, скидывают свои кроссовки и швыряют в толпу. Процесс снимается телевидением. Ушлые рэперы переписывают кассетку и посылают в Германию — чтобы «фирмачи» порадовались. „Adidas“, конечно, выпускает по этому поводу три новых модели. Миллионы родителей по всему миру мучаются от детских истерик и пытаются понять, чем же эти кроссовки лучше остальных. „KRS One“ делают рекламные джинглы для „Nike“ и „Sprite“. Хип-хоп стремительно превращается в коммерческую игру…

3) Русский рэп

Теперь можно проанализировать, как хип-хоп пришёл в Россию. Сразу становится заметно, что этот новый стиль пришёл после ухода коммунистов от власти. Тогда, когда появилась некая свобода мысли и слова, и образовалась группа BadBalance.

Основатели российского хип-хопа – группа Bad Balance

В России рэп появился только в конце восьмидесятых — конце девяностых годов. Сформировалась так называемая первая волна русского рэпа. Группы, создававшиеся тогда, были чистейшим underground'ом, основавшемся только на собственных амбициях и стремлении продвигать культуру Хип-Хопа в России. Группа Bad Balance образовалась именно в тот период, и является одной из самых старейших отечественных рэп-групп. Bad B, в какой-то мере, можно считать отцами-основателями русского рэпа, как такового…

:: История названия группы ::

История группы Bad Balance начинает свой отсчет с лета 1989 года, когда в город Санкт-Петербург из славного украинского города Донецка приехал поступать в Университет Гуманитарных Наук Влад Валов (более известный сейчас, как Мастер ШеFF). Следует сказать, что до этого Влад был участников break-dance команды 'Белые Перчатки', с которой он ездил по различным фестивалям, проводящимся в стране. Так вот, в Питере Влад встретился с LA'ем, они познакомились, хорошенько попили крепкого питерского пивка и, увидев общие интересы, решили создать танцевальную группу, которая способна была бы убрать всех в стране по брейк-дансу. Необходимо напомнить, что в то время был очень популярен этот танец и часто проходили серьезные breaking battle's, примерно раз в два месяца, практически по всем городам страны и ближнего зарубежья. ШеFF и LA целый месяц парились над названием, были прочитаны многие книги, перелистаны словари и старые писания. Таким образом, 20 сентября 1989 года было придумано название группе…

А легенда, на самом деле, такова: ШеFF приобрел себе высокие тапки фирмы New Balance, которые тогда достать было просто невозможно. LA'ю они тоже нравились и когда появились вторые тапки этой фирмы у ШеFF'а, LA замутил их на свой пуховик. Но тапки эти оказались просто подделкой и буквально развалились на глазах, а через несколько дней полностью убились. Исходя из этих событий и было придумано название группе. ШеFF'у вообще нравилось слово 'баланс' (Balance), а у LA'я по этому поводу возникало совсем другое слово — Bad. И тут сразу все стало на свои места. Сегодня много улиц страны знают имя Bad Balance, которое уже стало легендарным среди поклонников Хип-Хопа…

:: Так зарождался стиль, первые расклады ::

»Так зарождался стиль, первые расклады. Вспоминать почаще надо, не помешает…", — такие слова были произнесены Влади из ростовской группы «Каста» в одной из его песен. Между прочим, весьма правильные слова. Ведь для того, чтобы понять то, что происходит сейчас с группой, надо знать историю, чувствовать все тонкости и этапы развития команды.

Итак, начнем. Конец 1989 года. Собирается команда. Первыми присоединились Лага и Swan, так был сделан первый постановочный номер под названием «Казаки». Это был сложный танец в стиле locking, который сразу поставил высокую планку Bad B. Затем следует череда выступлений на различных break-dance фестивалей, проводимых по всей стране, где занимала только первые места, никому не отдавая своего первенства. Через несколько месяцев к команде присоединились Скаля и Бармалей и совместно с ними были сделаны еще два непобедимых номера высокого (на тот момент, конечно) качества: 'Ленинградские ковбои' и 'Лалыбай'. С этого момента все брейкеры страны ехали на фестивали с одной надеждой, убрать Bad Balance, но это так никому и не удалось.

В начале 1990 года в Bad Balance приходит новый человек Wolf, известный как первый DJ страны, который сделал аппарат для скретча из старой 'Веги' и груды металлолома. Начались первые эксперименты группы в рэп-музыке и со своими инструментами. Весной того же года был написан первый музыкальный хит группы — 'Ленинград'. Уже к лету 1990 года был полностью готов первый альбом на базе домашней студии, который был назван «Семеро одного не ждут», который кстати так и не вышел в свет (сейчас этот альбом лежит у ШеFF'а в загашнике, когда-нибудь придет время и для этого альбом, по крайней мере, хочется в это верить). Альбом этот содержал исключительно инструментальные композиции, которые писались исключительно для break-dance выступлений, т.е. это была музыка, под которую было удобно танцевать ломаный танец. Кстати, по поводу названия. Такое название альбому («Семеро одного не ждут») было придумано по той причине, что Михей (R.I.P.) планировал присоединиться к группе, но никак не мог решиться переехать из Донецка в Питер, а слава Bad B. тем временем все набирала обороты, это и сыграло решающую роль в приезде Михея.

Летом 1990 года Михей, также как и ШеFF годом раньше, поступает со всеми другими членами группы в Университет Гуманитарных Наук, т.к. ректором университета было дано добро на льготное поступление в ВУЗ. Ректор видел будущее за этими парнями, понимал, что эти ребята действительно талантливые и много сумеют добиться. Он обещал сделать концерты группы в США, в качестве культурного обмена между университета. Все хотели получить высшее образование, поэтому решение на поступление в этот ВУЗ было принято мгновенно. Тем временем, продолжалось развитие команды Bad Balance, как танцевального коллектива. К первому октября 1990 года была готова первая в России 45-минутная костюмированная танцевальная программа. Теперь в группе насчитывалось уже семь человек.

:: Запись первого альбома ::

1990 год. По всей стране гремела перестройка, есть было нечего, культура умирала, а группа тем временем пыталась оформить документы на выезд в США для концертных выступлений. В то время выехать за границу вообще было крайне проблематично, поэтому МИД с легкостью завернул дело и выбросил в мусорное ведро. Но группа несмотря ни на что пыталась продолжать работать. В начале осени удалось выехать в Америку только лидеру Bad Balance — ШеFF'у, где он пробыл почти три месяца, тщетно пытаясь сделать повторное приглашение группе. МИД после того раза, еще трижды отказал парням в выезде. Ректор университета ничего не мог сделать и только разводил руками. ШеFF'у удалось получить от крупной Вашингтонской продюсерской компании серьезное приглашение, с которым он вернулся в Россию. К этому времени Wolf покинул группу и занялся своим сольным проектом — «Имя Защищено», куда вошли Марамой и Кефир. Несмотря на это, было принято решение продолжать писать полноценный рэп-альбом. Все зарабатывали, как могли и приносили в общую кассу свои сбережения для записи. Было очень трудное время тогда. Запись альбома началась на студии ДДТ, а позже продолжилась на студии Эдиты Пьехи. Первая записанная композиция — 'Донецкий край', отдавала настоящим, теперь уже русским рэпом.

В конце года состоялся первый отечественный рэп-фестиваль — Рэп-ПИК'90, где Bad Balance именно с этой композицией заняла первое место. На питерском фестивале участвовали также группы: Академия-2, Термоядерный Джем, MD&C Павлов, Дубовый Гаайъ, Имя Защищено и другие. Было очевидно, что рэп определенно берет верх над брейк-дансом и необходимо было искать новые пути прививания Хип-Хоп культуры. К началу 1991 года МИД наконец-таки поставил разрешение группе на выезд в США, но на этот раз американское консульство не дало разрешение на выезд. Несмотря на это, Bad Balance были заняты работой над альбомом «Выше Закона», который по сути своей является первым отечественным рэп-альбомом. Название этого альбома было придумано после многократных отказов группе на выезд зарубеж. Последние телеги к альбому, были дописаны на студии группы Форум. Полное непонимание работников студии серьезно раздражало участников Bad B, поэтому в один прекрасный момент они набили морду звукорежиссеру и потребовали заменить его на другого. Отказать им было трудно, режиссер был заменен, но в питерской среде поп-исполнителей прокатилась волна неприятия рэп-музыки в целом. Не стоит забывать, что в то время в стране правила поп-музыка, а рок-музыка была слишком далека от новой культуры и ни в коем случае не хотела идти на контакт. Образовался вакуум или, так называемая, Ленинградская блокада. Конец записи альбома совпал с пятым отказом властей о выезде группы за границу. Альбом был выпущен только на аудиокассетах (еще бы, ведь CD тогда просто не наблюдалось, а пластинки уже вроде ушли в прошлое) ограниченным тиражом и выброшен на рынок через пиратскую сеть, т.к. официальная дистрибьюция в стране не работала вообще. Так у группы повились первые поклонники, которые понимали, что такое настоящий рэп и давно ждали появления отечественных рэп-героев, коими и стали пацаны из группы Bad Balance.

Впервые в стране, группой была создана коллекция одежды, которая выражалась только в тишетах и кенгурухах с логотипом Bad Balance — Abowe the low. Стоит обратить внимание на то, что в английском написании существует две ошибки, которые были допущены специально, чтобы отличаться в правописании от названия известной американской рэп-группы из Лос-Анджелеса «Above the law». Три сотни первых тишетов разлетелись среди друзей и знакомых. В том же 1991 году в группе появляется новый персонаж Моня, и тогда полностью определился новый состав группы: LA (DJ), ШеFF, Михей (MC's), Скаля, Лага, Богдан, Swan и Моня (танцоры).

:: Последующее развитие группы ::

В августе 1991 года Bad Balance получает гран-при на Всероссийском рэп-фестивале, который был сделан Студией Класс и Артемием Троицким в Парке Культуры. Господин Троицкий позже сказал, что эти парни знают, что такое настоящий рэп и по энергетике их смело можно сравнить с американской группой Public Enemy. Это заключение, наверняка, было сделано после того, как был исполнен первый вариант композиции 'Дети Сатаны'. Да, действительно текст отвечал действительности, а вот production (музыка) никуда не годился. В любом случае, каждый, кто видел это действие на сцене, подходил и выражал свое уважение группе. Именно после этого фестиваля многие заговорили о том, что рэп на русском языке невозможен, что это всего лишь подражание черным афроамериканцам, у которых стиль жизни сильно отличается от нашего. Люди не хотели соглашаться с тем, что страна меняется и видели в группе Bad Balance врагов или спецагентов с Запада. Поэтому полностью игнорировали и не давали развиваться живой уличной культуре. Но все-таки клоунаду, синтетически придуманную, некоторые умники начали проталкивать. Так на сцену готовили к выходу Богдана Титомира и группу Мальчишник. Но это все будет в будущем…

По возвращении в родной город состоялось несколько съемок на питерском телевидении и прошло промо на местных радиостанциях. Таким образом, весь прогрессивный Питер знал, что в их городе есть, как и во всем мире, рэп, и не просто рэп, а лучший в стране рэп. Именно после этого нашелся человек, который сказал, что готов поддержать финансами группу. Его звали Андрей Бережной, его бизнес — фабрика по пошиву модных в то время плащей. Он зарабатывал много денег на том, что не приносило ему удовлетворения, и поэтому он искал хоть малую возможность изменить мир одинаковых плащей. А. Бережной вел переговоры по съемке документального фильма о группе. Картина была запланирована на весну будущего года. Со второй половины осени и до весны следующего года прошло около 20 концертов в Питере и других городах. Один участник коллектива серьезно занялся граффити и дизайном, и все меньше уделял внимание танцу. Однажды он почувствовал, что ему лучше найти себя в дизайне. Все парни высказали ему огромное уважение, за то, что он сделал для Хип-Хопа в свои годы и закатили классные проводы. Звали этого человека Богдан. Тем временем на заработанные от концертов деньги, были заказаны за границей модные свитшеты, тишеты, ветровки и бейсболки модной в то время среди американским рэпперов, команды Riders, а также навороченные тапки Nike. В то же время, для группы бесплатно были сшиты черные слаксы и плащи на базе первого спонсора отечественного рэпа. Теперь группа выглядела серьезно и стала понемногу пугать поп-артистов.

:: Альбом 'Налетчики Bad B.' ::

Весной 1992 года было принято решение записать настоящий рэп-альбом с качественным звучанием и более уличной лирикой. Команда уже окончательно тогда разделилась на две части: одна отвечала за танец (Лага, Swan, Скаля, Моня), а другая за рэп (LA, Михей, ШеFF). Андрей Бережной познакомил ШеFF'а с мастером спорта международного класса по кик-боксингу Александром Савиновым, который тренировал в своей школе лучших кик-боксеров города и готовил их к международным соревнованиям. Вникнув в суть Хип-Хопа, он предложил свой зал для репетиций Bad Balance, а также давал парням уроки кик-боксинга. Так, за короткое время группа подружилась с замечательными спортсменами, и в свою очередь подсадила их на рэп-музыку. Теперь «крыша» для группы была не нужна, потому как все спортсмены города готовы были любого порвать за Bad B. Начинала зарождаться правда улиц. Пришло время разделиться, половина группы ехала писать альбом; их путь лежал в Moscow City, в студию GALA Records (самую качественную и престижную на то время студию). Деньги на запись альбома были получены у Андрея Бережного.

Запись началась в конце апреля. Парни в составе ШеFF'а, LA'я и Михея, остановились в гостинице Измайловская и каждый день в течении двух месяцев шла работа над новым альбомом «Налетчики Bad B», после выхода которого в 1993 году группа наконец смогла доказать, что рэп на русском языке не только возможен, но и имеет ряд своих преимуществ перед западным. В студии познакомились с Богданом Титомиром, который в то время гремел по всей стране со своей необоснованной выдумкой 'Высокая Энергия'. Встреча была резкой, как в уличных боевиках, т.к. Bad B. не приветствовали ничего, что могло бы принести ущерб их делу. Но пообщавшись с Богданом, парни поняли, что правильней будет объединиться и повернуть историю развития уличной музыки в нормальное русло. Он мог дать им возможность донести их идеи до большего числа людей, а они могли ему подсказать, что такое настоящий рэп. С тех пор завязалась дружба БО (так позже «балансовцы» окрестили Богдана) и группы Bad Balance, которая длится и по сей день. По Москве пошел слух, что питерские парни делают реальное дело, которое по всему миру начинает резко набирать обороты. Так, известный московский промоутер Игорь Селеверстов, почувствовав золотую жилу, предложил группе выступать в его клубе — Jump. Об этом клубе знала вся Москва и попасть туда было очень престижно любому обывателю или моднику. Парни подписали контракт на четыре месяца о выступлении в клубе — три раза в неделю и следовательно получали 1200$ в месяц. Начинался первый реальный рэп-бизнес. После возвращения в Питер обнаружилось, что два бойца из отряда хотят уйти налево, якобы в серьезный бизнес. Как только ни старались ШеFF и LA удержать парней, но ничего не получилось. Из группы ушли Swan и Лага. Теперь состав Bad B. выглядел так: ШеFF, Михей, LA, Скаля и Моня. Ощущалась нехватка еще в одном танцоре. И ровно через два дня появился Тимир, выходец из Питера и представитель новой волны брейк-данса. Он был принят, т.к. имел высокий авторитет в танцевальном Питере. Группа приобрела новый ореол. Были сшиты костюмы из рабочей ткани, в стиле питерских заключенных. Кстати говоря, известная линия одежды RocaWear только в начале 2000 года начала выпускать похожие модели из аналогичной ткани. Шли выступления в клубе Jump, группу реально признали. На вырученные деньги ШеFF предложил купить первую командную машину — Жигули (четверку). Эта тачка реально стала боевой машиной пехоты, т.к. все учились водить. О группе заговорили все…

:: Поездка группы в Германию ::

В конце октября 1992 года Bad Balance взорвали всю молодежь Москвы в Спортивном Комплексе Лужники, и началась первая повальная волна отечественного рэпа. Затем в 1993 году выходит альбом «Налетчики Bad B», который происходит эффект взорвавшейся бомбы. Хочется повториться, сказав, что этот альбом полностью сломал рамки Хип-Хопа в нашей стране, потому что до «Налетчиков», вся страна слушала то, что им заранее готовили; все знали только группу 'Мальчишник' и Богдана Титомира. Также хочется повториться, и насчет того, что альбом «Налетчики Bad B» является поистине культовым, а также считается первым альбомом, в котором был представлен традиционный славянский рэп. Тогда рэп-музыка впервые повела за собой людей, тысячи людей. Началось правильное развитие Хип-Хоп культуры.

В 1993-1994 годах культура продолжала грамотно развиваться, народ стал втыкать, Bad Balance собирали большие, по тем временам, залы. Богдан Титомир пригласил ребят съездить с ним по стране в рамках совместного тура, выступать на разных концертах. В 1994 году ребята решили уехать в Германию, плюнули на все, собрали, как говорится, рюкзаки побольше и уехали. Приехав на место, поселились в сквоте (причем, это была целая трехкомнатная квартира с мебелью и удобствами. Хотя за квартиру парни, конечно, не платили. Зарабатывали деньгу тем, что танцевали на улицах, танцевали на площади в центре Берлина. Когда начало холодать да и колени вообщем-то надоело бить, начали мыть стекла машин на перекрестках. Это была, в общем-то, довольно легкая нажива. В удачные дни бизнес давал по 100-120 марок в час на человека. Спустя небольшой промежуток времени, когда ребята уже нормально обосновались, стали выступать по клубам. Получив огромный резонанс в немецких клубах, Bad Balance стали выступать профессионально в турах многих известных рэп-команд. Пацаны нашли связи с людьми, которые позже помогли им подняться. Один раз к ним подошел человек, дал свою визитную карточку и сказал: «Приходите ко мне, поговорим!». Так все и стартануло. Их пригласили на Берлинский Хип-Хоп фестиваль, где группу заметили промоутеры. Одна из европейских фирм подписала с группой контракт на концертную деятельность, и Bad B. стали путешествовать и выступать везде. Bad Balance выступали на концертах по всей Европе с известными рэп-командами: «Poor Righterours», «London Pose» и «Urban Speices». Всего было шесть туров в рамках акции «Хип-Хоп против насилия» по Австрии, Франции, Бельгии, Голландии, Германии.

:: 'Городская тоска' — философия урбана ::

В 1995 году 'балансовцы' решили, что пора бы уже возвращаться на Родину, хотя они запросто могли остаться и в Германии, так как там они были, можно сказать, нарасхват. Поступало множество предложений о выступлениях, были приличные (по тем временам, конечно) гонорары. Но Bad B. решили развивать уличную культуру в России. Вернувшись в Москву, полные сил и энергии, они организовывают там Центр Хип-Хоп культуры, стали показывать народу, что такое настоящий Хип-Хоп и всячески его рекламировать. В Санкт-Петербурге тоже был организован филиал Центра Хип-Хоп культуры. При его поддержке на радио Катюша была организована первая радио-программа, посвященная Хип-Хоп культуре под названием Hip-Hop Info. Позже это название перешло на журнал, который стали выпускать Валов и компания, посвященный соответственно Х-Х культуре. Позже была открыта компания и звукозаписывающая студия с аналогичным названием. Кстати, студия Hip-Hop IN4 была на тот момент единственной профессиональной студией, на которой могли записаться на высоком уровне деятели Х-Х культуры. Создание Центра стало отправной точкой для старта фестиваля Rap Music, там же был создан и оргкомитет. Стремление создания беспрецедентной акции привлекли первых спонсоров и меценатов. В результате в декабре 1994 года был разожжен костер под названием RAP Music, до сих пор согревающий сердца миллионов людей! Bad Balance, впитав в себя все новые фишки и приемы, увиденные ими в Европе, попробовали сделать совместный проект с живыми музыкантами и начали писать альбом «Bad B. Про.», который предполагал отчасти живое звучание. Было записано три композиции с живыми музыкантами, где были сделаны первые поиски сочетания рэп-музыки и тяжелого рока (ярким примером можно привести телеги «Тик Твою Мать Так» или «Колыбельную»). Но в середине записи альбома, Bad Balance уезжают в Америку, в город Лос-Анджелес, для того чтобы полностью понять отличие европейской музыки от американской. Другими словами — попытаться изучить их кухню. В Америке проводились выступления в малых клубах и знакомство с уличными МС, которые дали новые представления, как мог бы правильно развиваться русский рэп. По приезду из Штатов группой была записана культовая композиция 'Городская Тоска', которая поменяла представление людей о русском рэпе. На эту песню также был снят первый клип группы, после выхода которого на экраны все продвинутые головы страны подсели на Хип-Хоп культуру. Началась настоящая волна отечественного рэпа, теперь уже тысячи людей знали наизусть слова и учились правильно рифмовать, чтобы не упасть в грязь лицом перед своими друзьями. Когда альбом был полностью закончен, начались гастрольные туры по всей стране и ближнему зарубежью. После туров по стране Bad B. получили приглашение выступить в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Германии и т.д. Ребята сразу получили контракт, выступали по средним клубам с очень известными людьми от Method Man'a до Run-DMC, участвовали также в такой фиче как Samart Jam. После тура по Америке, Bad Balance искал новое дыхание, которое помогло бы сделать альбом неповторимым.

:: Город Джунглей, я люблю тебя, как звезды ::

Это дыхание было найдено в Азии, а именно в Таиланде, где группа дала ряд концертов для интернациональной публики. Солнце, океан, песок, растительность и внутреннее успокоение дали объяснения, почему рэп не может создаваться в такой среде. Рэп от Bad B. — это, прежде всего, протест и несогласие с общепринятыми нормами, которые ведут человека, как личность в тупик. Именно там началась тоска по нашей дикой реальности. Вернувшись в Россию ребята засели на Gala Records начали писать альбом «Город Джунглей», который также стал классикой жанра. Этот альбом стал последним полноценным LP группы, на котором принимал участие Михей. Позже Михей решил покинуть группу и замутить, уже давно готовившийся, сольный проект (ну не совсем сольный, конечно, по первоначальной задумке там еще должен был быть Mr.Bruce, но судьба распорядилась иначе) под названием 'Михей и Джуманджи'. Заглавная песня альбома стала новой философией урбана, дала новое понимание этой философии. Каждая строчка в песне — это зашифрованный код, который может разгадать только Избранный человек, человек, который реально врубается в Х-Х культуру. Два неповторимых клипа, снятые на песни из этого альбома — «Как сон» и «Все будет хорошо», исполненные профессиональными режиссерами и операторами, показали что пришло время для больших перемен, начиналась новая эра, начиналась пора выхода на новый качественный уровень.

:: Образование Bad B. Альянса ::

Середина 1998 года. ШеFF и Legalize, тогда уже отдалившийся от группы DOB Community, изобрели новую схему, которая могла бы по-настоящему поднять отечественный Хип-Хоп на определенный уровень. Так началось образование новой формации под названием «Bad B. Альянс», за фундамент которой был взят основной состав группы Bad Balance. Михей тогда уже покинул Bad B. и начал мутить свой собственный проект «Михей & Джуманджи», музыка которого была основана на фанк и реггей-мотивах. Уже была записаны первые совместные телеги с Legalize'ом под названием 'Готовы ли вы?', которая вошла в альбом «Город джунглей», и песня «Война», записанная совместно с БО после бомбардировки НАТО братской Югославии. Сложилась новая схема, схема 'Альянса'. Вначале была создана команда Легальный Бизне$$ (Legalize, N'Pans), сольный проект ШеFF'а; затем в глубинах каменных джунглей был найден ДеЦл, после создали девичий рэп-проект «Белый Шоколад», ориентированный в основном на клубную аудиторию. Началось новое время, время 'Альянса'. Начался качественный подъем отечественной рэп-музыки.

Сейчас, я думаю, следует углубиться в том, какова же была задумка ШеFF'а и Лигалайза; что они хотели сделать, чего добиться, создавая Альянс? А схема-то Bad B.Альянса на самом деле очень проста. Вначале планировалось запустить ДеЦла, рэпы которого должны были приобщить к культуре учащихся средних школ (в возрасте от 12 до 15 лет. Затем должны были появиться ЛБ (Легальный Бизне$$), которые должны были быть ориентированы на людей постарше, для которых рэп уже являлся не просто модной музыкой, а смыслом жизни. Bad Balance же — это просто 'рэп для рэпперов', это музыка ориентирована на тех, кто существовать без рэпа уже не может, кто начинал слушать рэп еще во времена «первой волны» в России… Стоит также упомянуть еще о трех (вернее, четырех) проектах, также входивших в Альянс. Это 'Три ди-джея', 'Белый Шоколад', Tommy и 'АлкоФанк'. Итак, проект 'Три ди-джея': DJ TO№1K, LA и Shooroop, за основу композиции бралась не своя музыка, а кусочки множества песен других исполнителей. Довольно-таки прикольная фишка получалась. Но это же и стало причиной того, что проект заглох. Ведь нужно было выпустить альбом, чтобы о нем узнали массы, а для того, чтобы выпустить альбом, нужно было получить согласие всех авторов, куски, чьих творений использовали ди-джеи в своем проекте. А это, между прочим, задачка не из легких…

Проект Tommy — это сольный проект, всем сейчас известной девушки Тамары (Tommy Girl), самой техничной (в смысле, считки) девушки в русском рэпе; но это только мое мнение. Было записано несколько композиций, но из-за плохого состояния здоровья девушки проект было решено исключить из Альянса. Девушки из 'Белого Шоколада' несли на себе ответственность за Хип-Хоп, ориентированный на клубы. Проект AlkoFunk вообще не покатил, потому что фанк-музыка не очень хорошо принимается в России. Короче ладно, со схемой теперь уже бывшего Альянса вроде разобрались, поехали дальше…

Итак, Bad B. Альянс начал полноценное функционирование. Началось осуществление схемы, придуманной ШеFF'ом и Лигой у палатки с пивом; началась жесткая гастрольная деятельность, запись на студии, создание нового материала. Был снят клип Легального Бизне$$'а, где впервые был засвечен ДеЦл (до этого, он проходил обучение брейк-данса в школе у Мони). Затем был выпущен первый клип ДеЦла — 'Пятница'. Кстати, песня эта имеет довольно интересную историю. ШеFF решил отдать написание первой телеги для ДеЦла (а вернее, текста для нее) известному рифмоплету московских улиц, Лигалайзу. Не задолго то того, как должна была проводиться запись этого трека, ШеFF позвонил Лиге и спросил, как там обстоят дела с текстом, ведь все-таки ДеЦлу надо его хотя бы порепетировать перед записью. Лига сказал, что все нормально, а на самом деле текста для ДеЦла он даже не думал писать (забыл, наверное). Так вот, текст к песне 'Пятница', с которой собственно и началось становление ДеЦла, как МС, Лига писал за несколько часов до записи этой композиции, в полупьяном состоянии, в метро, направляясь домой с какой-то приватной вечеринки. Ну, а ДеЦл достаточно неплохо (нет, ну согласитесь, что для самого первого раза неплохо ;)) сумел зачитать этот текст. Следом за 'Пятницей' был запущен и всем известный супер-хит ДеЦла 'Слезы', в котором была использована музыка и слова из композиции группы MAD DOG. Следом выходит песня и клип Bad B. Альянса (в составе ШеFF'а, ДеЦла и Лигалайза) под названием «Надежда на завтра». Именно эта песня перевернула умы миллионов людей, реально подсадив их на рэп. Затем летом 1999 года выпускается альбом ДеЦла «Кто ты?». После альбом Легального Бизне$$'а. Начинаются гастроли по городам нашей необъятной матушки России, где группы и исполнители, состоящие в Альянсе выступают как вместе, так и раздельно. Практически на всех выступлениях Альянс и группы, входившие в него, публика встречала на ура. Для самих 'Балансов' одним из самых запоминающихся концертов стало выступление в городе Баку. Концертная деятельность перемежалась с записью треков на студии. Так продолжалось примерно до конца 1999 года. В декабре этого года проходит ежегодный RAP Music, затем в начале января проводится церемония вручения премии «Голос Улиц». А после этих двух событий группа в обновленном составе (ШеFF, LA, Mr.Bruce, Малой и Лигалайз) выезжает в Америку, New York City, для записи треков к шестому альбому Bad B.

Итак, 5 января 2000 года происходит самое знаменательное событие (ну, на тот момент) в истории группы: ребята отправляются в NY City. Когда они прилетели, их встречал микроавтобус, на котором проехали через весь Манхеттен в дом, который был специально арендован для парней. В доме этом, между прочим, проживали еще два парня из Италии, которые чего-то противозаконно натворили у себя дома и нелегально поселились в Штатах, а также девушка из Риги, которую привез американец-бизнесмен на стажировку в свой кафетерий. На следующий день после приезда в Нью-Йорк парни пошли искать студию, на которой можно было качественно записать альбом и, вроде как, нашли. Но там их встретил один из музыкантов Ленни Кравитца и немного обломал их, сказав, что на этой студии пишут только рок-музыку. Парни расстроились, но музыкант этот понял, в чем дело и решил помочь. Он начал обзванивать всех своих знакомых продюсеров, чтобы те помогли найти для парней хорошую студию. Тем временем, Малой обзванивал всех своих знакомых американских рэп-звезд: Ice-T, Run DMC и бывшего продюсера передачи «Yo! MTV Raps» — Gabe Tolliver. Общими усилиями через сутки парни получают всю картотеку нормальных студий, в которых 'варят' Хип-Хоп. И, потратив еще несколько дней, на оценку этих студии, все понимают, что самым оптимальным вариантом будет «East-West Music Studio», в которой сидит великий музыкальный продюсер из Ямайки — Roc Isaac (он же Rad Roc). Именно туда 'Балансы' впоследствии и пришли, отдав на прослушивание свой уже готовый материал Rad Roc'у. Он отслушал его и сказал, что готов работать, а когда узнал, сколько пацаны готовы потратить денег на альбом только похихикал, потому что на эти бабки по нью-йоркским стандартам можно было записать только две композиции. Тем не менне Roc сказал так: запишем три композиции и, если я найду из этого материала что-нибудь подходящее для своего нового сборника, то позволю дописать весь альбом. Итак, стукнули по рукам и стартанули…

Сжатые сроки, отведенные для работы над композициями, не давали парням расслабиться. Первые четыре дня на студии были потрачены LA'ем для отработки музыкальной программы, которую он специально привез из Москвы в Стейцы. Очень сильно помог с аранжировками известный американский битмейкер из команды R.Kelly. Началась настоящая работа.

Пока парни (ШеFF, LA, Лига, Mr.Bruce) трудились на студии, Малой нанял адвоката для группы, и теперь все делалось только по бумагам. Вскоре были записаны первые две телеги, после чего Roc сказал парням, что он берет одну из них для своего сборника и дает им возможность дописать американскую версию «Каменного Леса». После этого Bad Balance пригласили выступить на какой-то русской эмигрантской вечеринке. Выступление было платное, но была ужасно плохая организация концерта. Несмотря на это выступление 'Балансов' всем очень понравилось и появились сразу предложения о выступлении на других площадках и нью-йоркском русскоязычном радио, несколько журналистов из различных изданий взяли контактные телефоны у парней, чтобы написать о них статьи. Но 'Балансы' не забывали о своей главной миссии, о том, зачем они собственно приехали в NY City, — развитие интернационального рэп-рынка. В студию, где писались Bad B, начали заглядывать множество известных персонажей из мира Х-Х культуры. Таким образом, была записана первая совместная телега совместно с американскими рэп-героями. Тема была названа 'Москва — New York' и представляла собой начало слияния двух культур, востока и запада. Телега была спродюсирована Rad Roc'ом, приняли в ней участие MC Trenger (известный многим по работе в Wu-Tang Clan) и Doc. Who (один из МС, также пишущийся на East-West Studio). После этой телеги была записана еще одна телега вместе с Trenger'ом, которую назвали 'Дон Барон'. Затем еще две телеги с бэк-вокалисткой Mary J.Blige — Carla W. Одну соответственно для альбома Bad B — Чистое небо — очень позитивная тема, которая идет, как завершение к альбому. Если проводить параллели с альбомом 'Город джунглей', то можно заметить, что оба альбома заканчиваются довольно позитивно (вспомните, в 'Городе джунглей': «Все будет хорошо, ты только верь; All Right — говорит новый день...»). Вторую телегу с Carla W записали для сольного альбома ШеFF'а, назвали ее 'Звезды' (она, кстати, тоже отличается своей особенной романтикой и позитивом). В обеих телегах Carla W отработала на все 100%, отлично вписалась в лирику 'Балансов', органично дополняя считку ШеFF'а и Лигалайза.

Также парням удалось записаться с восходящей звездой нью-йоркского R'n'B — Jimmy. С ним была сделана телега 'Леди Гроза', единственная на альбоме композиция, посвященная любви, но любви внутри городской тоски, внутри урбана. Jimmy обладает прекрасными вокальными данными, он великолепно исполнил свою партию в этой песне. Ну, и, наконец, самой последней была записана по-настоящему культовая телега, насквозь пропитанная жестким нью-йоркским звучанием. Называется она 'I Know Ya Style'. Продюсером композиции явился Rad Roc, который сумел объединить пять совершенно разных стиля считки, два голоса со стороны России (ШеFF и Лигалайз) и три со стороны USA (B.Ricks известный Х-Х нации по группе Cypress Hill, MC Rocsigar — надежда студии East-West Studio и уже упоминавшийся выше MC Trenger из Wu-tang'а). Production'ом к композиции занимался LA. В 'I Know Ya Style' по-настоящему выразилось слияние двух городов, нет скорее даже двух континентов, двух совершенно различных культур. Это уже был настоящий реальный International. Стоит отметить, что все МС писались с первого дубля, за один раз. Затем по всей стране прогремел еще один LP, теперь уже сольный, от ШеFF'а, который получил название «Имя — ШеFF». Эта пластинка представляла собой небольшую экскурсию во внутренний мир ШеFF'а; прослушав этот диск, можно было получить достоверную информацию о ШеFF'е, как о личности. Сам же ШеFF в одном из интервью назвал этот альбом «камнем уличной философии», Особенно в связи с этим хочется выделить телегу 'Дай огня', где каждая фраза имеет под собой прочную основу, то есть несет в себе очень глубокий смысл. Альбом «Имя — ШеFF» получил очень хорошие оценки среди Х-Х нации, и сейчас все с нетерпением ожидают второй сольник. Ну, да ладно, что-то мы отвлеклись… Практически одновременно с выходом альбома ШеFF'а и ДеЦла приглашают в Нью-Йорк для получения награды International MTV Awards за клип ДеЦла «Вечеринка у ДеЦла». ШеFF победил в номинации «Лучший зарубежный хип-хоп продюсер», ну а ДеЦл соответственно в номинации «Лучший зарубежный хип-хоп исполнитель». Церемонию награждения сопровождали выступления мировых звезд, а награжденных на сцену вызывал сам Moby. Представители других стран во время вручения им наград вели себя довольно вяло, ограничиваясь банальнейшим «Thank you, very much». Когда же объявили ШеFF'а и ДеЦла, они вышли на сцену и тоже поприветствовали собравшихся по-английски, но это был уличный сленг. Зал просто взорвалася аплодисментами! После выступления все стали брать у ШеFF'а и ДеЦла автографы, даже сам Moby не остался в стороне. Там же в Нью-Йорке ШеFF встретился со своими старыми знакомыми рэпперами; это был народ из Wutang Clan и Cypress Hill. Влад познакомил их с ДеЦлом (его, кстати, встретили довольно хорошо, он всем понравился). А самое главное — это то, что, несмотря на то, что ШеFF и ДеЦл были там (в Нью-Йорке, то бишь) на положении иностранцев, их принимали, как своих. Это лишний раз подтверждает то, что Хип-Хоп — это интернациональная культура…

Вернувшись в Россию победителем и зарядившись в Нью-Йорке новой энергией улиц, ШеFF решает дальше продвигать качественный Хип-Хоп в России…

Лигалайз (Legalize)

После того, как BadBalance заложили более-менее удачный фундамент для развития хип-хопа в России, начали появляться и другие заметные люди в Русском Рэпе, такие как Лигалайз…

Лигалайз — Андрей Меньшиков — родился 30.06.1977 в Москве. Учился в «Российском Химико-Технологическом Университете», проучившись там 4 года, убедился, что это очень далеко от музыки и не для него. Начинал он как все: в один прекрасный день, услышал рэп, который сразу же его захватил, любимой группой у него всегда были RUN D.M.C. Первый музыкальный проект: это было лет так восемь назад. Лигалайз — это как раз таки изначально название его первой группы. Ребята так ни разу и не записались, группа развалилась. Из нее остался только один Андрей, и вот это название — Лигалайз перешло на него. Первой действующей группой была Slingshot, организованная вместе с таким человеком, как Ladjak. Эта группа входила в такой альянс, как D.O.B. Community. D.O.B. расшифровывается как Department of Bustas- «отдел хулиганов» Раньше была группа D.O.B., в которую входили Ladjak и Sir-J, потом Legalize и Ladjak объединились в дуэт Slingshot и название D.O.B. стало названием тусовки. Непросто названием музыкальной группы, а названием тусовки, в которую входило несколько групп: Bust A.S!, Slingshot, Рабы Лампы, Just Da Enemy. Они записывали англоязычный рэп, ведь им хотелось быть оригинальными, в этом и была фишка — Slingshot были единственной группой, которая профессионально (достойно) читала на английском языке. Они были убежденным андерграундом, т.е. шли на это осознанно и никогда не ставили перед собой цель стать популярной группой. Они делали то, что признавали только знатоки. Это можно описать так — это был рэп только для рэпперов. Но потом Лига понял, что ему хочется чего-то большего, хочется большей аудитории. Все-таки с английским языком аудитория очень ограничена, не многие могут понять. Он решил, что ему есть, что сказать на русском языке, есть, что донести до ушей слушателя, да и просто хочется, чтобы тебя понимали. Лиге довелось жить больше года во французской колонии в одной африканской стране Конго. «Я видел там перспективу, там была возможность заработать хорошие деньги. Я бы там, конечно, не стал музыкантом, но обеспечивал бы свою семью» — говорил он. Колония имела тесные связи с Францией, а во Франции, как известно, хип-хоп очень развит. Там Лигалайз общался с французскими МС, с французскими рэпперами, работал в группе, состоящей из четырех человек. Они работали в клубах, на частных вечеринках. Пребывание там перевернуло всё его сознание. В Конго Андрей встретился с совсем другим подходом к рэпу: рэп — это импровизация, он идет из души, а не какой-то заученный текст, который ты тараторишь под ритм. И этот подход он привез в Россию. Лига на самом деле очень изменился. Он не мог дальше работать так же в D.O.B. как и раньше, попытался изменить его, тянуть парней за собой в новый стиль, но потерпел фиаско. Ничего не получилось, их пути разошлись. А вернулся Лига потому, что в Конго началась война, и их с женой эвакуировали как иностранцев. Там у него не было настоящих друзей, несмотря на то, что его хорошо приняли, он был чужой. Ещё кое-что о Лиге Он очень сентиментальный. C утра обязательно пьёт кофе, это уже ритуал. Потом ест холодный йогурт, и все. После такого завтрака он себя весь день чувствует отлично. Андрей уверен, что никогда не причинит боли другому человеку, особенно близкому. Считает, что дружба важнее любви. Именно друзьям Лига хранит верность и преданность. Девушки-то как приходят, так и уходят, а друзья остаются. Влюбчив. В последнее время чувствует себя настоящим мачо, но нет вокруг девушек, за которыми хотелось бы ухаживать. В жизни Лигалайза было много разочарований, он открытый человек, не носит масок. На крышу, по его мнению, нужно лазить, потому что там ближе к солнцу… Вдохновение приходит чаще утром. Просыпается и пишет тексты. Хотя многие песни были написаны и ночью, на одном дыхании. Но обычно текст рождается постепенно: в голове появляются строки какие-то, интонации, пока никак не связанные. Потом они переплетаются, срастаются, и получается песня. Андрей раньше занимался спортом, но особых рекордов не ставил. Правда, частенько попадал в такие истории, когда приходилось скрываться по-быстрому. Так что бегать научился, жизнь заставила. Считает, что широкие рэперские штаны — самые удобные! Одежда в джинсово-спортивном стиле не сковывает движений, в ней ты чувствуешь себя расслабленным, спокойным. Вот это точно. И вообще, он подбирает вещи по погоде, а не по лейблу. Чем становится старше, тем спокойнее. Это молодым свойственно лезть на рожон. По мнению Лиги, все разборки — напрасная трата сил и времени, поэтому он их избегает.- Сила мужчины как раз и проявляется в том, чтобы разрулить ситуацию в свою пользу,- считает он,- Но когда конфликт неизбежен, надо биться. Музыки бросать не собирается. Все, чем будет заниматься в дальнейшем, будет связано с шоу бизнесом, может быть, продюсирование музыкальных коллективов, будет писать тексты… Лигалайз является редактором журнала «Хип-Хоп Инфо», пишет для него статьи, но сейчас всё дальше от него отходит, так как больше хочется заниматься музыкой. Он любит всякую музыку, но рэп — это его дело, профессия, сейчас Андрей даже потерял грань между музыкой, которую слушает для себя, чтобы получать удовольствие и музыкой, которую слушает для получения информации, для того, чтобы развиваться дальше как МС, как рэппер. На вопрос: «Умирает ли настоящий рэп?» Лига отвечает: — Рэп не может оставаться таким, каким он был: меняются времена, меняется жизнь, меняется скорость жизни и рэп также не стоит на месте, он движется вместе со временем и мне кажется, что люди, которые борются за его выживание, люди, которые адаптируют его под время все же достойны уважения также как и люди, которые стараются сохранить его таким, каким он был раньше. Лично мне очень интересно слушать новые веяния как западного, так и восточного побережий Америки, а не зацикливаться на одном Wu-Tang Clan. В принципе какая разница каким звучанием обладает группа — попсовым или андерграундным. Главное, чтобы ее творчество было интересно. Это относится и к отечественным командам. Лично мне нравится когда в творчестве присутствует оригинальность. Я сам пытаюсь быть оригинальным, тем самым хочу добиться уважения к хип-хоп культуре. Если бы он не занимался «Легальным бизнесом», то нелегальным бы не занимался, это не в его натуре. Но друзей бандитов во дворе было много, как у каждого молодого человека сегодня. На глазах Лиги некоторые одноклассники от наркотиков поумирали, кого-то поубивали. Кто-то торговал наркотиками, есть, конечно, криминал, и был соблазн денег, но как-то он не ввязался и не жалеет. Ему, слава богу, головы хватило. Многие из его друзей тоже начинали слушать хип-хоп. Лигалайза это затянуло, а они пошли другой дорогой. Он говорит, что в России нет пока человека, который бы вложил деньги в хип-хоп. А деньги надо вложить большие…

Судьба Михея

Одним из главных потрясений в мире российского хип-хопа, стало то, что в ушедшем году погиб один из лидеров группы BadBalance – Михей. Честно говоря, в последнее время он был моим любимым исполнителем, и я хочу рассказать вам о его трагической судьбе.

В маленьком провинциальном городке рядом с Донецком родился Сергей Крутиков. Он любил играть на гитаре и барабанах. Любил слушать Боба Марли, Бориса Гребенщикова, Джеймса Брауна и Юрия Антонова. Иногда сам пытался петь свою, а так же чужую лирику. Сбегая со школьных уроков, репетировал в заброшенном подвале, мечтая стать настоящим артистом.

В 1986 году в нашу страну пришел брейк данс и вместе с ним новые формы ритма. Это нравилось Сергею Крутикову, и он стал приобщаться к новому течению. Таким образом, в начале 1987 года он пришел в школу брейк данса к ШЕFFу и Моне и стал отрабатывать стиль электрик буги. С этого момента он стал слушать Африка Бамбаатаа, Куртис Блоу, Бисти Бойз и Милли Мэла. Отечественных исполнителей в этом стиле еще не было. Прогрессируя в танцевальном искусстве, уже в конце 1987 года, он в составе дуэта Точка Замерзания получил второе место на Всесоюзном Фестивале по брейк дансу. После этого фестиваля к нему приклеился псевдоним — Михей. Показав прогресс в танце, он получил уважение у хип-хоп нации.

В 1990 году, вслед за Владом Валовым он поступает в Питерский Университет Гуманитарных Наук и становится членом группы Bad Balance. Первые рэп шаги, первые композиции, первый альбом, все это связано с Михеем. Учеба в университете и рэп музыка, как профессия будущего помогли ему найти свое лицо. Трудный путь к вершинам русского хип-хопа лежал через Германию, куда весь состав Bad B. отправился в 1994 году. Несколько баксов на шесть человек, это то, с чем приехала команда в Европу, а возвращались парни уже победителями. Все города Европы знали, что русский рэп имеет свое неповторимое лицо и очень пронзительный вокал, которым обладал Михей, скрашивающий речитатив. В 1994 году, в заброшенном Берлинском доме, где тайно от властей проживали пацаны из Bad B., Михей написал песню — Сука Любовь, которая пролежала в его кармане до 1999 года.

В 1996 году ШЕFF с Михеем в Лос-Анджелесе написали супер рэп хит — Городская Тоска. По приезду в Россию они сняли первый настоящий видео клип. Состоялось множество гастролей по всей стране, и везде Михей шокировал публику своим глубоким, мелодичным голосом.

В 1998 году ШЕFF и Михей гастролируют по странам Азии, где власти Таиланда предлагают им остаться в стране и развивать молодежную культуру. Но сильное стремление возвращения на родину оказалось намного сильнее райского наслаждения. Парни вернулись в Россию, чтобы взорвать русскоязычную бомбу лирики и мелодии.

В 1999 году был закончен последний совместный альбом Bad B. с Михеем. Альбом — Город Джунглей навсегда останется в классике русской музыки. В этот же год Михей выпускает свой сольный альбом — Сука Любовь, который формирует новое направление в русской популярной музыке. Михей становится супер звездой и покидает Bad Balance. Вслед за этим, сразу же начинается конфликт Влада Валова с Сергеем Крутиковым, и между ними остаются только друзья и приятели, которым трудно примирить две стихии. Михей, все дальше отдаляясь от хип-хопа, искал другой путь, так и не записав свой следующий альбом.

В 2002 году Влад Валов позвонил ему и пригласил на открытие своего хип-хоп магазина — 100 %. Но Михей пришел к нему через пару недель, на съемку клипа – «Бабы последнее дело». Был хороший случай для того, чтобы забыть все обиды, и они как два брата просто обнялись, уничтожив все препятствия в сложных отношениях. В этот же день договорились сделать несколько хитов, которых от них ждала вся страна. Но через пару недель, у Михея случился инсульт, и все силы были направлены на его выздоровление. Влад Валов сделал несколько концертов Bad B. в поддержку Михея, с программой — «Все Хиты» (композиции с 1992 по 1999 гг.), и вырученные деньги команда (Мастер ШЕFF, Купер, Al Solo и ди-джей LA) перевела на лечение Михея.

В середине октября, Михей начал поправляться и изъявил желание попробовать спеть в новой композиции Bad B… Но 27 октября жизнь талантливого певца внезапно оборвалась. Диагноз — острая сердечная недостаточность…

Но он ушел с улыбкой на лице. В мир, где мелодия льется, как кровь, и ритм бьется, как сердце…

«Как много мыслей в моих словах,
Как много красок в разноцветных снах,
Я преклоняюсь небесный спаситель,
Спасибо, мой ангел-хранитель»

(лирика Bad B. — 1996 г.)

Дальнейшее развитие г. Bad Balance : ВСЁ РОВНО (из интервью с Владом Валовым)

Совсем недавно, кажущаяся реальной, возможность возрождения в былом составе легендарной отечественной команды Bad B. умерла вместе с Михеем (Сергеем Крутиковым). Едва оправившись от такого шока многие хип-хоп головы разродились мнением, что ШеFF'у стоит оставить в покое Bad B., и заняться чем-то другим, аргументируя это тем, что Bad B. уже ушел и такого больше не будет. «Что же такое Bad B. сейчас?» и «Что будет дальше?»

xx-style.ru: После смерти Михея появилось мнение, что Bad B. в прежнем виде уже не будет и что тебе пора бы оставить Bad B. в покое.

ШеFF: Конечно не будет… Ну, значит, смотри, что такое Bad B.: это — некая формация людей, которая начинала всё это и которая ведет дальше. Михей был ведущим в голосе. Он обалденно пел и лучше него вряд ли кто-то поет. Все тексты писались исключительно мной. Музыка делалась LA и Михеем совместно. И для того, что бы донести ту идею, которую мы хотим донести до всех: «Куда мы идем? Во что перерождаемся? Как эволюционируем» — Bad B. необходим, иначе будет пробел в истории.

Bad B. — это не для продажи. На Bad B. мы никогда не зарабатывали денег. Это наше окно в мир. Bad B. не имеет цены. Он не может быть оценен, потому что, то, что мы делаем сольно, и Михей и я, мы это делаем для того, чтобы заработать просто денег. Потому что мы крутые сами по себе. Мы отлично понимаем, что в этой фишке мы можем заработать денег себе. Мало того, в своем мире, который будет понятен для всех. А Bad B. — двигатель. Bad B. всегда опережает время на десять лет. Сейчас только пришло время «Налетчиков Bad B.» 94 года, сейчас вот Каста сделала подобие «Налетчиков» свой альбом, это — то время, те идеи. Но дальше, то, что мы делали — это только будет рождаться. И то, что мы сейчас пишем и как мы это делаем, это — Bad B. будущего. Это то, что еще через 10 лет будут слушать. В новом альбоме Bad B. будет Михей.

Bad B. невозможно потрогать. Это нематериальная вещь. Bad B. — это мои тексты, которые могут быть написаны только в одном случае, когда рядом есть люди, которые помогают мысли превратить в дело и подбираются лучшие люди. Если ты заметил, Bad B. — это лучшие люди. 89-90 — лучшие танцоры, которые заняли первые места на восьми фестивалях по брэйк-дансу. С 90 года по 99 с Михеем (в 95 отпали все остальные участники и остались я, LA, Михей), потом Михей свалился, потом пришел Лигалайз. Кто-то ушел, кто-то пришел…

xx-style.ru: По поводу твоего сольного альбома. Очень сильный интерес к твоему новому альбому, особенно после первого. Что это будет?

ШеFF: Мой сольный это — мой мир в хип-хопе. Это мой мир, как я его вижу. Я сам выбираю музыку и ни с кем не советуюсь. Если нужен дополнительный вокал или дополнительный МС, или саксофон, флейты или еще что-то, то я подбираю этих людей. Я вижу, кто мне нравится. Я предлагал многим профессионалам поучаствовать. В моем сольном очень много профессионалов работает, таких как Мазай, Воронов, Джимми (брат Д'Анжело), Шуфутинский (мы с ним две песни записали, а не одну). Круг хотел, царство ему небесное. Не успели мы с ним сделать песню «Я уважаю». Он когда услышал текст и подачу, то изъявил большое желание. Потом Маркин Володя — мужик уже в возрасте, он уже этим не занимается, но когда он услышал, то прикололся по теме: «Очень хочу внести лепту». Мы с ним познакомились, и я ему сказал: «Давай я на эту песню возьму свою классику, а ты — свою». Так из «Страсти» и «Я хочу целовать песок» получился великолепный дуэт. Мурат Насыров — он своим отличным мелодичным голосом выполняет свои па. Всё это — это мой сольный. Это — мой мир. Вот, например, сольный Купера — он весь будет построен на балалайках, флейтах, на древних инструментах разных народов мира. У него такая фишка. У Эла — ему вообще нравится шансон. Он через шансон, с помощью своей лирики, хочет делать свой сольный. Каждый из нас делает свое соло в своем мире.

xx-style.ru: Твой альбом рассчитан на какую публику? На тех, кто имеет свой жизненный опыт, а не просто 13-14 летние сопляки?

ШеFF: Примерно так, если не называть их «сопляками». Альбом будут слушать и те, кто старше меня и те, кто совсем малыш. Дело в том, что когда я был «сопляком», я был, не слаб.

xx-style.ru: А многие эти «малыши» пытаются учить тебя жизни...

ШеFF: Они же у меня и берут автографы.

xx-style.ru: Так это же все «за глаза» происходит.

ШеFF: И знаешь почему? Лицемерие. Потому что все это началось с группы Каста. Все понимали, что Каста просто одна из групп, которая на моем же фестивале заработала Гран-При. Но никто потом не понял, почему они на меня начинали гнать. А, я сделал монополию в хип-хопе. Раскрутил ДеЦла для того, чтобы хип-хоп раскрутить, а не для того, чтобы ДеЦла раскрутить. В определенный момент, по моему сознанию, когда мы это раскрутили, дальше должна быть новая ипостасия, новый виток развития — битва лэйблов. Лэйблы должны делать очень грамотные и хорошие фишки. А битвы между рэп-группами — это Rap Music. И это должны быть дружеские рэп-битвы. Это в моем понимании. Я не хотел бы, чтоб война была на улице, то есть, когда клан с кланом начинали биться друг с другом, начинали бить друг другу морды. Я этого не хочу. Я и свой сольник сделал отвлеченным от этого. Bad B. — это тематика не о том, какие мы крутые и как у нас все здорово, а куда мы идем. Вся тематика — это самоучитель для любого рэппера. Послушав Bad B., ты можешь выбрать себе один из тысячи путей. Не послушав — можешь идти в одном направлении и попасть не в рэп, а непонятно куда.

xx-style.ru: Вы берете роль отцов-основателей?

ШеFF: Нет. Вот представь — мне 30 лет и я говорю «Это — так», а какой-нибудь пятнадцатилетний «сопляк», как ты говоришь, который только что вылупился, он не знает жизни, он не знает канонов, он видел только фильмы и слушал американских рэпперов и может, к примеру, слушал еще группу Многоточие. И он, сидя в Интернете, может написать: «А ведь Шефф, он неправду говорит. На самом деле, все, что было с ним — это неправда». На чем он основывается? На своем жизненном опыте или на своих задумках? Естественно он мыслит, смотрит: «Я бы сделал это лучше» — Сделай! Кто сделает лучше меня? — Сделай! Ответ простой: помнишь «Имя Шефф, горчит как темное пиво»? И что я сделал — я всем показал: «Смотрите, все вокруг, Вот он я. Это рэп. Кто бьется со мной? Кто меня здесь уберет? Выйди». И ты знаешь, прошло много времени, и никто не вышел. Знаешь, о чем это говорит? Нет персонажа, нет человека, который бы мог это сказать. Кто это может сделать? Только мой ровесник. Ровесников нет, потому что все ровесники слились в другой бизнес. Этим бизнесом я один управляю, работаю над этим. И я говорю, что для того чтобы процветал этот бизнес нужно делать так, что бы люди зарабатывали в этом бизнесе. Если они не зарабатывают в этом, они доходят до рубежа 24 года — они сливаются все. Потому что они понимают, что для того, что бы им снять девушку и посидеть нормально в клубе им нужно заработать денег. Потому что без денег ты девушку доведешь только до угла, и она с тобой больше никогда не встретится. После 24 лет человек выбирает, либо он делает бизнес в хип-хопе, либо он полностью удаляется отсюда. Вот я спрашиваю «Кто остался?» — Это все жюри фестиваля Rap Music.

xx-style.ru: Что расскажешь о готовящемся фестивале Rap Music 2002?

ШеFF: Там подбираются хорошие команды, хорошие регионы, начиная от Краснодара, заканчивая Прибалтикой. Питер очень сильный. Думаем про Москву — прислали более 300 дисков из Москвы, но все очень низкого качества. Я может, не знаю тех групп, которые должны защищать Москву, но то, что прислали — очень низкого качества. Это начинающие рэп-группы, которые не могут биться серьезно.

xx-style.ru: Так шоу будет?

ШеFF: Да, Шоу будет! Во-первых, по своей возрастной категории это будут серьезные парни. Вот знаешь, я в рэпе разделяю три класса: A, B, C. C-класс — это начинающие рэпперы, те, которые вот-вот хотят пойти, они записали что-то свое. B-класс — это те, которые продержались и записали хотя бы пару альбомов, и они продолжают в этом направлении работать. A-класс — это те, рэпперы, которые прошли из B класса и стали, так скажем, уже легендарными. Они доказали своим возрастом. Есть еще Зондер-класс. В Зондер-класс попадают только те, кто под свое творчество умеет находить деньги. Если ты платежеспособен, но ты не имеешь опыта, то ты попадаешь в мэйн-стрим, ты не в хип-хопе, ты в мэйн-стриме. Это надо реально понимать. Любой человек может придти, заплатить деньги, обучиться речитативу грамотному у Купера или у Sir-J из DOB и т.д., ему запишут за деньги хорошую композицию, отлично сведут, сделают из него хорошего героя — и он реально попадает в мэйн-стрим. Мэйн-стрим — это не рэп. А я говорю о рэп-музыке. Это то, к чему стремиться каждый человек, который занимается рэпом. На фестивале будет в основном B-класс, но будут и команды C-класса.

xx-style.ru: Как у тебя дела с твоим магазином? У тебя раньше был опыт с магазином. Как дела обстоят сейчас?

ШеFF: Самый первый хип-хоп магазин был мой — Тверской пассаж, 1997 год. Только потом, года через два появился Funky Street. Сейчас же все идет ровно. Завозим новые лэйблы, паленым ничем не торгуем. Готовим открытие филиалов в трех городах. Сейчас у нас уже почти 70 регионов, которые покупают журнал «100%». Это очень хороший показатель. И в середине будущего года мы увеличим тираж журнала. Дела идут ровненько. Нельзя сказать, что идет бешеный подъем или падения — все ровно.

xx-style.ru: Стоит ли ждать возвращения в Bad B. персонажей старой гвардии, таких как Лигалайз, Панс...

ШеFF: Ты знаешь, здесь можно ожидать всего чего угодно. Это как звезды лягут. Может быть, завтра Jay-Z захочет в Bad B. быть. Мы принимаем достойных, кто готов нести наши идеи. Bad B. — это рэп для рэпперов.

xx-style.ru: ???

ШеFF: Остальные проекты — это рэп для публики. Рэп для рэпперов — это как музыка для музыкантов. Это дорого, всеми почитаемо, но это непонятно широкой публике.

Мое исследование

Чтобы лучше узнать, кто в народе слушает хип-хоп, я провёл опрос среди учащихся нашей школы. У меня получились следующие результаты:

Слушают Хип-Хоп: 25% (остальное это рок, поп-музыка, металл и т. д.)

Из них:

Иностранный рэп (американский, английский, французский, индийский и др.): 37,5%

Русский Рэп: 62,5%

По этим результатам нетрудно заметить, что идёт резкий спад фанатов (почитателей) рэпа. Зато по-прежнему мы замечаем, что русским рэпом увлечено большинство опрашиваемых. Это радует (лично меня)! Наши рэпперы не уступают в нашей стране(!) зарубежным рэп-исполнителям (пока…). Такие группы, как Каста и BadBalanceпродвигают русский рэп на мировую арену, по крайней мере, пытаются (но не открытие, что пока весь наш шоу-бизнес не выйдет на мировой стандарт, RussianHip-Hopне будет исключением).

Из иностранных хип-хопперов учащиеся предпочитают Эминема, NaughtyBNauchtera, SnoopDoog, Dr. Dreи др. Это сильные люди не только американского рэпа, но и всего мирового шоу-бизнеса (ну это и понятно: Америка находится на первом месте по производству звёзд мирового рынка шоу-бизнеса и «навязывает их во все остальные страны мира, в том числе и Россию).

Заключение.

Представление о дальнейшем развитии хип-хопа в России остаётся «в тумане». Ещё не известно, как отреагирует страна на выход новых альбомов от ШЕFFа, BadBalance, Объединённой Касты и др. Но ясно одно, что после 12-летней истории Российский хип-хоп уже не умрёт.

Некоторые утверждают, что BadBalanceуже выжили себя и что будущее за Кастой (прогрессивно развивающаяся отечественная рэп-группа), некоторые говорят, что у BadBalanceещё всё впереди. Я лично придерживаюсь мнения, что, для того чтобы создать нормальный хип-хоп в России, надо сделать так, чтобы появилось несколько групп, соответствующие должному качеству читки рэпа и создания музыки. Между рэп-командами должна идти постоянная конкуренция. Лишь тогда они будут повышать своё мастерство, а не «застаиваться на одном месте».

Долгое время BadBalance (в частности ШЕFF) были своего рода монополистами в рэпе, но относительно недавно появилась группа Каста. Теперь вероятно будет идти «гонка» между этими командами. Ожидается появление и других групп. Также начинается этап битвы лэйблов (как говорит ШЕFF): 100%, S3takaНеотстой Продакшн, RespectПродакшн, RAPrecordz, D&DMusicи др.

Можно заметить, что в России идёт постоянная смена направлений в музыке: первая волна рэпа была в начале 90-х, затем она утихла. После рэпа началась повальная волна рока и поп-музыки. В конце 90-х по Российской федерации «прогремел мощный взрыв» хип-хопа: подростки со всех школ начали увлекаться брейк-дансом, «бомбить» стены, крутить в плеерах хип-хоп. В то время дали мощный толчок для развития отечественного рэпа, но постепенно он затих. Буквально последние два года мы наблюдаем, как нашу страну охватила волна рока. Я надеюсь, что в ближайшем будущем не будет такой волнообразной смены направлений, и люди «закрепятся» за каким-то одним движением.

Список используемых источников:

1) Матвеев Г. История Брейк данса, М., «Хип-хоп инфо №5», 1998.

2) Меньшиков А. История развития хип-хопа №1, М., «Хип-хоп инфо №6», 1999.

3) Меньшиков А. История развития хип-хопа №2, М., «Хип-хоп инфо №7», 2000.

4) Морозов В. Его имя – ШЕFF, М., «НЕОН №10», 2000.

5) Панкратов Г. BadB. Альянс – бандиты или романтики?, М., «НЕОН №2», 2001.

6) www.badbalance.ru

7) www.hiphop.spb.ru

8) www.xx-style.ru

9) www.jumangee.ru

10) www.rap-style.boom.ru

11) www.badbalance.boom.ru

еще рефераты
Еще работы по музыке