Реферат: Людвиг Ван Бетховен (1770-1827)

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН (1770-1827)

<img src="/cache/referats/22237/image002.jpg" v:shapes="_x0000_i1025">



PRIVATE«TYPE=PICT;ALT=»
 Бонн во второй половине XVIII века былнебольшим пиренейским городком, резиденцией кёльнскогокнязя. Именно здесь в декабре 1770 года и родился будущий гениальныйкомпозитор. Точная дата рождения Людвига не установлена, известна только датаего крещения — 17 декабря.

Княжество это, как и любое другое в Германии, носило церковный характер. Ноцерковь, на радость жителям, а в особенности многочисленным придворным игородской знати, не препятствовала всяческим развлечениям и удовольствиям. В товремя, когда не было ни телевидения, ни радио, ни компьютеров (хотя нам, людям,избалованным цивилизацией, трудно себе такое представить), большое место вжизни людей играла музыка, живая музыка.

Многие черты своего характера Людвиг унаследовал от своего деда, Луи Бетховена. Гордость, независимый нрав, настойчивость иработоспособность — все эти качества были присущи как деду, так и егознаменитому внуку.

До Луи Бетховена в их семье все были простымифламандскими ремесленниками и пахарями. И только ему посчастливилось статьмузыкантом, что и предопределило судьбу Людвига. 1732 году, молодой музыкантоставил свой родной городок в поисках счастья и благополучия. Судьба закинулаего в Бонн. Через много лет усердной работы, молодой человек, пришедший в городпешком с котомкой за плечами, стал капельмейстером в придворной капелле, чтопозволило ему занять уважаемое положение в обществе.

Иоганн ван Бетховен — отецЛюдвига — также служил в капелле. Певец, скрипач и клавесинист,говорят, он был способным музыкантом, но губительная страсть к алкоголюсделалась причиной многих страданий семьи и особенно Людвига — старшего сына. Ксожалению, Иоганн не унаследовал характер своегоотца, но, слава генетике, смог перенести и передать его своему сыну.

Женой Иоганна в 1767 году стала молоденька вдовастаршего лакея, работавшая в то время кухаркой, МагдаленаКеверих. Луи Бетховен неодобрил выбора сына. Но, несмотря на это, в 1770 году у молодых родился сын,названный в честь деда Людвигом (немецкий вариант фламандского имени Луи). Родился он на чердаке, в небольшой комнатке с косойстеной и одним лишь окошком, проделанным в скате черепичной крыши. Именно втакой бедной обстановке и начал свою жизнь гений, которого до сих пор помнят илюбят миллионы.

Вскоре после рождения Людвига, умер Луи Бетховен.После этого печального события семья стала действительно нуждаться, Иоганн же просиживал большую часть времени в кабаке. Нодаже на спиртное нужны деньги.

Талант всегда себя проявит, рано или поздно. Уже в четырёхлетнем возрастенельзя было не заметить способностей мальчика. Отец сразу отнесся к этому как кновому источнику доходов. Людвигу нужно было развиваться, практиковаться со способнымпреподавателем, но у отца были одни методы — принуждение и побои. Один учительсменял другого, редко когда среди них попадался действительно хороший музыкант,никто из них так и не оказал сколь либо значимого влияния на талантливогоребенка. Цель Иоганна была в том, чтобы скорееподготовить Людвига к концертам, чем скорее начнутся концерты, тем скореепотекут в карман Иоганна деньги. Первый концерт былдан в Кёльне, где восьмилетний мальчик, в рекламных целях, был названшестилетним. Но выступление не дало ожидаемых доходов, возможно поэтому одругих концертах в детском возрасте никаких свидетельств нет.

1782 год, Бетховену 12 лет. В этом возрасте он свободно играет на клавесине,скрипке, органе, легко читает с листа. Именно в этот год происходит важнейшеесобытие в жизни юного Бетховена, событие, которое предопределило всю егопоследующую жизнь и карьеру.

Христиан Готлоба Нефе стал новым директоромпридворной капеллы в Бонне. Этот человек сделался подлинным наставником иучителем Людвига, он упорядочил его музыкальное образование. Нефе пробудил всвоём ученике интерес к музыке И. С. Баха, Генделя, Гайдна и Моцарта, наобразцах клавирной музыки Ф. Э. Баха Бетховен учится тонкостям современного фортепианного стиля.

При помощи Нефе в том же году публикуются первые сочинения Бетховена: вариациина тему марша Дресслера, три фортепианныесонаты. К этому событию была приурочена и газетная заметка директора капеллы, вкоторой говорилось: «Этот юный гений заслуживает поддержки для своихартистических путешествий. Если он будет продолжать в том же духе, как и начал,из него выйдет второй Вольфганг АмадейМоцарт». (Вот вам и первая реклама:)

На юного композитора были возложены большие надежды, теперь оставалось ихоправдать.

Нефе прекрасно понимал, что развитием одних музыкальных способностейограничиваться нельзя. Бетховен, не получивший общего образования, которое малобеспокоило отца, поглощенного корыстными соображениями, с удовольствием начализучать древние языки, литературу, философию. Его кумирами стали Шиллер и Гёте,а в творчество Шекспира он был просто влюблён.

«Не существует сочинения, которое было бы для меня чересчур учено; непретендуя ни в малейшей степени на учёность в собственном смысле этого слова, явсе же с детства стремился понять сущность лучших и мудрейших людей каждойэпохи. Да будет стыдно всякому художнику, не считающему своей обязанностьюделать, по меньшей мере, то же, что и я» — писал Бетховен уже в 1809 годусвоему издателю Гертелю, оценивая тот отрезок своейжизни.

С 13-ти лет Людвигу приходится работать, практически ему приходится содержатьсемью. Он работает помощником органиста в капелле, подрабатывает в театре,разучивая партии с певцами и аккомпанируя им во время репетиций. За годы этойупорной и многообразной работы Бетховен становится заметной фигурой вмузыкальном мире города. Молодой музыкант мечтает о признании великихмузыкантов, о занятиях с Моцартом.

Вена — это город музыки, музыки и еще раз музыки. Бонн, конечно, город хороший,и Бетховен мог стать там хорошим музыкантом, как его дед, например, но великим.

Преодолев всевозможные трудности, 17-летний Людвиг приезжает в прославленныйгород. Его цель — встреча с Моцартом.

Маэстро был полностью поглощён работой над своей оперой «Дон Жуан»,поэтому игру молодого музыканта он слушал довольно рассеяно и высказал лишьскромную похвалу.

— Задайте мне тему для импровизации, — в то время умение импровизировать назаданную тему было широко распространено среди пианистов. И Моцарт задал: двестрочки полифонического изложения. К чести Людвига он не растерялся, болеетого, отлично справился с заданием, поразив своими способностями прославленногокомпозитора. «Обратите внимание на него, он всех заставит о себеговорить» — так, по воспоминаниям присутствующих, отозвался Моцарт о юномБетховене. Когда о тебе так говорит один из величайших музыкантов всех времён,это сулит большую перспективу. Но здесь происходит еще один резкий поворот вжизни Людвига. Мать тяжело больна и ему приходится вернуться в родной Бонн.

«Желание еще раз увидеться с больной матерью было столь сильным, чтоустранило с пути все препятствия и помогло мне преодолеть величайшиезатруднения», — писал Бетховен после смерти матери. «Она было мнетакой доброй, любящей матерью, лучшим моим другом».

Когда мать умерла, в 1787 году, на Людвига легло все бремя забот о семье, таккак отец совсем опустился, вскоре он последовал за своей женой.

Молодой Бетховен вынужден был брать дополнительные работы, увеличиватьколичество уроков, к тому же еще и следить за хозяйством и всем бытом семьи.Все эти непосильные нагрузки сказались на здоровье Людвига, он перенёс тиф иоспу, навсегда оставившую на его лице следы, напоминавшие ему об этом тяжеломвремени всю его жизнь.

Жизнь в Бонне опостылела, молодой композитор не мог реализовать все своиамбиции, город был ему тесен. Пребывание здесь ему скрашивают посещения домаЕлены фон Брейнинг. Скорее всего именно там оннаходил домашний уют, которого был лишён с детства, эта интеллигентная семьястала ему близка. Почти всю свою жизнь его связывала дружба со старшим сыномСтефаном, а дочь Лорхен — стала его первой юношескойромантической любовью. Семья Брейнингов всегдаподдерживала Бетховена в его музыкальных увлечениях, они же оказали влияние наполноценное развитие личности будущего великого композитора. Во многомблагодаря им Людвиг поступил в 1789 году вольнослушателем на философскийфакультет Боннского университета, но пребывание там не было длительным.

Как музыкант Бетховен давно уже стал настоящим виртуозом, он стоял на одномуровне с крупнейшими пианистами Европы. Но как композитор ему было необходимосовершенствование своего таланта, новые идеи, чувства, впечатления — все то,чего он не мог получить в приевшемся Бонне.

И молодой музыкант дождался своего часа. Случилось это отчасти по воле случая в1792 году, когда на обратном пути из Лондона в Вену в Бонне ненадолгоостановился Йозеф Гайдн. На торжестве, устроенном потакому поводу музыкантами капеллы, Бетховен был представлен известному в товремя композитору. Сочинения молодого человека произвели впечатление на Гайдна,он пообещал всяческую поддержку и порекомендовал ехать в Вену. Заручившисьрекомендательными письмами к влиятельным людям в музыкальной столице Европы,Бетховен покинул родной город, покинул его навсегда.

К 22 годам жизни Людвига ван Бетховена закончился такназываемый Боннский этап жизни композитора. В 1792 году он был автором уже 50сочинений, хотя если сравнить его с великим Моцартом, который к этому возрастуимел более солидный багаж произведений (несколько сот), его прогресс каккомпозитора не был слишком велик. Но, скорее всего, это было затишье передбурей, перед тем, как Бетховен пронесётся ураганом по всем устоям музыки тоговремени.

Вена. Бетховен снова попадает в этот волшебный город музыки. Отовсюду звучатавстрийские и немецкие, венгерские и славянские мелодии. А на придворной сцене«гвоздь сезона» — великая и неподражаемая итальянская опера.Множество оркестров, хоровых капелл, оперных трупп состояли на службе у крупныхмагнатов — это было безумно модно среди людей «выше среднего уровнядостатка». Не меньшее количество одарённых молодых музыкантов тянулось вВену в поисках покровителей и меценатов. Бетховен был одним из такихамбициозных и талантливых людей.

Как известно, талант не спрячешь. Вскоре молодой Людвиг становится одним изпервых виртуозов Вены, игра его потрясающа! Лестные отзывы несутся со всехсторон, его считают одним из самых перспективных музыкантов. Характерисполнения даже называют революционным, он играет совершенно новую музыку.

— Правила запрещают такую последовательность аккордов.

— А я её разрешаю, — возражает молодой вольнодумец.

Музыка — это фантазия, положенная на ноты. Какие, к черту, правила?! Развевозможно воображение гения загнать в какие-то рамки, навешать ярлыков, оградитьглупыми предрассудками?!

Первым учителем Бетховена в Вене стал Гайдн, человек по достоинству оценившийталанты молодого музыканта. Он писал: «И знатоки, и несведущие должны поэтим пьесам беспристрастно признать, что со временем Бетховен займет местоодного из величайших композиторов Европы, а я буду гордиться правом называтьсебя его учителем». Но, не смотря на столь высокую оценку творчестваЛюдвига, Гайдн не находил полного взаимопонимания со своим учеником. И это не былоудивительно, они были слишком разными людьми, музыкантами. Гайдн говорил своемумолодому ученику:

— В Ваших сочинениях будут находить много прекрасного, даже удивительного, нокое-что покажется тёмным и странным, потому что Вы сами человек странный имрачный, а стиль композитора — это он сам. Посмотрите мои сочинения. Вы в нихчасто найдете нечто весёлое, потому что я сам таков.

Около полутора лет Бетховен под руководством Альбрехтсбергера,учёного-теоретика, изучает курс контрапункта. Но различное понимание музыки,мироощущение, мышление также стали непреодолимой стеной между этими двумялюдьми.

— Этот ничему не научился и ничему не научится! — так отзывался Альбрехтсбергер о своём ученике. Но спросите сейчас, спустявека, у любого человека, хоть сколь сведущего в музыке, знает ли он имяБетховена? А Альбрехтсбергера? Не менее значительнымибыли занятия Бетховена у Сальери, знаменитого итальянца, он известен нам как«отравитель» Моцарта, хотя эта история всего лишь миф, легенда тогобурного и удивительного времени. Известный оперный композитор в их далеконерегулярных и довольно редких занятиях открыл Бетховену так называемое«вокальное письмо». Хотя молодой композитор и был далек отитальянских мастеров в этой области, но Сальери помог открыть Бетховену егособственный вокальный стиль.

Первые несколько лет, прожитых в Вене, поистине стали для Людвига счастливейшимвременем в его жизни. Он с успехом выступал перед знатной публикой, привлёквнимание профессионалов, и, что было особенно важно для него, меценатов.Бетховен писал одному из братьев, гастролируя в Праге: «Мои дела хороши,очень хороши. Мое искусство порождает уважение у окружающих и привлекаетдрузей: Также и денег получу я на сей раз достаточно». Но это был толькоуспех пианиста, музыканта, хотя уже скоро вся Европа узнает композитора поимени Людвиг ван Бетховен.

В эти годы Бетховен вырабатывает свой собственный стиль, формируется как яркийи неординарный композитор-новатор, который стремится придумывать и создаватьчто-то новое, а не повторять уже написанное до него. Стиль — единство игармония всех элементов произведения, он характеризует не столько самопроизведение, сколько личность автора. Бетховен обладал всем этим в достатке.

С 1775 по 1802 год композитор пишет 19 фортепианныхсонат, 3 концерта для фортепиано с оркестром, 2 симфонии, 6 струнных квартетовор.18, фортепианные и струнные трио, а такжемножество других сочинений. Венчает все эти произведения Третья, Героическая,симфония, которая служит неопровержимым доказательством зрелостиБетховена-композитора.

Новые произведения очень популярны, особенно среди молодых музыкантов. Издателиохотно печатают все сочинения композитора, в общем дела идут неплохо. Людвигпопадает в высокие круги венской аристократии, но здесь Бетховен остаетсяБетховеном.

Имение князя Лихновского, известного мецената ипокровителя людей искусства. Некоторое время Бетховен жил в этом гостеприимномдоме. На улице шел проливной дождь, имение заполонили офицеры наполеоновскойармии, захватившие к тому времени Вену. Приятный вечер в прекрасном доме, ночего-то все-таки не хватало. Музыки! И не просто музыки, а музыки в исполнениивеликого мастера! Ну конечно же, это ведь так удобно всегда иметь при себемузыканта-виртуоза, стоит только щелкнуть пальцами и он уже у фортепиано,исполняет свои гениальные произведения для полупьяного офицерского общества.Бетховен категорично отказался. Тогда хозяин перешёл на требования(по-видимому, он за это время так и не узнал своего гостя). Людвиг взбесился,это он умел делать не хуже, чем писать музыку, и в ненастную погоду, громкохлопнув дверью, немедленно покинул имение. Каков характер! Придя домой, оннапишет эти гордые строки: «Князь! Тем, чем вы являетесь, вы обязаныслучайности рождения. Тем, чем являюсь я, я обязан самому себе. Князейсуществует и будет существовать тысячи. Бетховен же — лишь один».

Врожденная независимость его (вспомните деда Бетховена) характеризуется ещёодним случаем из его жизни, вернее даже всего лишь одной фразой, сказанной вадрес принца Людвига Фердинанда. Услышав в Берлине игру принца, надо отметить,что он действительно был не плохим музыкантом, Бетховен сделал заслуженныйкомплимент: «Вы играете не как принц, а как настоящий артист».

Действительно ли гений должен быть скромным, бедным и полуголодным? Как говоритодин популярный радиоведущий. Действительно лиистинное творчество создается и познается в муках, и должно быть обращено кбедным людям?

— Мое искусство должно посвятить себя только благу бедных. О блаженная минута!Как счастлив я, когда смогу тебя приблизить! — писал Бетховен.

Не знаю. Но за свою жизнь этот человек был и бедным и богатым, счастливым инесчастным, и всё это только открывало нам новые грани его таланта. Но оставимсии рассуждения читателю и продолжим повествование об удивительной биографииЛюдвига ван Бетховена.

В жизни многих людей когда-нибудь наступает моменты, требующие локализации всехжизненных сил. Кому-то здесь везет больше, кому-то меньше.

Что значит для человека потерять слух? Когда ты уже не можешь делать какие-топривычные и очевидные вещи, когда слышишь только изнуряющий шум, пронизывающийвсю голову, и осознаешь, что жить с этим придется долгие годы, без пения птиц,звуков прилива, даже стука каблуков по мостовой, смеха.

А что значит потерять слух для музыканта? Первые признаки глухоты у Людвигапроявились в 26 лет. А в 1801 году, когда ему стукнуло 31, своему другу юности Вегелеру Бетховен написал: «Я веду, можно сказать,жалкую жизнь; два года уже, как я избегаю всякого общества, так как у меня недостаётдуху сказать людям: я глух. Если б у меня была какая-нибудь другая профессия,было бы ещё терпимо, но при моей профессии это ужасно. Что будут говорить поэтому поводу мои враги, которых не мало!.. Я часто уже проклинал и себя исоздателя за своё существование. Хочу, если удастся, пойти наперекор судьбе,хотя в моей жизни будут моменты, когда я буду несчастнейшим созданием».Несмотря на столь отчаянное положение, Бетховен сохранил здравость рассудка иясно представлял себе всю сложившуюся ситуацию.

Но беда не приходит одна. Случилось это всё в том же 1801 году. Угрюмый инелюдимый композитор полюбил. Полюбил страстно, безрассудно, полюбил таксильно, всем сердцем, что готов был без малейшего промедления отдать жизнь своюза любимую. Кто же она, покорившая сердце гениального творца? Милая,по-весеннему прекрасная, с ангельским личиком и божественной улыбкой, глазами,в которых хотелось утонуть, шестнадцатилетняя аристократка ДжульеттаГвиччарди.

— Теперь я чаще бываю в обществе, — пишет Людвиг. — Эту перемену произвела вомне милая, очаровательная девушка, которая меня любит и которую люблю я.

Она стала той соломинкой для Бетховена, за которую он всеми силами старалсяудержаться. Она, казалось, готова была ответить взаимностью, Людвиг снова почувствовалприлив сил, надежду на выздоровление, счастье было так близко.

«Ты едва поверишь, как одиноко и печально провел я последние два года:глухота, точно призрак какой-то, являлась мне повсюду, я избегал людей, казалсямизантропом, на которого так мало похож. Раньше я постоянно хворал, а сейчас — телесные мои силы, а вместе с тем и духовные с некоторого времени всё большекрепнут. С каждым днём я все ближе к цели, которую чувствую, но не могуопределить. Только этим может жить твой Бетховен. Не надо покоя! Иного покоя,кроме сна, я не признаю. Вы должны видеть меня счастливым. Я схвачу судьбу заглотку, совсем согнуть меня не удастся. О, как прекрасно жить тысячекратнойжизнью!». Это письмо тоже написано Вегелеру, нонесколько месяцев спустя.

Как ужасно поступит с ним судьба, эта иллюзия вскоре рассеется и Бетховенупредстоит выдержать ещё одно испытание. И опять старый аристократическийпредрассудок, с которым Людвиг уже встречался до и ещё не раз встретится послеэтой трагической истории. Для семьи Джульеттымузыкант был человеком второго сорта, всего лишь артистом, обслуживающимперсоналом. Да и сама девушка была легкомысленна, вскоре она вышла замуж заграфа Галленберга, ничтожного человека и бездарногокомпозитора. В жизни Бетховена разыгралась драма, достойна пера великогоШекспира, столь любимого композитором!

Глухота стала очевидной, неудачи в личной жизни стали для тридцатидвухлетнегоБетховена тупиком. Что делать?.. Как жить дальше, и стоит ли жить?..Самоубийство?.. Будет ли это выход?..

Гейлигенштадт — тихое и уединенное местечко недалекоот Вены. Живописная природа на берегах Дуная должна была способствоватьвыздоровлению композитора. Этот городок стал историческим местом в биографииБетховена. К сожалению, оно было связано больше с печальными событиями. Здесьбыли похоронены последние надежды на возвращение слуха, так как рекомендованноеврачами лечение не дало никаких результатов. Более того, мысли о смерти, такойблизкой и такой исцеляющей, не покидают его.

1802 год. Октябрь. Гейлигенштадт.

Людвиг пишет своё Гейлигенштадтское завещание,адресованное его братьям Карлу и Иоганну. Прочитанооно должно было быть только после смерти Бетховена.

«О, вы люди, полагающие или толкующие, будто я злобен, упрям, мизантропичен, — как вы ко мне несправедливы; вам неведоматайная причина того, что вам мнится. Сердцем своим и разумом я сызмальствапредрасположен к нежному чувству доброты, я всегда был готов к совершениювеликих дел. Но подумайте только, что вот уже шесть лет нахожусь я в злосчастномсостоянии: из года в год обманываюсь в надежде на излечение, я принуждён был,наконец, признать, что стою перед длительным недугом (излечение которогоотнимет, быть может, годы, а то и вовсе невозможно); наделённый от природыпылким живым темпераментом, питал даже склонность к развлечениям света, ядолжен был рано уединиться и повести замкнутую жизнь: мыслимо ль мне былооткрыться в слабости чувства, которое должно у меня быть намного совершеннее,чем у других, чувства, которым я владел когда-то в высшей степени совершенства,в той степени, в какой им владеют, да и владели, наверное, только немногие изпредставителей моей профессии — о, нет, это выше моих сил. Для меня нетотдохновения в обществе, в непринуждённых беседах и во взаимных излияниях, ядолжен находиться почти наедине с собой и могу себе позволить появляться налюдях лишь при крайней необходимости; я должен жить как изгнанник, потому чтокак только я приближусь к какому-нибудь обществу, меня охватывает жгучий страхперед опасностью обнаружить свое состояние: какое унижение приходилось мнеиспытывать, когда кто-нибудь, стоявший подле меня, слышал издалека звук флейты,а я ничего не слышал, или он слышал пение пастуха, я же опять ничего не слышал.Такие случаи доводили меня до отчаяния, недоставало немногого, чтобы я покончилс собой. Только оно, искусство, оно меня удержало. Ах, мне казалось невозможнымпокинуть мир раньше, чем исполнено мною все то, к чему я себя чувствовалпризванным, и так я влачил эту жалкую жизнь. Терпение — так зовется то, что ядолжен избрать себе путеводителем, и я обладаю им. На двадцать восьмом годужизни я принужден уже стать философом; это — не легко, а для артиста труднее,чем для кого-нибудь другого. Если она (смерть.? авт.) придет раньше, чемпредставится мне случай полностью проявить свои способности в искусстве, то,несмотря на жестокую судьбу мою, приход её будет преждевременным, и япредпочитаю, чтобы она пришла позднее».

А на обороте, покидая этот небольшой городок, Бетховен записал: «Итак, япокидаю тебя — и покидаю с печалью. Да, надежда, которую лелеял я, которуюпринёс сюда с собой, надежда исцелиться хотя бы до какой-то степени,окончательно потеряна. Как опали с ветвей и зачахли осенние листья, — так и онадля меня увяла. Я удаляюсь отсюда почти в том же состоянии, в каком сюдаприбыл. Даже высокое мужество, часто меня вдохновлявшее в прекрасные летниедни, — теперь исчезло. О, провиденье, дозволь испытать мне хоть один чистыйдень настоящей радости — так давно уж её эхо умолкло в моей груди. О когда, окогда, о божество — смогу я его вновь услышать в храме природы и человечества — никогда? Нет! Это было бы слишком жестоко».

Практически на всех портретах, дошедших до наших дней, Бетховен изображёнугрюмым и нелюдимым, его внешность отталкивала людей, но когда я впервые прочелэти строки, то неожиданно для себя осознал, что человек, за этой каменноймаской способен ещё и думать, чувствовать. Это не просто имя в истории, котороетвердят нам преподаватели или пишут в учебниках музыкальной литературы, этоличность, он жил, радовался и страдал, решал свои проблемы, и, как любойнастоящий художник, задумывался о судьбах мира. Понять его музыку не сложно,ведь в ней он выражал свои мысли, настроения, он писал для тех, кто хотел егослушать.

Но вернемся к композитору Бетховену. Всё разнообразие чувств, переживаемое им вэтот период, было отражено и в его произведениях. Активная деятельность,страсть, жажда покоя и смирение — эти противоположные чувства гармоничносоприкасаются в произведениях, написанных в этот сложный для Бетховена период.

Не могу утверждать, что страдания человека способствуют его творческомураскрепощению, но судите сами: Третий фортепианныйконцерт c-moll, ор.37 (1800); cонатаAs-dur, ор.26 с похоронным маршем и «Соната вроде фантазии» («Лунная соната», кстати, посвящена она была Джульетте Гвиччарди) (1802);эмоционально-импульсивная соната d-moll сречитативом, ор.31 (1802); "Крейцерова"соната для скрипки и фортепиано (1803) и ряд других сочинений. Они великолепны!

Сейчас, спустя года, оценивая и анализируя всю жизнь великого композитора, мыможем утверждать, что спастись, сохранить свою жизнь и здравый рассудок, емуудалось благодаря всё той же музыке. Умирать Бетховену было просто некогда.Жизнь для него всегда была борьбой, со своими победами и поражениями, и онпродолжал бороться, иначе он не мог.

Огромное количество идей и проектов заполнило сознание Людвига, их так много,что приходится работать над несколькими произведениями одновременно. СоздаетсяТретья симфония (Героическая симфония), в этот же период появляются наброскиПятой симфонии и "Аппассионаты". Близитсяокончание работы над Героической симфонией и сонатой «Аврора», аБетховен уже берётся за работу над оперой "Фиделио",дорабатывает "Аппассионату". После оперыопять возобновляется работа над Пятой симфонией, но не надолго, так как пишетЧетвёртую. В период между 1806-1808 годами выходят: Четвёртая, Пятая и Шестая(«Пасторальная») симфонии, увертюра "Криолан",Фантазия для фортепиано, хора и оркестра. Безумная работоспособность! И каждоепоследующее произведение абсолютно не похоже на предыдущее, они все лежат вразных плоскостях и каждое из них гениально! На заглавном листе Героическойсимфонии, в честь которой и был назван этот период жизни композитора, рукойБетховена было написано "Буонапарте", ачуть ниже "Луиджи ванБетховен". Тогда, весной 1804 года, Наполеон был кумиром многих людей,ожидавших перемен в мировой идеологии, мировом устройстве, людей, жаждущихсбросить со своих плеч груз старых предрассудков. Бонапарте был олицетворениемреспубликанских идеалов, героем, который был достоин Героической симфонии. Ноеще одна иллюзия была развеяна, когда Наполеон провозгласил себя императором.

— Этот — тоже обыкновенный человек! Теперь он будет топтать ногами всечеловеческие права, следовать только своему честолюбию, он будет ставить себявыше всех других и сделается тираном! — заглавный лист был разорван автором вклочья. "Eroica" — новое заглавие симфонии.

После Третьей симфонии в свет выходит опера "Фиделио",единственная опера, написанная Бетховеном, и одно из самых любимых им самимпроизведений, он говорил: «Из всех моих детей, она стоила мне наибольшихмук при рождении, она же доставила мне наибольшие огорчения, — поэтому-то онамне дороже других».

После этого периода, столь насыщенного симфониями, сонатами и другимисочинениями, Бетховен и не думал отдыхать. Он создаёт Пятый фортепианныйконцерт, Седьмую и Восьмую симфонии (1812). Людвиг задумывает написать музыку ктрагедии Гёте «Эгмонт», он очень любил поэзию своего кумира, оналегко ложилась на музыку. Два великих современника некоторое времяпереписывались, свидетельством их сотрудничества стала музыка к«Эгмонту». Однажды они даже встретились, но об этом чуть позже…

Но чём же живет сам Бетховен, как устроилась его жизнь в Вене? Несмотря надовольно большую популярность, он время от времени имеет определённые проблемыв финансовом плане. Во многом из-за своей пресловутой независимости, но, какмне кажется, благодаря этому он и сохранил свой собственный стиль, который исейчас выделяет его среди других великих композиторов во всём мире. Изменениякоснулись и личной жизни. Ещё в 1799 году Людвиг начал преподавать у двух милыхсестер Терезе и Жозефине Брунсвик. До недавнего времени считалось, что влюблен онбыл именно в Терезу, но уже в двадцатом веке былинайдены письма Бетховена, относящиеся к тому периоду, и адресованы они были к Жозефине. Вот так официальные отношения переросли в крепкуюи сердечную дружбу, а дружба в любовь.

Одновременно он предлагает свои услуги композитора, написав письмо в дирекциюкоролевско-императорских придворных театров, они же в свою очередь даже неудосужились ответить. Почему же профессионал с именем известным на всю старушкуЕвропу обязан выпрашивать себе работу? В очередной раз убеждаешься, что историявсегда идет по спирали. В прочем он сам объяснил свое положение все в том жеписьме: «путеводной нитью для нижеподписавшегося (Бетховена.? авт.)искони являлось не столько добывание хлеба насущного, сколько — в гораздобольшей степени — служение искусству, облагораживание вкуса и устремлениямузыкального гения к высоким идеалам и к совершенству: он был вынужден боротьсясо всевозможными трудностями и до сих пор ему не выпало счастья создать себездесь положение, сообразное с его желанием посвятить свою жизнь исключительноискусству:». Это вам не попса!.. Ответ так и непришёл, а сам Бетховен охарактеризовал «почтенную» дирекцию оченьпросто и лаконично — княжеская сволочь.

Под гнетом всех этих неудач, гонимый обстоятельствами, Людвиг принимает решениепокинуть Вену. Вот тут то наши «дорогие» меценаты и поняли чтотеряют. Эрцгерцог Рудольф, граф Кинский и князь Лобковиц в 1809 году обязуются выплачивать композиторуежегодную пенсию, взамен же он обещает не покидать Австрию. Позже об этойпресловутой пенсии, обязательство по которой выполнял лишь эрцгерцог Рудольф,скажут, что Бетховену она принесла больше неприятностей, чем помощи.«Чувствовать себя способным к великому делу и не выполнить его,рассчитывать на обеспеченную жизнь и быть лишенным её вследствие ужасныхобстоятельств, которые не уничтожают во мне потребности в семейной жизни, алишь мешают устроить ее. О, боже, боже, сжалься над несчастным Б.!». Нуждаи одиночество сопровождают его жизнь.

Все сейчас знакомы со знаменитой Пятой симфонией, именно так судьба стучится вдвери. Она постучалась и в дверь Бетховена. Бесконечные наполеоновские войны,вторичная оккупация Вены, массовый отъезд из столицы Австрии — на фоне этихсобытий и приходится работать Людвигу. Но ещё одно обстоятельство повлияло настоль стремительный взлёт популярности Бетховена, да и на развитие музыки вцелом — изобретение метронома. Имя известного механика-изобретателя Мельцеля навсегда вошло в историю благодаря метроному.«Битва при Виттории» — сочинение на оченьпопулярную военную тему — была написана по предложению того же Мельцеля для сконструированного им прибора. Произведениебыло очень эффектным, игралось оно симфоническим оркестром, усиленным двумявоенными оркестрами, различные приспособления воспроизводили ружейную ипушечную пальбу. Огромный успех у публики превознес Бетховена на вершину егоприжизненной славы. Императорский театр вдруг вспоминает о бетховенской опере"Фиделио", но глухота сильно мешает авторудирижировать, за его спиной капельмейстер Умлауфосторожно исправляет ошибки. Мода, именно мода, на Бетховена растёт. Егоприглашают на презентации, простите, на светские приемы, тогда это были ещёприемы. К чести великого композитора он все ещё предпочитает круг близкихдрузей в скромном ресторанчике. Там, в кругу друзей, он давал волю своимэмоциям, он говорил все что думает, не боясь ни шпионов и доносчиков.Доставалось всем, и австрийскому правительству, и католической религии, иимператору. Слух был практически уже утерян, поэтому Людвиг пользовалсяспециальными «Разговорными тетрадями», в который записывались вопросыи ответы. До нас дошло около 400 таких тетрадей, записи в них более чем смелые:«Правящая знать ничему не научилась!», «Наше время нуждается вмогучих умах, чтобы хлестать эти подлые человеческие душонки!»,«Через пятьдесят лет повсюду будут республики...». Бетховен все-такиостался самим собой. А в это время, в этом же ресторанчике, за дальним столикомсидит молодой человек, который восторженно наблюдает за своим кумиром, имя этогочеловека — Франц Шуберт.

С 1813 по 1818 год Бетховен сочиняет довольно мало и медленно, но даженаписанные в состоянии депрессии его произведения великолепны. Соната дляфортепиано ор.90, e-moll, две виолончельные сонаты,выходят его обработки народных песен. Не много, но в этот период можно заметитьизменение манеры, стиля написания, в наше время он получил название«позднего стиля» Бетховена. Следует выделить цикл песен «Кдалекой возлюбленной», абсолютно оригинальный, от него повеяло новизной.Именно это произведение оказало не малое влияние на романтические вокальныециклы Шуберта и Шумана. В период с 1816 по 1822 год появляются пять последних фортепианных сонат, их композиция довольно сложна, как,впрочем, и композиция поздних квартетов (1824-1826). Он отступает отклассических форм сонат, в очередной раз разрушает все рамки, скорее всего, этосвязано с его философско-созерцательным настроением.

Словно самый крупный драгоценный камень в королевской короне, Девятая симфониязаняла свое, господствующее, место среди произведений великого Бетховена.Спустя почти 170 лет что-то подобное еще будет, хотя конечно в другихмасштабах, уже в наши девяностые годы двадцатого столетия такое же место в дискографии Фредди Меркьюри займёт его великая, и ставшая уже нарицательной,"The Show Must Go On".Кто знает, может быть, ещё через пару веков, уже наша современная музыкапоследних тридцати лет будет значить для наших потомков то, что для нас значитклассическая музыка сейчас.

Задумывалась Девятая симфония еще в годы кризиса, но реализовываться эта идеястала только в 1822 году, параллельно с Торжественной мессой (Missa solemnis). В 1823 годуБетховен заканчивает мессу, а через год и симфонию. В финальную часть своегобессмертного творения автор ввел хор и певцов-солистов, поручая им слова из одыШиллера «К радости»:

Люди — братья меж собой!
Обнимитесь, миллионы!
Слейтесь в радости одной!


Для столь грандиозных идей было найдено и столь же грандиозное воплощение вмузыке. Девятая симфония является развитием темы знаменитых«Героической» и Пятой, «Пасторальной» и Седьмой симфоний,оперы "Фиделио". Но она всё-таки наиболеезначимая во всем творчестве Бетховена, наиболее совершенная во всех отношениях.

Вскоре скоротечная слава прошла, и о Людвиге опять все забыли, многие друзьяуже давно покинули Вену, некоторые умерли. Где же сам Бетховен? Давайтепопробуем найти композитора в суетливой столице Австрии с помощью одного из егосовременников.

— Кажется, г-н Бетховен жи

еще рефераты
Еще работы по музыке